Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• Alex Gerd
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
Konrad

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Alex Gerd
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• Alex Gerd (51)
Начало
Список разделов

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0500):
  16:41:55  11 Jul 2020
1. Гости-читатели: 18

Бабушкины яйца
20-Aug-17 23:18
Автор: Alex Gerd   Раздел: Родом из Детства
У Пашки и Сашки каникулы наступили. Пашка окончил третий класс, а его родной брат Сашка – только первый.
Ох, какое это счастливое время каникулы! Можно отправиться на поиски приключений и даже побывать на острове, ну, скажем острове Салинас де Голия Королевств Мириленд или на Северном полюсе.
Впрочем, этим летом Пашка с Сашкой решили отменить бегство на остров с чудным названием Салинас де Голия Королевств Мириленд, не увидят они и Северный полюс, ведь на этих каникулах мама пообещала подарить им велосипед, на котором можно будет погонять по их любимому двору на зависть всем местным пацанам. Правда, велосипед будет один и, скорее всего, кататься на нем будет в основном Пашка, но когда Сашка подрастет, велосипед достанется ему. В этом Сашка был уверен. Надо только чуть-чуть потерпеть. Так было, например, с самокатом и кроссовками.
Но велосипед еще когда-то будет, а сегодня мама рано утром куда-то ушла, деловито сказав, что вернется с сюрпризом, а Сашка с Пашкой остались дома одни. Одни дома и не пошалить – это просто непростительно.
– – Двадцать второго июня, ровно как мама ушла! – запел Пашка и, схватив корзинку домашних яиц, выбежал на балкон.
– Ой, а это же бабушкины яйца, что ты хочешь с ними сделать? – испуганно спросил Сашка.
Целую корзину домашних яиц бабушка привезла пару дней назад из деревни, а перед отъездом долго рассказывала об их пользе. Мол, в куриных яйцах вся сила, и кто их ест, тот никогда и ничем не болеет и хорошо соображает. Мама же только разводила руками: «Ну, куда же нам столько яиц? Мы же закукарекаем от них!»
– А, маме они все равно не нужны! – ответил Пашка, – Мама боится превратиться от них в курицу. А мы скажем ей, что все яйца слопали! Вот она будет довольна!
– Пашка, а ты не боишься, что мы от яиц… закука… кука… карекаем?
– Вот ты балда! Мы же не будем их есть, а будем кидать в прохожих! Это же так весело! Давай тащи, там еще бабушка картошку оставила и помидоры! Маме они тоже не нужны! – уверенно произнес Пашка и начал внимательно выслеживать с балкона свою первую жертву. Поскольку балкон их выходил на бульвар, а третий этаж давал возможность хорошо прицелиться, то братья быстро почувствовали себя настоящими героями боевика.
Первое яйцо прямиком угодило в ногу велосипедисту.
– Смотри, как ногой смешно дергает! Как цапля! – смеялся Сашка.
Один из помидоров попал в соседскую овчарку, отчего та взвыла и, сорвавшись с хозяйского поводка, унеслась прочь. Ее хозяин бросился за ней и получил в лоб картошкой.
Еще одно яйцо прилетело в спину старушке, та нелепо завертелась на месте, а потом опять тихо продолжила ковылять по тротуару.
Максимальному обстрелу братьев подвергся Петя Пятеркин из 2 "Б". Сашка и Пашка его не любили и называли ботаником. На него озорники израсходовали десяток яиц, пять картошин и шесть помидоров.
Заревев на всю округу, Петька бросился прочь.
– Сашка, смотри, смотри, какая смешная тетя идет!
По бульвару не спеша шла женщина в розовой шляпке и катила велосипед.
– У меня такой же велик будет! – с гордостью произнес старший брат. – Мне мама пообещала!
– Это мы еще посмотрим, чей он будет, – прошипел Сашка, прицеливаясь в тетеньку.
Домашнее яичко угодило прямо в тулью шляпы. Не отстал от него и Пашка, правда, его яйцо угодило на поля шляпы и едва не попало тете в глаз.
– Мазила! – сказал Сашка, запульнул очередное яйцо и в следующее мгновение стал медленно сползать на пол балкона.
– Попали! – мрачно констатировал Пашка и пополз с балкона прочь. В тетеньке, которая подняла голову и издала истошный крик, они узнали маму. На маме была новая розовая шляпка и новое платье в тон. В новой шляпке и с велосипедом братья ну никак не могли узнать маму. Шляпка маме шла, а велосипед – нет. А еще к маме откуда ни возьмись подбежал зареванный Петька и стал что-то усердно рассказывать, активно жестикулируя в сторону балкона.
Пашка с Сашкой забились под мамину койку.
– Ябеда-корябеда этот Петька. Вот получит он у меня. – тихо прошептал Пашка.
– Так вот о каком сюрпризе говорила мама. Новая розовая шляпа и платье, – догадался Сашка.
– И мне велосипед, – вздохнул Пашка, – наверное, обратно сдаст. Хоть бы не приняли.
Раздался звонок. А потом кто-то стал усердно тарабанить в дверь.
Сашка еще сильнее забился под койку, а Пашка пошел открывать. Открывает он дверь и видит маму в изумительной розовой шляпке. Со шляпки бабушкины яйца стекают, и яичная скорлупа поблескивает. Стоит мама, покрывается пунцовыми пятнами и сердится. С левой стороны велосипед держит, а с правой – ее Петька ободряюще за локоть придерживает. Сам он весь в яйцах и помидорах. Ревет и облизывается. Вкусные, наверное, яйца с помидорами.
Мама нервно дышит и не знает, что сказать.
Первым слово взял Пашка:
– Мама, тебе очень идет эта новая розовая шляпка!
Сначала показалось, что мама растаяла от этих слов и даже изобразила подобие улыбки.
– Хорошо! – тихо сказала она и обратилась к ботанику, – держи Петенька, этот велосипед теперь твой! Катайся, зайка, на здоровье! Хороший мальчик!
Петька подтер нос, схватил велик, показал Пашке язык и унесся прочь.
Мама зашла в квартиру, закрыла дверь и топнула ногой:
– Я им велик, а они меня яйцами! Ну, все! Хватит! Кончилось мое терпение! Никаких велосипедов! Никогда! Кино, прогулки, мультики, компьютеры и шоколадки! Все! Хватит! Никогда! Ни за что! Никаких карманных денег, игрушек и посиделок с друзьями! В угол! На горох! Нет, на картошку! На картошку! На картошку! Точно! Что же я раньше-то не догадалась! Оба на картошку! На все три месяца! На картошку! На яйца! Я вам устрою каникулы! Вы у меня узнаете бабушкины яйца! Черти, а не дети! Все в отца! Ах, моя чудная новая шляпка! Я три месяца на нее копила!
Мама топает ногой и кричит. А яйца все капают и капают с ее шляпки на пол, как Пашкины и Сашкины слезы о велосипеде. Тут и мама заплакала. И уже непонятно было, где капают яйца, а где слезы.
Сашка с Пашкой тоже заревели и стали просить прощения:
– Мамуля, ну, прости нас, пожалуйста! Ну, прости!
– На картошку, на картошку, на картошку… – повторяла про себя мать и все плакала и плакала.
Пашка искренне не понимал, о чем это говорит мама. Детей ведь ставят в угол или на горох. А как стоять на картошке? А на яйцах? Прикольно, наверное. Эх, мама всегда такая выдумщица. Всегда придумает что-нибудь эдакое. Жаль только, велосипед Петьке достался. Но ничего, может, мама остынет да и отберет велик обратно.
Но мама не остыла. Горяч был и папа, пришедший вечером с работы. Правда, ему, кажется, мамины шляпка и платье тоже не понравились. Что-то он по этому поводу высказывался не очень одобрительно, и новый мамин наряд комплиментов не получил. Вообще ни одного. Велик так и решили оставить Петьке, с чем Петькина мама была категорически согласна, но дополнительно потребовала купить наколенники, перчатки, шлем и насос.
А на следующий день братьев к бабушке в деревню отправили, где они несколько недель подряд проделывали странные операции с картошкой: они ее закапывали, а потом опять откапывали. Вот тогда-то они и поняли, что такое «на картошку». А еще бабушка заставляла их ухаживать за курами и забирать у них яички по утрам. Это называется «на яйца». Каждый день мальчикам приходилось выпивать по 5-6 домашних яиц. Домой братья вернулись загорелые, с мозолями на руках и довольно-таки поклеванные курами.
С тех пор Сашка с Пашкой в прохожих ничем не бросались, опасаясь опять угодить в новую мамину шляпку или, не дай бог, в папино новое пальто. К бабушке на яйца – хорошо, а дома с новым велосипедом все-таки лучше!
–>

Город пяти домов
04-Jul-15 02:57
Автор: Alex Gerd   Раздел: Город и Человек
Вот и опять я вернулся в свой город, город пяти домов. Встречай же меня!
Встречай вздорными перепевами водосточных труб, пьянящими серенадами пожелтевших дубов, распахнутыми объятьями случайных ветров, ворчанием старых подъездных дверей, колючей проволокой тротуаров и проповедью бесконечно одинокого разбитого фонаря.
Город пяти домов – мой сладостный нескончаемый сон, ярко-оранжевый фант "Love Is", ставший лишь через много лет откровением и безудержный танец прошлого в пропасти дней.
Город пяти домов. Станцуй весенним громом гросфатер на крышах, распахни свои окна, залей подвалы солнечным светом, наполни пространство скрипом качелей, громыханием домино, табачным дымом, запахом леденцов, кашлем старух, хохотом детей, шелестом травы, шипением ветра и вздорным плеском весенних луж.
Город пяти домов… ты всё напомнишь мне.
Старая беседка, лавочка, утратившая свой былой блеск, но всё также по-матерински влекущая к себе, таинственные вены проводов – хранители города. Увы, песочные замки наших бесед и голубое пламя, переплетенных в неизвестности детских душ, не выдержали безудержного натиска ЗАВТРА. Теперь ничего не собрать здесь снова.
Мне знакома здесь каждая трещинка на асфальте, каждый камешек и каждая звездочка на ночном небосклоне. Я знаю обо всех потайных норах и тайниках, в которых зарыто моё главное сокровище, моё детство.
Эти деревья, как зеркала, в которых навсегда застыли наши глупые гримасы.
Нас снова яростно отрывают от земли облака, чтобы безжалостно возвращать нас сюда снова, бросая на изломанный асфальт наши сердца и потроша наши души серебряным дождем.
Растворяя воспоминания в табачном дыме, считая твои темные и залитые лучистым светом окна, слыша весёлый детский смех и грубую мужскую брань, ощущая дыхание желтой листвы под ногами, чувствуя на себе суровый взгляд деревьев, глазами устремляясь на крыши и разговаривая с птицами – я вернулся к тебе. Пусть я теперь только гость.
Замасленную ткань города накрывает черная волна с утонувшими в ней золотыми звёздами окон. Этот наш с тобой звездопад продлиться до самого утра, пока не настанет время прощания. Как и тогда, ты гонишь меня совсем в другой мир, провожая за запретную ограду вздорными перепевами труб, серенадами деревьев и распахнутыми объятьями случайных ветров, но распахнутыми уже совсем для других…
–>

Мой маленький фриц
11-May-14 20:36
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Мой младший брат родился крепышом: его вес при рождении был целых 3,9 кг. Не то, что я со своими 2,4 кг!
– Богатырь! Защитником будет! – сказала тогда бабушка, хотя, при моем рождении, если верить рассказам матери, она произнесла "Вот глиста какая вышла!". Если бы она тогда знала, кого он будет защищать, и за кого он будет сражаться, то она бы произнесла совсем другие фразы. Впрочем, ничего заранее в этой жизни знать нельзя. Но если бы знать, если бы знать, и вовремя что-то изменить. Вот только, как изменить?..

Я был старше Стаса на четыре года. В моей памяти остались лишь обрывки нашего с ним детства и, увы, не самые радужные, а скорее серые и красные. Их хотелось бы стереть, но всё чаще приходиться возвращаться к тем событиям, винить себя и задавать миллионы вопросов, ответа на которые нет и, наверное, не будет никогда.

Странности в его поведении обнаружились уже годам к пяти. Впрочем, значения этим странностям не придавал никто из нашей семьи. Кажется, каждый был занят собой. Мать с отцом работали круглыми сутками. Ну, а с нами поначалу занимались бабушка с дедушкой, которые, впрочем, в основном жили у себя на даче. Бабушка умерла, когда Стасу было шесть лет. Из деда же хорошего воспитателя не вышло. Нашим единственным воспитателем стала улица, но, мы со Стасиком оказались по разные её стороны.

В моей голове то и дело, словно спички вспыхивают воспоминания, леденящие мою душу. Красные воспоминания. Они чернеют, а потом ложатся слоем пепла на сердце. И я до сих пор не могу понять, люблю ли я своего брата, жалею его или ненавижу больше всего на свете. Наверное, всё вместе.

Наш дед считал, что самое главное в нашем воспитании – это привить любовь к родине. Прививал он эту любовь через военные фильмы советской эпохи и книги о войне. На его долю выпали страшные годы: во время войны он лишился руки, но, война его не сломала. Он любил жить, и он любил нас. Даже моего младшего брата. Он хотел, чтобы мы тоже никогда не ломались.
Однажды, после очередного семейного просмотра фильма о войне у Стаса, а ему на тот лет было пять лет, разыгралась настоящая истерика. Бабаня с матерью, как и полагается "классическим" бабаням и матерям, сразу кинулись его успокаивать и жалеть.
– Ну, чего ты, чего ты Стасечка?! – щебетала бабушка, расцеловывая его во все щеки. – Война кончилась. Всё хорошо. Мы победили. Мир, труд, май. Радоваться надо. Это же радость, какая великая! Мне тоже пять лет было, и я смеялась. С прабабкой твоей до упаду плясали. Прямо до утра. Или ты от счастья заливаешься?
– Мне дядю жалко!
– Какого дядю? Дядю солдата? Так он герой! Правильно плачешь!
– Нет… дядю с усами.
Мать на это только усмехнулась:
– А чего его жалеть, дядю этого с усами? Этот дядя ещё восемь лет благополучно прожил.
– М-да… мне бы так жить, – сказал отец, вальяжно расположившийся в кресле. – Кровопийцам жить вообще хорошо.
– Не болтай ерунду! – шикнул на него дед. – Сталин всю страну на своих плечах держал. Из какой ямы вытащил. Сейчас бы Сталина, он бы порядок быстро навел! Он бы вам показал Кузькину мать!
Между тем Стас продолжал биться в истерике:
– Другой дядя с усами. Того не жалко. А ещё… собачку жалко.
Уже даже я догадался о ком он:
– Ты про Гитлера что ли?
– Ну-ну, нашел, кого жалеть, – вытерла Стасу слезы бабуля. – Это не дядя был, это было чудовище усатое-волосатое. Стася, это был серый волк. Неужто тебе серого волка жалко?
– А вот говорят ещё, что Гитлер выжил и благополучно спрятался в Америке или где-то во льдах Антарктиды. Говорят, что он и до сих пор жив, – сказал отец и потрепал Стаса по макушке.
– Не болтай ерунды! – привычно повторил дед. – Жаль, не повесили мы его. Ушел сам, гадина. Ну, туда ему и дорога!
Стас между тем перестал плакать, посмотрел в глаза отцу и даже улыбнулся:
– А этот усатый дядя, правда, жив?
Отец боязливо осекся на деда и тихо прошептал:
– Ну, в какой-то степени, да…

Дня через два он вновь меня удивил и даже немного испугал. Кажется, эта была одна из последних встреч с бабушкой: на следующий день она уехала в деревню и живой я её больше не видел. Она пела нам колыбельную. А пела она, скажу Вам, очень даже хорошо. Под её пение засыпалось всегда особенно сладко и всю ночь снились самые хорошие сны. Я помню её голос, в основном, по её тихим, неспешным колыбельным.

– Баю-баюшки-баю,
Не ложися на краю.
Придет серенький волчок
И ухватит за бочок.…

– Нет, – засмеялся Стасик, которому точно спать не хотелось. Его ведь посетила "гениальная мысль".
– Придет, придет! И Стасика за бочок, хвать!
– Нет, бабаня! Фриц придет…
Бабушка нахмурилась:
– И чего?
– Фриц придет и тебе голову оторвет. Ха-ха-ха…
– Стасик! Какие глупости ты говоришь!
– Дурак! – ещё яснее выразился я.
– И где ты этого набрался?
– Фриц придет и тебя сожжет! Ха-ха-ха…
Петь бабушке расхотелось:
– Ну, ладно ребятки, спите! А ты Стасик больше так не говори!
Здесь бабушка погрозила ему пальцем, после чего расцеловала нас и вышла из комнаты.
– А чего ты за ерунду нёс про фрица? – спросила я тогда Стаса.
– Ну, так…
– Ну, что так? Не боишься, что и вправду придет?
– Ну, и пусть приходит! Мы тебе голову оторвем и съесть заставим! А ещё глаза тебе вырвем и язык отрежем! Ха-ха-ха…
– По-моему, ты идиот, – сказал я и постарался поскорее заснуть. Впрочем, сделать это было не просто.

В детстве я очень любил играть в солдатиков. Мне нравилось играть в компании с дедом и отцом. Иногда к нам даже присоединялась бабушка, которая, как правило, играла фронтовыми медсестрами и под вражеским обстрелом пыталась оказать помощь каждому раненому солдатику. Мама тоже принимала участие, но довольно своеобразное: когда наступала на наших пластмассовых солдатов и бронетехнику:
– Ну, развели бардак! Итак, тесно! Пройти нельзя!
– Ура! Ура! Мама раздавила фашистский танк! – кричал в радости я.
Что же касается Стасика, то с ним играть в солдатики я опасался. Всё дело в том, что я всегда играл за наших, советских солдат, а Стас выбирал немцев. Любой убитый его солдат или подбитая техника, как правило, заканчивались истерикой и в ход от моего младшего брата уже шли его, пусть и маленькие, но кулачки. Поэтому мы с ним не играли. Он сидел насупленный в стороне и постоянно обвинял меня в том, что я "неправильно играю" и, что все мои солдаты, уже давно должны быть убиты или сдаться в плен.
– Ну, вот же! Вот же! Убили твоего! Прямо в голову!
– Чё, болтаешь? – отвечал я. – Пуля мимо прошла.
– Не мимо! Не мимо! Я видел! Сашка, ты мухлюешь! Умей проигрывать!
– Мухлюет… – ухмылялся отец, обстреливая мои укрепленные позиции из немецких танков.
Но, в итоге всё равно выигрывал я, согласно историческому факту…

Играть со Стасиком опасались и его сверстники.
Как-то на Новый год мама подарила ему игрушечный автомат.
– Держи, боец! – сказала она и протянула ему темно-зеленое чудо китайской промышленности.
Более счастливым я Стаса не видел, наверное, никогда. Впрочем, он быстро понял, что автомат не стреляет и, кроме того, чтобы мигать лампочками и издавать "зубопротезный" треск больше ничего не может. Кроме того, играть в войнушку с ребятами во дворе у него тоже не получилось: поняв, что враг из игрушечного автомата не убивается, Стас просто ударил пластмассовым прикладом одного из мальчиков. Ну, а потом и вовсе предпочел автомату камни и палки.
Дети от него во дворе стали шарахаться в сторону. К матери постоянно прибегали их разгневанные мамаши и грозились написать заявление в милицию.
– Ты че, совсем озверел? – ругала его мать, подставив подножку и уронив на кухонный пол. Стас смотрел на неё невинным взглядом и, кажется, совсем не понимал, чего всем от него надо.
– Ты меня в могилу решил загнать? Ты что творишь? Всех во дворе распугал! Никто с тобой дружить не хочет! Саш, ну ты хоть на него повлияй! Ты же брат старший! Или как? Ну, нет у меня сил никаких! На меня уже все пальцем во дворе тычут! Что же это такое!? Хоть дома совсем не появляйся!
– Он меня не слушает. Он сам на меня кидается с кулаками, – оправдывался я.
– Ну, у нас все готово, – появлялись отец с дедом, где-то раздобывшие розги.
Наказание Стас терпел стойко и даже не кричал. Были не только розги, но и горох (бабушкин совет), и полный игнор (моя идея), и полная конфискация игрушек (мамина идея). Всё было тщетно. Кажется, любые наказания его только забавляли и делали только сильнее в его какой-то дикой упёртости.
Впрочем, кажется, что мы слишком легкомысленно смотрели на всё это. Мама считала, что это "детские заскоки", отец говорил "перебеситься", дед считал, что он "будет таким же обормотом, что и его старший брат".

