Сайт закрывается на днях... Со дня на день...
STAND WITH
UKRAINE
21 - полное совершеннолетие... Сайт закрывается. На днях. Со дня на день.
 Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• zaharov
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
bskvor

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Проза
ВСЕ в разделе
Произведения в разделе
Отзывы в разделе
 zaharov
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• zaharov (27)
Начало
  Наблюдения (16)
По содержанию
  Лирика - всякая (6141)
  Город и Человек (391)
  В вагоне метро (26)
  Времена года (301)
  Персонажи (300)
  Общество/Политика (122)
  Мистика/Философия (648)
  Юмор/Ирония (639)
  Самобичевание (101)
  Про ёжиков (57)
  Родом из Детства (341)
  Суицид/Эвтаназия (75)
  Способы выживания (314)
  Эротика (67)
  Вкусное (38)
По форме
  Циклы стихов (141)
  Восьмистишия (263)
  Сонеты (114)
  Верлибр (164)
  Японские (176)
  Хард-рок (46)
  Песни (158)
  Переводы (170)
  Контркультура (6)
  На иных языках (25)
  Подражания/Пародии (148)
  Сказки и притчи (66)
Проза
• Проза (633)
  Миниатюры (344)
  Эссе (33)
  Пьесы/Сценарии (23)
Разное
  Публикации-ссылки (8)
  А было так... (477)
  Вокруг и около стихов (88)
  Слово редактору (11)
  Миллион значений (40)

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0600):
  17:30:21  01 Dec 2022
1. Гости-читатели: 17

Смотрите также: 
 Авторская Сводка : zaharov
 Авторский Индекс : zaharov
 Поиск : zaharov - Произведения
 Поиск : zaharov - Отзывы
 Поиск : Раздел : Проза

Это произведение: 
 Формат для печати
 Отправить приятелю: е-почта

Найти других людей
05-Oct-03 23:44
Автор: zaharov   Раздел: Проза
Опубликовано в журнале "Техника - молодежи" №7 за 2003 г.
----------------------
1. Пятое правило отменяется
Старик был мертв.
Еще вчера вечером старик сказал, что не доживет до утра, и он не дожил. Старик и раньше никогда не обманывал. Вик долго смотрел в открытые светло-голубые, под цвет утреннего неба, глаза, потом отвернулся и пошел к джипу. Он не стал хоронить старика – в его племени мертвых не хоронили.
Это была седьмая смерть, которую Вик видел в своей жизни. Это была не сама худшая из тех смертей, которые видел Вик, - старик просто умер во сне. Его не разорвали руканы, как Сима и Катю, он не утонул, как Борг, не умер от болезни, как Ник и Ната, и его не съела лучевая болезнь, как Джейн. Старик умер хорошо, но теперь Вик остался один.
Вик осмотрел джип. Машина была исправна, но бензина оставалось совсем мало, не более чем километров на двадцать. Вик подумал, что это плохо, что с таким количеством бензина ему не добраться на джипе до большого города на западе, а значит, ночевать придется вне укрытия, где-нибудь в поле или в лесу. Старик умер, и теперь некому дежурить по ночам, так что ночь будет очень опасной. Руканы нападали чаще всего ночью. Они нападали и днем, когда могли, но Вик и старик были очень осторожны и не давали врагу шанса приблизиться незаметно. Теперь ситуация изменилась – Вик остался один. Он сел за руль, положил калаш рядом с собой и двинулся вперед по старинной, но все еще неплохой дороге. Вик подумал, что сейчас все дороги – старинные.
Вик плохо знал историю, точнее, совсем ее не знал. Ему было двадцать четыре года, и почти всю жизнь он учился. Он разбирался в математике, физике, астрономии, в других естественных науках, а вот историю или, скажем, литературу не знал.
Их племя из восьми человек перебиралось с одного места на другое в поисках других людей. Это и была цель жизни племени – найти других людей. Они заходили в разрушенные города и искали там. Они искали работающие передатчики или приемники, чтобы попытаться услышать кого-нибудь, кроме них. Они искали просто свежие следы. Они знали, что племя погибнет, если не найдет других людей… племя не нашло людей и погибло. Вик остался один.
Вчера вечером, чувствуя смерть, старик еще раз повторил Вику основные правила.
Первое правило гласило: «никогда не поднимай оружие на человека». Вик понимал это правило и понимал, почему нельзя наносить вред человеку. Он не знал историю не потому, что не имел возможности ее изучить, а потому, что ему было противно. Вик умел читать на десятке языков, и он прочитал в одной книге, что раньше люди воевали друг с другом, для чего собирались в огромные армии с целью убить и покалечить как можно больше людей других армий. Вику стало противно, и он перестал изучать историю.
Вторым правилом было: «не замечай больших серых крыс». Вик часто видел огромных, размером с собаку, крыс. Эти крысы иногда наблюдали за людьми, но не вмешивались в их жизнь. Вик знал, что если нанести вред одной такой твари, то придут другие крысы и отомстят обидчику. «Не замечай больших серых крыс» означало «никогда не мешай большим серым крысам», и Вик понимал и одобрял это правило.
Третье правило предупреждало: «остерегайся руканов». Старик говорил, что раньше руканов не было вовсе. Старик еще говорил, что раньше, до того, как люди почти исчезли, и крысы были другими - не больше кошки. Впрочем, это уже не имело значения, были руканы раньше или нет, имело значение то, что они были сейчас. Рукан похож на человека, только тело его покрыто длинной рыжей шерстью. Руканы не умеют разговаривать, а только рычат, но вот из калаша стреляют, пусть не так хорошо, как люди, но стреляют. И самое главное – руканы испытывают необъяснимую ненависть к людям и не упускают шанса убить человека. Вик был согласен с этим правилом.
Четвертое правило было: «найди других людей». Старик говорил, что много лет назад что-то произошло, что-то, из-за чего людей почти совсем не осталось, зато появились руканы и большие серые крысы. Многие города, в которых раньше жили люди, – Вик видел только семь человек в своей жизни, не считая себя самого, и не мог представить, чтобы людей было больше – так вот, многие города погибли от атомных взрывов. Может быть, большие крысы и руканы были результатами мутаций, вызванных радиацией. Нет, войны не было, случилось что-то другое, не война, но что-то столь же плохое, и людей не стало. Старик говорил, что кто-то создал смертельный вирус и выпустил его на волю. Этот вирус и убил людей. Вик соглашался с этим правилом: людей надо было найти. А какой еще смысл может иметь жизнь человека, кроме как найти другого человека?
Пятое правило было: «уничтожай компьютеры». Старик объяснял, что именно с компьютерами, которые и сейчас, через десятки лет после катастрофы, работают где-то, связано большое зло и что зло это все еще живет там, в живых компьютерных сетях. Вик не понимал этого правила – ведь если зло еще живо, то следует найти его, понять, что оно такое, и побороть. Уничтожение компьютеров не давало эффекта, ведь уничтожить надо было все компьютеры, а один Вик этого сделать не мог. Вик никогда не скрывал своих сомнений на сей счет, и старик о том знал. Вчера вечером старик произнес это правило и долго молчал. Затем, когда Вик уже начал думать, что старик больше ничего не скажет, тот произнес:
- Пятое правило отменяется. Тебе не следует уничтожать компьютеры – возможно, ты вообще последний человек на Земле. Тебе надо разобраться с тем, что произошло… Впрочем, это не главное… Главное – найди других людей. Ты должен их найти: если ты их не найдешь, никто их не найдет и нас не будет.
Больше старик ничего не говорил и к утру умер.

