Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• bskvor
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
bskvor

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Город и Человек
ВСЕ в разделе
Произведения в разделе
Отзывы в разделе
 bskvor
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• bskvor (53)
Начало
  Наблюдения (11)
По содержанию
  Лирика - всякая (5887)
• Город и Человек (385)
  В вагоне метро (25)
  Времена года (294)
  Персонажи (290)
  Общество/Политика (121)
  Мистика/Философия (637)
  Юмор/Ирония (633)
  Самобичевание (102)
  Про ёжиков (56)
  Родом из Детства (336)
  Суицид/Эвтаназия (75)
  Способы выживания (293)
  Эротика (67)
  Вкусное (38)
По форме
  Циклы стихов (129)
  Восьмистишия (269)
  Сонеты (94)
  Верлибр (140)
  Японские (178)
  Хард-рок (49)
  Песни (160)
  Переводы (170)
  Контркультура (8)
  На иных языках (25)
  Подражания/Пародии (149)
  Сказки и притчи (67)
Проза
  Проза (611)
  Миниатюры (343)
  Эссе (33)
  Пьесы/Сценарии (23)
Разное
  Публикации-ссылки (8)
  А было так... (454)
  Вокруг и около стихов (86)
  Слово редактору (10)
  Миллион значений (31)

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0600):
  22:08:23  20 Nov 2018
1. Гости-читатели: 4

Смотрите также: 
 Авторская Сводка : bskvor
 Авторский Индекс : bskvor
 Поиск : bskvor - Произведения
 Поиск : bskvor - Отзывы
 Поиск : Раздел : Город и Человек

Это произведение: 
 Формат для печати
 Отправить приятелю: е-почта

Снова в Москве
15-Nov-08 08:57
Автор: bskvor   Раздел: Город и Человек
Фирменный поезд «Красноярск-Москва» медленно приближался к Ярославскому вокзалу. Перед самой станцией состав замедлил ход и, плавно затормозив, остановился. Пассажиры, поспешившие приготовиться к выходу, с нескрываемой досадой возвращались в свои купе, кто-то тихо ворчал себе под нос, а кто-то заново открывал недочитанную в дороге книжку. Именно так поступил и Богдан Самохвалов, присев на своё место и освободившись от объёмистого туристского рюкзака. Увлекшись чтением, он не заметил, как легонько стронувшийся поезд успел подкатить к перрону и выпустить на волю ехавших в нём граждан.

– Да, да, я выхожу, – очнувшись, ответил он проводнице, которая со смехом ехидно осведомилась, не собирается ли любезный читатель поехать в обратную сторону.

– Видите ли, в чём дело, – с самом серьёзным видом сообщил Богдан девушке, наряженной в новенькую железнодорожную форму, – я на самом деле до конца не уверен, стоит ли мне сейчас выходить…

Увидев озадаченное лицо проводницы, он с тем же видом раздумчиво резюмировал:

– Но всё-таки надо решаться, ведь под лежачий камень вода не потечёт, – и, покачивая могучим рюкзаком, он степенно двинулся к вокзалу, оставив железнодорожную барышню в полном недоумении.

У вокзала его ожидал коллега по работе на «МУВЗе», который сумел-таки вырваться из заводской суеты и, взяв служебный «Баргузин», лично приехал встречать старого товарища.

– Директора нет, он попросил меня заняться твоим устройством, – радостно улыбаясь, сообщил Александр, пожимая Богдану руку, – комнату в общежитии для тебя нашли получше, с окнами.

Прибыв на завод, друзья направились в кабинет Александра, где, заварив кофе, сели за рабочий стол, чтобы обговорить всё, что было связано с предстоящей работой. И тут перед ними появилась незнакомая миловидная дама лет сорока, которая весело сообщила:

– Александр Владимирович, мне в пять надо уходить. Можно, я Богдана Владимировича от Вас заберу, поселю, а после вы обо всем поговорите!