Со мной редко случались истерики. Стойко переносить любую боль и беды – это было у нас в крови, но когда я узнал, что умерла бабушка, кажется, что мой мир перевернулся. Мне было невероятно горько и больно. А вот Стасу, кажется, было всё равно. Он даже поначалу отказывался ехать в деревню.
– Стас, бабушка умерла. Мы едем в деревню.
– Я занят… – сказал он тогда мне, рисуя на альбомном листе немецкий крест.
Но поехать ему, конечно, пришлось.
Когда мы приехали, то увидели, что бабушка лежит на снятой с петель двери. Она была невероятно бледной и похудевшей. Эта картина навсегда застыла у меня в голове. Осталась у меня и картина, когда Стас, оставшийся с ней один на один, тыкал ей в живот своим игрушечным автоматом и приговаривал:
– Фриц пришел, тебе живот вспорол! Вот и фриц пришел, тебе живот вспорол!
Я ему тогда довольно сильно наподдал, за что в итоге получил от матери:
– Совсем озверели? Щенки! Кому горе, а кому беситься, да?
– Мам, да, ты знаешь, что он сейчас делал?
– Слушай, идите, погуляйте, а?
Я взял брата за руку, и мы пошли на прогулку, где я ему ещё хорошо врезал и чуть не утопил в реке. Но он так, кажется, и не понял, за что.

Эпизод, который произошел в этой же деревне ровно через два года, действительно напугал меня. С тех пор я знал точно, что моему младшему брату место в сумасшедшем доме. Ну, хотя бы месяца на три-четыре. Ему на тот момент было восемь лет, мне, соответственно, двенадцать. Это был крепкий второклассник со всегда короткой стрижкой и всегда румяным лицом. Мы не сомневались, что в обиду этот парень себя никогда не даст. Но вот сможет ли он защитить нас, мы сомневались. Впрочем, мы всё чаще думали о том, что и от него нас никто не защитит.
Учился он довольно средне и посредственно. В классе он нашел двух ребят, таких же странноватых и диких, как он. Эта компания держала в страхе весь класс и, кажется, весь состав преподавателей.
Итак, в деревне мы отмечали два года, как не стало нашей любимой бабули. Это был знойный июльский вечер. Моя мама уже третий час подряд всё вспоминала и вспоминала о бабушке. Собралось человек десять. Это были самые близкие наши родственники.
– Она нас любила. Да, она нас подлых всех любила, – говорила мать, опрокинув в себя очередную стопку водки, – без неё бы вообще ничего не получилось. Не было бы ни-че-го! Нас на ноги поставила, внуков. Все пороги обивала. За каждого переживала! Билась, как крокодил! За каждого! Все ж через себя! Вот и не выдержало сердечко… ох, мама, прости нас, что не сберегли. Скоро я приду к тебе. Петь, а ты помнишь, как на Сашку то качель грохнулась, так она эту качель сама на помойку вынесла.
– Да… славная была мать твоя, – сказал отец.
– Свет, а у тебя на плите ничего не горит? – повела носом мамина сестра тетя Нюра.
– Нюра, ты че? Какая плита? Вот всё что на столе ещё с утра приготовили. Мало Вам что ли? А больше я ничего готовить не буду. Сил нет уже. Вот мать моя, та могла кухню завести на три дня. Петь, а ты помнишь отбивные то, её?
– Помню. Классные у твоей матери отбивные были.
– И правда, чай, пахнет горелым? – повел носом дед.
– Кажется, пахнет, – сказал кто-то.
Мать взялась за стопку:
– Когда кажется…
Здесь она осеклась и стеклянным взглядом уставилась в окно. Там вовсю валил дым.
– Креститься надо, – договорила она и выронила стопку, поскольку со двора донесся страшный собачий вой.
– А где Стас? – опомнился я.
Мы все высыпали во двор, где перед нами предстала чудовищная картина. Мы увидели горящую собачью будку и рядом Стаса, улыбавшегося во весь рот. Мы все сразу кинулись за водой. Однако из-за толкучки и общей паники набрать воду удалось не сразу. Кто-то нашел огнетушитель. Будка сгорела почти полностью. Самое страшное, что внутри был наш старый сторожевой пес Тимка, а будка, оказывается, была забита досками.
Я подошел к Стасу и потянул его за ухо:
– Это что?
Брат резко одернул меня и, продолжая улыбаться, произнес:
– Это Хатынь, детка!
В этот момент мать, пожалуй, впервые произнесла:
– Фашист!
Родственники поспешили уехать от нас уже через минут 20-30. С тех пор они предпочитали с нами не контактировать.
На следующий день дед решил "усилить" свое воспитание и весь день рассказывал Стасу об ужасах фашизма, показывая ему разные фотографии тех лет. Стас слушал его взахлеб, а особенно его впечатлил рассказ деда о Зое Космодемьянской. А утром я проснулся от жуткого маминого крика: та обнаружила в бане повешенную кошку.
Поняв всю серьезность ситуации, мать стала таскать Стаса по всяким психиатрам. Психиатры ничем ему, видимо, помочь не смогли. У нас стали случаться "веселые вечера": Стас становился посреди комнаты и начинал прыгать, весело крича:
– Кто не скачет, тот москаль!
– Ну, я москаль, и что дальше? – спрашивал я.
– А это вид комара, что ли? – не въезжала мать.
– Это слабоумие!
– Москаляку на гиляку! – продолжал Стас.
– Чёрти что! – пожимала плечами мать и, перекрестившись, шла заниматься своими делами.
– Хоть черт, лишь бы не москаль! – кричал ей вслед Стас.
Закончилось это тем, что на три месяца его всё-таки затолкали в какую-то лечебницу. Вернувшись оттуда, мой младший брат перестал "чудить", но стал очень замкнутым. Это был абсолютно чужой, холодный человек, который почти никогда не улыбался. Впрочем, когда, ради шутки я называл его "мой маленький фриц", на его лице можно было увидеть проблески улыбки.
Шло время. Мать от перенесенных ужасов всё чаще прикладывалась к бутылке, а вскоре от нас ушел отец. Дед с каждым днем становился всё слабее и почти не принимал участие в жизни семьи, "общаясь" с креслом и телевизором. Я тоже старался меньше бывать дома, предпочитая находиться в школе или гулять со своей девушкой Олесей. А мой брат… он мало нас посвящал в свои дела, а к четырнадцати годам уже редко даже здоровался. Впрочем, здесь я ошибаюсь: здоровался он к этому времени, вскидывая руку и выкрикивая: "Зиг хайль!" От этих его "зиг" я невольно закрывал глаза, а мать старалась поскорее напиться.
Я уже не говорю о том, какую музыку он слушал и какие смотрел фильмы. У нас была общая на двоих комната, которую я в один прекрасный момент решил разделить на две части, прочертив красную черту и заказав перегородки. В его часть я предпочитал не заходить: нацистские флаги, плакаты и прочий "ужас" были для Стаса чем-то сладким и прекрасным, а вот для меня были смерти подобны.

– С Днем Победы! – прокричала в восемь часов субботнего дня мать, уже успевшая принять на грудь.
– Отличный будильник! Так бы каждый день! – проснулся я, потянулся и тоже прокричал:
– С днем победы!
– Ура! – закричал дед.
А вот Стаса не было. Он иногда не приходил ночевать. Так было и в этот раз.
– Сегодня мы все идем на парад! – сообщила мать.
– Пойдем… если, ты больше пить не будешь сегодня! – сказал я.
– Да, ты что? Милый, я ведь завязала! Ну, если только чуть-чуть для настроения! Чуть-чуть! Чуть-чуть!
– Мама не смешно! У нас и так семья рухнула! Не продолжай, а?
Потом нас всех ждало новое потрясение: пропали дедова ордена, и ни о каком параде речь уже не шла.
– Ты куда дел ордена? – закричала на меня мать.
– Я?
– Ты куда дел ордена? – снова сквозь зубы процедила она.
– Мама, иди, проспись. А лучше спроси об этом у Стаса.
– Где ордена? – продолжала гнуть своё мать и, по голосу, мне казалось, что ей, в общем-то, всё равно.
Дед между тем сидел в своем кресле и тихо плакал. Я как мог, пытался его успокоить, но что я мог сделать. Через час его увезла скорая. А потом всё закончилось. Мой дед умер в самый светлый майский день.
Разговаривать со Стасом было бесполезно.
– Ты куда дел ордена, придурок?
– Какие ордена, дурак?
– Ты понимаешь, что ты деда убил этим? Мы на тебя заявление в полицию напишем.
– Иди вон!
– Фашист!
– А ты колорад! Я бы тебе глотку перерезал!
– Ты мне больше не брат. А ордена ты вернешь или уйдешь из дома.
– Колорад! Чтоб ты сдох!

Из дома его, конечно, никто не выгнал. А куда он дел ордена, мы так и не узнали.
Мать уже была в своём мире. Отрезвила её немного разве что повестка в прокуратуру: наш Стас чего-то написал в интернете, а потом были нацистские марши, в которых он принимал активное участие.
Свет надежды блеснул, когда я как-то возвращаясь после института, увидел его, выгуливающим щенка. Мне казалось, что он наконец-то "выздоровел". А может наконец-то повзрослел. Но я ошибся, поскольку он строго настрого запретил мне приближаться к своей овчарке и продолжал оставаться всё тем же. Собака стала для него лучшим другом и была ближе, чем я. Он назвал её Блонди…
Я продолжал разрываться между учебой, пьющей матерью и нацистом-братом. А потом, всё закончилось. Нам пришла очередная повестка в прокуратуру. Я искренне удивлялся тому, почему в прокуратуру всегда, как правило, вызывали мать, а участковый предпочитал общаться именно с ней, видимо, просто опасаясь моего младшего брата.
Этот разговор в прокуратуре немного просветлил мозг моей матери, поскольку речь шла уже об уголовном деле. Стас и его компания забили какого-то узбека в метро.
Мать взглянула на следователя затуманенным взглядом и с надеждой произнесла:
– Ммм… думаете, ему в тюрьме самое место? Забирайте! Ну, заберите же его!
Я повел мать домой. По пути она говорила мне о своей усталости и скорой смерти. Грозилась наложить на себя руки или сжечь себя.
– Ты лучше пить брось, – говорил я. – Глядишь и Стас исправиться. А то, выходит, вы оба друг друга дополняете. Хотя, этого сегодня-завтра под стражу. А тебя куда? В психушку? Сжечь себя решила? Ну, так Стаса попроси, он тебе поможет с удовольствием.
Однако под стражей Стасу оказаться не пришлось. Придя домой, мы обнаружили в коридоре его мертвую овчарку.
– Начинается, – прошептала мать и достала из сумочки небольшую флягу.
– Пипец! Как же меня всё это достало! Когда же это всё закончится?! – буквально взревел я и, перепрыгнул через мертвое тело Блонди.

Подбегая к комнате, я внезапно осекся в своём желании наорать и немедленно выбросить своего братца с пятого этажа, на котором мы жили. Нет, пусть сначала уберет труп собаки. Кошмар, какой!
Я остановился, ибо из комнаты тихо доносились звуки Ave Maria. Эта музыка преградила мне путь. Эта музыка говорила мне: "подожди!". Эта музыка заставила меня опустить голову, закрыть глаза, задуматься и вспомнить.
Кажется, это было где-то накануне Рождества. Стас уже учился. И уже был странным, но иногда и на него находили порывы нежности и теплоты.
Все были веселы в этот день. Отец, занимавшийся перегоном фур, вернулся из рейса и притащил домой фазана, который на свою беду и на радость нам попал под колеса его грузовика. Мы все обрадовались: мама, я, Стас. Мы никогда не ели фазана. От радости мама включила нам эту мелодию. Весёлой её назвать сложно, но, сколько радости она нам принесла. Мама сначала кружилась по комнате со Стасом, потом с отцом. Я взял Стаса под руки и вообразил, что мы на каком-то волшебном балу.
– Извините, я наступил Вам на ногу! – сказал я тогда брату и под его визг и хрюканье закружил по комнате…
А через пару часов мы всей семьёй весело поглощали фазана. Стас попросил дать ему попробовать мозги и глаза.
Я невольно вздрогнул.
А не я ли во всём этом виноват? Почему вышло так, что мой брат злой, одинокий, несчастный и ненормальный? Где был я в те минуты, когда… всё можно было исправить, повернуть в другое русло, вовремя понять, поддержать и объяснить?.. Я был слишком мал, а родители были, кажется, слишком взрослы.
И вот, я стою, слышу музыку и не могу ничего изменить. Да, мне тебя очень жалко. Я очень зол на тебя. И эта музыка… в этой музыке ты привык к себе, научился видеть красоту в пятнах крови, видеть в муках близких тебе людей радугу. Наверное, тебе было бы приятно убить нас всех под эту мелодию. О, да, сам дьявол одевает смокинг, садится за рояль, плачет, и играет, играет, играет…
Я вздрогнул.
– Чертова мелодия. Чертов Шуберт, – прошептал я. А мимо меня с флягой в руках кружилась мать. Жаль, видимо, это единственное, что было способно теперь с ней танцевать.

Я зашел в нашу со Стасом комнату. Мой брат неподвижно лежал на кровати в форме немецкого солдата. Глаза его были открыты и устремлены в потолок.
– Эй! Что за спектакль?! Ты во что вырядился, чучело? – спросил я.
Но ответить мне Стас уже не мог. Потом стало известно, что он где-то достал ампулу с цианидом и, как и его любимый герой, отправился в ад. Ну, а овчарку он также предусмотрительно накормил каким-то ядом.
Ну, вот всё и закончилось. Этого ли ты добивался? К этому ли стремился? Ты теперь счастлив?.. Жалкая, бессмысленная жизнь моего любимого и никчемного брата, пусть станет прививкой от глупости и для меня, и для всех тех, кто узнает об этой истории.
Я потрогал его пульс, закрыл ладонью глаза, вытер салфеткой кровь в уголках рта, а потом взял на руки и вынес в гостиную. Никто и никогда больше не должен был видеть эту ужасную комнату, украшенную нацисткой символикой. На следующий же день я сжег все эти флаги, растяжки, постеры и его немецкую форму.
Я старался стереть из памяти всё, что так чернило моего брата. Но я не смог, потому что он не умер: я каждый день наблюдаю его жуткую страшную тень, которая медленно, но верно накрывает земной шар. Накрывает снова, но в чем я уверен на 100%, так это в том, что для каждого нациста уже приготовлена своя ампула с цианидом.
–>   Отзывы (2)

Григорий
02-Feb-14 17:04
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Вот здесь. Да. Помнишь ты стояла, небесный свет струился из твоих синих глаз, озаряя всё вокруг. Мимо нас бегали дети, стоял невероятный шум, а потом… такая тишина, когда ты взяла меня за руку. Всё казалось тогда таким бесконечным. Только ты и я. Мы были детьми небесных светил – ты солнце, а я луна. Помнишь ли ты это? Я включил фотоаппарат и сфотографировал тебя. Ты улыбалась, ну точно так сейчас. Паря в невесомости, превратившись в белое облако, став синим ручьем, распустившись зелёным листом, пропев мне свою лебединую песню…
Давай же как тогда возьмёмся за руки, растопим тонкий лёд под нашими ногами и упадём с тобой в таинственную глубину, оставшись в ней навсегда. Там мы продлим своё счастье навечно.
Я как и тогда беру тебя за руку, и мы просто любуемся детьми, такими чистыми и непорочными, какими всегда хочется видеть людей, к чему всегда хочется стремиться, но весёлый цирк-шапито всё дальше уходит вдаль…

Она любила бывать с ним в местном цирке. Как минимум раз в месяц они выбирались сюда от немыслимой тяжести дел и работы. Что-то делало их здесь моложе и чище, отдаляло от суетливости.
– Пойдем в буфет? – предложил он.
И как и тогда, он взял её за руку.
– Тебе здесь нравится? Здесь мило, правда? Любимая…

Ты не перестаёшь улыбаться. Откуда в тебе столько тепла, нежности и любви? Ты заряжаешь меня, ты как и тогда заставляешь меня жить. Ты ведь не оставишь меня?.. Не оставишь меня, не оставишь…

– …Бабушка, а кто этот страшный дядя с бородой? Это клоун?
– Это дядя, который, наверное, очень любит цирк. Любит, так же как и мы с тобой. Ну, точно не клоун. Ну, пойдем, пойдем в зал. Нас уже мишки заждались.

Я покупаю две пачки поп-корма и два коктейля, после чего мы идём в зал.
– Надеюсь, сегодня к тебе не будут приставать клоуны. А то помнишь как в прошлый раз? Я даже заревновал. Ух, сколько народу. Где же наши места?

Два билета на 6 и 7 место во втором ряду – это стало доброй традицией при их походе в местный цирк. Вот и сейчас – 6 и 7 место во втором ряду.

А после представления мы пошли на городскую набережную.
Твои глаза сливаются с цветом морской воды. Мы кидаем в море гальку и наши души. Ты рассказываешь мне что-то из Данте. Я и начинаю любить его в тебе. Мы втроём и это здорово. Мы будем бродить по набережной до самых сумерек. Я буду фотографировать тебя, целовать и жить.

– …Смотри, опять этот грязный мужик с бородой. Каждый день здесь стоит. У него что-то с головой, мне кажется. Бормочет вечно что-то.
– Милая, это же Григорий.
– И?
– Я разве тебе не рассказывал?..

На следующий день мы вновь бродим с тобой по магазинам. Вот эта статуэтка Бога Солнца Ра тебе тогда так понравилась, и мы решили обязательно купить её в следующий раз, так как нужной суммы средств тогда не было.
– Может быть, купим сегодня? Ах, да, опять не взяли нужной суммы! Проели сегодня всё в парке и на аттракционах.