2. Другие люди
Бензин кончился, когда до леса оставалось совсем немного, не больше двух километров. Лес чернел впереди, и Вик знал, что за лесом – город, старый, как и все остальное, что сделали люди. В городе можно было найти убежище, и там руканы его бы не достали. Но в лесу было очень опасно, там можно попасть в засаду, и тогда калаш не поможет. К тому же и у руканов были калаши.
Вик решил сначала перекусить и только потом ломать голову, что делать дальше. Он достал бинокль и огляделся. Ничего подозрительного он не увидел, ничто не шевелилось, и, главное, не было заметно руканов. Вокруг лежала равнина, весеннее предполуденное солнце играло на зеленой траве. В воздухе носились птицы, ветра не было, пахло весной, и мир был прекрасен – но Вик не знал, что такое красота. Его не учили этому.
Вик подкрепился вяленой олениной, попил воды и принялся размышлять. Он должен был пересечь лес, но время приближалось к полудню, и он мог не успеть войти в город до темноты. Ночь застала Симу и Катю в лесу, и руканы убили их. Было бы разумно переночевать здесь, на открытом месте, и с восходом идти в лес. Но солнце светило ярко, а завтра могло быть пасмурно, ведь весной погода такая неустойчивая. Мог пойти дождь, и поход в лес делался снова опасным. К тому же и на открытом месте руканы могут напасть внезапно – Вик остался один, и дежурить, когда он уснет, некому. Он решил идти сейчас.
Из джипа Вик взял только самое необходимое: несколько рожков к калашу, нож, воду и небольшой запас воды и пищи – Вик умел охотиться и мог подолгу не есть. Голод не грозил ему: в лесу и в заброшенном городе всегда можно найти еду и воду. Еще он взял два небольших дозиметра – однажды дозиметр Джейн испортился, и она зашла туда, куда заходить не следовало. Потом девушка долго умирала от лучевой болезни. Она умирала в одиночестве – к ней нельзя было подойти.
Джейн была единственной девушкой Вика. После ее смерти он плакал – первый раз в жизни. Это случилось два года назад. С тех пор он больше никогда не плакал.
Еще Вик взял клей, нитки и иголки – одежду надо было иметь исправной. Кроме этого, он захватил несколько небольших аккумуляторов. Они были разряжены, но в городе все еще оставались источники энергии, и Вик надеялся эти аккумуляторы зарядить.
Перед уходом Вик упаковал и зарыл оставшееся оружие. Руканы вряд ли теперь сумеют до него добраться, а Вику оно может пригодиться позже. Поставив рюкзак на землю, Вик присел на подножку джипа. В их племени было принято немного посидеть перед дорогой – Вик не знал, зачем это нужно делать, но так было принято, и он немного посидел.
Вик никогда не брился, а только подстригал бороду и, прежде чем встать, потрогал ее. Так всегда делал старик, и Вик тоже сделал так. Затем он закинул рюкзак за спину, повесил калаш на грудь и зашагал к лесу.
До леса Вик добрался довольно скоро. Редкий подлесок не мешал ходьбе, и Вик шел быстро. Он думал, что если лес и дальше такой же, без подлеска, то он сумеет прийти в город засветло, и будет легко найти надежное убежище, и ночь пройдет спокойно.
Он знал, что руканы где-то рядом: на ветках часто попадались клочки их рыжей шерсти и свежий помет. Но сейчас руканы не пугали Вика – они не умеют передвигаться тихо, ходят всегда группами, и потому днем, при свете, их легко заметить издали. Ночью все было иначе – руканы лучше видели в темноте и могли устроить засаду.
Вик шел, не останавливаясь, несколько часов. Внезапно он услышал шум, которого не слышал много лет, – это были отзвуки разговора. Вик замер.
Говор слышался как раз с той стороны, куда двигался Вик. Слов разобрать было невозможно. Вик побежал на звук голосов, не думая ни о чем.
Вскоре он выскочил на полянку и увидел много людей – для него много. Он давно не видел стольких сразу – их было пятеро.

