Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• Esto Rive
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
bskvor

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Проза
ВСЕ в разделе
Произведения в разделе
Отзывы в разделе
 Esto Rive
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• Esto Rive (37)
Начало
  Наблюдения (11)
По содержанию
  Лирика - всякая (5889)
  Город и Человек (385)
  В вагоне метро (25)
  Времена года (295)
  Персонажи (291)
  Общество/Политика (121)
  Мистика/Философия (638)
  Юмор/Ирония (633)
  Самобичевание (102)
  Про ёжиков (56)
  Родом из Детства (337)
  Суицид/Эвтаназия (75)
  Способы выживания (293)
  Эротика (67)
  Вкусное (38)
По форме
  Циклы стихов (129)
  Восьмистишия (269)
  Сонеты (94)
  Верлибр (140)
  Японские (178)
  Хард-рок (49)
  Песни (160)
  Переводы (170)
  Контркультура (8)
  На иных языках (25)
  Подражания/Пародии (149)
  Сказки и притчи (67)
Проза
• Проза (611)
  Миниатюры (343)
  Эссе (33)
  Пьесы/Сценарии (23)
Разное
  Публикации-ссылки (8)
  А было так... (454)
  Вокруг и около стихов (86)
  Слово редактору (10)
  Миллион значений (31)

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0600):
  04:41:09  16 Dec 2018
1. Гости-читатели: 8

Смотрите также: 
 Авторская Сводка : Esto Rive
 Авторский Индекс : Esto Rive
 Поиск : Esto Rive - Произведения
 Поиск : Esto Rive - Отзывы
 Поиск : Раздел : Проза

Это произведение: 
 Формат для печати
 Отправить приятелю: е-почта

Один день из жизни камня
02-Jul-03 18:55
Автор: Esto Rive   Раздел: Проза
Море было повсюду.
Неторопливо шевелилось его холодное, скользкое тело, обнимая нежно и мягко, словно боялось причинить боль. Оно тихо шептало возле него по вечерам, а по утрам будило еще до восхода Солнца. И даже когда оно сердилось, а волны порою были так огромны, что казалось, небо тонет в их вздувшихся спинах – он не боялся. Да и чего бояться – море не умеет злиться. Иногда оно бывает сердитым, иногда раздраженным, но никогда злым.
Накрытое черным ночным колпаком, море становилось маленьким, совсем небольшим. И порою казалось, что его совсем нет, а плеск волн - лишь тяжелый, пульсирующий шум тишины в висках. Но стоит повнимательнее прислушаться, как становится ясно, что не тишина это раскинулась под ночным колпаком, не ветер треплет редкие травы на голых скалах, а спокойное и сильное дыхание огромных пространств напоминает о том, что море рядом, что оно здесь.
И вдруг неизвестно откуда приходят то жуткий страх, то сильнейшее, непреодолимое восхищение этим могуществом и силой, дремлющими за непроницаемой темнотой. И становится до безумия радостно от того, что ты всецело принадлежишь ему, что ты – это тоже море...
Возможно, он бы так и сказал, если бы был человеком. Но он был камнем!