– Вы как всегда это брать не будете, да, мужчина?
– Нет.

Этой ночью мы будем ходить по лужам, искать открытые крыши в домах, красивые виды на город и маленьких котят. Обязательно, чтобы согреть кого-то ещё. Мы будем кричать на центральных аллеях о любви друг к другу, умиляться тем, что совсем не хочется спать, а потом зайдем в какое-нибудь ночное кафе, тебя, наконец, потянет в сон, я вызову такси и возьму тебя на руки.

– Гражданин, старший сержант полиции Мышкин. Вы чего стоите в луже? Ваши документы! А… извините, сразу не узнал. Это вы Григорий? Извините. Но в луже и простыть недолго! Непорядок! Всего доброго!
– Да.

Утром тебя разбудил мой поцелуй… ну, или меня твой. И вновь нас закружил хоровод новых впечатлений, мимолетности и новой встречи с тобой.
Мы пойдём с тобой в наши любимые места. Мы будем вспоминать о прошлом, наслаждаться настоящим и мечтать о будущем. Скоро у нас будут дети и мы не умрём никогда.
Я люблю тебя.

– Так, кто этот мужик с бородой и в грязной одежде?
– Два года назад у него умерла от рака жена…
–>

Все хозяева попадают в рай
29-Nov-13 02:32
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Бася бежит по лунной ковровой дорожке, окрыленный и счастливый. Розовый туман стелется под его лапами, свежий ветерок несёт его на крыльях по волшебной собачьей стране. И только небольшая грусть теребит собачью душу: он вспоминает хозяев, тёплый, милый дом. Где-то они остались, где-то они ждут его. Но грусть быстро проходит, потому что он знает: все хозяева однажды попадают в рай. Он помнит, любит и ждёт, а через год он снова навестит свой дом и Рождество вместе всё-таки будет…
Здесь есть все, о чём он мог только мечтать в своей земной жизни, нет только их. В собачьем раю есть настоящие бульонные реки и мясные берега, источающие невероятный аромат, здесь на полях растёт самый настоящий Педигри, с карликовых деревьев свисают гроздья аппетитных косточек, а на лугах пасутся целые стада докторской колбасы и свиных сосисок.
В качестве развлечения в собачьем раю всегда можно погонять кошек (хорошо известно, что самых плохих котов ждёт после смерти попадание в собачий рай, а вот непослушные собаки, напротив, в наказание отправляются в кошачью обитель, где вчерашние земные жертвы уже гоняют их).
Для каждой собаки здесь есть что-то из прошлого. Бася хранит любимую домашнюю миску, желтый мячик, покрывало, полотенце, расческу, шапочку и носочки для прогулок, хозяйские тапочки и даже поводок, который, хоть более и не используется по назначению, но для Баси дороже него, кажется, нет.
Бакс счастлив. Боли прошли, и он уже успел позабыть и о смерти, и о том, что когда-то был немощен и стар. Теперь он снова молод, новая шерстка блестит под вечно весенним солнцем, а стройному ряду новых зубов могли бы позавидовать даже люди.
Завидев вдали человеческую фигуру, он бежит к ней со всех ног, заливаясь лаем и делая по пути невероятные воздушные кульбиты, но… опять ошибка и в этот раз новая порция счастья вновь улыбнулась не ему. Но он знает, что однажды они снова будут все вместе. Он снова почувствует запах и прикосновения родных рук. Он весело залает и оближет их лицо. Они будут вместе гулять вдоль мясных рек, а потом, конечно же, МАМА искупает его, завернет в полотенце и посмеётся над ним. Он снова станет для них забавным щенком, а он более не отпустит их и не отойдет ни на шаг.
Пёс смотрит вдаль, а на глазах его выступают слёзы, но это слёзы счастья, ведь он прекрасно знает: все хозяева однажды попадают в рай…
–>   Отзывы (2)

Мы идём вешать бабушку!
24-Aug-13 18:39
Автор: Alex Gerd   Раздел: Суицид/Эвтаназия
Так дальше жить было нельзя. Внутренний дискомфорт так переполнял и тело, и душу, что иногда хотелось просто взвыть. Она мечтала о другой жизни. По крайней мере, без этой… ведьмы. Её матери, которая всё больше отдаляла её от счастья и семейного благополучия. Жизнь всего одна. Борись за своё счастье. За свою любовь. Борись каждый день, каждый час. Уничтожай зло, а злом теперь стала ОНА. Главное зло её жизни.

– Понимаешь, мы не можем больше так жить, – прошептала она, обращаясь к Алексу, одновременно перемешивая в потрескавшейся китайской кружке остывший китайский чай и скребя ногтём потертую скатерть в голубой цветочек.
– Я с тобой согласен. Скорость ни к черту. Только деньги дерут. Когда они уже возьмутся за них, – ответил муж, не отрываясь от экрана миниатюрного Aspire One. – Ещё и кнопки заедают.

Вот же дурак. Ничего не видит кроме своего компьютера. Нас связывает ребёнок. Наш милый Макс. Единственный светлый луч в жизни. А так бы я давно уже… убила тебя идиота. Восемь лет псу под хвост. Ни денег, ни перспектив. Подругам сказать стыдно, кто мой муж. Мой муж – флирансер. Вот, чёрт…

– Лёша, ты меня не слышишь! Впрочем, как и всегда! Ты думаешь только о себе! Тебя никто не интересует!
– Переключи в режим "стерео", в "моно" звучишь не очень, – улыбнулся он и, наконец, оторвался от экрана.

Она накаляет меня всё больше и больше. Уйду к чёрту к любовнице. Маша со своей мамой изживут кого угодно. Тараканы в её голове плодятся, как китайцы. Если бы только тараканы. Да… ты стареешь малышка. Первые еле заметные морщинки покрывают твоё лицо, как первая ледовая корочка. Ты становишься невыносимой, словно осень. А я… я, кажется, гублю себя, как в прокисшем молоке.

– Моя мать… мы должны что-то с ней сделать. Она становится невыносимой. Мы не можем так жить.

Ты тоже становишься невыносимой. Впрочем, Машка права. Мы ютились в однокомнатной квартире. Нашему сыну недавно исполнилось пять лет. Тёща вечно путалась под ногами, даже когда спала под диваном. (Да, приходилось иногда укладывать её в отсек для белья. Благо у неё был маленький рост и маленький вес, при желании позволяющий засунуть её даже в стиральную машину).
Она не жаловалась на жизнь. Не жаловалась на нас. Может ли жаловаться растение? Кажется, её всё устраивало. Но иногда Машкина мать устраивала настоящие концерты. Её было уже за 80. Сколько, точно не скажет даже её родная дочь. То ли ноги у неё болели, то ли спина. Её было жалко. Но сделать ничего было нельзя. Впрочем, в ней ли причина того, что мы не построили счастья, и все наши песочные замки однажды пережгло солнце, растоптали туристы и унесла волна?

– Думаешь, что всё дело только в твоей матери?
Маша так посмотрела на мужа, словно увидела в нём печенье к своему чаю или новую скатерть на стол.
– А в чём ещё? Алексей, у нас отличная семья. У нас большое будущее. Но с ней всё рушится. Я сойду с ума.
– Ты не любишь свою мать?

Он издевается? Как можно любить этот полутруп?

– Я люблю свою мать. Но ей будет лучше без нас. Реши, пожалуйста, этот вопрос. И как можно скорее.
– Маша! Я могу написать статью в интернете, разослать спам, разнести корреспонденцию, стать фотографом и даже побыть няней. Но я не в силах избавить нас от твоей матери. Я и так делаю слишком много.

Они сидели на старой кухне видавшей виды хрущёвки. Ремонта в квартире уже давно не было. Машке казалось, что любой ремонт и присутствие в квартире старухи вещи несовместимые. Из зала донесся слабый стон.

– Достань её из дивана, пожалуйста, – попросила Маша. Сама она сегодня особенно не хотела видеть мать.
– Надо?
– Ну, нассыт же опять. Тварь.
– Сейчас… – привычно отмахнулся Алекс, но обратив ещё раз внимание на пробивающиеся морщинки и круги под глазами жены, решил ретироваться.

Сын в детском саду. И будет там ещё как минимум семь часов. Плюс его можно вообще не забирать. Пусть переночует у воспитательницы. Не впервой. За это время можно воплотить в жизнь свой план и избавиться от этой грязной свиньи. И ничего плохого не случится. Всё будет вполне легально.

Алекс раздвинул диван.
– Привет, тёщенька! Живая?
– Плохо мне. Дышать тяжело, – прошептала высохшая и посиневшая бабуля и протянула к зятьку свои посиневшие с вздутыми венами руки.

Дышать ей трудно. Ещё меня переживёт.

– Дышите через раз, – взял её за руки Алекс и, вытащив из "постели", оставил сидеть на полу. – Ползите в туалет. Здесь гадить не надо, а то опять запрём в туалете на шесть часов. Ясно?
– Дай отдышаться, милый.
Внезапно в зале появилась Машка.
– Пойдёмте пить чай!
Муж посмотрел на неё с укоризной:
– Мы уже на Вы?
– Я ко всем обращаюсь. Мы все идём пить чай.

Все? Что происходит с моей женой? Последний раз она пила чай с матерью лет пять назад, когда всё было ещё хорошо. Тогда бабка ещё была шустрой. Сама заваривала чай, жарила пирожки и могла настрогать салат из помидоров и огурцов. Она давала советы молодым, могла вставить слово в разговор и назвать мужа своей дочери никчемным. Она плясала на свадьбе и очень даже громко пела песню про валенки.

– У тебя всё в порядке?
– Леша, мы все идём пить чай. Всё расскажу за столом.
– Уже интересно… мама ползите до кухни сами. Впрочем, сначала всё же до туалета.

Машка разлила чай, и пока мать была в туалете, решила рассказать мужу о снизошедшей на неё "гениальной идее".
– Сегодня мы должны избавиться от старухи.
– В смысле? Как избавиться? Растворить в кофе?
– Почти угадал. Но кофе из неё будет никакое. Мы должны убить её. Ничего сложного.

Совсем съехала с катушек. Пришить старушку… мою тёщу. Это уже было за гранью добра и зла. Мы ведь никогда не были семьёй маргиналов. У нас есть Lada, цветной телевизор, пылесос и ещё черт знает что. Мы каждый выходной берём Макса в охапку и идём в кино, зоопарк и фиг знает куда. Вот же новости. Какая бы не была тёща в прошлом, настоящем и будущем, никто не может вот так вот просто лишить её жизни. Она же не таракан.

– Ну, и как ты собираешься это сделать?
– Ты муж, ты и делай.
Алекс стал выходить из себя:
– Что ты сегодня добавила в чай? Что ты несёшь? Убить? И как я это должен сделать? Расчленить и изнасиловать? Ты уже рехнулась на своих сериалах и тупых ток-шоу, а я скоро свихнусь от твоих дурацких идей. Убить свою мать! Ты меня, что, проверяешь? Я не собираюсь никого убивать. Сама откинется скоро. Вот. И не неси чушь. Ты для этого затеяла семейное чаепитие?
– Тогда отправь её в дом для престарелых.
– Ага. Сейчас. И отдай туда же квартиру. Ты в своем уме? Да, ты живёшь на её пенсию…
Здесь Алекс замолчал и уткнулся в монитор компьютера. Машка не стала упускать этот момент:
– Мы все живём на её пенсию. Потому что мой муж…
– Кто?.. – буквально рявкнул на неё Алекс и резко захлопнул крышку своего нехитрого девайса.
Машка буквально взмолилась:
– Ну, давай же избавимся от неё. Она мешает нам жить. Мне, тебе и сыну. Нам тесно с ней. За ней нужно ухаживать. Мы даже друзей не можем в гости пригласить. От неё воняет. Ей нужно покупать лекарства. Она кровопийца.
– Мы уже давно ей не покупаем никаких лекарств, кроме памперсов. Маша, давай закроем эту тему. Потерпим немного. Хочешь, отрави её.
– Отравить… она любую отраву переваривает.

Отлично. Значит, уже пыталась. Надо быть осторожным. Что-то мне не хочется сегодня пить чай…

– Ну, не знаю, сбрось её с балкона, кинь под машину, электричку, завези её в лес, натрави на неё медведя, засунь в микроволновку. Ты просто бредишь, дорогая. Я не хочу больше слышать это. Не о чем больше поговорить?
– Или я, или она. Выбирай.

Я выберу третий вариант. Ты, кажется, на это очень напрашиваешься.

– Я так мешаю вам? Чем же я вам не так стала? – внезапно подала голос бабуля, уже как минут пять прислонившаяся к дверному косяку и слышавшая весь разговор.
– Пей чай мама, – нервно ответила Машка. – Не мешаешь. Но всему есть свой срок. У нас не дворец. Нам тесно. Я вот до ста лет жить не собираюсь, а ты видимо решила жить всегда. Так не бывает мама. Я тебе безмерно благодарна за всё и похороню тебя достойно.
На кухне воцарилась тишина.
– Что ты хочешь от неё? – спросил Алекс.
– Мама, умри, пожалуйста.
Алекс просто прыснул:
– Юморишь по-черному, дорогая.
– Я не юморю. А ты заткнись. Ну, так что мамочка, ты готова?
Машка кинулась к ней на колени.
– Сцена, достойная Шекспира, – не удержался Алекс.
– Мамочка, я всё сделаю для тебя. Одену, во что скажешь и напишу на памятнике любые слова. Приходить к тебе буду каждый месяц. За могилкой будем все ухаживать. Я, Лёша и Максик. Лучшее место тебе найдём. Отпевание, кремация, оркестр. Что хочешь? Всё сделаю! Убей себя, пожалуйста!
Мама погладила любимую дочурку по голове.
– Хорошо милая. Знаю, что давно пора. Ничего мне особо и не надо. Помогите мне только, милые и помолитесь за меня. Я не буду вам больше мешать. Сама не хочу. Господь простит всемогущий…

…В конце концов они сами так захотели. Две ненормальные. Даже не понимаю, что я делаю. Руки дрожат, к горлу какая-то гадость подступает, глаза слезятся, сердца распухло и воет, как тысяча волков. Боже, что мы творим!

Алекс достал из ниши пожелтевшую верёвку и закрыл глаза.

Неужели я это делаю.

– Натри мылом, – внезапно возникла за его спиной Машка.
– Ты хоть понимаешь, что ты делаешь? – вырвал из её рук мыло Алекс и начал с неимоверным усердием натирать верёвку.
– Не волнуйся. Всё будет выглядеть как суицид. Это и будет суицид. Вполне осознанный. Макс ничего не увидит. И всё закончится. Уже через пару дней у нас начнётся новая жизнь. Совсем другая. Светлая.
– Сомневаюсь. Как она?
– В туалете. Одевается. Молится.
– М-да… Ты даже помочь ей одеться не хочешь!
– Лёша, сколько у тебя денег на карточке?
– Что?
– На похороны. Она хочет кремацию.
– Блин… может, всё-таки повременим? Я вообще-то на новую зеркалку откладывал. Ты всё делаешь не вовремя. Что за блажь? Убить свою мать. Да, ты хоть понимаешь, что ты берёшь на себя, что ты берёшь на меня? Люди после такого в психушку ложатся. Иди и вешай её, а я в этом участвовать не собираюсь.

Вот дура. И это моя жена. Мать моего ребёнка. Смотри, как бы Макс с тобой так лет через 50 не поступил.

– Лёша! Я не собираюсь никого убивать. Она сама захотела. Ты же слышал. Наш долг помочь ей. Она так хочет. Она. Я не могу остановить её. Давай же будем людьми. Ей будет лучше, если мы будем рядом в этот момент.
- Кому останется квартира?
- Старуха решила оставить её мне.
- Ты уверена?
- Да. Я с ней на днях поговорила и она всё подписала.
- Ты поговорила или горячий утюг?
- У меня свои методы работы с пожилыми...
– Она же тебя вырастила, выкормила, дала путёвку в жизнь!

Ха! Вырастила! Эта ведьма не давала мне прохода! Лупила за любую провинность! Я вечно недоедала и только и делала, что стояла в очереди за докторской колбасой в гастрономе. Мне в 15 лет пришлось сделать аборт по её милости. Теперь настало время расплаты. Теперь ты заплатишь за всё змея. Ничего хорошего мне эта тварь не дала, а только гадила. Я сама всего добилась. И добилась вопреки этой жалкой старухе. И ты ещё смеешь рассуждать? Совсем офигел!

– Я ей очень благодарна, поверь. Я скорблю вместе с тобой.
– Ты себя вообще слышишь? В чём ты себя пытаешь убедить? Смотри, как бы с тобой также не поступил когда-нибудь твой сын. Моя мать ушла в 70 лет. Я до последнего дня был с ней и надеялся, что рак отступит. У меня не было даже мысли сделать с ней что-то.
– Твоя мать была золотым человеком.
– А твоя?
– И моя… но я ничего не могу сделать. Она хочет повеситься. Пусть вешается. Это её воля. Мне она не мешает. Мне с ней хорошо. Я её люблю, и дай ей бог ещё прожить бы сто лет. Лёша, мне так плохо. Зачем она так решила? Зачем? Она уходит. Мамочка моя… Я хотела отговорить её, но всё бесполезно. Может, ты попробуешь поговорить с ней? Ты ведь сможешь найти нужные слова.
– Ты сумасшедшая. Даже не можешь взять на себя ответственность. Хороша дочурка, ничего не скажешь. А сама не хочешь в эту верёвку?
Машка сменилась в лице. Казалось, она готова сейчас перегрызть мужу горло или повесить его здесь же.
– Заткнись, идиот. И не думай никому никогда говорить об этом. Мы никогда не будем вспоминать о том, что сегодня произойдёт, потому что у нас будет другая жизнь.
– Жизнь?.. Обязательно напишу об этом статью, а лучше заявление в полицию.
– Ты невыносим. В такие тяжёлые дни для всей нашей семьи ты думаешь только о себе и своей шкуре. Ты даже не способен помочь ближнему в трудную минуту.
– Я готова, – внезапно подала голос старушка, которую как всегда никто рядом даже не заметил.
– Ой, мамулечка, моя мамулечка, – кинулась к ней Машка и стала лобызать во все щеки. – Ты точно решила? Может, передумаешь? На кого ты нас?.. Ты записку то написала прощальную?
– Идём, – сухо ответила ей мать.
– М-да… мы идём вешать бабушку. Чем не название для романа? – всучил жене верёвку с мылом Алекс и закрыл глаза.

Бабуля действительно приготовилась. Запах ладана. Крест на шее, свеча в одной руке, в другой – икона, в белом платке, белой кофте и белых тапках. Видимо давно готовилась и где-то приберегла заранее похоронные пожитки. Голубые глаза всё ещё горят огнём. Ей хочется жить. Играть с Максом. Спать в диване. Зачарованно слушать выступления президента и смотреть сериалы. Страдать от болезней. Рассказывать нам всем о своём прошлом и о том, как надо жить. Любить…

Старушка между тем стала креститься и причитать:
– Господи, пресвятые отцы! Господи Иисусе! Пресвятая Варвара! Иду к тебе, господи! Господи, грех то какой на душе! Господи Иисусе! Пресвятой Никодим! О преподобне отче наш услыши мя, грешную рабу твою Евдокию, молящеюся тебе. Пресвятыя, Отца, и Сына, и Святаго Духа.
Машка довольно таки бесцеремонно заткнула ей рот ладонью:
– Мама не нужно. Я сама помолюсь за тебя.

