Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• Alex Gerd
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
Ксения Хохлова KGH

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Способы выживания
ВСЕ в разделе
Произведения в разделе
Отзывы в разделе
 Alex Gerd
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• Alex Gerd (51)
Начало
  Наблюдения (11)
По содержанию
  Лирика - всякая (5882)
  Город и Человек (386)
  В вагоне метро (25)
  Времена года (298)
  Персонажи (290)
  Общество/Политика (123)
  Мистика/Философия (647)
  Юмор/Ирония (633)
  Самобичевание (103)
  Про ёжиков (57)
  Родом из Детства (335)
  Суицид/Эвтаназия (75)
• Способы выживания (297)
  Эротика (67)
  Вкусное (38)
По форме
  Циклы стихов (129)
  Восьмистишия (269)
  Сонеты (94)
  Верлибр (140)
  Японские (178)
  Хард-рок (49)
  Песни (160)
  Переводы (170)
  Контркультура (8)
  На иных языках (25)
  Подражания/Пародии (148)
  Сказки и притчи (67)
Проза
  Проза (610)
  Миниатюры (343)
  Эссе (33)
  Пьесы/Сценарии (23)
Разное
  Публикации-ссылки (8)
  А было так... (453)
  Вокруг и около стихов (86)
  Слово редактору (10)
  Миллион значений (31)

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0500):
  05:53:07  16 Aug 2018
1. Гости-читатели: 3

Смотрите также: 
 Авторская Сводка : Alex Gerd
 Авторский Индекс : Alex Gerd
 Поиск : Alex Gerd - Произведения
 Поиск : Alex Gerd - Отзывы
 Поиск : Раздел : Способы выживания

Это произведение: 
 Формат для печати
 Отправить приятелю: е-почта

Земля Золотая
26-Nov-05 02:22
Автор: Alex Gerd   Раздел: Способы выживания

Земля Золотая



Хочу сказать спасибо духу Дионису, его величеству Лае Якудзе, мэру морского кладбища Z.T. , мудрому Лэ, старому дереву, хранительнице ветров Марте, девочке Тамме, и, конечно же, Санечке Стрибянскому. Мои извинения позволившему, истязаемому мною, достойнейшему из живущих. Ему низкий поклон. Всем моё - доброго сна. Всем кто был со мной рядом и стал со мной рядом. Боже, храни ваш дух…


Это не сказка Лишь обрету я путь,
Это не тайна,
Не страсти, не пыль,
Это не драма,
Не фант и не стих,
Это святой призыв…




Моя калина бросит луч,
Лишь обрету я путь,
Моя душа найдёт приют,
Лишь вы дадите мне уснуть...


«Мне не редко доводилось думать о мёртвых, долгими веками лежащих в своих гробах под этой землёй – такой живой, такой шумной; об их вечном покое там, внизу, среди прогнивших досок, о той мрачной тишине, что лишь изредка нарушает упавший с головы волос или ползущий по остаткам плоти червь»
Гюстав Флобер
«Воспоминания сумасшедшего»