Темная береговая полоса рассекла холодное осеннее утро и, исчезая в серой дымке, понеслась за горизонт. Воздух стоял сырой, крепко пахнущий водой и тем странным запахом, которым пахнет только на морском берегу.
Везде, куда только хватает взгляд, над водой нависают серые скалы огромного обрыва. На многие километры тянется эта мрачная неприступная стена, и лишь в одном месте море выбило в ней небольшую брешь.
В маленькой бухточке, окруженной каменными стенами, находится крохотный пляж, густо усеянный обломками скал, и лишь у самой воды протянулась тонкая песчаная полоса.
Серело. Море шевелилось тихое и спокойное. Волны лениво били о скалы и с легким шипением растягивались на песке. Однако не было в их ударах той грозной силы, которой так страшится камень. Их тихий плеск, казалось, повис в воздухе, изредка растворяясь в мягком, монотонном пении морского ветра, попавшего в расщелину. Небо затянуло тучами, и в любой момент можно было ожидать то дождя, то неизвестно откуда появляющегося ураганного ветра. Однако море продолжало лениво облизывать берег, а тишина казалась крепче и тверже самих скал.
Неподалеку, из воды, одиноко вырос огромный белый камень. На первый взгляд в нем не было ничего особенного – камень, как камень. Но стоит лучше присмотреться, как вдруг, откуда ни возьмись, поднимается в душе что-то непонятное и таинственное, что-то тонкое и едва уловимое. И, вдруг, совершенно ясно становится видно, как далеко, на горизонте, уходит в море странный и чужой корабль. И хотя вокруг день – почему-то становятся видны звезды...
На его широкой и гладкой спине никогда не росли ракушки и водоросли. Возле него никогда не вились стайки рыб, не ползали крабы, а морские бычки предпочитали прятаться в другом месте. Его белизна была такой неестественной, что ночью казалось, будто это кусок Луны упал в море. Впрочем, у рыбаков на этот счет есть своя легенда.
...Камень памяти – так зовут его местные рыбаки. Камнем любви зовут его жители, приходящие к нему из далеких поселков. Хранителем назвала его старая, костлявая колдунья, которую попросили рассказать о нем. Но что он хранит и зачем?..
Никто не знает!
Иногда он казался похожим на огромный блестящий серп, а иногда на плавник какой-то фантастической рыбы. Его белый рог всегда повернут в сторону моря, и кажется, что камень тянется куда-то за горизонт, навстречу восходящему Солнцу. И никто не знает, то ли ветер, то ли чужая и огромная сила сделали его таким.
Кто-то считает, что это вершина скалы обвалилась в море, а белый цвет камня – всего лишь обычная морская соль. Рыбаки же рассказывают, что когда-то большая и сильная рыба заплыла сюда в далекие времена и не смогла выбраться обратно. Со временем ее торчащий из воды плавник пропитался солью и превратился в камень. Но, говорят, есть еще красивая легенда об огромном-огромном звере, который когда-то очень давно упал с обрыва и утонул, а камень – это его рог, который ни время, ни море не смогли уничтожить..
С моря подул свежий ветер. Он свернул волны в кольцо, украсил их белыми пенистыми кудрями и погнал навстречу скалам. Заворчало, забормотало проснувшееся море. Казалось, оно вздыхает перед тем, как проснуться после тяжелой ночи. И действительно – еще недавно на его нетронутых просторах безраздельно царствовала тишина, а в спокойной и зеркальной поверхности отражалось хмурое сердитое небо. Но теперь, словно ниоткуда, возникло тяжелое шипение волн, и они безжалостно смывают утренний рисунок на песке пляжа, который всю ночь строили крабы. Небо наполняется пронзительными криками чаек и внезапно огромное, пульсирующее пространство становится до смешного тесным.
Где-то за плотным серым потолком взошло яркое, горячее Солнце, но так и не смогло разрушить непроницаемые ряды туч. Море заштормило. Тяжело, словно нехотя, перекатываются волны по его широкой поверхности и с глухим стоном разбиваются о камни. Остервенело царапает море узкую полоску берега. Соленые брызги, да глухой рокот волн гуляют в воздухе, разбрасывая по сторонам и без того тоскливый осенний день. В довершение всего пошел дождь. Мелкий и скучный, он загнал птиц на скалы, людей в дома и только волны продолжают с тупым упорством облизывать берег.
Пустым и заброшенным кажется взволнованный мир. Возможно поэтому откуда ни возьмись, наваливается то чувство бесконечного одиночества, то ощущение необъятности и могущества. Кажется – еще немного, и можно будет заключить в объятия и море, и ветер, и даже далекое горячее Солнце. На горизонте ежеминутно распускается огненное дерево молний. Тихо шумит дождь. И вдруг, в каком-то безудержном эгоистическом припадке, хочется остановить все это, заключить в единое непроходящее мгновение, любоваться и мучиться оттого, что никто не знает, какую ценность ты сейчас держишь в руках.
Только зачем? Все это и так твое! Хотя нет – вон, вдалеке, бесшумно выросла из воды огромная, черная спина и, показав острый изогнутый плавник, так же бесшумно скрылась из виду, да еще тревожно кричит в небе одинокая глупая птица, которая решилась лететь в это время. Ветер же снова попал в расщелину, и море не спеша затянуло свою тоскливую песню.