3. Маугли!
Люди, одетые в пятнистую форму, окружали небольшой аппарат. Вик видел такие аппараты и знал, что это был вертолет. Только Вик видел старые, неисправные вертолеты, этот же выглядел совсем новым. Правда, винты машины не крутились, но все равно Вик был уверен, что вертолет новый.
Сердце Вика готово было выпрыгнуть из груди, он стоял в десяти шагах от людей – ДРУГИХ ЛЮДЕЙ! – и хватал ртом воздух. Некоторое время люди его не замечали и продолжали беседу. Их речь была понятна Вику, хотя многие слова звучали странно. Оказывается, энергоустановка вертолета вышла из строя, вся техника лишилась питания, и эти люди не могли связаться с теми, кто оставался на основной базе. Люди не знали, что делать, и именно об этом говорили.
Наконец Вик отдышался и крикнул:
- Эй!
Другие люди прекратили разговор и уставились на Вика.
Они видели перед собой бородатого, вооруженного автоматом молодого человека в грязной, неопределенного цвета и формы, одежде, с большим и столь же грязным рюкзаком за спиной. Этот человек стоял, широко расставив руки, как будто хотел обнять весь мир, и широко улыбался ослепительно-белозубой, совершенно счастливой улыбкой.
Вик же видел перед собой пятерых человек - трех парней и двух девушек. Они как будто вышли из старых книжек - молодые, не тронутые загаром, с гладкими, необветренными лицами. Люди были одеты в пятнистую форму, на груди каждого висело оружие – небольшие, неизвестной конструкции и какого-то несерьезного вида винтовки. Их стволы тотчас уставились на Вика, чему он сильно удивился. Первой опомнилась одна из девушек - стройная, небольшого роста, черноволосая, с быстрым взглядом карих глаз. Она опустила оружие, улыбнулась и сказала:
- Привет!
Почти одновременно другой человек, выглядевший немного старше других, воскликнул:
- Вот те на! Маугли!
Вик не знал, кто такой Маугли, но подумал, что его приняли за другого. Он произнес, все так же широко улыбаясь:
- Я не Маугли, я Вик!
Другие люди опустили винтовки и заулыбались. Они начали знакомиться. Вик никогда еще ни с кем не знакомился, но старик учил его, как это делать.
- Лава! – представилась та, кареглазая.
- Вик, – сказал Вик.
- Петр, – сказал старший.
- Вик, – повторил Вик. Вторую девушку, высокую, светловолосую и голубоглазую, звали Лей. Крупный парень назвался Майклом. Последний, худой, черноволосый и самый неулыбчивый, представился как Марк.
Процедура знакомства показалась Вику самым увлекательным, интересным и веселым занятием, которое только можно себе представить. Он никогда не был так счастлив. Он не думал, что можно радоваться так, как он радовался сейчас, увидев других людей.
- Мы думали, здесь никого не осталось, – сказал Петр, – то есть здесь, на Земле.
- А я и не знаю, есть ли здесь еще люди, – ответил Вик. – Старик умер вчера. Он сказал, что я, может быть, последний человек на Земле. И тут – вы…
- Но мы сами только недавно приземлились! Мы вообще-то на Луне живем, – пояснила Лава.
- Да? Но там же нет воздуха!
- В куполах есть…
- Давайте поговорим позднее, еще будет время, – прервал их Петр. – У нас сломался вертолет, и мы не можем вернуться на базу – туда, где остался основной контингент. И связи нет, и даже компьютер не работает. Кое-кто забыл зарядить аккумуляторы, – Петр посмотрел на Марка, и тот стал еще мрачнее.
- У меня есть джип, но без бензина. И до города осталось немного, а там мы – в безопасности. Мы сможем там переночевать. То есть можно идти к джипу или в город.
- А что за опасность здесь?
- Руканы.
- Кто?
Вик объяснил. Люди задумались, затем Петр произнес:
- Мы видели их с вертолета. А куда ближе – до города или до джипа?
- Примерно одинаково.
- Тогда пойдем к джипу! Возьмем керосин с вертолета… Твой джип поедет на керосине?
- Он на всем ездит, даже на сырой нефти.
- Хорошо. Тогда выходим немедленно! Берем только самое необходимое, вертолет запрем… Руканы не заберутся внутрь?
- Вряд ли…
- Ну, вот и отлично! Тогда выходим и в пути поговорим. Думаю, нам надо многое рассказать друг другу…
И они отправились назад, туда, откуда пришел Вик.
По дороге Вик поведал о своей жизни – о старике, о руканах, о серых крысах. О Джейн Вик рассказывать не стал.
Довольно долго отряд шел молча, потом Петр заговорил о людях с Луны.