Даже сейчас она не могла ждать. Кажется, что жажда смерти собственной матери просто переполняет её, кипит и выплескивается ядовитой желчью.

… – Мама аккуратней. Не шатай ты так табурет. Не на танцах. Лёша, ты криворукий совсем? Ты как ей петлю накинул-то? Ну, кто так делает? Центруй по горлу!
– Господи Иисусе. Пресвятая дева. Небеса обетованные. Встречайте родные мя.
– Маша, я понимаю у тебя в этом больше опыта. Вот и вешай сама. Это твоя мать в конце концов. Нашла, блин, палача.
Алекс поправил петлю на шее тёщи и прошептал ей:
– Простите меня, дурака. Сам не знаю, что делаю. Бес какой-то вселился.
Ответа ему не было, так как старушка теперь только причитала и кажется, что уже была не в этом мире.
– Ну, дальше, что? – зло обратился Алекс к жене.
Машка замерла в нерешительности:
– Ну, на табуретку поставили. Петлю надели. Крепкая верёвка? Выбивай теперь стул. Так ведь это делается. Сам не догадываешься?
– Ага, сейчас. Вот сама и выбивай, если тебе надо. Дура совсем? Ты чё затеяла вообще? Мне хватит того, что я на неё петлю одел и вообще участвую в этом кошмаре. Это кошмар!
– Назад пути нет. Я… я… женщина. Я не могу выбить стул. Мама, может ты сама? Мама танцуй!
Но мама её не слышала, и возвращаться уже не хотела...
– О, ужас… Ладно, всё. Мама вылезайте из петли. Цирк закончен. А ваша дочь сейчас же отправиться в дурку.
Алекс воздел руки к шее старушке, и хотел было снять с неё веревку, но Машка не дала ему этого сделать:
– Не смей трогать мою маму! Убийца! – закричала она, оттолкнула его и, словно случайно, столкнула мать с табурета…
Ровно через три месяца на этом же табурете повесился Алекс, впрочем, не совсем и сам…
–>   Отзывы (1)

Слононорка
26-Jan-13 15:19
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Она живет у нас уже три года. Мы купили её с женой у одного частного торговца. Сначала мы хотели приобрести белкозайца, но супруге срочно нужна была шуба, а слононорки, как известно, в год сбрасывают с себя около 10 отличных меховых изделий. В итоге, у нас появился весьма неплохой бизнес по продаже слононорковых шуб.
Слононорка – удовольствие не из дешёвых, также стоит отметить, что это весьма редкое животное. Обитает, как правило, в московском метрополитене. Отсюда у нашей слононорки и осталась привычка гавкать и бросаться на проходящие поезда, а к тому же ей приходиться носить солнцезащитные очки, так как она сильно боится света. Охота на них пока не запрещена и ведется опытными столичными диггерами. Цена живой слононорки на рынке достигает 50 тыс. долларов США.
В высоту слононорки достигают 150 сантиметров, в весе – до 110 килограмм, длина хобота – до 1 метра. Ходят преимущественно на задних лапах. Питаются в основном крысосусликами, орехами и обожают этиловый спирт. Кстати, пищу слононорки не пережевывают, так как у них всего три зуба: два нижних и верхний. Ими слононорка колет орехи. По ночам слононорка издает удивительный художественный свист.
На воле слононорки ведут одинокий образ жизни и редко сбиваются в стаи.
Нашу слононорку мы назвали Гирей. Не помню даже кому первому это пришло в голову и почему. Использовать её в качестве гири я, честно говоря, не пробовал.
Слононорка кроме ценного меха это ещё и незаменимый помощник в хозяйстве. Быть может это какой-то генетический сбой, но у всех слононорок просто патологическая тяга к мытью посуды. Я уже и забыл, как это делается, поскольку стоит Гирьке увидеть грязную тарелку, как она тут же хватает её и бежит к раковине. Ей даже полотенце не надо давать – тарелки она вытирает с помощью хобота. Кстати, с помощью хобота она также пылесосит в квартире и делает жене массаж. Наверное, именно из-за хобота жена и выбрала слононорку, а не норкобегемота, хотя тот обошелся бы намного дешевле.
Если говорить о туалете, то слононорка пользуется унитазом самостоятельно. Приучили примерно за 3 месяца. Правда, первое время она пыталась мыть в нем тарелки.
Я долгое время не мог понять, почему слононорки столь не агрессивны и практически ручные, ведь обитают они не в самом приятном месте. Мне кажется это все влияние Кремля, так как их основное скопление наблюдается именно в этой зоне. Хотя, может я и ошибаюсь, ведь всё, что обитает вокруг этого места, по определению не может быть добрым. Впервые же о существовании слононорок стало известно в конце 90-х. Но, ходят слухи, что они являются следствием опытов ещё советских ученых. И что, дескать, сам Хрущев часто спускался по специальному ходу вниз, чтобы кинуть слононоркам пару другую крысосусликов. Если же возвращаться к вопросу об их природной доброте, то это отчасти является следствием того, что охота на них началась совсем недавно, и они ещё не успели по-настоящему узнать, что такое человек.
Сколько живут слононорки неизвестно. Возраст самой взрослой из изученных сегодня слононорок составляет 14 лет.
Нашу Гирю мы взяли, когда её было около трех лет. Таким образом, сейчас ей шесть лет. В этом возрасте им рекомендуется делать стерилизацию. Но мы с женой решили, что пускай у неё будет потомство. И поэтому, сегодня срочно ищем достойного слононора с хорошей родословной.
Слононорки легко поддаются дрессировке. Хотя, отучить её бросаться на поезда я так и не смог.
Если вы решили содержать дома слононорку, то должны помнить, что они не выносят света и температуру выше +20C. Никакого другого животного в доме быть не должно, так как слононорка признает только людей и любую другую живность по странной привычке выставляет за дверь или того хуже выбрасывает в окно.
Слононорки любят детей, а особенно катать их на себе, впрочем, также они обожают это делать и с престарелыми, а людей среднего возраста почему-то всегда скидывают.
В общем, если вы захотите купить слононорку (купить слононорку оптом, продажа слононорок, слононорки продажа, купить слононорку Москва) или хотите узнать, как правильно ухаживать за слононорками, мы дадим вам нужный совет. Обращайтесь!
–>   Отзывы (1)

Терроризм по-новогоднему
28-Jul-11 02:06
Автор: Alex Gerd   Раздел: Хард-рок
Тридцать первое декабря.
Шесть с половиной тысяч километров над землёй.
Впереди праздник Новый Год, новые надежды, мечты, жизнь сначала, всё с чистого листа…

Через два часа они будут дома в Орландо, Джулия будет готовить индейку, а он с их маленькой дочкой Барбарой наряжать ель.
Предпраздничные дни они провели с мамой Джастина в Детройте, у которой из близких остались только они, для неё это было настоящим подарком. Теперь они летели обратно, чтобы встретить праздник втроём.

- Милая, я так счастлив! Скоро мы будем дома.
Джулия отвечает ему взаимной улыбкой.
- Я тоже дорогой! Я очень рада! Спасибо тебе!.. Но нам ещё надо будет пробежаться по магазинам! Там по мелочи! Нужно купить подарок Бобу, Питеру, Дженнифер и Гэри, хотя нет Гэри не нужно, он в принципе нам никто, а вот Кристи нужно не забыть, что же, что же им купить, что же подобрать?!
- Как по магазинам? Ты же всё уже купила, когда мы были у мамы.
- Ну, милый, нам ещё столько нужно, столько всего, в уме не укладывается, Дженнифер вечно ведь не угодишь…
- Мама! Мама! Достань мне талисманчик! – потребовала Барбара.
На лице Джастина появилось раздражение, больше всего на свете он не любил ходить с женой по магазинам. Он и так отличался чрезвычайной вспыльчивостью и теперь, когда его новогодние мечты были зачеркнуты картиной, в которой он торчит с тяжёлыми сумками в одном из супермаркетов, он буквально вышел из себя:
- Дорогая. Я хочу, чтоб мы сразу поехали домой. Тем более мы прилетим только в восемь вечера. Какие уже магазины?
- Дорогой мы пойдём по магазинам! И это решено! И не дуйся! Это нужно! Это необходимо! А наша собака? Наш милый Рокси не получит на новый год ароматную косточку? Нет!
- Чёрт! Ты хочешь испортить весь новый год?
- Мама! Мама! Дай мне мой талисман!
Джулия пытается сохранить улыбку:
- Дорогая, зачем тебе?
- Чтоб мы не упали!
- Не сейчас дорогая! Мы не упадём! Если конечно твой папа не успокоится…
- Мама! Мама! Ну, достань!
Джастин не выдерживает, вскакивает с места и вырывает из рук жены сумочку:
- Да отдай же ты ей этот чёртов талисман!
- Ну, ты псих! – изумляется рядом сидящий пассажир.
- Да, я псих! Псих! – ещё больше распаляется Джастин и резко вытаскивает из сумки талисман Барбары. Талисманом этим была ёлочная игрушка. Это был подарок Барбаре от любимой бабули, который теперь должен был приносить удачу.
Вот только пассажиры были не в курсе, потому как ёлочная игрушка, принадлежащая к типу «ёловая зелёная шишка», точь-в-точь выглядела как граната и на УДАЧУ никак не смахивала.
Джастин продолжал размахивать талисманом:
- Да я псих! Псих! И я не люблю магазины! И мы не пойдём никуда! Мы будем дома!
- Милый сядь, мы поедем домой! – тихо шепчет Джулия и дёргает его за пиджак, - успокойся! Не пугай людей.
- Ты же знаешь, как я взрываюсь! Зачем доводишь? – огрызается Джастин.
- Взрывается! Ой! Террорист! Смерть пришла! Ааааааа! – закричала рядом сидевшая старушка, зажмурив глаза.
- Господи, террорист, - зашептали пассажиры, - мы все взорвёмся…
- Какой террорист? Где? – изумился Джастин, ответом ему был удар по голове от сотрудника службы безопасности.
Игрушку из рук Джастина перехватил его напарник.
- Чё это? – тупо уставился агент на зелёный сувенир, а между тем самолёт уже совершал экстренную посадку…

Новый год семья отметила в полицейском участке Нэшвилла, штата Теннеси. Джастин сидел в камере и тихо плакал, проклиная свою неуравновешенность.
Шериф и два его подчинённых дежуривших в эту смену, вместе с Джулией и Барбарой наряжали маленькую ель, главным украшением которой стал злополучный ёлочный талисман…
–>   Отзывы (3)

Еда больших людей
14-Jul-11 05:36
Автор: Alex Gerd   Раздел: Вкусное
Кажется, об известных персоналиях этого мира, чьё имя на слуху у каждого, кого помнят сотнями лет, чьи творения и деяния никогда не сойдут не только с полос газет и энциклопедий, но и будут выделены жирным шрифтом на земном шаре, известно досконально всё. Давайте же в этой статье напомним: а чем же питались и питаются известные кумиры, политики, писатели и композиторы?..


В этой статье вы узнаете, что предпочли в еде:
Николай Васильевич Гоголь
Александр Сергеевич Пушкин
Иосиф Виссарионович Сталин
Иван Грозный
Майкл Джексон
Фредди Меркьюри
Мэрилин Монро
Владимир Семёнович Высоцкий
Алла Борисовна Пугачева
Людвиг Ван Бетховен
Владимир Владимирович Путин
Барак Обама
Ванга
Юрий Гагарин


Хочется, начать с великого русского классика литературы Николая Васильевича Гоголя.
Писатель отличался отменным аппетитом. Его современники отмечают огромную страсть маэстро ко всякому роду еде. Сам же Гоголь в этом смысле лукавил, утверждая, что сидит на диете и позже шести часов вечера не ест, однако многие желающие поднять себе аппетит приходили посмотреть, как ест писатель. И что же - аппетит поднимался!
Николай Васильевич мог запросто несколько раз подряд отобедать или отужинать.
Излюбленным же его лакомством были… обыкновенные макароны, в огромных количествах, сдобренные маслом, сыром и горчицей.
Обед для Гоголя был особым ритуалом, даже причисленным к особому священнодействию и главным в этой церемонии был для него компот. Из питья также обожаемым был квас.
Сам писатель был искусным кулинаром, готовил сам, дома и даже когда ходил в гости, где специально для него заранее были припасены его любимые макароны. Запасы эти по пришествию Н. В. быстро исчезали.

Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин тоже любил покушать, а особенно полакомиться мочёнными яблочками.
Щи, каши (в особенности гречневая) – частично из них, гений питал вдохновение для написания своих шедевров.
Щи поэт любил самые разнообразные: ленивые (с крупно нарезанными овощами), серые (из молодой капусты), сборные (из баранины, курицы, свинины и гуся).
Сказать, что Пушкин чему-то особенному отдавал предпочтение нельзя, его пища была самой разнообразной. Отмечаются такие блюда в рационе Александра Сергеевича как: варенье из крыжовника, морошка, котлеты из шпината, суп зелёный с яйцом, варенец… об его пристрастиях можно говорить пока… желудок не сведёт! Тем, более о кулинарных вкусах великого поэта было уже издано целых две книги.

Юрий Гагарин

Первый космонавт земли отдавал предпочтение исконно русским блюдам.
Очень любил солёные огурцы. Избегал сервелатов и деликатесов. Любил молоко, причём сырое.
За несколько часов до своей гибели он успел выпить стакан своего любимого напитка.
В 1961 году Гагарину вручали звезду героя, по этому случаю на банкете специально для него был подан салат «Звезда» (ингридиенты: грудки куриные, грибы в маринаде, говядина, сухарики с чесноком и тимьяном, соус анчоусный).

Ванга

Не чуралась известная целительница свинины, на гарнир предпочитала жареный картофель, красный перец. Очень часто в меню встречалось овощное рагу.
На десерт, как правило, подавалась баклава.
Одним из самых любимых блюд Ванги был «Зимний салат», главными ингредиентами которого были солёные овощи.
На столе у Ванги можно было встретить красное вино.
Из питья можно ещё отметить сливовую ракию с мёдом.
Сама ясновидящая превосходно готовила, по её рецептам издано множество книг.


Барак Обама.

Перечень любимых блюд Обамы, сломает волю у многих изнуряющих себя диетой:
Омлет, хэш, бургеры, чипсы, цыплята, груши с пармезаном, грибная пицца с мятой и чесноком, креветки, тунец, индийское кари, сладкий пирог с бататой, ну, и наконец, главная слабость Обамы – Чили кон карне что в переводе означает «Сногсшибательное чили».




Главный вождь советского союза Иосиф Сталин к еде «шёл» годами. Аппетит его рос с возрастом, пропорционально власти и влиянию.
Одно время его тягу к еде и к её огромному разнообразию сдерживала Надежда Аллилуева. «Вождь всех народов», до кончины супруги ограничивался на обед супом, мясом и компотом, а иногда и хвост селёдки перепадал. Это потом у Сталина вошло в привычку закатывать чуть ли не каждодневные пирушки со своими соратниками – тут было, где разгуляться: различные вина и шампанское, коньяк, водка, утки, цыплята, рёбра барашков, перепела, сельдь, отварная рыба и копченная. Колбас и ветчин Сталин избегал, а консервы просто не переносил.
На третье, как правило, Сталин предпочитал чай.
Но если честно, чаю, он предпочитал домашнее вино.
Не чурался он и сам экспериментировать над блюдами, обычно он долго не думал – смешивал разного вида супы или валил в одну кучу, всё что под руку попадалось. Как это ни странно, многие кто пробовал, оставались довольны, впрочем, рискнули бы они сделать иначе…

Как это ни странно, но чем дальше заглядываешь в историю, тем человек кажется обжорливее – это касается в частности царских особ, где на один обед, только в среднем подавалось около двухсот блюд, так было и во времена Ивана Грозного, только сам он предпочитал в это время голодать и, наверное, буквально слюной исходил, глядя на различные яства в виде тетеревов, печеных гусей, кроликов, огромное количество рыбных блюд, вин, настоек. Причина такого вот самоистязания крылась в страхе перед отравлением, кроме того, из-за постоянных подозрений, напряжённости, агрессии и вообще нервной жизни царь страдал болями в желудке, от чего аппетит у него тем более не повышался.
Бойся, не бойся, а голод всё равно не тётка. Из яств Ивана Грозного можно выделить такие блюда как стерлядь (и вообще рыбу), уху, простые щи со снетками, не брезговал великий царь и вином.
Царь, тяготеющий к рецептам православной церкви, чётко соблюдал пост, и как уже было отмечено, отдавал предпочтение рыбным блюдам.
Из далеко прошлого мы совершим прыжок во вторую половину двадцатого века.

Король поп-музыки Майкл Джексона ел, как и полагается, есть королю поп-музыки – традиционная еда для страны в которой он родился, пища молодой, раскованной молодёжи, которую можно встретить в кафе, кинотеатрах, в колледжах, кварталах.
То, что показывал Джексон в своих клипах и на выступлениях, тот образ, который он преподнёс миру, в целом совпадает с тем, чем он питался, об этом можно судить даже по цветовой гамме его костюмов и шоу:
Семечки, пицца, поп-корм, ванильное мороженое, хлопья с молоком, пончики, фрукты, острые овощные блюда, мексиканская кухня, свежие фрукты, минеральная вода, апельсиновый и морковный соки.
В последние годы своей жизни из всего перечисленного Джексон ел либо маленькими долями и порциями, либо не ел вовсе – его вес накануне смерти едва достигал 50 килограмм.

Актриса Мэрилин Монро, покорившая своей красотой весь мир, обжорством не отличалась и могла весь день просидеть на апельсиновом соке. Её божественные глаза были таковыми наверняка из любви к тёртой морковке, блондинкой её сделало молоко, ну а нежная кожа… хм, наверное, из-за любви к сырым яйцам.
Мэрилин не любила рестораны, грязные тарелки и раковины и поэтому предпочитала что называется «сковырнуть или отщипнуть пальцем, откусить и положить обратно в холодильник».
Всё же самыми любимыми блюдами актрисы были: хот-доги и итальянская кухня.
Из напитков: шампанское.

Вокалист известной группы «Queen» Фредди Меркьюри предпочитал индийскую кухню и нектар. Любил плотно пообедать. Из его блюд можно отметить: тушеные блюда (в частности тушеное мясо ягнёнка с овощами), классический бефстроганов, пирог с курятиной, рыбный пирог с помидорами, отварную свеклу, заправленную лимонным соком, пастернак с пармезаном, креветки, миндальный и вишнёвый кексы. Особым лакомством для Меркьюри был сыр чеддер.
Стоит так же упомянуть легендарное: шампанское из хрустальной туфельки.
В последние годы своей жизни из-за болезни Фредди в основном сидел на омлете и супах.