Только к середине дня небо выдохлось и дождь, наконец, закончился. Волны несколько раз сердито ударили о скалы и вдруг, словно очнувшись, затихли. Море еще глухо вздыхало у подножия скал, однако вздохи эти становились все реже, все тише. Повсюду, со скал, стекают многочисленные мелкие ручейки и исчезают в волнах с тихим, спокойным плеском. А огромное пространство вокруг продолжает оставаться пустым и безжизненным. Только говор волн, да шепот ручейков.
Только говор, да шепот!
Все больше, сильнее. И вдруг что-то заставляет вздрогнуть, а затем закрыть уши руками – это бесконечная, неизмеримая по силе тишина заполняет пространство, простираясь до самых небес. И так же тихо, почти призрачно ложится на море туман. Словно густая ночь обволакивает он скалы. И вот уже не видно даже собственных рук – вокруг только белая, молочно-кисельная ночь.
А море уснуло. Еле слышно вздыхает оно где-то далеко в тумане и если бы не желтый песок под ногами, то можно подумать, что и не было его вовсе, как не было ни берега, ни скал, ни камня. И неизвестно откуда пришел этот тяжелый вездесущий сон. Словно одеялом укрыл он землю, и даже время замедлило свой ход. Все тише, спокойнее становится его бег. Вот громовыми раскатами простучали секунды и утихли.
Все!
Все остановилось, исчезло в этом молочном киселе. Но вдруг, в наступившей тишине, слышится чей-то голос. Сначала один, за ним второй, третий и вскоре уже целый хор голосов звучит где-то далеко в тумане. Кажется, будто легкий ветерок прошелся по волосам, обернулся около рук и упал к ногам. Но нет никакого ветра, как нет и голосов – это прошлое поднимается в растворившемся времени. Тысячи лет. Миллионы дней. Триллионы секунд выплескиваются на берег, требуя памяти.
И вдруг… Расступается туман, пропуская вперед огромный красавец-корабль. Он движется не спеша, сильно и уверенно рассекая морскую гладь, да только движется навстречу своей гибели. Огромный белый камень вдруг вырос из воды, встал на пути – и уже нет времени ни остановиться, ни свернуть в сторону. Еще секунда – и его рог вонзится в деревянный борт, превращая корабль в мелкие щепки, которые волны потом разбросают по всему побережью. Но это еще будет, а пока он плывет так спокойно и ровно, что кажется – нет такой силы, которая могла бы его сокрушить. Однако еще мгновение – и камень впивается в бок корабля. В полнейшей тишине видно, как проламываются доски, падают мачты и рвутся паруса. Они медленно опадают, накрывая погибающее судно, будто саваном.
И вдруг корабль исчезает. Только что был здесь, но лишь белые клубы тумана шевелятся над темной водой. Однако не успело исчезнуть одно видение, как уже другое спешит ему навстречу, вспарывая спящую действительность…
Темная женская фигура стоит на камне. Стоит твердо и недвижно, будто сама уже давным-давно стала его частью. Только невидимый ветер треплет ее строгие одежды и, несмотря на туман, кажется, будто такая темнота наполняет пространство, от которой уже никуда не деться, никуда не убежать. Грустью и страданием веет от этой фигуры. Вечностью тоже веет... Но еще мгновение – и она исчезает. Откуда возникают они и куда уходят? Никто не знает. Но, может все-таки была права старая колдунья? Может где-то внутри камня, среди четкого порядка неведомых частиц нашлось немного места для времени. – Уснувшего времени! Белый, как Луна, как новорожденная душа человеческая! Зачем он здесь? Для кого он здесь?
А волны опять просыпаются. Опять остервенело грызут скалы и лижут берег. Волны разбудили ветер, и разметал он туман, разбросал по морю и понес к облакам. Теперь нужно долго ждать, прежде чем снова утихнет море, успокоится небо, да спустится туман. А пока что лишь тревожные крики чаек в хмуром осеннем небе раздаются над взволнованным морем.
Вот одна из них тяжело опустилась на камень, держа в клюве большую серебристую рыбину. Чайка придавила ее лапой и принялась есть, отхватывая большие куски и заглатывая их целиком. Но при этом она зорко следила по сторонам, чтобы не дать своим сородичам возможности полакомиться честно заработанным завтраком. Доев рыбу, чайка еще некоторое время озиралась вокруг, вертя головой во все стороны, потом шумно взлетела и вскоре исчезла из виду. Волны же выплескивают на берег всевозможный мусор, который легкий шторм поднял со дна – повсюду лежат куски дерева, осколки бутылок и части каких-то предметов, о назначении которых уже нельзя догадаться. В одном месте море выбросило морскую звезду, и теперь она пытается вернуться обратно, усердно работая щупальцами. Чуть позже одинокий краб выполз из воды и торопливо скрылся под лежащим камнем.