– Хорошо, Марина Ивановна, давайте… Рюкзак пока побудет здесь, я сегодня задержусь ещё часа на два, – устало согласился Александр.

Пока шли по заводской территории, Марина ни на секунду не умолкала. И уже через десять минут Богдан знал, что она раньше уже работала на этом предприятии, когда генеральным директором был Кротов, совершенно замечательный человек, друг семьи. И вот сейчас Кротов вернулся на завод в качестве одного из директоров, и она, конечно же, с одобрения мужа, как ниточка за иголочкой за любимым директором вернулась на «МУВЗ».

– Сейчас мы заберём раскладушку, постель, хозпринадлежности и пойдём смотреть твою комнату, – сообщила она, отпирая двери металлического склада.

Как-то сразу почувствовав, что перед ним вполне свой человек, Богдан тоже перешёл на ты, принимая из рук Марины нехитрый инвентарь.

– Стоп. Куда это мы собрались селиться? – раздался за спиной Богдана язвительный вопрос, – Всё занято!

Оказывается, за разговором не заметили, что сзади к ним подошли два человека: один – бывший начальник цеха, Сергей Беляков, второй – теперешний, Сергей Чертогов.

– Как занято? – удивилась Марина, – Генеральный ещё на прошлой недели лично распорядился, крайнюю комнату освободить для Богдана Владимировича, прежний жилец уволился…

Оба начальника цеха были хорошо знакомы Богдану. Четыре года назад он уволился с «МУВЗа», проработав с этими людьми не один год. Причина увольнения была тривиальной – отсутствие своего жилья в столице. Приходилось тогда чуть ли не за ползарплаты снимать однокомнатную квартиру в стороне от завода и при этом постоянно чувствовать себя на птичьих правах. Ладно бы один, а то жена и двое детей, младшему из которых не было и трёх лет! И семья жить в этой чужой тесной и постылой квартире долго не могла: три месяца – и назад в Новосибирск. И каково было старшей: по три раза в год переходить из одной школы в другую. Хорошо хоть проблем с учёбой не возникало, на «отлично» дочка училась везде на «отлично».

– Кого-о? – вдруг ни к селу ни к городу брезгливо переспросил Чертогов, уподобляясь одному из чеховских персонажей.

– Вот так и занято! – тихо пояснил Беляков, – Женька ещё не съехал, а отбыл на сорок дней сыну, вы же знаете, какая трагедия у него произошла?

– И что делать? – озадачилась Марина.

– Селить пока к Мише, – уверенно предложил Беляков.

– Да вы, что? – изумилась Марина, – Там и одному-то не развернуться!

– А что, у вас есть другой вариант? – презрительно переспросил молодой Чертогов, – не надо было приглашать, раз жить негде! – надменно добавил он, а пожилой Беляков виновато улыбнулся.

Деваться было некуда, пошли к Мише.

Высоченное четырёхэтажное производственное здание довоенной постройки смотрелось мрачновато и совершенно не походило на общежитие. Побитые ячеистые окна, древний выщербленный кирпич, кое-где трава на нишах и даже небольшой куст на выступе у крыши, где когда-то находился одинокий балкон. Входная дверь была вмонтирована в железные ворота, за которыми в подвал обрывалась трёхметровая яма с наклонно опущенными в неё полозьями.

– Осторожно! – предупредила Марина, обходя яму слева, где начиналась лестница. "Мда, – подумалось Богдану, – а ведь в суете да на хмельную голову можно нырнуть туда "щучкой"…

На разбитых ступеньках широкой лестницы под ногами похрустывал, как первый снежок, мелкий мусор, то попадалось битое стекло, окурки и харчки. В душной атмосфере висел гнилой застоявшийся запах табачного дыма, электросварки и, похоже, перекисшей мочи.