Великий русский поэт, певец и актёр Владимир Высоцкий в еде очень часто походил на тех, о ком пел. Ведь часто героями его песен были простые русские с простыми вкусами и запросами.
Картошечка, огурчики, селёдка, икорочка, ну и, конечно же, водочка. Любил Высоцкий так же очень борщ и гречневую кашу. Как видим, особых претензий к еде не предъявлял, главными для него была хорошая компания, и песня которую он мог в ней спеть.

Что касается примадонны нашей эстрады Аллы Пугачёвой то, судя по постоянно изменяющейся фигуре певицы, можно сделать вывод, что она ест всё и по всякому, либо старается не есть, но тоже «по всякому» и с переменным успехом.
В отличие от любимой дочурки Кристины Пугачева любит готовить, Владимир Кузьмин, например, до сих пор с теплотой и с какими-то голодными глазами отзывается о салатах Аллы Борисовны.
Можно предположить – Пугачева ест всё что «под руку» попадётся, но понемногу. Не брезгует чисто классической «советской» едой вроде простых огурцов, винегрета, картошки, а может и пир закатить, что называется с «четырёхэтажными» яствами со всего мира, где любой видавший кухни царь слюной бы истёк. Примадонна капризна и аппетит её отвечает ей тем же.

Великий Бетховен больше всего на свете обожал рыбу, обожал до такой степени, что по одной из версий причиной его смерти стал свинец, который из-за частого потребления рыбных блюд превысил в организме все допустимые нормы. Также стоит отметить любовь Бетховена к кофе, здесь он был особый гурман, даже в честь этого напитка была написана знаменитая «Кофейная кантата».
Но в основном великий гений питался довольно плохо. Первую половину своей жизни из-за нищеты, а вторую из-за душевных и физических мук. Часто можно услышать, что в основном в рационе Бетховена доминировала свекла и репа.

Владимир Владимирович Путин.
В еде на завтрак показывает пример всем россиянам – ест кашу. Причём тут у него нет особых предпочтений – от овсянки до риса.
По словам Путина он «ест всё, что дают», ввиду «гастрольной» жизни первых лиц государства» подают им на приёмах много, с изыском и разнообразием.
Но мы остановимся не на том, что ест Путин согласно своим «должностным инструкциям», а чем питается в своей повседневной жизни, как мы уже заметили на завтрак у В. В. каша, к чему можно скромно добавить: творог и мёд.
Отмечается пристрастие Путина к грибам, рыбе, помидорам и огурцам.
Жена президента любит варить уху, из чего можно сделать вывод, что в их семье это блюдо так же пользуется почётом.
Из питья замечена любовь к пиву, зелёному чаю и молоку.

Из всего вышеперечисленного мы смеем предположить - ничто человеческое не чуждо ни политикам, ни гениям. Они могут быть обжорами или сидеть на одном апельсиновом соке. Закатывать пирушку или в одиночку грызть репу.
Мы взглянули на них простым человеческим взором, посидев с ними за одним столом, выпив с ними по рюмке и закусив обыкновенным огурцом.
После совместной трапезы каждый займётся своим делом: Бетховен напишет пятую симфонию, Пушкин порадует нас новыми стихами, Пугачёва отправится в прощальное турне, Фредди Меркьюри сочинит "Богемскую рапсодию", сожжёт второй том «Мёртвых Душ» Гоголь, Путин приведёт приемника, убьёт своего сына Иван Грозный, ну и мы, чего-нибудь эдакоё, во имя будущих трапез совершим…
–>   Отзывы (2)

Творите добро
21-Nov-10 22:55
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Серебром усыпанные волосы, золотые мозоли на сердце, чистейший океан уставших глаз , которые взирали на меня то с тревогой, то с осуждением, то со столь загадочной теплотой и нежностью которой я не находил даже в глазах у собственной матери. И кажется, всю жизнь мне будет напоминать в странных снах о тебе - радость и одновременно горечь новых побед и поражений, твоих тихих слов и неизгладимых следов, оставленных в моей душе.
Осторожно склонившись в воспоминаниях над моей жизнью, словно как тогда над партой, ты тихо вздохнёшь и пройдёшь дальше, оставляя, меняя в ожидании проблеска пока что неведомого, но всё же столь ожидаемого, близкого и дразнящего желания остаться под твоим учительским взором навсегда.
Может быть сейчас как никогда, мне снова нужен твой взгляд, твои слова, что как родина – бескрайни, широки, манящи и в тоже время тяжелы, что делает мысли твои вершиной, добравшись до которой я смогу овладеть бесценным кладом, кладом души в котором скрыто истинное предназначение человека, его цель и след для потомков.
О чём думалось мне тогда в душной тесноте весеннего дня, когда по стеклу брызгала акварелью распустившаяся листва, пьяный дождь брал за меня руку, и мы весело с ним прыгали с подоконника на подоконник, разгоняя встревоженных соек и стрижей.
Где в глубине класса ты тихим голосом читала «Мёртвые Души» пытаясь внести в мой мир, состоящий из маленьких луж, лестничных маршей и розовых облаков циничность, притворство и нечестность того пространства о котором можно было только догадываться. Ты словно предупреждала меня. Позже сталкиваясь с лицемерием, злом и предательством не раз я вспоминал твои наказы, не раз я хотел, чтобы ты была рядом.
Творите добро – вторю я снова и снова. Каждый урок литературы заканчивался этой её фразой, которой она будто бы, каждый раз подводила черту под каждым мгновением своей непростой жизни, отправляя нас всех в дальний, сложный, полный опасностей и трудностей путь.
Творите добро – не устаю повторять я. Сейте вечное, сейте разумное, сейте бескрайне по всей земле и по душам всем.
Тысячи людей, тысячи судеб, тысячи глаз будут приходить и в твои сны. Ты будешь видеть их в каждом прохожем, в каждом лучике солнце, в каждом движении веток, в каждой зелёной травинке неистово рвущейся вверх, чтобы однажды превратится в настоящий цветок.
Кто ты? Что ты? Что есть ночи и тревоги твои? Разве кто подумает? Сколь тяжёл камень на сердце твоём и сколь велик страх за тысячи детей твоих, что выносишь в разуме своём каждое мгновение.
Твои ученики тоже будут просыпаться среди ночи и не спать до утра, застывать, уставившись в промерзшее стекло маршрутки, разгребая деловые бумаги, читая книжку, целуя малыша вспоминая о покрытых тонкими ручейками талых вод днях. Вспоминая глаза, наполненные божественным долготерпением и одной единственной целью, что как путеводная звезда выводит путников к тёплым домам, ласковым жёнам и детям.
Наверное, я многое упустил, не взяв тебя однажды за руки, не посмотрев в глаза и не сказав, как же я благодарен тебе, благодарен всей жизнью, ибо нет большей награды, чем рождение ума и чувств человеческих.
Только с годами и школа и учителя в ней делаются нам ближе. Я осознаю, что чувства с возрастом притупляются и только проносящийся в голове родной голос и слова: «Творите добро…» вновь возвращают меня к щемящей в груди тревоге за день сегодняшний, который однажды став вчерашним днём должен повести за руку по пути света и добра меня и тех, кто придёт на смену уходящей зиме.
Ночь я не спал до утра. Меня охватила дикая тревога и нетерпение. Я подбегал к окну, на мгновение замирал очарованный призрачным сиянием полумесяца, вздрагивал от неслышных раскатов грома в сердце, открывал нараспашку окно, пытаясь наполнить почерневшую душу горсточкой звёзд. Завтра я намеревался встретиться с ней. В жизни каждого человека однажды наступает момент, когда необходимо отдать должное, всем кому ты обязан своим мироощущением, которое несёшь по жизни, словно сети, спасая в них, нищие и заблудшие души.
Какой будет наша встреча? Ведь с последнего звонка прошло восемнадцать лет! Так уж повелось что, расставаясь со школой, мы кидаемся в кипящий океан жизненных страстей, с гигантскими волнами, рифами и акулами, оставляя позади прошлое и ещё долго не возвращаясь к нему. Но когда пройдёт циклон, стихнет ветер, уляжется последняя волна и наступит полный штиль мы, перебирая семь тонких струн своей судьбы, вновь наиграем мелодию отрочества, возвращаясь в мир знаний, первой самостоятельности и такого странного непривычного доверия между миром взрослого и ребёнка.
До утра я перебирал старые школьные фотографии, вспоминая свои драки, двойки и пятёрки. Как волочили меня всем педсоставом в кабинет директора за разбитое в кабинете физики окно, как слал любовные записки на уроках и они попадали как всегда ни к тем, как… и снова передо мной возникает лицо любимой учительницы, которая как-то однажды не без гордости зачитала в классе моё сочинение на тему «кем я хочу стать», я писал, что хочу стать человеком…
Утром я купил восемнадцать алых роз, как восемнадцать долгих лет нашей разлуки…
Школа была обнесена сеткой-забором, теперь наверняка не так просто было сбегать с уроков, впрочем, с уроков литературы я не сбегал никогда, считая, что нигде так не удаётся обдумать все насущные проблемы как здесь. Ведь там я всё благополучно и разрешал – миром и справедливостью.
Всё осталось, как и было – каменное крыльцо, несколько лавочек, разбитый асфальт, не меняющий цвет кирпич и… трава. Нет, ничто не мешает мне вновь соприкоснуться с этим зданием словно с живым, заключив его в свои объятья и сказав: «Здравствуй! Вот и встретились мы снова!».
Я снова почувствовал себя лет на двадцать моложе, сердце, сбросив пожелтевшую кожуру, забилось как никогда, подкатывая к горлу и вырываясь хохотом и капельками слёз. Я, перепрыгивая через 2-3 ступеньки, влетел на крыльцо, резко толкнул дверь и на мгновение замер почувствовав запах по которому безумно соскучился, это был запах чернил, сырой бумаги и дрожжевого теста – нашей столовой. Но больше всего мне хотелось хотя бы на мгновение увидеть свою учительницу. Я, было, намеревался двинуться вдоль по коридору, а там дальше мне встретится выкрашенная в коричневый цвет лестница и бежевая стена. Потом я, поднявшись на третий этаж, пройду кабинет истории и английского…
- Кудыыы…. – услышал я сзади довольно мерзкий сдавленный с хрипотцой окрик. Потом нечто потянуло меня за болоньевую куртку назад.
- Что?
Оглянувшись, я увидел охранника. Маленького небритого лет сорока человечка с расплывшимися тонкими губами. В руках у него была «серьёзная» дубина.
- Кудыыы? – повторил он.
- Мне нужно увидеть Анастасию Павловну, – гордо и с достоинством ответил я.
- Такой нетууу…
У этого человека была особенность тянуть слова, словно он пытался изобразить песню.
- Давно нет? Она здесь работала учителем литературы. Вот хотел увидеть. Цветы вот… - приподнял я букет роз, словно намереваясь вручить их охраннику.
- Эх, Павловна. Э-э-ххх… Эх, эх… - грустно пропел про себя охранник – уже как полгода нетууу… её… нетууу…
- Не успел, значит, - уже ненавидя себя, прошептал я, – Возьмите!
Здесь я вручил оторопевшему охраннику цветы, засеменил прочь и, остановившись перед самым выходом, крикнул, обращаясь к школе:
- Творите добро! Спасибо тебе за всё!..

–>   Отзывы (3)

Древний дух дружбы
25-May-10 21:35
Автор: Alex Gerd   Раздел: Наблюдения
Очень давно древний дух дружбы скрепил вместе кусочки земли, превратив их в большой огромный шар…

Древний дух дружбы от начала времён: помогал людям, давая им надежду, окрыляя, наполняя их души волшебством и верой. Он скреплял их в пламени первого огня в холодных пещерах, помогал завершать войны миром, шёл вместе с человеком на охоту давая пищу, обучал ремеслу, передавал от дедов навыки и знания, открывал с ним новые земли, бороздил океаны и покорял новые высоты.

Древний дух дружбы согревает дома, он наполняет магией небо, он толкает нас вперёд, озаряя путь мириадами светлячков.
Древний дух дружбы заставляет плакать мужчин от счастья и не унывать в горе, уткнувшись в крепкое надёжное плечо.

В каждом из нас живёт этот дух, но предав его один раз так сложно вновь вернуть, вместе с ним уходят яркие дни и спокойные ночи, миг превращается в томительную вечность, и нет предела той боли, которая заполняет образовавшуюся пустоту.
Так, древний дух однажды покинул Каина, и не было тому покоя ни днём, ни ночью до скончания дней его.

Сжатый кулак – чёрным вороном выклёвывает сердца, парализует чувства, петлёй на шее перекрывает кислород, железным мечом пронзает сознание, и яркие капли разочарования ослепляют глаза, яростный крик отчаяния оглушает всё вокруг.

Без древнего духа дружбы человек, словно высохшее дерево – слаб и беспомощен. Его листья давно опали, порыв ветра сломает его ветки, гроза разрубит напополам, шторм разнесёт щепки по всей округе, солнце превратит в пыль.

Достань из самых глубин сердца белый жемчуг, положи мне в ладонь и скрепи наши руки и пусть в наших глазах слезой засияет бесценный кристалл.

Сжав наши ладони, древний дух дружбы уже никогда не покинет нас, он будет вести нас с тобой сквозь тернии, окрестит огнём наши души, скрепит кровью клятвы и после бессонных ночей так ясно озарит мир вокруг, что, будет казаться, что наступает новая жизнь.
Задушевная беседа будет литься музыкой поющих водопадов и лучезарный жемчуг улыбки более никогда не сойдёт с наших лиц…


***********************************
Молитва древнему духу:


«К тебе взываем дух древний, и если спишь ты сном глубоким – проснись! И не оставь нас в дремоте напрасной! И не дай нам забыть друг друга в круговороте дней, предательством своим заклеймить брата нашего, в угоду бренности суетной. Рассуди спор двух братьев в дни жаркие испепеляющие, сотри пену гнева со рта их. Да не оскудеет сила твоя в нас. Ты есть корни дерева нашего, руки с которых накормим брата своего и пронесён через геенну огненную. Дай нам храбрости в дни тяжкие, кручинные. Да, не оставишь друга в беде, не порушишь честь его. Ты восстанешь в брате силой, силой древней, силой могучей. И брат придёт на помощь к брату и во вьюгу страшную и в дождь проливной, и в сумраке глубокой ночи и зените дня солнечного. Да не разрушится наш союз в силе твоей. Союз вечный, союз праведный. Да не отдашь братство наше на растерзание псам. Ибо есть ты стук сердца нашего, ибо есть ты дыхание наше единое и идём мы с тобой дорогой светлою в края дивные. Братство наше храни как алмаз, братство кровное, братство крепкое, несокрушимое.
Да, поможет нам всем древний дух!»
–>   Отзывы (2)

Мобильные чувства
26-Feb-10 00:09
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Медленно покрываться пылью.
Сделать кругом своих близких и родных – тараканов и мошек.
Прощаться с надеждой, на то, что разряженная батарея вновь заработает, и словно человеческое сердце наполнит внутренности теплом.
Жить вчерашним днём окунаясь в воспоминания.

Я был молод, горяч и красив. Блондин атлетического телосложения. Новая звезда, взорвавшая мир. Мобильные телефоны только-только появились на прилавках и были доступны не многим…

Когда ты пришла тогда в тот дождливый день в магазин, я влюбился в тебя с первого взгляда. У тебя были грязные туфли… ой, нет, в первую очередь у тебя были прекрасные глаза, и руки которые я сразу возжелал.

У меня был мощный белый корпус, приятные на ощупь кнопки, такой прозрачный и блестящий дисплей, а ещё звонкий голос (не такой конечно как сейчас, сейчас я сомневаюсь, что у меня вообще есть голос).

Я был самым модным, тогда меня в основном окружали никчёмные пейджеры, которые скалились на меня, понимая – их время прошло навсегда и впереди у них помойка.
Ты была с подружкой – та уговаривали тебя взять моего черного брата, но брат остался, а ты предпочла белый цвет. Такой же прекрасный и чистый как ты...

Я был без ума от счастья. Я так долго томился на витрине, ужас переполнял меня, когда я видел, как на меня смотрит какой-нибудь здоровенный мужик с огромными руками готовыми переломать меня в любой момент. А твои пальцы нежные и не важно, что теперь циферки на мне стёрты, кнопки расшатаны и запа… запа… за… дают…

Члены твоей семьи встретили меня по разному: твой отец, этот старый закалённый алкоголик-коммунист сплёвывал и ругался на происки западных держав, бабушка назвала меня бесовским отродьем, мама глядела с любопытством и тут же попыталась разобраться в моём не хитром устройстве, младший братик Юрка устроил истерику и потребовал себе такой же.
О! Как же мне было это приятно! Я теперь надеялся и на подружку, и хоть с Юркиной Нокой мы и не сошлись как пара, я был самым счастливым телефоном на свете.
Манька… ох, Манька… твоя такса добралась до меня уже на вторые сутки. А я только стал отходить от круглосуточного интереса к моей персоне. Она меня и жевала и топтала и попой об меня извиняюсь, тёрлась, не знаю, как я выжил. Тогда я ещё не знал что это лишь первые испытания.

Первая трагедия случилась, когда ты варила борщ. Болтала со своей глупой подружкой, кажется опять о парнях, что- то она тебе ляпнула невпопад и – бульк! Твой телефон наелся борща на всю оставшуюся жизнь. Благо ты никогда не жалела в борщ капусты и свеклы, поэтому я не утонул. Хотя и отходил в мастерской целых две недели.
После этого случая мне казалось, ты станешь осторожнее, но полёт в унитаз разрушил мои надежды.
Но я родился на редкость крепким и здоровым. Я выживал, не смотря ни на что, меня не убили ни полёты с пятого этажа, ни холод, ни вода, ни твой младший брат, решивший как то разобрать меня по частям.
Мы стали с тобой одной семьёй, я постоянно был с тобой, я видел… нет, я закрывал глаза. Честно.

А когда ты оставляла меня дома – мы оба страдали друг без друга. И ты мчалась с работы в обеденный перерыв к своему лучшему мальчику, который был готов… хм… передать тебе весточку от твоего… просто мальчика. Как я к нему относился? Он не жалел ни меня ни тебя, звонил каждый час, я даже ревновал и иногда прерывал связь. Ну, ведь всё равно в итоге вы расстались. Опять я лезу не в своё дело! Но не был он тебе парой, слишком занудный и руки не мыл. Ненавижу грязные руки. Фу! Как ты вообще его ко мне подпускала?!..

Шло время. Мир менялся. Мы были вместе три с половиной года. В печали и в радости, в болезнях и здравии, на дискотеках и в тихом парке в летний прохладный вечер.

Я не зря так сразу невзлюбил твою подругу – теперь она стала тыкать в нас с тобой пальцем утверждая, что ты ходишь с дряхлым стариком. Это я старик? Мне было всего три года. А эти… новые… с цветным дисплеем и кучей тараканов в голове, что у них было? Что они могли пережить?.. Этот твой новенький Сам Снуг! Сопляк! Выскочка! Я ему сразу таких люлей надавал! Помнишь, как он грохнулся со стола?.. Вот-вот!