4. Люди с Луны
Вик понял не все из того, о чем говорил Петр. Вик знал физику и математику, умел водить джип и стрелять из калаша, но в остальном он был дикарь. Петр рассказывал о войнах, которые бушевали на Земле, а Вик не понимал. Он не понимал, как можно заставить большое число людей взять в руки оружие и идти убивать других людей, рискуя при этом быть убитыми самим. Люди с оружием в руках были сыты, одеты, имели удобные жилища, но все равно шли и убивали, и гибли сами, и разрушали то, что было создано до них. Вик не мог этого понять. Он стал жалеть, что не изучал историю, – он думал, что тогда бы ему было легче понять то, что рассказывал Петр.
Ну а тот говорил, что люди вели себя так странно потому, что многие из них не находили себе настоящего места. То есть, говорил Петр, человек не знал, к какому делу он приспособлен лучше всего, и оттого многие из них были несчастны. Особенно те, кто имел власть.
Вик не понимал, что такое «власть». Он привык слушаться старика – но того все слушались. Как же было не слушаться, ведь старик жил дольше и знал больше других. Оказывается, раньше дело обстояло иначе. Были те, кому остальные должны были подчиняться, хотели они того или нет. Люди получали власть разными способами – и в наследство, и силой, и по выбору других людей, но ни один способ не давал нужного эффекта, ведь нередко люди, приходившие к власти, или вовсе не умели управлять, или были недостойны того, чтобы их слушались. Войны продолжались, социальное неравенство росло. Вик не знал, что такое «социальное неравенство», а Петр так и не сумел ему это объяснить. Вик понял только, что если это самое неравенство слишком возрастает, то одна часть людей начинает ненавидеть другую и даже иногда силой пытается исправить положение. Конечно, ничего исправить не удавалось, становилось только хуже.
Наконец появился человек, который, похоже, понял, что нужно сделать, чтобы у власти оказывались люди, способные и достойные управлять. Этого человека звали Дан Алькар. По его мнению, многое решала генетическая предрасположенность индивида. Чтобы стать поэтом или живописцем, нужен талант. Особый врожденный дар необходим и управленцу, организатору производства, руководителю города или страны. Генетический анализ помог бы, по мысли Алькара, отбирать наиболее приспособленных для этого людей, чтобы затем обучать их искусству управления. Как только все человечество стало бы жить по этим новым законам, войны и вражда прекратились бы, ведь каждый знал бы свое предназначение, а не скитался по жизни в погоне за миражами, вольно или невольно разрушая то, что построили другие.
Однако придумать, как обустроить общество, не так уж сложно, куда сложнее заставить всех жить по этой придумке. Когда Дан попытался изменить существующее положение вещей, произошла трагедия. Петр не говорил о подробностях случившегося – возможно, он их не знал и сам. На свободу вырвался страшный вирус. Начались массовые беспорядки, рухнула мировая экономика. Вирус быстро выкашивал обезумевшее население Земли. Все же нашлись люди, предложившие план спасения тех, кого еще можно было спасти. Началась эвакуация людей на Луну, на поверхности которой спешно строились жилища под куполами. Спаслись десятки тысяч, погибли миллиарды.
С тех пор люди жили на Луне, и жили они по законам Дана. А на Земле оставались потомки тех, кто не смог выбраться и у кого оказался иммунитет к вирусу, убившему человечество. Этих людей было очень мало, и они вымирали – именно потому, что их было слишком мало. Может быть, Вик и впрямь был последним человеком на Земле…
С тех страшных событий прошло более ста лет. Люди с Луны ждали, когда Земля станет вновь пригодной для обитания. Вирус, убивший земное человечество, не мог существовать без людей. Колонисты с Луны запускали корабли с приборами, способными найти и опознать вирус, – и в течении более чем десяти лет эти приборы уже не обнаруживали его следов. Тогда на Землю послали экспедицию для более подробной разведки. Пятеро молодых людей, которых встретил Вик, и были частью этой экспедиции.
- Значит, вы вернетесь? – спросил Вик. Он не очень понял историю, рассказанную Петром, и поэтому она не произвела на него особого впечатления. Он был счастлив, что больше не один, и именно эта мысль занимала все его сознание. Неожиданно пришел страх – что люди сейчас исчезнут, сядут на свой корабль и пропадут в начинающем темнеть вечернем весеннем небе, а он, Вик, снова останется один. Вику стало страшно, так страшно, как никогда в жизни. Наверное, он не сумел скрыть свой страх – правда, у них в племени никто и не скрывал своих эмоций, в этом просто не было необходимости.
- Не так быстро, как хотелось бы, Вик! – ответил Петр. Он не понимал состояния Вика и думал, что тот спрашивает про все человечество, жившие сейчас на Луне. – Переселить несколько сотен тысяч человек непросто, есть очень много проблем. Например, там меньше сила тяжести, и нас долго тренировали…
- Петр, он спрашивает только про нас! Так, Вик? – Лава почувствовала, что именно хочет узнать Вик.
- Да… И вообще… Мне не хотелось бы оставаться опять одному…
- Ну, конечно! Решать не мне, но, я думаю, командир найдет еще одно место на корабле! И потом, мы ведь хотим оставить здесь постоянную базу. - Петр улыбнулся. – В общем, один ты не останешься.
Вику стало легко и весело, и он тоже улыбнулся.
Несмотря на разговор, Вик не переставал следить за лесом. Это была многолетняя привычка человека, жившего с чувством постоянной опасности. Уже темнело, приближались сумерки, в воздухе чувствовалась влага наступающей ночи. Отряд шел легко и быстро, лес все больше редел и сходил на нет – они приближались к полю, на котором Вик бросил свой джип.
Чувство, которому Вик не знал названия, говорило ему, что рядом - опасность. То ли было слишком тихо, то ли, наоборот, мешал какой-то неясный шорох, которого не должно было быть в безветренном вечереющем лесу, то ли беспокоили странные запахи – но Вик чувствовал, что опасность – рядом.
Вик и Петр шли первыми, когда перед отрядом открылась большая поляна. Вик остановился и поднял руку – остальные тоже остановились. Вик произнес:
- На поляну не пойдем – слишком удобное место для засады. И прошу всех быть осторожнее - я чувствую, что руканы где-то рядом.
- Хорошо, ты лучше знаешь, что к чему. Мы, конечно, вооружены, но на самом деле никто не думал, что на Земле может быть слишком опасно. Мы совсем не готовились к войне. Веди дальше ты! – сказал Петр.
Вик не успел ответить – из-за деревьев, совсем рядом, ударили автоматы.