Глава 1
Обращение

Господи, Радочка, сколько можно лить слёзы над моей могилой? Мой и без того гниющий гроб, постепенно превращается в плот – столько ты пролила туда слёз, спустя всего полтора года, после моей, в общем – то оправданной смерти. Ты так часто приходишь ко мне, что мне начинает казаться, что ты мой второй памятник. От слов: «Мишель, Мишель, вернись ко мне, я люблю тебя», насекомые, жрущие мою плоть, начинают повторять это за тобой. Перестань мучить меня и себя! Не надо!!! Пойми сама и скажи об этом Женьке, который чуть ли не каждый день поливает мою могилу водкой, я скоро буду заспиртован. Скажи моим родителям, пусть приходят раз в год и никогда не приносят с собой гвоздики, у меня аллергия на них, я и без того весь в пятнах, никакой тональный крем не спасает. Пусть Лёха перестанет фотографироваться рядом с моим памятником, задрал уже. Олесе, язык оторви, своими молитвами, мягко говоря, заколебала. Уроду этому Серёге скажи, пусть вообще забудет дорогу ко мне, думает я простил ему долг в тысячу рублей, ха! Пирога с говном! Он думает если я мёртвый, то я типа всё простил, ага, точно блин.…А вот Юрке, этому мерзкому лицемеру, привет большой передай, он танцевал на моей могиле, только и ждал моей смерти, чтоб тебя отбить у меня, что, во время не встал у него? Бывает.…А на тебя я Радочка обиделся, но прощаю, и желаю тебе счастья. Только перестань меня донимать. Вике скажи… о, господи, как вы меня все заколебали, лазите, лазите ко мне, как к себе домой. Козлы. Я уже и не знаю, какие ещё знаки подавать, неужели молния, заплывшая фотография, три дохлых ворона, сломанные ветки берёзы, ни о чём не говорят?
Я пишу это только с позволения президента Мёртвой Республики его величества Лае Якудзы, внедрившись в душу одного из людей, который и адресует всем, моё так скажем обращение…
Хочу, чтоб все поняли, только мёртвые имеют право хоронить своих мёртвых так долго и так нудно как меня и не только меня, таких здесь огромное количество и все они очень страдают от этого…

Глава 2

История моей смерти

Ровно восемнадцать месяцев назад у меня с друзьями была клёвая пьянка, повод – мне исполнилось восемнадцать лет. Хорошая дата. Но закончилась она для меня вполне трагично…
В честь этого юбилея мои дорогие родители сделали мне офигенный подарок – это была машина, огромный чёрный джип, название которого я и сейчас вряд ли произнесу. Я, конечно, тогда очень смутился, ведь эта детка стоила больших денег. Я спросил у родителей по поводу этих средств, оказалось, что они собирали на этот подарок, на моё совершеннолетие, чуть ли не за десять лет до моего рождения. Я недавно окончил автошколу, поэтому спустя непродолжительное время, я, смущенно шаркнув ножкой, прыгнул в свой подарок, а следом и моя банда из шести человек. Я рванул со всей дури, жаль тогда я пронёс мимо ушей слова своей любимой мамы: «Мишель, Мишель, ты же пьян!» Да, я был пьян и пьян я был с самого утра, а к вечеру какой-то инвалид на своём ржавом москвиче поцарапал бампер моего мальчика. Дедуля посмотрел с кем связался и тут же поседел и обкакался. Усиленно заикаясь, он предложил за совсем немного поцарапанный бампер бочку самогона, которую вёз с собой. Мы ему даже не ответили, кинулись к багажнику его ржавчины, разломали этот багажник к едрене-фене (тот что-то плохо открывался), выкатили оттуда бочку и после этого, всё вообще стало ещё лучше…


Глава 3

Смерть


Звёзды. Смех. Радость. Три обезбашенных девчонки. Луна. Асфальт. Ветер. Фонарные столбы. Музыка. Все были пьяные, но я был пьянее всех. Когда мой «Мао Цзэдун» развил скорость до 220, друзья посоветовали мне снизить скорость. Мне же казалось, что я иду пешком. Мой пёсик мог бы разогнаться и больше, но ему не дали этого сделать…
Есть у нас такое место как поворот на Шаморе, не очень так скажем приятное для автолюбителей имеющее дурную славу. А при моей точнее нашей ситуации и тем паче. Мои друзья с гоготом, смехом, смешанным с самогоном и страхом попытались вырвать у меня из рук руль. Ага, так я его и отдал, фигу с маслом. Руль я им не отдал. Они дёрнули его влево, ну а я, конечно, дёрнул его вправо. Что было, потом я даже сейчас с трудом вспоминаю, помню лишь противный скрежет тормозов, визг своих друзей и огромный штырь, пробивший мою голову…