Тебя уговаривали выбросить меня. Если бы ты видела – я был мокрым от слёз, а твой отец алкоголик предположил что это у меня батарея потекла. Идиот.
Ты смотрела на меня в не решительности. Я ждал и почти смирился… не знаю, что было бы лучше, но я оказался один на один с самим собой, а точнее говоря в шкафу, с безмозглыми ручками, скрепками, блокнотами, лампочками…
Но моё горе длилось не долго – твой новый друг заболел гриппом при первых холодах. Заболел да и умер. Второго сгрызла Манька, ещё долго удивляясь, что ей так легко это удалось, к ней вдруг даже проснулось уважение к моей выдержке и выносливости.

В те моменты, когда твои новые слабенькие телефоны умирали, я снова служил тебе – верой и правдой. Пусть у тебя уже не было той любви ко мне, ты всё больше злилась на мои периодические зависания и била меня об стол, от чего лучше мне не становилось. Я действительно стал понимать, что слишком много в моей жизни было ударов, собак, влаги, пыли и дождя. Что ж ничто не вечно. Но я старался. Я слал тебе все СМС. Я будил тебя по утрам. Я звал тебя звонкой трелью.
Сейчас у тебя новый друг, а я давно не видел солнечного света, я могу лишь ждать, когда вновь понадоблюсь своей хозяйке. Ты ведь любишь меня, я знаю! Я слышал, как ты хвасталась подруге о моей супер живучести, даже Манька подгавкивала, соглашаясь с тобой, и почему она не съела твою подругу, когда та вновь назвала меня стрёмным?

Но мой отдых вполне заслужен.
На экране красуются многочисленные царапины, корпус потрескался, батарея вываливается, не знаю даже, смогу ли я вообще снова включиться, я так давно не делал этого. Включи меня… вспомни о наших днях, прикоснись ко мне, пальцами мир мой согрей, позволь мне снова нежно поцеловать тебя в ушко…
–>   Отзывы (3)

Экстренная посадка бабы-яги
05-Feb-10 01:15
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Маленький Саша осторожно раскрыл окно в своей комнате. Мама была против, считая, что зима и в частности тридцать первое декабря не совсем подходящее для этого время. Но Сашка ждал Деда Мороза, он был уверен, что он придёт и сделает это исключительно через окно, потому что спуститься с неба.
–>  Полный текст (5225 зн.)   Отзывы (1)

Станция 2009
22-Jan-10 12:16
Автор: Alex Gerd   Раздел: Общество/Политика
- Уважаемые пассажиры. Наш поезд «двадцать первый век экспресс» прибывает на станцию 2009 километр. Стоянка поезда десять минут. Выходящие на станции, пожалуйста, подготовьтесь.

Кто-то сходит спешно, ни о чем, не говоря, кто-то прощается, а кто-то желает остаться, но теперь здесь его дом, его станция, на которой ему суждено быть навсегда.
Отец Даниил на прощание обращается к тем, кто едет дальше:
- Желаю всем вам, дорогие братья и сестры, твердой веры, нелицемерной любви, и непоколебимой надежды. Мира и счастья вам. Да благословит Господь все ваши добрые начинания! Всё в руках бога!
«Лунной походкой» идёт к выходу Майкл Джексон.
Демонстрирует свои мышцы Турчинский:
- Вот чтоб у всех такие были! Поняли?!
Молча, провожают Егора Гайдара.
Шутит Роман Трахтенберг рассказывая очередной анекдот:
- Приехала проводница домой. Весь день стирала, убиралась,
варила… Вечером легла спать. Муж к ней:
- Ну давай…
Она засыпая:
- Подожди, подожди. Сейчас поезд тронется, тогда…

Василий Шандыбин прижимает к груди советский флаг и буквально срывается на крик:
- «Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок», — писал Есенин. Действительно, ошибок было много. Надо было быть побоевее, порезче и раньше начать громить всех негодяев, которые пролезли в наш вагон, чтобы его развалить.
- Да будет вам! Хватит уже!
- Душа всегда молодая, как будто мне 25–30 лет. У меня много энергии: все время должен куда-то бежать, что-то делать. Могу и подраться, если за правое дело. Осталась во мне удаль молодецкая.
Состав покидает много людей среди них их музыканты такие как Исаак Шварц, блистательные актёры Семён Фарада, Вячеслав Тихонов, Вячеслав Невинный, Николай Олянин, Алена Бондарчук, Евгений Весник, Олег Янковский, Петр Вельяминов, Зиновий Высоковский, Игорь Старыгин, никогда не унывающий Ян Арлазоров. Такие ученые как Виталий Гинзбург. Людмила Зыкина уходит продолжая петь о России, космонавты Константин Феоктистов и Павел Попович. Писатель Георгий Вайнер.



Пассажиры вздыхают им вслед:
- Не поминайте лихом. Слава богу, вообще доехали…
Ехали тревожно. Иногда не хватало денег на еду и одежду, чтобы укрыться от аномальных холодов. На одном из перегонов потеряли несколько вагонов, потом ещё бар загорелся – из него мало кто вышел живым. Он сгорел дотла.
Когда случилась авария на Саяно-Шушенской ГЭС несколько вагонов смыло в никуда.
Скорбь и горе заливали как всегда водкой и песнями. Думали об ушедших под песню Сьюзан Бойл, и вновь улыбались под ритм Саши Рыбака.
- …Уважаемые пассажиры, наш поезд отправляется через пять минут, просьба пройти в свой вагон.
Проводник вагона обращается к сошедшим:
- До свидания, спасибо за поездку.
Люди прощаются, плачут, обещая никогда не забывать и снова встретиться…
- Уважаемые пассажиры, стоянка окончена, поезд отправляется, следующая остановка станция 2010, приятного всем пути!
Вышел покурить на станцию Иван Дыховичный и, замечтавшись о новом сюжете не успел обратно на поезд, побежала в буфет за пирожками Бриттани Мэрфи и тоже опоздала.
А поезд тронулся в путь, набирая свой ход, отсчитывая километры под ровный стук колёс, словно под ритм сердца, оставляя за собой лица, судьбы, надежды…
–>   Отзывы (3)

Нечистая сила и новый год
23-Dec-09 05:43
Автор: Alex Gerd   Раздел: Хард-рок
1. Леший

- В такую ночь и черта в лес не загонишь, а то… тоже празднует с чертихой своей, чёрт её побери… - пробубнил про себя леший, обходя свои лесные владения и любимые места – коряги, вывернутые деревья, глухие чащи и вырытые ямы. Сегодня нужно было всю местную живность загнать по норам - новый год семейный праздник и все должны праздновать его дома.
По случаю праздника он надел медный колпак и белый балахон - всё это сливало его в одно целое с зимним лесом.
Он почесал свою косматую белую бороду и про себя загадал желание – чтобы его повысили до уровня лесовика, это ведь больше власти в лесу, больше зон влияния и потом боровики и моховики все как один пригнутся перед ним, а там не долго, и до должности Честного леса, самого главного. Мусаил нынче совсем слаб, стал, кто-то должен будет придти ему на замену.
- Ах! – злобно воскликнул леший, увидев, что одна из его любимых елей отсутствует, - Будь ты проклят человечишка! Уж попадись ты мне на пути, собью с дороги, заведу в чащу глухую, заморочу голову, утомлю жаждой, сведу с ума ужасом лесным! Ёлочку сгубил мою любимую! Не будет тебе счастья в новом году!
- Ладно, отомщу, моё время впереди… так… все звери по норам… тьфу ты! Забыл, зачем ещё вышел!
А вышел он за подарком лешихе своей.
Это место мог знать только леший – в зимнем лесу, где ветки трещат от мороза, где сковывает льдом ручьи, имелось удивительное место, которое леший хранил с самого лета - зелёный луг. Леший сорвал с него ромашек и поспешил к своей супруге, та от скуки ожидания вышла из дома и теперь раскачивалась на ветке дерева.
- Маринка гони в дом! – сказал леший, - на вот тебе подарок на новый год! С новым годом лешушечка моя ненаглядная!
Маринка спрыгнула с ветки, улыбнулась, взяла ромашки и вплела их себе в распущенные волосы.
Это была их лучшая ночь, а на рассвете Маринка ушла спать под землю. Леший занялся своей обычной работой – первого января нужно было проверить всю живность на предмет наличия новогодних дебошей и пожаров в норах ну, и, конечно же, облегчить белкам, зайцам, медведям и другим существам тяжесть похмелья…

2. Водяной
Из не замерзающего зимой водоема высунулось голова старика, у него была седая борода, вся в водорослях и в тине, на голове у него красовался вытянутая шапка, а ещё свисали длинные седые волосы. Виду у него был как у утопленника – всё лицо синее и глаза белые-белые.
Высунувшись на половину из воды, он стал шлёпать по ней руками, хохотать, ржать и блеять овцой. Так он радовался наступающему празднику.
- Ты чего вылез из дому? – высунулась из воды его супруга – водяниха, женщина с огромной грудью, вся зелёная, покрытая бородавками, на лице росли уродливые усики, и по ней ползали змеи.
- Так праздник же ведь, праздник! – ещё сильнее зашлёпал по воде руками водяной.
Вскоре над водой хихикая, появились дети – водяненки. И если папа их, успел себе брюхо отрастить за несколько сот лет, они были худы, имели коровий хвост и гусиные лапки с перепонками.
- Дети в дом! – зло выкрикнула мать, - а ты бы лучше утопленника, какого заманил.
- Не боись мать, заманим!
- Заманим… иди за стол! Утопленник прошлогодний остывает!
- Кря! Кря! – ощетинился водяной и, обернувшись уткой, стал тыкаться супруге в грудь.
Та оскалила свой сгнивший рот и от наслаждения захрюкала…

3. Домовой
«Главное ведь, чтобы порядок был в доме на новый год, чтоб собрался узкий семейный круг, ну и я уж сяду рядышком и чарку приму за год уходящий. Хороший был год, много чего было и хорошего и плохого. В этом году я пришёл в этот дом. Скиталась душа моя – в землю тело ушло, а душу небо не брало, вот и причалил в квартирку. Благо свободная оказалась, без хозяина. Нынче я тут хозяин. И печку забытую отключу и свет, и полы подмету, а то, как же!.. Семья хорошая. Бабуля прям во всё верит. И в меня! Люблю я эту старуху, то кастрюлю ей на голову уроню, то рассыплю чего. А она не обижается, хохочет. Шалуном называет. Отца семейства задавил бы, не люблю я его. Потому что не аккуратный, а жена Любочка очень даже ничего. Детишек нет пока, это горе, мог бы - помог…»
… - Ну, вот и новый год наступил! – задумчиво произнесла Люба.
- С новым годом! – разливая шампанское, сказал муж.
- Домовёнку налейте! – затребовала Зинаида Андреевна.
- Ну, мам! – вспыхнула Люба, - не начинай, а?!
- Придумаете тоже! – ухмыльнулся зятёк.
«Ах, так!» - подумал про себя домовой, - «Я значит здесь никто?! Ну, я вам покажу!»
Не успели все, и пригубить из бокалов как на кухне что-то загремело.
Зять побледнел:
- По-моему там что-то грохнулось.
Внезапно занавески заходили ходуном, повеяло жутким холодом, и полы подозрительно заскрипели.
- Говорю же, налейте домовёнку! Налейте, говорю! – запаниковала бабуля, - он вам, что чужой что ли и посторонний!? Не злите батьку! Не злите, говорю, изверги! Сколько он для вас сделал, сколько уберег! Не гневите!
-Блин… наливать неизвестно кому… шампанское нынче не дешёвоё! – с укоризной заметил зять, но шампанское налил, - пусть подавиться! – добавил он и, хлебнув из своего бокала, поперхнулся сам.
- Вот-вот – заметила Зинаида Андреевна, - то-то же, - и, рассмеявшись, отнесла на кухню кружку с шампанским и конфеты.
- Кушай дорогой, кушай, и счастья нашему дому принеси… Ты уж прости не разумных!
По спине Зинаиды Андреевны прокатилась волна тепла.
Больше в новогоднюю ночь домовой не шалил – от бокала шампанского его развезло, и он уснул на электрической плите…

4. Упырь
- Новогодняя ночь и я должен сидеть голодным, - нервно отряхивал себя вылезший из могилы упырь, - все жрут сейчас, наедаются, чем я то, хуже? У меня, что не может быть праздника?
Упырь взвыл на луну, и устало опустил хвост. Красные его глаза горели злобным огнём, изо рта он вытащил острый язык и облизал им чёрные как смоль губы, одёрнув пиджак, в котором его ещё хоронили, он вновь пошло к вдове своей...
Жена его праздновала новый год одна, прошло всего четыре месяца со смерти мужа, и скорбь её не прошла, а он продолжал навещать при каждом полнолунии. А сегодня в новогоднюю ночь была именно полная луна. Это значило, что он опять будет сосать из неё кровь. Её самым большим желанием было, чтобы это закончилось. Её желание на новый год.
Напившись, как следует, жена решила прогнать покойника.
Надела самое лучшее платье, накрасилась и собралась уходить из дома.
Вдруг откуда ни возьмись, является покойный муж:
- Куда это ты?
- К брату, он жениться на матери своей.
- Это как? Как это брат на матери? Так не бывает! Да ещё и в новогоднюю ночь!
Вдова буквально рассвирепела и как в старые добрые времена заорала на супруга, ещё у неё появилось большое желание огреть его сковородкой:
- А бывает такое, чтобы покойный муж к живой жене своей приставал? А? Я тебя спрашиваю?!
- А то и, правда! Не бывает! – задумался упырь, - ладно живи, не буду я больше кровь твою пить, мне теперь и смотреть на тебя противно… с новым годом!
Новогоднее желание вдовы сбылось – больше он ей не докучал.
Упырь же со слезами побрёл по городу, наткнулся на пьяного упавшего в снег мужика.
- Твоя беда, мой праздник! Что пришло к тебе, ушло! – обрадовался упырь и, примкнув в груди своей жертвы, высосал всю кровь.
И ещё долго до самого рассвета можно было слышать его пьяные песни…

5. Русалки
У русалок на новый год – русальная неделя наступает. Выходят лускатухи на берег и давай песни петь, да плясать. Косы распущены, сами в сорочках белых, а рукава цветами расшиты, волосы зелёные, лица бледные.
Русалки веселятся, и всё вокруг шумит и гремит.
Даже Мавка сегодня со дна поднялась – самая старая русалка, грудь обвисла, сама косматая, шерстью заросшая, с огромным животом и грязными ногтями по двадцать сантиметров. В руке кочерга – с ней она никогда не расстается, ей убивает людей, а потом в омут тащит. Правда силы у неё уже не те, а раньше и без кочерги – защекочет, защиплет хлопца, пока тот от смеха в обморок не упадёт. А иной раз косой замотает и тащит в жилище своё.
Села Мавка на камень, да приговаривает:
- Год от году хуже, год от году хуже… пищите девки, пищите! Радуйтесь! Год новый пришёл, хлопцы новые идут к вам сами в сети…
А потом и сама в пляс пускается и запевает с девками:
Изумруды и рубины осыпаются дождём.
Соглашайся быть богатым,
Соглашайся быть счастливым.
Оставайся, мальчик, с нами -
Будешь нашим королём,
Будешь нашим королём….

-Ох, холодно у вас девки, чай не апрель! Ай да девки на дно! Там пошабашим! – разошлась старуха. И русалки с писком и визгом кинулись в озеро, до весны…
–>   Отзывы (1)

Трепет, спускающийся с небес
11-Nov-09 09:49
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Облака – кривыми зеркалами рисуют мне всю мою жизнь, что ускользает в мимолетном проблеске счастья быть с небом, оставаться небом для тебя, и растворяться неслышно и безмятежно, роняя слезу на утомленное и выжженное солнцем сердце.

Небосвод неслышно опускает на меня невидимую сеть, чтобы и я стал однажды миражом твоих чувств.

В кривых отражениях я вижу гримасы судьбы – она играет со мной, разрывая душу на белые листы, мнёт их и бросает в огонь, словно главы из неудачного романа.

Трепет, спускающийся с небес – дарит силы и не щадит вновь, не убивая, а заставляя от страха поднять голову.

Небо – бог богов и пустота, дарующая жизнь.

Высота – это прекрасно, но только для тех, кого не выжжет солнце и не проглотит огонь слёз и космос одиночества.

Трепет, спускающийся с небес – я забываю о тебе, и ты напоминаешь о себе порывами ветра и я беззащитным листком, сорвавшимся с дерева, взываю к тебе, утопая в осенних лужах.

Открой окно опустошенного мира, подними глаза и, взглянув на небо, ты увидишь путь времени, которое с каждым днём всё выше и выше отрывается от земли.

Однажды время превратиться в белое облако и твоё отражение застынет на синем холсте небосвода.

Подумай, что случается с облаком, уходящим за горизонт – оно превращается в нас…

Серое небо – где найти ключ, чтобы разорвать твои цепи?

Душа томится и задыхается в чреве ожиданий теплоты, как томится солнце и луна в кулисах холодного тумана, но сверкнёт молния, потом ещё одна и ещё…

Ночь – внезапная и таинственная словно смерть. Она кричит об одиночестве, она мстит нам за равнодушие и отчаяние.

Молнии – синие птицы, вырвавшиеся из серебряной клетки, они яростно озаряют землю, жадно впиваясь когтями в плоть мироздания.

Гром – музыка отчаянно бьющихся сердец, которые никак не обретут покоя.
Гром – обнажает страх, и заставляет бежать от себя, не разбирая дороги.


Но всех их рано или поздно побеждает раскрытое, словно глаза ребёнка небо, оставаясь ручным и доверчивым.

Трепет, спускающийся с небес – дыханием своим теребит воспоминания, ладонями кружит голову от любви, криком своим повергает в поиски и отчаяние, разнообразием цветов делает нас единственными и неповторимыми.

–>   Отзывы (2)

Пепельница
18-Oct-09 01:09
Автор: Alex Gerd   Раздел: Юмор/Ирония
Я, товарищи, курить никого не призываю, но уж если прижало – кури, смакуй так сказать отраву жизни.
Но бывает такое что «радость» эта наша не даёт покоя окружающим. Вроде бы ты их и окурком не прижигаешь, дым в лицо не пускаешь и бычки им в рот не тыкаешь, а все равно - морды кислые.
А ежели, я своим курением жизнь спасаю кому-то – не думали?.. И такое случается.

А стою я так одним прекрасным летним днём на остановке, дожидаюсь транспорта, а его (что для меня не удивительно) всё нет и нет, может, у него горючее кончилось, а может, водитель поганок объелся.
А жизнь вообще прекрасная штука и даже поганки иногда довольно приятны на вид. И вот, думая о поганках, ужасно захотелось закурить.
Всё делаю по правилам – сигарету в рот, поджигай, ну и затягивайся.

Кури на здоровье!

Хорошо…

И лисички хорошо, и подберёзовики, а зайцы! Зайцы, какие в лесу!..