5. Снова один
Вик сразу повалился на землю: его так учили с детства - при выстрелах сразу падать и только потом разбираться в обстановке. Это так просто – падать при первом резком звуке. Наверное, это первое, чему Вик научился в жизни. Вик часто попадал под обстрел, и ни разу руканы не смогли причинить ему вреда. Они плохо стреляли и, если встречали сопротивление, быстро отступали. Вик привычным движением вскинул калаш, и тут вспомнил, что он не один.
Люди с Луны не готовились к войне – они не знали, что на Земле может остаться война. Они думали, что на Земле больше нет людей, а значит и войны не должно быть. Но оказалось не так. Оказалось, что война могла жить и без людей, одна, сама по себе. И она жила, и она ждала людей, и она их дождалась.
Люди с Луны умели стрелять – их этому учили. Они допускали, что на Земле могут остаться крупные хищники, и каждый из пятерых был вооружен винтовкой. Но они не готовились к бою с вооруженным противником. Никто не учил людей с Луны падать на землю при внезапном обстреле. Вик тоже их не предупредил – ему и в голову не приходило, что люди могут не знать, что делать при внезапном обстреле.
- Ложись! – крикнул Вик, и тут наступила тишина. Он понял, что прошли четыре секунды.
Рожок калаша выпускается за четыре секунды. Руканы при нападении всегда действовали одинаково – они непрерывной очередью опустошали магазины калашей, вставляли новые и, переведя огонь на одиночные, не спеша подбирались к тем, кого атаковали. В этот раз они подошли совсем близко, шагов на тридцать. Было еще довольно светло, и с такого расстояния даже плохие стрелки не промахивались – они и не промахнулись. Все пятеро новых знакомых Вика были поражены автоматным огнем. Все они упали в весеннюю траву вечереющего леса, так и не поняв, что произошло.
Вик заставил себя забыть о людях. Это было несложно – его с детства учили, что когда рядом руканы, думать следует только о них. И даже не о них, а о том, как их уничтожить. Обычно, потеряв двоих-троих, руканы отступали и не показывались несколько дней.
Вик перекатился в сторону, чуть приподнял ствол, а затем голову. Между двух сросшихся деревьев он увидел поляну, на которую так не хотел выходить, и уродливых рыжих существ, похожих на окарикатуренных людей. Впрочем, Вик не знал, что такое карикатура.
Он видел, как с десяток рыжих тварей семенят в его сторону, неуклюже держа калаши в лапах. Вик ударил одиночными, свалив троих – тех, что были ближе. Остальные, как это и случалось всегда, заверещали тонкими, противными голосами и пустились обратно к лесу. Вик не стал их преследовать или стрелять им в спину – в этом не было необходимости, а что такое месть, он не знал. Ему надо было устранить опасность, и он ее устранил, затратив минимум сил и патронов. Он дождался, пока руканы скроются в лесу, затем встал и начал осматривать людей с Луны. Руканов было не менее двух десятков, подошли они близко и буквально изрешетили людей с Луны из своих калашей.
Петр лежал на спине, раскинув руки и широко раскрыв мертвые удивленные глаза. Неподалеку лежала, по-детски закрыв лицо ладонями, Лей, ее светлые волосы были перепачканы в крови и в спускающихся сумерках казались темно-серыми, а не красными. Марк упал на Лей, как будто хотел ее закрыть собой. Большой Майкл полусидел, привалившись к дереву и склонив голову набок. Радом с ним лежала канистра с керосином. Майкл нес ее за спиной, будто рюкзак. Когда напали руканы, он как раз снял ее, чтобы поправить ремни. Еще одна канистра топорщилась за спиной мертвого Марка.
«Хорошие канистры, не взорвались, - подумал Вик. - И керосина не много вытекло. Старик говорил о таких, они сами затягиваются, если их прострелить». Он осмотрел каждого и убедился, что они мертвы. Он старался не думать о них, о том, что его неожиданное счастье так быстро закончилось.
«Руканы не вернутся – они никогда не возвращаются в таких случаях. Они странные существа, эти руканы. Впрочем, люди еще более странные. Взять хотя бы ту историю, которую рассказал Петр. Или вообще историю людей. Ну и правильно, что я не стал ее изучать – одно расстройство. Надо взять канистру и идти к джипу».
Вик наклонился за канистрой, что лежала возле Майкла, и неожиданно для себя повалился на землю. Наружу вырвались стоны – Вик зарыдал.
Это был плач самого одинокого существа на Земле, плач человека, который обрел счастье и тут же его потерял. Вик кричал, но слезы не давали ему кричать, он кашлял и снова кричал. «Почему я их не предупредил, – кричал Вик, и ему становилось все хуже от сознания того, что он мог что-то сделать и не сделал. – Ну кто все это придумал? Кто придумал людей, и Землю, и Луну, и меня? Ведь это так жестоко, чтобы жизнь была такой! Почему так? Почему так плохо? Разве я виноват в чем-нибудь? Почему же тогда я так мучаюсь!». Его слова были бессвязными и бессильными, но плач сохранил его разум, и скоро Вик успокоился. Он лежал на канистре с керосином и больше не плакал.
«Все, надо идти! – сказал себе Вик. – Я сейчас в таком же положении, как утром, когда умер старик. Даже сейчас лучше – у меня есть керосин, и я смогу доехать до города. Все, хватит плакать!». Вик встал и поднял канистру. Он больше не плакал, но ясно слышал чьи-то всхлипывания. Вик раньше не слышал, как плачут раненые руканы. Он огляделся – сумерки еще не полностью опустились на лес, и четверо убитых людей с Луны лежали там, где застала их смерть.
«Осел! ЧЕТВЕРО! Их же было пятеро! Какой осел!» - надежда вспыхнула в Вике, надежда и страх, что она не сбудется. Вик выронил канистру и бросился на плач.
За большим деревом на спине лежала Лава. Ее левая рука была неестественно откинута в сторону, и Вик понял, что она сломана. Другой рукой, ладошкой наружу, девушка закрывала глаза, как будто от яркого света. Лава плакала, как ребенок. Она была в крови, ее рука была сломана, но девушка была жива.
Вик опустился рядом с ней на землю и тихо засмеялся.