Глава 4
Первые ощущения


Честное слово – боли я не почувствовал, лишь только ветер. А потом я в некоторой растерянности, стоял возле своей изуродованной машины, через разбитое стекло я видел своё не менее изуродованное тело. Моим друзьям повезло несколько больше – все они остались живыми, кто-то, конечно, провалялся на больничной койке несколько месяцев, кто-то остался заикой на всю жизнь, кто-то стал вечным пешеходом и трезвенником. Но я умер. И это было странно – я осмотрел себя, на мне была чистая одежда, никаких ран, а в машине тоже был я, только у того я, изуродовано было всё, что только могло быть изуродовано. Я не смел, двинуться с места, я был в растерянности и что мне делать дальше, я просто не знал. Я ещё не много не вклинивался в ситуацию, когда услышал сирены. Я выбежал на середину дороги и замахал руками, но карета скорой помощи проехала сквозь меня. Потом приехала милиция, эта машина тоже проехала сквозь меня, как будто, я был из воздуха, и только тогда ко мне закралась мысль, что я мёртв. Я сел на асфальт, мне захотелось заплакать, однако выдавить из себя слезу не получалось. Я поднял голову к звёздному небу, смотреть, как из искореженного автомобиля вытаскивают моих полуживых друзей – я не мог.

Глава 5
Отправка

Мой мир разрезался напополам, в сердце защекотало, меня затошнило и захотелось пить. На меня снизошёл запах ромашек и ощущение тоски. Пар. Ток. Небольшой снежок и я по настоящему испугался, когда буквально из ничего, передо мной появились два бородатых монаха. Вроде бы обыкновенные монахи: ряса, крест, борода опять же, а появились как молнии из разряженного воздуха.
Я запаниковал:
- Вы кто?
Зычным голосом один другому сказал:
- Смотри-ка, душа то от тела как плохо отсоединилась.
- Вы о чём? - не понял я.
- Душа не может бояться сын мой.
- Чё, серьёзно?
Один из монахов поднял правую руку вверх. Меня ударило мощным разрядом электричества, я не сразу потерял сознание, так как услышал речь одного из милиционеров, который сказал:
- Что-то палёным запахло, надо бы пожарников…
Монах поднял левую руку, перекрестил меня ею и я упал без сил. Помню, что периодически приходил в себя - я ехал в какой-то карете на лошадях, надо мной сидела какая-то бабка с вывернутой челюстью, замечая в её руках косу, я снова терял сознание…
Когда я пришёл в себя, оказалось что я нахожусь в небольшой жёлтой комнате, где в каком-то коматозном состоянии пребывали ещё пять человек, все они ни на что не реагировали, и казалось, спали, вот только одна девушка в красной кофте и розовых чулках пришла в себя, заохала и стала ощупывать свою голову.
- Извините, – подошёл я к ней. – Вы мёртвая?
- Я? – выпучила она глаза, – ну да, наверное. После такого не выживают вообще то.
Странно, но моя растерянность и мой страх куда-то мгновенно улетучились. Мне вдруг захотелось жить весело и интересно, заметив непонятную ухмылку на моей морде, девушка произнесла:
- Что? Чё ржёшь, рожа? Ща в нюх тресну…
- Извините. Просто весело мне.
- А…. ну, ладно…
- А как вы умерли?
- Я? Гм.… Под поезд попала.
- Под поезд?!!! – ужаснулся я.
- Ага, под электричку. Собака, голову отрезала. – Здесь она опять начала ощупывать свою тыковку, – Вот, боюсь, и эта отвалится…
- Здесь электричек, наверное, не ходит.
- Наверное.
- А давайте на ты?
- С чего бы это? – сжала руки в бока девушка.
- Ну, как бы… эта… друзья?
- Ну, давай… Я ж не электричка.… А с тобой чего случилось?
- Разбился на машине.
- Напился?
- В смысле?
- Да, от тебя и сейчас перегаром несёт.
Я прикрыл рот.
- А у вас таблеточки мятной не найдётся. Прям неудобно.
- Жвачка. Держи.
- Спасибо,- сказал я и благодарно принял у неё мятную подушечку, - а как вас зовут?
Девушка скривила лицо:
- Элеонора.
- Забавно.… А меня Мишель…
- Очень приятно, - как-то странно заулыбалась она – Слышь крендель, бабло есть с собой?
Я не успел дать отрицательный ответ, так как деньги были давным-давно растрачены, как опять из воздуха появилось нечто, нет, это были не монахи, это был пень, да, да, обыкновенный древесный пень, с корнями и трухой, что его отличало от обыкновенного пня так это нахлобученные чёрные очки. В корнях (руках?) он держал какой-то рыжий лист бумаги.
- К-хе, К-хе… Мишель Шахов! – пробасил он.
- Я, - заорал я так, что Элеонора невольно шарахнулась в сторону.
- Пшли студент…- махнул своим корнем пень, и я опять вырубился…