Давно хотел внести предложение в законодательное собрание – оборудовать остановки общественного транспорта пепельницами, так что ли, вроде, культурней и казусов не возникает, а то, я так стряхнул пепел и заметил, что стряхнул его прямиком в детскую коляску. Может, она мне пепельницей большой и почудилась.
А мамаша ничего не замечает. Стоит. Мечтает.

- Мамаша, - говорю, - вы меня простите я, кажется, на вашего отпрыска пепел стряхнул по ошибке.
- Ничего… - странно улыбнулась та.
На эту её короткую реплику мгновенно отреагировала старуха с граблей:
- Как это? Как это ничего?.. Вас, кажется, за такое свинское отношение, родительских прав надо лишить.
- Бабуля, - говорю ей, - не кричите, закатайтесь.
- Ах, ты злодей, - ещё больше распалилась она, - травит людей насмерть!
Какой то лысый очкарик маниакальной наружности, добавил:
- Я бы расстреливал за это. И четвертовал.

А мне уже никакая сигарета в рот не лезет, вот думаю пошло-поехало, ну и бросаю, значит сигарету, а руки трясутся и недокуренная папироса падает в коляску.
Старуха хотела заверещать от возмущения, но ей не хватило воздуха, поэтому теперь она лишь жадно шевелила ртом.
А мамаша как-то странно покраснела и не двигается. Тут народ стал рядом скапливаться.
Бабуля поняла, что воздуха ей мне нагрубить не хватит, поэтому занесла надо мной грабли.

Хрясь!

Я успел отскочить, и грабли прямиком угодили в коляску.
- Ой! – растерянно вымолвила старуха, - я кажись, попала не в того…
- Все мужики сволочи! – долбанула меня сумкой косоватая женщина.
Бабуля в очередной раз занесла надо мной грабли, очкарик достал откуда-то тесак.
Я понял – надо спасаться бегством. А куда бежать? Я ведь жду автобуса.
Стал я бегать от них вокруг коляски. А мамаша стоит и краснеет.
Вдруг из коляски повалил дым.
Какой-то чёрт милицию вызвал. Смотрю – едут за мной голубчики. Скорей бы, думаю, а то убьют ведь.
Мамаша, увидев ментов, схватила дымящуюся коляску и бежать. Я за ней. Спасать ведь надо малыша и мамашу – та видать от пережитого свихнулась, вон, как через бордюры сигает.
Летит она по проспекту, из коляски дым, я бегу, кричу:
- Мамаша вернитесь! Я всё потушу!
Позади бабка догнать меня пытается, граблями размахивает, очкарик с тесаком, косая женщина несётся, сумкой машет, и милиция тоже, но дальше всех.
На одном из поворотов мамашу занесло. Коляска перевернулась, а из неё пакеты с белым порошком.
- Не моё это! – завизжала она, - там ребёнок был…
Тут и милиция подоспела, повязали нашу лжемамашу и в кутузку отправили.

Так что, братцы, от курения тоже польза может быть.
Общественная.
Только, пожалуйста, не спешите, пепел в детские коляски сразу стряхивать, а то ведь побьют!..
–>

Мобильное чувство любви
01-Oct-09 03:33
Автор: Alex Gerd   Раздел: Юмор/Ирония
- Подлец! Я верну тебе все, что ты мне подарил!
- Да? Ловлю на слове, дорогая!
- Всё! До последнего!
Она срывает с себя обручальное кольцо, швыряет его в меня. Этого ей, кажется мало - дальше летят мягкие игрушки, книжки, колготки и всё то, что я дарил ей, будучи наивным и глупым…

Я начинаю выходить из себя:
- Оставь себе своё зараженное микробами барахло!
- Самый большой жирный микроб и барахло это ты!

Видя, что я ничего не собираюсь забирать, она берёт большую сумку и запихивает всё туда.
- Ну-ну! Удачи! Только себя туда не запихивай! Пожалуйста! Себя оставь себе!
- Идиот! Я от тебя не возьму ни копейки! А теперь уходи из моей квартиры! Квартира моя и моей мамы! Пошел вон и забери это проклятую сумку!
- С удовольствием покину эту клоаку змей! Не пиши и не звони мне больше никогда!
- Ну, да, жди и надейся!

Сумку я не забрал… ещё не хватало!

Как же я был полон ехидства и злорадства когда через три дня раздался её телефонный звонок.
Я вздохнул:
- Ой, ну ты меня достала! Я тебя не люблю! Не звони мне!
Однако вместо слез и просьб вернуться я услышал очень не хорошие слова и обвинения в том, что я:
- Козел!
- Простите, я может и козел, но овцам не чета!
- Слушай, ты козел…
- Я по овечьи не понимаю…
- Слушай ты козлина, забирай все свои вещи!
- Дорогая моя овчина, если я сейчас тебе выставлю счёт, тебе никаких денег не хватит, ты меня понимаешь!?
- Ах, так?!
- Ну, в общем-то, да…
- Ну, берегись!
- Досвидоз! Я добавил тебя в овечий список!

Эти женщины, порою так смешны…

Пускай теперь загнётся от своей гордости, и будет хранить эти тряпки, дорогие украшения, ха-ха, и не сможет мне вернуть….

Моя эйфория сменилась на следующее утра жуткой болью от удара в область самолюбия – на балансе сотового телефона я обнаружил внезапное пополнение счёта на тридцать тысяч рублей, не трудно было догадаться, кто это сделал… что ж она действительно, таким образом, выплатила всё и даже сверх того…

Ну, что ж сама напросилась…

Я отослал ей СМС:
«Ну, что голубушка, поиграем?!»

Мне пришлось достать всю свою заначку и положить ей на счёт пятьдесят тысяч, пусть задавиться…

На следующий день пришла СМС:
«Ну, козел!»

Потом, посмотрев на свой баланс, я прикусил пальцы, заорал от боли и грохнулся в обморок – теперь сумма прибавилась ещё на шестьдесят тысяч и составила уже девяносто! У меня закралось смутное сомнение, что она продала в рабство свою мать, однако эта версия отпала, ибо чтоб от неё избавиться следовало бы напротив доплатить...

Я был взбешён! Я пребывал в страшном гневе! Но победа должна была быть за мной, и я продал компьютер и телевизор, потом взял кредит, потом квартира….

…Полуобнаженные в холодный октябрьский вечер мы сидели по обе стороны контейнера и слали друг другу гневные сообщения…

Конечно, это история должна была, чем-то закончится….
Чтоб отомстить полностью, пришлось продать последнее, что было – сотовый телефон, впрочем, она не заставила себя долго ждать и сделала то же самое!
Нам только теперь и осталось кусать сим-карты, толку от которых, не смотря на то, что на них лежало много денег, не было никакого…

- …А чё это мы, а? – спросила она, обсасывая подгнивший хвост селедки.
- Мы? Может ты?
- Ха! Теперь я свободна!
Я почесал небритый подбородок:
- Ты мне не всё отдала!
- Я?
И в ней опять взыграло женское самолюбие - она швырнула в меня селёдкой:
- На, забери, на! Мне ничего от тебя не надо! Вот!..
Я перевернул контейнер:
- Да, оставь же ты себе всё! Корова!

Потом она села и заревела:

- Ты победил!.. Забери всё! Ууууу! Ну, что тебе ещё надо от меня!?
- От тебя ничего! Оставь меня в покое!
- Я разбита! Ты сделал меня нищей!
- Ты меня тоже…

Потом я немного подумал, что и правда переборщил, обнял её, а она, уткнувшись в моё немытое плечо, заплакала, чтоб её успокоить я отправился за подарком: два мотка медного провода очень обрадовали её, а потом она сделала прекрасный гарнир из картофельной кожуры и ломтиков кошатины…

И я понял всё, что было между нами, хорошее и плохое – всё это любовь…

На следующий день мы, поплескавшись в местной речушке, отмывшись, взяли свои сим-карты и отправились в телефонную компанию, там над нами жутко посмеялись, потом пинками выкинули на улицу, мы расплакались и стали трахать башкой об асфальт, бросаться под автомобили, а потом с разбега бросались на стены сервисного центра, видя, что здание вот-вот даст трещину, руководство пошло нам на уступки и выплатило всю сумму… спасибо!

С тех пор мы больше не тупим, ну, то есть живём, душа в душу, чего и всем желаем…
–>   Отзывы (2)

Прощайте, игрушки!
27-Sep-09 06:09
Автор: Alex Gerd   Раздел: Родом из Детства
Машин папа вытер пот со лба, и устало, будто теряя сознание, плюхнулся в кресло:
- Нет, этот ребёнок сведёт меня с ума! Я больше так не могу! Неужели так трудно просто не быть ребёнком! Одиннадцатый год девчонке пошёл, а она всё со своими игрушками! Я в этом возрасте уже и забыл давно про всякие глупости. А она? Нет, это просто невыносимо!

Маша стояла перед ним и от отчаяния лила слёза, голос от крика она сорвала ещё час назад, аргументы закончились уже как часа четыре, да и она успела уже понять – упрашивать отца бесполезно и завтра у неё отнимут её любимые игрушки, разлучат с ними раз и навсегда.

Кукла Жанна, крокодил Дани, оловянная кошечка Кристи, одноглазый плюшевый мишка Гарри, кукла-няня Полина на одной ноге, динозаврик Коля, крыска Лариска, курочка Таня, пёс Филипп, жираф Кузя, зайка Митя, голубой вагон и паровозик – её друзья, которых теперь отнимали у неё, как будто отрывая частичку сердца и души…

Папа приподнялся с кресла и хлопнул руками по подлокотникам:
- Так всё! Завтра всё отвожу на нашу старую дачу и наглухо в тёмный погреб! И всё!
Машка нашла в себе силы закричать и, утопая в слезах, убежала в свою комнату, там уткнувшись в подушку, всё плакала и плакала не переставая…

- Может, не надо было? – задумчиво поглядела на отца Машкина мама, - ну её с её игрушками, самой бы надоело!
- Нет, нет и нет! – взвился отец, - никаких игрушек, пусть учится лучше, да и хлам лишний в доме, зачем? Раз я решил, значит так и будет! Это моё родительское слово! Пора взрослеть! Развели хлам!
- Ой, кто бы о хламе то… - иронически заметила мама, но, увидев белые папины губы, ретировалась в кухню, - молчу, молчу…


Тем временем игрушки уже собранные в картонную коробку, стоящую в тёмной кладовой ожидали своей участи.

Курочка Таня схватилась за сердце:
- Ка-ка-как это в тёмный погреб?
- Ой, страшно! – прижал уши зайка Митя.
- Ерунда! – попыталась их успокоить крыска Лариска, - не пропадём в погребе! Я уж вам обещаю…
- Там темно и холодно! Там нет Маши! – тихо заплакала кукла Жанна.
Медведь Гарри подошёл к ней и обнял:
- Это судьба!
- Ка-ка-ка-как это судьба? – закудахтала курица.
- А давайте сбежим! – предложил крокодил Дани.
- Куда? – с ужасом произнесла кукла-няня Полина, - я не могу бежать, моё место было здесь, ну, если в погреб, значит в погреб!
- А что с Машей делать? – озадачился жираф Кузя.
- Машку жалко! – взвыл пёс Филипп.
- Очень жалко, - вторил ему динозаврик Коля.
- Я не брошу её, я не могу, - стоически произнесла кукла Жанна, - она моя лучшая подруга. Самая близкая, мы с ней как ниточка и иголочка. Я её все секреты знаю, да и она мои.
- Она мне как дочь! – сказала кукла-няня.
- Моя хозяюшка! – промурлыкала кошка.
И медведь всплакнул и все игрушки, а крыска Лариска вылезла из ящика и куда-то убежала.
- Сбежала! – возмущённо произнесла оловянная кошечка, - предательница! Вот все они крысы такие!
- Ничего не сделаешь, у каждого свой выбор - сказал крокодил Дани, - я завтра отправлюсь в погреб, но мне кажется, иначе быть не может. Машка растёт, она всё равно бросила бы нас.
-Ка-ка-ка-как это бросила? – не верила курочка.
- Так же и в погреб, - не весело объяснил ей жираф.
- Друзья! – подал голос Гарри, - Машку мы знаем с самых малых лет, каждый из нас пережил рядом с ней что-то особенное, я вот глаз потерял…
- А я ногу! – утёрла слезу белым фартучком кукла-няня.
- И теперь друзья, - продолжал медведь, - настала пора проститься с нашей хозяйкой, сделаем же это достойно и мужественно.
- Ох! – вздохнул динозаврик, - как это непросто.
Вернулась крыска Лариска:
- У Машки истерика! Что делать будем? Она так плачет, что, залила слезами всю комнату, будет наводнение! Мы все утонем ещё до погреба!
- Ой! – прижал уши зайка, - а что же теперь делать?
- А дело делать надо, вот что! – подняла хвост крыска Лариска, - ну-ка слушайте меня все!..

Слёзы всё не кончались и не кончались – они были бесконечны, неожиданно уходящее детство билось в агонии, боль была наивно-наигранной, но лишь спустя годы, а сейчас не было даже намёка на лучик света в душе.

Наступил холодный вечер, злая луна с укором заглянула в Машкино окно, сквозь слёзы жёлтый диск виделся размытым и бесформенным.
- Уходи! – закричала ей девочка, - я тебя не люблю. Ты злая и противная!
- Ишь ты! – фыркнула луна, - подумаешь! Фу! Бяка, какая!
- Уходи!
- Говяшка! Говяшка! Плакса!
- Цыц! – цыкнул на луну динозаврик, - помолчи! Своё детство вспомни.
И луна, задумавшись, замолчала.
Впервые за несколько часов на лице Машки мелькнуло подобие улыбки:
- Коля!
- Я, моя хозяюшка! – прильнул к ней зелёный пластмассовый бронтозавр.
- И мы здесь подруга! – подала голос кукла Жанна – яркая блондинка в чёрной мини юбке.
- Ой! А как же это?! – открыла Машка рот от удивления.
Кукла-няня всплеснула короткими ручками:
- Мы всё знаем! Завтра мы простимся с тобой! Такой горе… такое! На кого же ты нас!
Крыска Лариска, ткнув Полину в бок, сказала:
- Машель, ты сильно не переживай! Что уж тут поделаешь, судьба такая! Да и мы уж повзрослели вместе с тобой, уже не до игр нам.
- У меня вот глаза нет, сама видишь. Инвалид я! – лёг к Машке в кровать плюшевый бежевый медвежонок и прильнул к ней, обняв как раньше.
Кукла-няня с трудом заползла к Машке и стала гладить её по голове:
- Я вот вообще без ноги, тяжело мне, но я тебя моя девочка очень люблю.
Зайка Митя, улыбнувшись, стал прыгать по койке:
- Машка, Машка не грусти!
Всё будет супер! Всё впереди!
Ты просто из детства своего иди!
Ведь столько хорошо будет в пути!

- О! Такого я ещё не слышала! – удивилась Машка.

Крокодил Дани клацнул зубами:
- Мы очень благодарны тебе хозяюшка, за все дни, что ты была с нами, просто так, наверное, и должно было произойти, ты не расстраивайся, у тебя теперь другие игрушки будут, а мы будем иногда навещать тебя по ночам…

Жирафу на кровать забираться не надо было, у него была длинная шея, и он смог достать до Машки, чтобы поцеловать:
- А ты помнишь, как мы встретились?
- О, да! Я устроила истерику в магазине, ты мне так понравился!
- Да… - жираф задумался, - я думаю, если бы ты тогда истерику не устроила, её бы устроил я, вот была бы потеха!
- Хи! Хи! – засмеялась оловянная кошечка, - я вообще милая моя была первой, ещё твоя мама играла мной и бабушка твоя, и в погребах я уже была и всё ждала новой встречи…
- О! Такая старая… - ляпнул пёс Филипп.
Кошка занесла над ним лапу:
- Я вот тебе сейчас дам старую!
- Не ссорьтесь! – вступилась Машка, - я вас тоже всех люблю, иди ко мне пёсик.
- Гав! – с радостью согласился тот.
- Ка-ка-ка-как же мы без тебя, - закудахтала курочка Таня, - мне так будет не хватать твоих игр с выкручиванием лап.
Машка засмеялась безудержным смехом, этот хохот поддержали игрушки, и даже луна загоготала.
Так они пробыли вместе до утра, смеялись и плакали, вспоминая прежние деньки, танцевали, водили хороводы, баловались, а потом игрушки сели в голубой вагон, они махали Машке на прощание платочками, обещая обязательно вернуться…

На утро Машка проснулась счастливая и довольная, вошла на кухню и поцеловала отца:
- Ну, как папуля, отвёз игрушки на старую дачу? Положил в тёмный погреб?
Папа вытаращил глаза:
- Отвёз доча и в тёмный погреб их, - в испуге пробормотал он, - только, пожалуйста, давай без сцен.
- А я и не буду! Я теперь взрослая! Это ты ещё в игрушечки играешь! Вот и забирай их себе! Вот так то! – цокнула языком Машка.
Папа поперхнулся кофеем:
- Ну, ты доча вообще… Но я рад за тебя!
- Что делается то! – в свою очередь изумилась мама, - взрослеешь на глазах.
- Ну, вот так вот… Ну, ладно пойду в вашей комнате приберусь, опять бардак небось! И постель не заправили! – с укоризной сказала Машка и пошла.

Родители, переглянувшись, подмигнули друг другу, потому что и с ними когда-то произошла точно такая же история…
–>

Бесконтрольный кондуктор
11-Sep-09 06:35
Автор: Alex Gerd   Раздел: Город и Человек


Оплачивать проезд в общественном транспорте конечно необходимо, ибо мало найдётся на белом свете транспортных средств, которые и без водителя катаются и топлива им никакого не надо.
Это только на велосипеде – крути педали бесплатно и плюй на всех.

Вот только вопрос возникает – а кому платить то, граждане?..

А сажусь я давеча в трамвай тринадцатого счастливого маршрута.
Ничего так трамвайчик, даже места есть. Присаживаюсь к окошку. Природой любуюсь. Зелень значит всякая, птицы чирикают, и милиционеры палками машут.
Ух, как машут!

Всю эту девственную красоту портит грубый окрик над ухом:
- Гражданин! Проезд оплачиваем!
Роюсь в карманах. Ничего. Дырка есть, даже две. А денег нет.
- Всё в дыру ушло! – вслух произношу я.
- Мне до вашей дыры дела никакого нет, меня интересует плата за проезд!
Внимательно осматриваю сие дивное создание, требующее с меня чёртову плату:
Тётенька ещё конечно та – рыжая, с большими кулаками и зуб металлический блестит.
И значок на груди…
Ах, ничего себе значок!..