6. Еще один человек
Прошла ночь, потом прошел день и наступил следующий вечер.
Вик сидел возле джипа и смотрел на спящую Лаву.
Он наложил лубок на сломанную руку, остановил кровотечение и использовал те лекарства, которые нашел у людей с Луны, – Лава сама сказала ему, что надо сделать, пока еще была в сознании. Она получила два сквозных пулевых ранения, сломала при падении руку, но лекарство должно было помочь. По крайней мере, Вик на это надеялся.
Девушка сказала, что после приема средства надолго уснет – так это средство действовало. И в самом деле, Лава почти сразу уснула и не просыпалась до сих пор. Сон ее был спокойным, а иногда она даже улыбалась во сне. Вик подумал, что воспоминания о нападении не терзают ее, и ему стало спокойно.
Он сделал волокушу из веток и тонких стволов деревьев и погрузил на нее девушку. Еще он взял обе канистры с керосином, кое-что из снаряжения людей с Луны, полные автоматные рожки убитых им руканов и, конечно, свой калаш. Вик оглядел еще раз людей – все они были мертвы. Потом он присел, как всегда делал перед дорогой, погладил бороду и пошел к джипу.
Девушка была очень легкой, и дорога не показалась ему тяжелой. Он не боялся повторного нападения, потому что знал повадки руканов. По дороге мысли не посещали его – он просто шел и шел, и тащил волокушу, и иногда оглядывался на девушку - когда он глядел на Лаву, то улыбался…
И вот Вик сидел возле джипа и смотрел на спящую Лаву. Он смотрел на ее маленький, немного курносый носик, на короткие черные волосы, на закрытые глаза – он помнил, что они были карие – и ему было спокойно. Ему казалось, что его место в этом мире – здесь, рядом со спящей девушкой, и что больше ему нечего искать, он уже нашел то, что должен был найти.
Лава вздохнула во сне, и Вик очнулся. Наступило время решать, что делать дальше. То есть надо было искать базу людей с Луны, но как это сделать, Вик не знал. Он не нашел никакой карты у людей с Луны. Можно было дождаться пробуждения Лавы, но ждать было опасно. Во-первых, руканы скоро придут в себя и могут повторить нападение. Во-вторых, девушке могла понадобиться медицинская помощь, а его возможности были ограничены. И, наконец, девушка могла просто не знать, где база находится.
Вик беспомощно огляделся. Взгляд его упал на черный ящичек переносного компьютера, который Вик зачем-то захватил среди прочих вещей людей с Луны. Вик понял, что должен делать.
Он открыл крышку и увидел никогда не виданное им устройство – компьютер. Пятое правило гласило: «уничтожайте компьютеры», и племя Вика следовало этому правилу. Сам Вик еще не разу не видел компьютер, но читал о том, что это за устройство. Старик отменил пятое правило - пришло время этим устройством воспользоваться.
Вик завел двигатель джипа и подключил компьютер к генератору – внутри коробочки оказался подходящий кабель. Еще внутри, на откинутой крышке, находились плоская черная панель и изображение ладони. Больше никаких органов управления компьютер не имел, или Вик их не нашел.
Некоторое время ничего не происходило, и тогда Вик, оглянувшись на спящую Лаву, с опаской положил свою ладонь на изображение. Он тут же почувствовал, как его рука провалилась, будто попав в капкан. Он испугался, хотел отдернуть руку, но справился со страхом.
Между лицом Вика и черной панелью компьютера вспыхнуло объемное изображение головы человека. Мужчина средних лет, худощавый, черноволосый, чуть смуглый, с острым взглядом, удивленно посмотрел на Вика, затем спросил:
- Ты кто? Где Петр, где остальные?
- Я – Вик. Остальные… На нас напали руканы, осталась только Лава. Остальные умерли…
Вик коротко рассказал о том, что произошло и кто он такой.
- Теперь нам надо найти базу. Ты ведь с базы?
Собеседник долго молчал, хмуро глядя в одну точку, затем произнес:
- Нет, я не с базы. Базы тоже больше нет. Рыжие твари убили всех… Как я их проглядел?
- Так ты – с Луны?
- Нет, я не с Луны.
- Значит, ты здесь, значит, есть еще люди на Земле! Как мне тебя найти?
- Отвечаю по порядку. Скорее всего, на Земле больше нет людей, потому что я – давно не человек. И ты меня уже нашел!