Глава 6
Разборки


Очнулся я так же, выйдя из коматозного состояния. Оказался я в небольшом, уютном кабинете – абсолютно белом. Белым там было всё: стулья, стол, стены, пол, лампы.… За белым столом сидела большая, объемная, белая фигура, несколько расплывшаяся, без губ, без бровей, без глаз, без носа, без ушей, без волос – в общем, этакий большой и белый воздушный шарик на белом большом холодильнике. На шее у существа болтался белый медальон с чёрной полосой по вертикали. Вот. Это единственное что у него было не белое…
- Вы кто? – спросил я у «воздушного шарика»
- Я дух Дионис, молодой человек – прошамкал он, пробарабанив белыми пальцами по белому столу.
Что бросилось мне в глаза, так это ещё два флажка на столе у белого существа, они как это не странно были не белые, а какие то гнойно-жёлтые с красными, жирными буквами: MR, ну прям как у наших пузатиков. Ну, почти…
Окинув меня головой сверху вниз, снизу вверх, Дионис поднялся со своего белого кресла:
- Добро пожаловать!
Пень тоже поднялся со своего стула и произнёс тоже самое.
- Благодарю. Низкий вам поклон, – срываясь на смех, произнёс я.
И тут же меня чуть не оглушила, заигравшая без предупреждения «Баллада об уходе в рай» В.С. Высоцкого:

Вот твой билет, вот твой вагон,
Всё в лучшем виде одному тебе дано:
В цветном раю, увидеть сон –
Трёхвековое непрерывное кино.
Всё позади, уже сняты,
Все отпечатки, контрабанды не берём,
Как Херувим стерилен ты,
А класс второй – не высший класс, зато с бельём.

Вот и сбывается, всё что пророчится,
Уходит поезд в небеса – счастливый путь!
Ах, как нам хочется, как всем нам хочется,
Не умереть, а именно уснуть.

Земной перрон – не унывай!
И не кричи, для наших воплей он оглох,
Один из нас поехал в рай,
Он встретит бога там, ведь есть наверно бог,
Ты передай ему привет,
А позабудешь, ничего, переживём,
Осталось нам немного лет,
Мы пошустрим и как положено умрём.

Вот и сбывается, всё что пророчится,
Уходит поезд в небеса – счастливый путь!
Ах, как нам хочется, как всем нам хочется,
Не умереть, а именно уснуть.

Уйдут как мы, в ничто без нас
И сыновья, и внуки внуков в трёх веках,
Не дай господь, чтобы война,
А то мы правнуков оставим в дураках.
Разбудит вас какой-то тип
И пустит в мир, где в прошлом войны, боль и рак,
Где побеждён Гонконгский грипп,
На всём готовеньком, ты счастлив ли дурак?!

Вот и сбывается, всё что пророчится,
Уходит поезд в небеса – счастливый путь!
Ах, как нам хочется, как всем нам хочется,
Не умереть, а именно уснуть.

Итак, прощай – звенит звонок,
Счастливый путь, храни тебя от всяких бед,
А если там и вправду бог,
Ты всё же вспомни – передай ему привет,
Прощай, у – у! Прощай!
Прощай, прощай! ...

Песня закончилась.