На верхнем этаже обнаружилось несколько разнокалиберных дверей и крутая, почти отвесная, металлическая лестница, ведущая, если так можно сказать, на антресоли, с которых из чьей-то каморке невнятно бубнил телевизор. Кое-где стены были выполнены из толстого листового железа, и, судя по голосам, в железных комнатах без окон тоже кто-то жил.

– Нам ещё выше, – сказала Марина, и выяснилось, что нужно подняться по ступенькам ещё на пол-этажа, под самый потолок.

"Сейчас увидим Карлсона,"  подумалось Богдану, но слева под самой крышей за одинокой, обитой фанерой дверью обнаружился невысокий коридор, на правой стороне которого имелось несколько дверей без какого-либо намёка на санузел или хотя бы холл.

– Вот здесь твоя комната, но сейчас мы сюда не попадём, – грустно сообщила Марина, показывая у окна в узеньком пространстве коридора на дверь, в которую уткнулся этот коридорчик.

Свернули влево и прошли почти до конца и завернули в предпоследнюю комнату, дверь которой оказалось широко распахнутой. Мишей здесь оказался говорливый тридцатишестилетний парень, который, похоже, обрадовался появлению нового жильца. Во всяком случае, подскочив с кровати, он поприветствовал Богдана и Марину, всем своим видом демонстрируя к ним явное расположение.

Оценив обстановку, вернувшись в кабинет, Богдан изрядно удивил Александра неожиданно возникшей проблемой заселения. И тот немедленно взял сотовый телефон и стал звонить находящемуся в загранкомандировке генеральному директору. Директор ответил коротко, дескать, решение принято, комната должна быть свободной, а если это почему-то не так, пусть охрана срочно выселяет "зайца". Однако коллеги решили, что утро вечера мудренее и, глядя на ночь, больше никого беспокоить не стали.

Раскладушка, как это ни странно, уместилась на свободном пятачке, но для этого, Михаилу пришлось произвести срочную перестановку "убранства" комнаты. Так за этим обустройством разговорившись, затем болтали до тех пор, пока Богдану вдруг не позвонил на мобильник двоюродный брат и не сообщил печальную новость: найден мёртвым один из их беспутных родственников. "Кошмар!" ¾ подумал Богдан, "Хотя удивительно, что этого с забулдыжным родственником не произошло раньше…" И всё же настроение было окончательно испорчено, и Богдан постарался поскорее забыться и уснуть. Это удалось неожиданно легко, ведь в покинутой им Сибири уже стояла глухая ночь.

Утром, едва появившись на заводе, Богдан моментально окунулся по уши в работу, забыв про все проблемы, и его первый рабочий день пролетел незаметно. Но в это время начальник заводской охраны подполковник в отставке, после повторного обращения к нему Александра, стал энергично разбираться в сложившейся ситуации.

Первым делом он выяснил, что у уволившегося Жени есть сестра, которая работает и живёт на заводе. Взяв в руки монтировку (для вскрытия запертой двери), он вызвал эту сестру и спросил, нет ли у неё ключа от комнаты брата. Есть? Ну так и ломать ничего не надо, пошли открывать! Удивлённая девушка повела командира в сторону, противоположную от корпуса с «общежитием».

– Стоп. Так куда идти: туда или вон туда? – переспросил Отаров, жестикулируя свободной рукой.

– Но Вы же сказали, что к брату… – не поняла девушка.

Тут-то всё и выяснилось: уволившийся с завода Женя к комнате Богдана отношения не имел, а жил там выходец из братских республик бывшего СССР. Этому пареньку пришлось срочно перебираться в одну из железных комнат на пол-этажа ниже, что он и проделал, глянув на Богдана так, как когда-то вождь мирового пролетариата смотрел на буржуазию.