7. Рассказ не-человека
- Я не буду говорить долго – следует экономить энергию, ведь у вас только две канистры. Я расскажу тебе вкратце немного из нашей истории. Слушай и не перебивай, вопросы будешь задавать потом.
Это было давно. Тогда я был человеком и меня звали Дан Алькар. Впрочем, люди с Луны и сейчас меня так зовут.
Давно, более ста лет назад, я изобрел способ, как скопировать личность человека в память компьютера – не одного компьютера, а многих, соединенных между собой. И еще я понял, как создать бесконфликтное общество - общество, в котором не будет места войнам, революциям, насилию вообще. В таком обществе каждый, с рождения, уже знает, к чему он пригоден лучше всего.
Люди всегда думали о том, есть ли у них свобода воли или нет, то есть предопределена ли судьба каждого человека изначально, с его рождения, или человек все решает сам. Спор шел веками, одни люди умирали, другие рождались, а спор продолжался. Я думаю, за тысячелетия своей истории человечество не ответило ни на один серьезный вопрос, в том числе и на этот. Я ответил на него.
Правы и те, и другие. Гены человека с рождения указывают ему путь, тот единственный путь, добровольно выбрав который человек может быть счастлив и не причинит вреда другим людям. Но не каждый знал свой путь, люди занимали не свои места в обществе, страдали сами и заставляли страдать других. Я придумал, как этого избежать, я построил новую модель общества, свободного от произвола и насилия.
Кроме этого, я придумал смертельный вирус. Его я изобрел случайно - и вдруг понял, как совместить три моих изобретения. Новую модель общества можно было построить за очень большой период времени - много больший, чем жизнь одного человека. Поэтому я поместил свой разум, копию своей личности, во всемирную компьютерную сеть, полагая, что эта сеть проживет значительно дольше, чем моя бренная оболочка. Я не подозревал, что эта сеть проживет дольше, чем все земное человечество…
Я понимал, что те люди, которые удерживают власть сейчас, не отдадут ее добровольно, поэтому решил действовать силой, точнее, угрозой силы – я объявил, что если мои идеи не будут воплощены в жизнь, то вирус выйдет на волю и все человечество будет уничтожено.
Мы все ошибались – и я, и те, кто мне противостоял. Мы все исходили из благих намерений, а в результате… В результате мое тело было уничтожено, а вирус вырвался на свободу и убил человечество. Только небольшая часть людей, несколько тысяч счастливчиков сумели покинуть Землю и построить на Луне города под куполами. Остальные почти все погибли – кроме нескольких сотен, имевших иммунитет к вирусу. Ты – потомок тех, кто остался. Она – потомок тех, кто улетел.
Сейчас на Земле, скорее всего, больше нет людей.
Люди на Луне стали жить по тем законам, которые им дал я. Могу сказать откровенно: эти люди живут гораздо более честно и правильно, чем жили мы. Они искренне радуются и искренне печалятся, они почти не скрывают свих эмоций. Они в чем-то похожи на детей, потому что их не гнетут комплексы, у них нет мании величия и зависти. Впрочем, ты, наверное, не знаешь, что такое комплексы, мания величия и зависть.
Я все время поддерживал с ними связь, и сейчас поддерживаю. Я существую в тысячах самовосстанавливающихся компьютеров, которые до сих пор работают на Земле. Правда, с каждым годом их становится все меньше.
Люди с Луны всегда хотели вернуться на Землю, но вирус все не умирал. Последний раз приборы, посылаемые с Луны, обнаружили его более десяти лет назад. Теперь пришла пора возвращаться, и первая партия разведчиков прибыла на Землю. И почти все они погибли…
Оказалось, что Земля не свободна, что здесь есть кто-то, кто не хочет возвращения людей. Чтобы вернуться, нужно все завоевать обратно. Но на Луне уже много лет не рождаются люди с генами человека–завоевателя. Я не знаю, почему так происходит, но никто из тех, кто живет на Луне, не способен быть ни Писсаро, ни Ермаком. Хотя ты, наверное, не знаешь, кто они такие.
Я прожил здесь очень долго. Если это можно назвать жизнью… Но я почти ничего не знал о том, что здесь происходит, ведь мои компьютеры не снабжены датчиками, способными видеть. Я пользовался только теми аппаратами, которые присылали люди с Луны, но эти аппараты были предназначены, в основном, для поиска вируса. Я ничего не знал ни об этих тварях, которых ты называешь руканами, ни о больших серых крысах, ни о твоем племени. Я думал, что людей здесь больше нет.
Сейчас, пока мы с тобой говорим, я взял у тебя стандартную «пробу предназначения» и проанализировал результат - ты тот человек, без которого Землю не завоевать. Никто из живущих, кроме тебя, не способен стать завоевателем. Все люди, рожденные на Луне, выросли в бесконфликтном обществе, но ты родился здесь. Наверное, гены не сами по себе складываются в свои комбинации. Может быть, в нужный момент истории появляется кто-то, кто повторяет гены древних героев.
А новая экспедиция на Землю уже формируется. Ты же должен построить крепость, чтобы принять этих людей. Их будет много, человек пятьдесят, и никто из них не выживет на Земле без тебя. И не переживай за девушку – это лекарство поднимет ее обязательно, это испытанное средство.
Я все сказал! Советую тебе не задавать вопросов сейчас – лучше хорошо подумай, и задашь свои вопросы утром. Выключи двигатель, ведь у тебя всего две канистры с керосином. Завтра я расскажу тебе, как проехать к бывшим армейским складам. Там вы найдете много полезных вещей. Там много горючего и есть подключение к источнику энергии, от которого питаются мои компьютеры. Этой энергии хватит еще лет на сто. И там же ты можешь строить свою крепость.
До завтра! Не хмурься, ведь у вас на двоих – целая планета. Если верить одной очень древней книге, такое в истории человечества уже было – но лишь однажды. Что ж, похоже, история повторяется… А теперь – отдыхай. Утро вечера мудренее…