Долго еще волновалось море. А когда успокоилось – наступил вечер. Снова гладь морская сделалась ровной и блестящей, как зеркало. Небо зашевелилось, покрылось белыми пятнами, и понемногу тучи начали рассеиваться. Через час-два уже было видно красное, заходящее Солнце.
Со стороны тропы вдруг посыпались мелкие камешки, и стало слышно шарканье ног. Это Старик идет на рыбалку. Идет медленно и тяжело, тщательно выверяя каждый шаг. Имени у него нет, все зовут его просто – Старик, впрочем, ему едва ли наберется пятьдесят лет.
Наконец Старик закончил свой путь и с облегчением сбросил на берег тяжелую ношу. Некоторое время он тщательно всматривался в горизонт, глядя вслед заходящему Солнцу. В этот момент глубокие морщины его разглаживаются, взгляд светлеет, и если бы не густая белая борода, то можно подумать, что Старик становится моложе, очутившись у моря.
Постояв еще немного, он вернулся к своей ноше. Удочку и весло он сложил далеко от себя, чтобы не мешали, и принялся вытряхивать из рюкзака зеленую резиновую лодку. Делает он это неторопливо и аккуратно, но нужно совсем немного времени, чтобы лодка, уже полная воздуха, с крепкими блестящими боками, поплыла по морю.
Старик гребет плавно, не спеша, но за каждым взмахом весла, в его руках чувствуется большая сила и опыт. Вскоре он подплыл к огромному белому камню. С правой стороны его был ввинчен изогнутый металлический штырь и к нему Старик привязал лодку. Удочку он взял в левую руку, а правой крепко ухватился за матовую поверхность камня и начал потихоньку взбираться наверх...
Давно, еще мальчишкой, он вырезал в этом камне удобные, глубокие ступеньки. Конечно, теперь они обтерлись от соприкосновения со множеством ног, но взбираться по ним было еще не тяжело.
Взобравшись, Старик сел на край камня и закинул удочку. Время шло. Солнце уже коснулось поверхности моря, а он продолжал все так же сидеть и, казалось, что совсем не для рыбной ловли пришел он сюда. Хотя в его корзинке дно было устлано маленькими серебристыми рыбешками.
Старик сидел и думал о том, как странно и порой нелепо проходила его жизнь. А еще, он вспоминал такие же тихие, спокойные вечера, которые любил больше всего на свете. Он и рыбачит здесь больше из-за того, что иногда может наблюдать за тем, как Солнце медленно скрывает свое огненное тело где-то далеко за горизонтом. Он приходит сюда каждый день и знает, что вечером никто не займет камень.
Солнце уже наполовину погрузилось в море, когда Старик начал собираться домой. Все так же неторопливо сложил он удочку, выбросил в воду остаток наживки и, оставив для чаек пару рыбешек, спустился к лодке. Но и на берегу, когда лодка с шипением выпускала воздух - продолжал смотреть, как Солнце в который раз тонет в зеленой воде. В это время все вокруг окрашивается густой багровой краской и как-то неестественно, но очень красиво выглядит на небе одинокая белая тучка. Море лениво чмокает в прибережных скалах, и вечерняя тишина мягко обволакивает землю. Лишь изредка поздний вечерний крик чайки нарушает ее.
Старик взвалил свой огромный рюкзак и медленно побрел домой. Но долго еще слышна его шаркающая походка, да иногда сорвавшийся камешек с глухим бульканьем падает в воду. К тому времени Солнце уже зашло, и на небе начали появляться первые звезды.
А когда холодные осенние сумерки были готовы превратиться в ночь – две тени неслышно скользнули на камень. Две тени тесно сплелись на нем, и в последнем дыхании умирающего дня от них повеяло чем-то колдовским и таинственным.
Он, одной рукой обнял ее, а другой - медленно, стараясь, чтобы Она не услышала, вырезал в камне ее имя. И когда закончил работу – нежно прикоснулся к маленьким бороздкам, словно просил прощения.
Она же смотрела на небо, и огромный звездный колпак, состоящий из миллиардов звезд и непостижимых уму расстояний, запросто уместился в ее глазах.
А море вдруг проснулось. Отчего-то встревожилось и все сильнее и громче забило о скалы. Она забеспокоилась:
- Ты слышишь, как бьется море?!
- Это ветер, – спокойно ответил Он.
А ветер уже метался в тревоге, громко завывая в скалах и заскакивая на землю, словно хотел разбудить ее, остановить неумолимое приближение черной и бесконечной ночи.
Но она пришла – холодная и безжалостная! Спокойная и вечная!
Казалось на мгновение застыли волны, словно на миг затих ветер, чтобы перевести дыхание... и не успел – планета взорвалась!
Тысячи осколков летят в пространстве. Глыбы, да обломки скал с бешеной скоростью несутся в никуда. Осталось только небо. Чистое и звездное, оно продолжает все так же бесстрастно смотреть, как сто и двести и миллион лет до этого…