- Садитесь, – сказал Дионис, указав большим пальцем на стул. Я послушно сел.
- Мишель Шахов? – прогундосил пень.
- А вы пень, зачем спрашиваете? – не понял я, - вы же и так, наверное, знаете.
- Я не пень, я старое дерево, – обиженно просипел он и переместился к белому шкафу, открыв его, он среди множества уложенных в разные ряды книг, вытащил одну и сел за стол. Сдунул с этой белой в красную крапинку книги зелёную пыль и открыл первую жёлтую страницу:
- Шахов Мишель, – начал диктовать он, - родился восьмого августа тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года…
- Пацан совсем, - вздохнул Дионис.
- Ну, дайте ж мне прочитать – чуть ли не закричал пень, - всегда вы так… - Дионис лишь махнул рукой.
- Читаю дальше, умер восьмого августа две тысячи второго года, рос мальчиком подвижным и весёлым, так – с… это не надо… Прививки… Лучевая болезнь отсутствует…
- Чур, меня, чур – не выдержал Дионис.
Пень трахнул книгой об стол:
- С вами невозможно работать.… Всё буду просить о переводе в морг…
- Молчу, молчу…
- К – хм! Читкаю... Всех прошу заткнуться… - здесь он взглянул на меня.
- Молчу как мертвец.
- А вы и так… хе-хе… - развеселился пенёк – Так…. Биология… Математика… назвал химичку очкастой крысой.… А, вот, нашёл, замечен в пятом классе в драке со своим одноклассником, нос разбил, – важно заявил он и с надеждой взглянул на Диониса.
Тот прямо затрясся на своём стуле:
- Ой, хо-хо! Ну, кто, кто в пятом классе не дрался то, господи!
- Я не дрался, – признался пень, – у нас вообще у деревьев не принято драться, древесный уголовный кодекс не позволяет…
- Ну, у вас свои там, в лесу законы, чего там говорить… - возразил Дионис.
- Дальше читаю, – в шестнадцать лет лишил себя девственности, путём прелюбодеяния,
с некой гражданкой Клавдией. Пятнадцать минут. Поза, прости господи, тройной лошадиный присест…
- А, это Клавка! Училка по Биологии! Ух, как я её драл…
Дионис потряс пальцем и постучал по столу белой шариковой ручкой:
- Но, но, но! Статья у нас есть по этому делу, молодой человек! Предусматривает от ста лет строгого режима в адской колонии. Могут и на Халыму отправить.
- Куда?
- Хочешь узнать? – сурово произнёс Дионис.
- Если честно, не очень.
- Читаю дальше – уже привычно буркнул пень – один раз перевёл бабушку через дорогу и то после того, как она ему десятку сунула, безобразие.… Двести два раза сказал спасибо, сто четыре раза пожалуйста, четыреста одиннадцать раз поздоровался, слово люблю тысяча двадцать два с половиной раза, как это интересно?… это вообще кто писал?
- Да, это у нас ангелочек молодой из министерства, зелёный ж ещё – ответил Дионис.
- Присылают же… это, между прочим, неграмотный отчёт, а от отчёта зависит смерть… то есть эта… что будет дальше с мертвецом… Я валяюсь… Ладно, читаю дальше… Ласковых слов около десяти тысяч… Половых актов… вот что значит, молодняку доверили писать… половых актов шесть…
- Чего?!!! – заорал я и вскочив со стула бабахнул кулаком по столу Диониса.
- Шесть, - зычным голосом повторил пень.
- Что вы мне тут, лапшу на уши вешаете?! У меня, между прочим, всё записано: с кем, когда и сколько. Это клевета. Что у вас за контора такая гонимая. Всё на хер сожгу.
- Плюс пять неудачных, - прочитал пень.
- Ещё лучше! Это ж когда у меня был неудачный половой акт? С Зинкой Что ли? Так её весь район трахает ежедневно, а она недовольна всё. Или вы про Людку, когда у меня судорогой свело…
- Сидеть, - заорал Дионис, после чего я покорно, пусть и не по своей воле сел обратно на стул, - Вы имеете право обратиться к адвокату. Всё что вы скажите, будет использовано против вас на божьем суде.
- Я фигею… - отреагировал я.
- Я продолжаю диктовать, - Водки выпито двадцать четыре литра и двести два миллилитра, сигарет восемьдесят одна пачка, клей «Момента»…