8. Планета на двоих
Вик выключил компьютер и двигатель джипа. Последней фразы Дана он не понял. Не понял он также и многое другое из того, что рассказал его бестелесный собеседник. Вик не пытался осудить или оправдать Дана, уничтожившего человечество, чтобы сделать его счастливым. Все услышанное просто не умещалось в его сознании, но он понял главное – у него есть дело, которое он должен делать. И еще он понял, что теперь не один.
Ночь давно опустилась на поле. Лес, откуда пришел Вик, терялся вдали, несмотря на ярко светившую Луну. Пахло весной и ночной свежестью.
Вик придвинул волокушу с Лавой к самому радиатору джипа, чтобы девушке стало теплее. Тыльной стороной ладони Вик потрогал ее нос – так его учили определять, холодно ли человеку без сознания. Нос был теплый, а девушка фыркнула во сне. Вик заулыбался, и словно бы в ответ ему улыбнулась Лава.
Вику было светло, весело и спокойно. Он не знал, что такое «завоеватель», кто такие Писсаро и Ермак – он ведь не изучал историю. Но ему казалось, что он справится со своим делом, потому что он подходит лучше всего именно для этого дела. Тем более что никто другой не сможет с этим делом справится.
К тому же он выполнил завет старика и тех, кто был до старика, – он нашел других людей. Один из этих других людей сейчас лежал на волокуше возле радиатора джипа и спал.
И если бы кто-нибудь сейчас спросил Вика, кого он выберет – эту черноволосую, кареглазую девушку со вздернутым носиком или все остальное человечество, то услышал бы вполне однозначный ответ.
Только некому было спросить, потому что на Земле сейчас оставалось всего два человека, ютившихся возле старого джипа с остывающим радиатором - на поле, невдалеке от невидимого в ночи леса. Один человек спал, а другой охранял его покой.
И других людей на Земле не было.

–>

Произведение: Найти других людей | Отзывы: 5
Вы - Новый Автор? | Регистрация | Забыл(а) пароль
За содержание отзывов Магистрат ответственности не несёт.

Вы знаете, не...
Автор: Tango - 06-Oct-03 01:07
Вы знаете, не могу отделаться от ощущения, что я это где-то читала. Точно читала! Но не в журнала. Может, в сети где?
Мне понравилось.

-> 

Если честно, я...
Автор: Ewer - 06-Oct-03 02:31
Если честно, я не люблю читать прозу в сети.
Просто это долго и неудобно.
Но, если читаю, то (как правило) везет. Не зря потратил время.
Понравилось...
Спасибо

->