Тихо спят звезды в своем вечном дрейфе. Медленно вращаются планеты. Вечная тишина протянулась на миллиарды километров. Кто готов потревожить ее и зачем ему это?!
Чистое и бесконечное пространство! Что может быть спокойнее его? Что может быть больше его? Что может быть равнодушнее его!
Вдруг белая молния стрелой пронеслась мимо и устремилась в бесконечность. Догнать? Остановить? Да только кому она нужна. Впрочем, можно поймать ее. Но зачем – это просто обыкновенный камень. Неясно только, куда спешит он. И неизвестно, что суждено ему: сгореть в атмосфере какой-то планеты или вечно крутиться около холодных, умерших звезд.
И никто не знает, что когда-то его лизали прохладные морские волны, что он встречал и провожал огромное, яркое Солнце, а на его гладкой спине вырезано самое дорогое и любимое слово.
Откуда пришел он и что значит это слово?
Конечно, Он мог бы все рассказать, если бы был человеком. Но он был камнем!..
–>

Произведение: Один день из жизни камня | Отзывы: 2
Вы - Новый Автор? | Регистрация | Забыл(а) пароль
За содержание отзывов Магистрат ответственности не несёт.

Принято мною
Автор: Техник - 02-Jul-03 18:55
(подпись)

-> 

Жизнь...
Автор: *ai - 19-Aug-09 22:39
Жизнь проходит всё быстрее под нашими спешащими и убегающими следами...Следим или оставляем следы..Остается после нас словом дело или делом слово..Когда торопишься не замечаешь теней своих шагов и поступков..а иногда они значительней гор и расщелин передаланного где нет ни грана нашей души..но нужного кому-то и зачем-то..потому что так жили до нас и нас...иногда принуждают..
Когда просыпается душа..она оставляет стихи в прозе и щедрым крылом отпускает в пух стихотворений тяжелую становящуюся невесомой прозу...

Я читал и слышал морской прибой произносящий то единственное слово, которое рассыпано песком врремени по строчкам "Одного дня из жизни камня..."
Я не буду его называть..перечитайте и попробуйте почувствовать сами..и если Вы не окончательно убеганы жизнью Вы его обязательно ощутите легким подрагиванием клетки за которой бётся его производная...

-----
А и ладно... И Вам всего))


->