Зайдя вечером в освободившееся помещение, Богдан обнаружил в нём кроме кучи мусора огромный металлический каркас, занимавший около четверти жилого пространства. "Что это?" – удивился Богдан. Оказалось, что на этом, почти метровой высоты "верстаке" лежали доски, и заменял он прежнему хозяину не что иное, а кровать! Так что, ночевать сегодня тут опять не довелось, комната была освобождена лишь на следующий день после вторичного вмешательства со стороны Отарова. После часовой уборки Богдан наконец-то перенёс сюда раскладушку, постельные принадлежности, а также свой неизменный рюкзак. Попив минералки, он лёг спать и моментально уснул, не успев даже перевернуться со спины на бок.

Утром, встав пораньше, Богдан обнаружил со стороны коридора написанное жёлтым фломастером на двери комнаты коротенькое нецензурное слово и почесал затылок. "Не спорю, доля истины в таком утверждении есть, но писать это на двери – хамство, и кто-то у меня скоро получит по рукам!" – подумал он, решив тотчас помыть всю дверь. Для этого пришлось взять пластиковую бутылку из-под минералки и спуститься на этаж ниже, где находился санузел, который был общим, как для мужчин, так и женщин, что представляло некоторые неудобства. Там же имелась и единственная невероятно убогая душевая комната, такая, что и в тюряге, наверно, поприличнее. Набрав воды и намылив тряпку, он быстренько преобразил дверь и, удовлетворённый результатом своего труда пошёл на работу в главный корпус завода.

По давней привычке, загодя придя на рабочее место, Богдан включил компьютер и задумался. Восемнадцать лет прожил он в общежитиях: шесть лет в вузовском, затем двенадцать лет в молодёжной общаге НИИ, куда пришёл по распределению молодым специалистом. И вот теперь, на пороге собственного пятидесятилетия, он волею судьбы угодил, ни дать, ни взять… в какой-то московский курятник. Так ведь насильно его сюда и не тащили.

Да, Богдана звали вернуться на завод неоднократно и настойчиво, говорили о стабильной зарплате, об ипотеке, а что касается "курятника", так ведь это – временно. И тут вспомнилась расхожая фраза "нет ничего более постоянного, чем то, что объявляется временным." Впрочем, Богдан давно уже пришёл к выводу: работу надо менять вовремя, не затягивая с этим решением. В некоторых случаях надо категорически увольняться даже тогда, когда у тебя нет "запасного аэродрома". В нынешней ситуации новые учредители предприятия, которым руководил Богдан, решили, что свои функции оно выполнило и должно быть "законсервировано". Узнав об этом, гендиректор «МУВЗа" в очередной раз стал настойчиво звать Богдана на завод, и он согласился, решив, что в этой ситуации ничего не теряет.

"Ладно!" – произнёс вслух Богдан, – "Поработаем полгодика, а там видно будет…"

–>

Произведение: Снова в Москве | Отзывы: 3
Вы - Новый Автор? | Регистрация | Забыл(а) пароль
За содержание отзывов Магистрат ответственности не несёт.

Принято мною
Автор: mitil - 15-Nov-08 08:57
(подпись)

-> 

Текст мне ...
Автор: mitil - 15-Nov-08 09:13
Текст мне показался интересным, но не совсем готовым. Его еще редактировать, редактировать и редактировать надо бы.
К примеру, возьмем пару первых абзацев.
"Пассажиры, поспешившие приготовиться к выходу, а некоторые даже успели пройти в тамбур,..." Трудно читаемая и неправильно построенная фраза. Два определения к одному и тому же слову "пассажиры" имеют совершенно разную форму.
"...он не заметил, что незаметно стронувшийся ..." хорошо бы оставить только одно "незаметно", а то уже масло масляное получилось.

"...покачивая могучим рюкзаком, смахивающим на парашют,..." Мне всегда казалось, что правильно сложенный парашют выглядит очень компактно, совсем не таких больших размеров и до самого обыденного туристского рюкзака ему еще далеко. А уж покачиваться парашют точно не должен.
Ну и так далее. Хорошо бы над текстом поработать. :-)
-----
Удачи! Митиль

-----
Удачи! Митиль

->