-Ладно, - остановил его Дионис, - чего он хорошего там сделал, а то ж в ад придется отправлять.
- Не надо меня в ад. Я вообще огня боюсь.
- Там, вообще в основном на сковороде… а могут и на шампурах… хе-хе… хорошо… - потянулся Дионис, словно сам всю жизнь мечтал туда попасть.
- Спас кошку из пасти злобного добермана, – прочитал пень.
- Не плохо, - просиял Дионис.
Я чуть опять не выпал: хватило мне пня для смеха, так тут ещё в кабинете появилась берёзка, типа карликовая что – ли, если такие бывают на белом свете.
- Дионис Иванович, тут на Шахова приказ пришёл от господа бога, - прописчала она и положила ему на стол лист бумаги.
- Спасибо Бэллочка, - буквально промурлыкал Дионис, - чаю приготовьте и две ложки сахара туда… а, нет одну… нет, три положи…
- Хорошо Дионис Иванович, - ответила берёзка и шелестя зелёной листвой засеменила прочь.
- Вот как, - крякнул Дионис, - от самого господа бога, это ж когда такое было, с личной подписью… ну, максимум от заместителей, а наш регион вообще глухомань для них. Чудеса…
- Ха! – ухмыльнулся, смотря на меня пень, - чем-то ты господа прогневал, ща он тебе всыпит.
- Ошибаетесь, – разрушил его надежды Дионис, - обыкновенный приказ, по сорок второй статье, пункт пятый.
- Это ж что ж, нам господь бог совсем не доверяет. Мы бы и сами его определили куда положено.
Дионис закурил белую сигарету и выпуская белый дым произнёс:
- Полетят наши головушки к едрене - фене, чую, проверка скоро будет.
- Перекреститесь, Дионис Иванович, эти ангелы из министерства хуже чертей, все кладбища на уши поставят.
- Ладно, пронесет, надеюсь. А вас сейчас на кладбище молодой человек, - обратился он ко мне.
Я уж и не понял, радоваться мне или нет:
- А что там сильно хорошо?
- Не… триста лет сна, хотя я бы за твои напрасно прожитые годы, чёртову порку тебе устроил бы… ну, приказ есть приказ… спать значит спать…
- Да, мне бы проспаться… и проснуться… сон какой-то необычный…
- Эх, - вздохнул Дионис,- всё как сон, и молодость проходит… Хы, ты думаешь так просто уснуть?
- Ой, да мне только б откинуться…
- Не а, - сказал пень.
- Что сие значит? – не понял я.
- Ладно, всё, - чего-то рассвирепел Дионис, - пошел за дверь, надоел ты уже. У нас там ещё очередь. Сейчас тебе выдадут пропуск на кладбище, документы, кодексы, трудовой договор, постельное бельё и прочее. На вот, - швырнул мне он какой-то толстый журнал с изображением каких-то жаб.
- Плэй-бой что ли? – попытался пошутить я.
- Иди за дверь и читай. Тут про тебя. Что тебя ждёт и чем это для тебя кончится. Сваливай. У нас рабочий день не резиновый.
- Ну, ладно, мне там ждать, да?
- Да! – рявкнул Дионис.
- Ну, я пошёл. Типа пока, - помахал я ему рукой и вышел за дверь.
За дверью я столкнулся с каким-то лохматым, зеленоглазым, губастым пареньком, в школьной форме и с красным галстуком:
- Здорово, - первым протянул я ему руку.
- Здорово, - ответил он.
- Крутой у тебя галстук!
- Ну, так, - с гордостью хмыкнул он.
- Где урвал?
- Раньше всем давали.
- Ба! Ни фига себе! Стильная вещица…
- Сам тащусь, - засмеялся он.
- Так ты пионер?
- Типа того. Я ещё пятнадцать лет назад коньки отбросил.
- Как?
- А… ерунда… под КрАЗ попал…
- Блин… а я вот на машине разбился…
- Тебя на порку?
- С какого перепуга? – не на шутку испугался я.
- Ну, ты же пил. У тебя вон и от души несёт…
- Кто сейчас не пьёт… мне вообще спать, что ли послали, триста лет, глюк какой-то…
- А меня пятнадцать лет назад сразу в рай отправили, в эту… Квелую Меландию…
- А тебя как зовут?
- Санёк.
- А меня Мишель. Санёк! Крутое имя! А ты чё здесь бегаешь, или это и есть Квелая Меландия.
- Нет… у меня бабка померла, вот и хлопочу тут.
- А что тогда такое Квелая Меландия, Халыма, чё за бред…
- А тебе журнал дали?
- Этот с жабами что ли?
- Ага.
- Ну и чё?
- Ну… вот и читай, там всё узнаешь…
И я принялся читать, вдумчиво и периодически давясь от смеха…



Глава 7
Мёртвая Республика


Всего в журнале было шестьдесят шесть листов, все они были выкрашены в сиреневый цвет, текст был чёрным. Жаль, конечно, картинок не было. Что там было написано, я вам конечно кратенько расскажу. Кое – что мне рассказывать запретили как секретную информацию. А то потом чего доброго просочится в наш мир, какая гнида из спец. служб.
Есть на земле такая служба, особого отдела по мертвецам.
Вот.

Я НЕ МОГУ СПОКОЙНО СПАТЬ!
И я такой не один, здесь таких хоть и не большинство, но хватает…
Есть во вселенной планета за множество световых лет, в несколько раз больше земли, но по географическим данным абсолютно идентичная, каждая территория имеет своё название и сильно от земных названий не отличается: Шатай – Китай, Базидия – Бразилия, Моссия – Россия, Т.Ш.А. – С.Ш.А., Мафрика – Африка, а одним словом: Мёртвая Республика или Мёртвая Планета тут уж как хотите, туда попадают мертвецы, все, почти… для начала надо пройти так называемое испытание на кладбище, а потом состоится Божий Суд и там уже определят куда тебя – в ад типа Моссии (России) и Дурака (Ирака) или в рай вроде Монады (Канады) или Меции (Греции).

Спустя несколько мгновений после аварии, за мной выехала бригада в составе двух монахов: Владыка Убей Меня и Архиепископ третьего сектора восточных кладбищ, ну и конечно Марья Степановна – это типа смерть с косой, хорошая женщина, баб Мара я её зову. И вот, преодолев за несколько минут огромное расстояние, я прибыл на Мёртвую Республику, есть там особые отделы по городам, отдел по моему городу возглавляет дух Дионис, у него, кстати, сегодня день рождение, шестьсот два года исполнилось, через шестьдесят четыре года на пенсию, ну это не скоро, а пока что от всей души поздравляю, ух, мы сегодня погуляем на кладбище…
Отправили меня обратно на землю, выделили угол мне на кладбище. Свободен я был, пока сорок дней не прошло, был и там и сям. И дома и на похоронах… Смешное и жуткое зрелище…
А теперь безвылазно на кладбище. Только надо чтоб ко мне полгода никто не приходил, а то я как положено раз в неделю в десять вечера ложусь спать, как бы на триста лет, а вот кто-то припирается, я просыпаюсь, и я опять жду неделю, чтобы уснуть… я ясно изъясняюсь? Я хочу быстрей определиться с раем или адом и так триста лет харючить, а знаете неприятно, лежишь в гробу, спишь себе спокойно, бац! И чей-то топот! Тут же просыпаешься! А воздуха нет, задыхаешься и всё такое… пока не уйдут… А я не могу привыкнуть к этому кошмару… А так здесь обыкновенная жизнь… Своё расписание для всех не уснувших:
1. Раз в неделю возврат в тело (получается, что из тела выходишь где-то через месяц, а первые дни и лечь то не успевал)
2. Три часа в день на молитвы.
3. Три часа дискотеки.
4. Два с половиной часа обязательного общения с мертвецами.
5. Три часа уборка кладбища.
6. Два часа телепатии, входа в сон близких, помощь, проклятия и т.д.
7. Два часа посещения библиотеки.
8. Два часа ухода за животными, ну, типа ворон, сорок и бродячих собак.
9. Полтора часа планёрки.
10. Зарядка один час.
11. Два часа на Сельскохозяйственные работы, ну, например разведение цветов.
12. Ну и всё что остаётся свободное время.
Бывает и звёзды к нам заезжают, вот, Высоцкий пел неделю назад, говорят турне у Меркьюри скоро будет, ну, к нам вряд ли… хотя на Русских кладбищах он давно не был, Майя Кристалинская будет завтра петь, здесь много, кто выступал: Цой, Белоусов, Пушкин.… У них особый статус, так как понятно что их в покое не оставят ещё очень долго…
У меня тут есть свои друзья: Санечка Стрибянский опять попал сюда – его бабку на Холовки отправили, а он бунт поднял, вот и наказали – будет просто болтаться на кладбище двести лет. Девочка Тамме – такая лапа, милый ребёнок, год сна и в Хельгию, её близкие тоже в покое не оставляют.
Элеонора, та самая с которой я встретился, промышляет на кладбище легальной проституцией, а вы как думали? Мертвецы, не люди что ли? тоже надо порой. Не всякая же кинется на уже гниющего и в червях.… А этой только заплати… свежая она ещё и спрос на неё соответствующий… Хранительница ветров Марта сдувает с меня набегающую боль гниющего тела, гнить я буду, пока не попаду в мёртвую республику, Мудрый Лэ – дворник со стажем, хороший мужик.
Сказал я всё. Надеюсь понятно. Хватит доставать мертвецов, только им позволено хоронить своих мёртвых так нудно и так долго…
Вот стишок вам на прощание:


Дрожат ветра, дрожат посёлки
И рушатся кресты.
Бежит звезда, бежит далёко
И тает в области могил.
Ревут огни, мерцают сопки
И зелени звенит проспект.
Пусть в жизни будет всё прекрасно –
Для вас, а нам отдайте смерть.

Летят на юги стаи певчих,
А нам уж некуда спешить,
Нам не узнать, что есть доктрины,
Далёких, будущих земных
И мы мечтаем быть забытым,
Вчерашним, отжитым уж днём,
Уснуть, уснуть, не вспомнив даже,
Что есть на свете боль и скорбь.

Наш текст окончен, троеточие,
Взлетело в Марс, склонив тоску,
Как жаль, как жаль что всем живущим,
Нельзя живя понять нас тут,
Но разгребаются сугробы
И всех живущих тоже ждут,
Палят костры и плавят ложки,
Чтоб было мягче им в гробу.

Молчат пираньи, кричит ладонь
И память брезжит больничным рвом,
Несут нас земли, несут за лес,
И люди не знают наш символ небес,
Кружатся метели и греет нас снег
И наша могила наш полдень и свет,
Отдайте, отдайте хоть этой земле,
Последнее золото наших сердец…

P.S.: «А всем кто ложится спать – спокойного сна. Спокойная ночь».
В. Цой.

P.S. P. P.S.: Возможно весь этот «призыв», всего лишь шиза «достойного», а возможно и нет…


*********************************************************************
Позволено главным министерством Господа Бога приказ №424737995
Рекомендовано министерством здравоохранения M.R. Приказ №***71@
Использование живой материи разрешено – главный магистр Ч. Азот.
Директор Ф.С.Б. M.R.: Т. Вареник.
Министр душ: Х. Муть.
Мэр Морского кладбища: Z.T.
Председатель думы M.R.: Ф. Фар.
Его величество: Лае Якудза. Приказ № ^023***&263 за 18.03.03.
Все претензии принимаются в течении четырехсот лет со дня опубликования, по электронному адресу: alex-gerd@yandex.ru

*****************************************************************************
08022003 - 18022003

–>

Произведение: Земля Золотая | Отзывы: 2
Вы - Новый Автор? | Регистрация | Забыл(а) пароль
За содержание отзывов Магистрат ответственности не несёт.

Принято мною
Автор: Поляк - 26-Nov-05 02:22
(подпись)

-> 

Наверное не...
Автор: *ai - 05-Oct-10 01:49
Наверное не удивительно, что на стихотворном сайте - проза , наверное по законам бифуркации и подобия - такая - красивая, легкая, добрая и вместе с тем глубокая..
Как море..
Спасибо,Alex Gerd , это тоже как зарубка на память, и прекрасный источник красиво отпущенного на волю времени..


-----

А и ладно... И Вам всего))

->