Я немного приподнимаюсь с сиденья:
- А вы чего ко мне пристали?
- Я пристала? – в гневе показывает на себя пальцем женщина.
- У вас на груди… значок…
- И что?..
- Вы кондуктор?
- Я кондуктор! И за неоплаченный проезд вы сейчас отправитесь в милицию.
- Мамаша, - говорю, - вы отнюдь не контроллёр, вы как кондуктор мне можете только предложить купить у вас билет и только как контроллёр спросить его у меня. Так что предлагайте, а я подумаю! Предлагайте, предлагайте!
Кондуктор стала закатывать рукава:
- Ах, ты гадюка!
Тогда я решил обратиться за помощью к общественности:
- Люди, - кричу я, - вас нагло обманывают, это лохотрон.
Общественность взирала глухо и равнодушно.
- Ах, ты бунтовщик, - загорланила работник транспорта, - народ против власти агитируешь?!
- А я не буду брать у вас билет! Меня не устраивает ваш сервис, у вас вон сиденья дырявые и мухи роятся возле кабины водителя.
- Зина, тормози! – крикнула в сторону мух кондукторша, - я тебе сейчас покажу контрольный выстрел! Гадёныш!
- Да вы не имеете права, - протестовал я, хватаясь за поручни пока кондукторша тащила меня к открытым дверям.
Оказавшись на улице, я погрозил кулаком в сторону уходящего трамвая:
- Я буду жаловаться…
С тех пор трамваи передо мной, почему-то всегда двери закрывают, обидно конечно, так что езжу теперь в метро, кстати, а турникеты они вообще какими правами наделены?..
–>   Отзывы (2)

Мир мёртвых
08-Aug-09 23:48
Автор: Alex Gerd   Раздел: Хард-рок
Мир братства, мир звёзд, мир тканей,
мечтою влечёт меня,
там блещут цветные гирлянды,
весна там улыбки полна.
Асфальт пробивается к небу,
сквозь розово-жёлтый туман,
и накрывает прохлада вселенной,
город в рубиновых льдах.

Мир басни, мир грёз, мир счастья,
залитый кровью дождя,
стучащий по крыше пространно,
однажды возьми и меня,
ромашек готовь мне букеты,
и место у моря в песках,
станцуй для меня в миг рассвета,
фламенко чтоб я мог летать.

Беспамятства мир, блаженства,
исчезнувших воплей и ссор,
награда погибшему телу,
за глупый проигранный спор.
Ты ничего не должен,
кончается медленный стон,
тебя хоть сейчас ожидает,
мир мёртвых, беспечный, живой...
–>   Отзывы (3)

Белое
03-Aug-09 03:43
Автор: Alex Gerd   Раздел: Миниатюры
Мы сидим на краю обрыва, внизу бушует море, время четыре утра. Худенькие плечи трясутся от холода:
- Саша, ты просто псих!
- Это креатив, моя дорогая, всего лишь!
- Доставай вино, я замёрзла!
Я подношу палец к своим губам:
- Тихо! Я же тебе говорил никакого алкоголя сегодня! Сегодня чистая ночь нашей любви, самая чистая ночь на свете…
- Достал! Я тебя уже боюсь! Ну, давай, минералку, сок там, или что.
Я достаю хрустальные бокалы:
- Я буду говорить тост.
- Ты для этого вытащил меня из дома? Я спать хочу.
- Ты должна принимать меня такого, какой я есть. Жрать вино на краю обрыва в четыре утра, несколько банально, понимаешь?
Она сжимает кулачки:
- Я тебя сейчас ударю.
- Не будем тянуть время, я думаю ни к чему… - шепчу я и достаю из сумки пакет молока.
Заливается от смеха:
- Псих!..
–>   Отзывы (4)

Отдам маму в хорошие руки
29-Jul-09 06:38
Автор: Alex Gerd   Раздел: Лирика - всякая
Люблю выгуливать свою маленькую дворняжку. Утром, днём и вечером. Когда светит солнце, льёт дождь, идёт снег, дует ветер или падает тополиный пух. Летом, зимой, весной или осенью. В общем, в любую погоду, в любой день - гулять с ней одно удовольствие. И не пугают нас даже доберманы и ротвейлеры без поводка - мы убежим…
Моя собака, она… а, в общем, рассказ не совсем о собаке…
Вывел я её как-то по утру на прогулку, и с удивлением обнаружил, практически на всех столбах и деревьях нашего маленького дворика, расклеенные, написанные корявым детским почерком, да ещё и с кучей грамматических ошибок, объявления. Видно, что человечек старался – все они были написаны от руки:

«Атдам маму в харошие руки. Моя мама очень харашая. Она самая добрая мама на всем свете. Нам с Мамай очинь не хватает папы. Тот папа который не папа до сих пор не пришёл с работы. Мама говорит что он очинь много работаети будит теперь всигда жить на работе. Но нам очинь нужен папа. Нам ни с кем ходит в парк и играть в игрушки. Мама очинь грустит без пап. Иногда она плачет. Ищё она читает неинтересные книжки и смотрит душекрябающие фильмы. Пажалуйста папы возьмите мою добрую маму штоб она никода не густила. Я жеву на первом этаже. Один плюс один падьезд. Стучитись в окошко».

И жалко, и больно, и тяжело. Скупая мужская слеза навернулась на глазах. Заскулила моя собака.
А что делать? Такая жизнь…
Мне осталось лишь пожелать, чтобы в это окошко постучалась рука настоящего мужчины.
Сам я парень холостой. А ещё и трусливый немножко – из-за угла появилась злющая морда соседского дога, и не менее злющая морда его хозяйки. Моя дворняга, понимая, что достанется в первую очередь мне, залилась агрессивным лаем и отчаянно рванула поводок в сторону слюнявого великана, однако я пресёк эти необдуманные действия, и больно пнув её под зад, потянул домой, вот такой я трусливый. А ещё боюсь в окна стучаться. А так бы конечно…
–>   Отзывы (2)

Хреново-сосисочное
21-Jul-09 06:18
Автор: Alex Gerd   Раздел: Город и Человек

Первый раз в магазине Федя Бурлаков оказался в1977 году. Время было жуткое, цели не ясные, носы красные и уши оттопыренные…
Ну и магазины конечно – тот ещё скотный двор.
А Федя Бурлаков он был из деревни, из той, где и магазинов то не было. Поэтому он толком и не знал что это такое. Он и его родственники вообще не понимали чего их в город попёрло, то ли мода, то ли бражка…
И очень Федя удивился, увидев не добрую длинную толпу. Мама, конечно, объяснила что там и как, но чисто по матерински, да и сама мама так же из деревни, толком ничего не понимала.

Федя с трудом протиснулся к прилавку и брякнул продавщице мелочь.
- На, те говорит вам. А вы мне бублик, рогалик, кефир и мясца мне без косточек парного.
Продавщица заскрипела зубами:
- Не тот отдел!
За рукав Федю дёрнула старушка с большим клыком:
- Не лопнешь милок?
- Что вы бабушка?! Нам это только на завтрак…
Толпа между тем осознала, что он пропёрся к прилавку без очереди, и угрожающе зарычала.
Федя снова обратился к продавщице:
- Ну, вот что – не паясничайте, быстро мне вываливайте, всё что сказал.
- Я вот тебе сейчас навалю! – всё больше покрывалась пятнами хозяйка прилавка.
- Вот и давайте, наваливайте!
Продавщица от злобы зашевелила ушами и двинула Феде в лоб поварешкой, которой разливала сметану.
- Петух драный! А ну давай кукарекай отсюда! – озвучила она своё действие.
Толпа нашего Федю стала мало-помалу оттеснять от прилавка.
- Психи какие-то… - бормотал наш незадачливый покупатель, - продуктов не дают купить. Осатанели все.
Из магазина его любезно выпроводила компания из трёх алкашей. Что было дальше наш герой уже и не помнил. А снилась ему сосиска с хреном и танцующая с ней танго продавщица.

Очнулся наш герой в реанимации. Там и жену нашёл себе. Но потом плюнул, на неё и на город, вернувшись в деревню. Но прошло ещё около двадцати лет – деревня была стёрта с лица нашей родины и Феде пришлось вернуться опять.
Новые супермаркеты его разум принимать отказался. Поэтому поначалу он в ужасе, а потом с интересом скакал возле автоматических дверей. Когда появился амбал охранник Федя покорно зашёл внутрь. Мозг по-прежнему отказывался воспринимать действительность. Прилавков не было. Всё было в открытом доступе. Бери и ешь.
- Коммунизм настал! – обрадовался Федя, - УРА! Да, здравствует великая социалистическая революция! Ленин жив!
А он с деревни приехал, не жрал ничего двое суток, а тут всё что хочешь.
Много он съесть, конечно, не успел, так пару сосисок навернул, да фрукты обгрыз, а ещё охранника, который его душил, успел за мизинец укусить.

Очнулся он в реанимации – бывшая супруга Нинка тискала в руках потрепанную селезёнку. Ему это так понравилось, что он прошептал:
- Нинка, выходи за меня опять…
Она критическим взором оценила селёзёнку, да и согласилась.
Теперь по магазинам стала ходить супруга, а Федя вот думает завести корову в их двухкомнатной квартире. А ещё хрюшек и кур. Экономичней, да и безопасней, а главное – Феде всё понятно…
–>

100 рублей
18-Jul-09 21:19
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Я много видела и узнала, жизнь была интересной и насыщенной, и бог знает, в чей карман, судьбинушка занесёт меня снова.

Сейчас я лежу в удушливых зарослях полыньи под надменным взором немых звёзд, рядом журчит ручеек, под апрельским ветром сгибается старая ива, неподалёку пробегает белый кот, вот он пьёт из остывшей лужи, серпантин грёз капелькой росы падает мне на грудь…

Вот, так и простую бумагу может потянуть на лирику. Не верите? А вы пробовали заглянуть ко мне в душу? Вы думали о моей судьбе? Вы вообще знаете, что и в моих жилах течёт ручеёк крови, а сердце бьётся в такт вашей жадности или щедрости?..

Я – сто рублей.
И, я возможно, больше чем боги, знаю себе цену.

Есть в моём мирке «звёзды» - пятисотые и тысячные банкноты, доллары кризис их разбери… всегда более, чистенькие, ухоженные и зачастую вкусно пахнущие. Но дано ли им увидеть дно?.. чем выше взбирается купюра – тем более, ей отвратительна мысль падать! Она, ценой человеческих жизней постарается удержаться.
Ценой меня, сбережёт себя от резкого удара.

Прошло много времени с момента моего рождения.
С улыбкой задаю себе вопрос о папе и маме. Хотя, наверное, мамой мне стал банкомат – я отчётливо помню, как он вывел меня в этот мир – со скрипом и скрежетом. Внутри него было уютно и тепло. Я думала так будет вечно.

Мир принял меня январским холодом и руками, которые пахли бензином. Да – первым у меня был бензозаправщик.
Забавно сейчас рассуждать об этом - мужчин у меня было гораздо больше, чем женщин, не всех я любила, но зато смело могу сказать – все они любили меня и не всегда легко со мной расставались.
Хотя, этот с заправки уже через час обменял меня на бутылку пива.
А я только-только стала привыкать к этому чисто, прозаическому аромату. Мне впервые стало обидно – я хотела остаться в этих сильных, не мытых руках, моих первых руках…
Но через мгновения я уже и забыла об этом неряхе – я почувствовала аромат душистого мыла и духов. Как же хорошо! Как мне это близко…
Но, моё счастье длилось не долго – приятные женские ладони быстро засунули меня в душный металлический ящик.
Меня утомили сплетни моих сотоварок, поэтому я быстро уснула. А очнулась, вновь почувствовав этот нежнейший аромат.

И вдруг я увидела старость – эту морщинистую кожу, запах лекарств, вечно смотрящий в землю мир и движение в никуда в такт облаков.
Бабуля ещё та попалась – за первым же поворотом сунула меня в грязный лифчик, в котором мне ещё пришлось пробыть двое суток, пока я благополучно не была применена на палку колбасы.

Я научилась быть продажной – для этого я родилась. За мою продажность меня любят, за неё и продают…

Жить у груди бабули мне не очень понравилось, гораздо лучше было жить у жадноватого школьника, который так мной дорожил, что чуть ли не пылинки сдувал. Утюжком меня проглаживал и вечерами долго-долго рассуждал о том, на что меня потратить.
Мне нравился этот любовный бред. Я даже играла с ним, иногда переползая в другой карман, а то и вовсе заползая под койку.
Да, жаль… меня он променял в итоге на газировку.

Помню, выбрасывал меня и ещё несколько сот таких же, как я, из окна небоскрёба «новый русский». Он был таким щедрым только потому, что, ему некуда было нас таких девать. В банк и в магазин с сотками он ходить брезговал, а тут они у него в таком огромном количестве скопились, что ничего другого как выбросить их из окна он не придумал.

Ах, что это был за полёт! А потом обезумевшая толпа топча нас и друг друга с пеной у рта вела битву за каждую сотню. Я досталась какой-то огалделой бабенции которая из-за меня не поленилась испачкать себе пальто и засадить кому-то в глаз.

Вот и утро промчалось в воспоминаниях.
Ох, дети какие-то. Наверное в школу идут. Ну, берите уж меня. Послужу ещё пожалуй. Ну, чего ругаться то. В магазин и всё. Эй, эй! Драться то, чего! Из-за меня? Ха! Ну насмешили… нашли из-за кого драться…
Хрумс!
Ах!
И меня… меня… порвали…
Всё так же. Только пустоты стало больше. А дети… уходят…

Был у меня муж «пятисотый» так его пьяные супруги так изорвали, ни сантиметра живого не осталось.
Ушла я потом от них.
А как?.. Вылетела себе в окно.
Не смогла им простить…

Знала ли, я что будет такой конец? Просто жила и не думала. А чего думать?.. Полезай в новый карман вот и всё!

Мне остаётся только ждать, ждать чуда…

Через пять часов, томительной боли, я дождалась.
Меня как будто бы услышали…
Я ведь буквально вопила о том, чтобы вновь почувствовать эти руки.
Такие разные, непохожие друг на друга, где в каждых пальцах судьба, где в каждых ладонях лицо, и запахи превращаются в речь, и пот становится живительной влагой, и каждый нерв скупости бьёт по сердцу и любая благодетель заставляет меня улыбнуться невидимой улыбкой.
И каждый раз, понимая больше - взрослею, покрываюсь трещинками, мудрею, рассыпаюсь в годах…

Нет, не хочу быть медным рублём, лучше буду потрёпанной, бумажной старухой! На мне словно на этих удивительных линиях человеческих рук можно прочитать судьбу…


Меня склеили.
Безумный старик положил меня, небрежно залеченную скотчем, под матрас. Да и забыл. А может, берёжет на чёрный день. Не приведи господь, мне ещё и хоронить его придется…

Но пока, что я медленно коротаю свою цену. Наслаждаясь музыкой половиц, сухим кашлем моего нового хозяина и воспоминаниями самых лучших рук моей жизни…

–>   Отзывы (4)

Гадание на постель
16-Jul-09 08:16
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Можно было смело сказать – этот человек жил исключительно завтрашним днём, потому как этот день для него значил гораздо больше, чем, чтобы то ни было на свете.
Он пытался досконально расписать своё будущее, по полочкам разложить каждую минуту своей жизни. Видеть судьбу как зеркало.
Из этого вытекала вся его вера в различные астрологические прогнозы, гадания и предсказания. Его кумирами были Нострадамус и Ванга.
Что уж говорить о вере в различные суеверия – если ему переходила дорогу чёрная кошка то, он настолько пугался что, мог целый день пробегать в поисках аналогичной животины белого цвета, и, потратить ещё несколько часов, заставляя её перейти ему путь.
Хромая старуха, слишком счастливый бомж, надломленная ветка, троллейбус который едет слишком быстро, снег, падающий слишком медленно или птичка, летящая слишком низко – вызывали у него жуткое подозрение.

И вот однажды он решился пойти к гадалке, так, скажем, прижала его странная фобия за горло. Ему во чтобы то ни было, нужно было, узнать свою судьбу и чтоб без всяких там неожиданностей текла дальше его жизнь.
А гадалка попалась чисто отвечающая суровым реалиям времени, в котором мы все с вами живём.
Три класса образования, пять мужей, шесть детей по детским домам, три срока на нарах, цирроз печени и комнатка в коммуналке.
Стукнуло ей как-то в голову, что она ясновидящая. Она до этого долго смотрела в горлышко пустой бутылки из под водки, сквозь которое увидела, как открылся рано утром магазин… с тех пор вот, и стала гадать. На дому. Приклеив на столб возле магазина не затейливое объявление.

И вот заявляется к ней домой наш чудаковатый франт.
А она не будь дура скосила серьезную красную морду, какую-то чёрную тряпку на себя напялила и сидит что-то бормочем себе под нос.
- Это вы значит гадалка? – спрашивает наш чудик.
- Садись! – прохрипела хозяйка.
- Ну, значит здрасьте, - тихо прошептал гость и сел на табуретку.
На продырявленной серой скатерти зияло пятно от варенья – так видимо было задумано, потому, как псевдо гадалка не человеческим голосом загорланила:
- Вот она моя кровь и в ней есть мой дар!
- Мне бы будущее своё узнать, смерть свою и судьбу.
- Ничего пока не вижу, - страшно скосила глаза выпивоха.
Наш мужчинка понял, в чём дело и положил перед ней пачку денег.
- Оооооо… - застонала хитрая баба, - вижу… вижу…
- Что видите? – вытянулся наш герой.
- Смерть твою…
- О, господи…
- Умрёшь ты…
- А!
- Умрёшь ты…
- Ой!
- В постели! – выпалила она первое, что пришло в голову.
Наступила пауза, после чего наш любознательный «пипл» тяжело вздохнув, поднялся со стула.
- Спасибо… в принципе большего мне знать не надо.
- Иди же сын мой! – прошептала обманщица.
- Спасибо добрая женщина…
- Иди же… - уже с нетерпением сказала она, ибо магазин через десять минут уже закрывался…

Задумался наш герой, но не расстроился и нашёл выход – конечно же, чтоб теперь прожить долгую и счастливую жизнь достаточно было - не ложится в постель.
Он даже пришёл в восторг от этой мысли. В тот же день он выбросил из дома кровать и диван.
С тех пор в постель он больше не ложился. Он мог спать где угодно – на столе, на стуле, на стиральной машине, крыше автомобиля, рельсах, в театре и в цирке, в церкви и на кладбище, но только не в постели! Это было табу всей его жизни.

И чем же закончилась эта странная история? Кончилась, она довольно прозаично.
Знала бы наша матёрая тётя что, то, что она нагадала полностью сбылось… но могло ли быть иначе?..

Стукнуло ему в то время 90 лет. Он был уже очень слаб, с трудом ходил и говорил. Но ясно помнил, какая ему нагадана участь. И здесь он оставался железным и не сгибаемым до последнего. Так хотел жить…

Врачи прописали ему строгий постельный режим на что, он, рассмеявшись беззубым ртом, послал их к чёрту.

- Смерти моей хотите?! Видал я вас сам в белых тапках и с большим скальпелем меж бровей! – кричал он и топал ногами.

Уже пена шла из его рта, глаза закатывались, но он всё равно стоял на своём, точнее забравшись на шифоньер ни за что, не желал спускаться вниз.

Но врачи, помня о своём долге, не могли оставить его умирать наедине со своей «шизой», силы то у них было явно побольше, поэтому они, стащив его со шкафа уложили в кровать. Он плакал, умолял не убивать…

Через час он умер… в своей роковой постели…
–>

Боль, которая живёт в лесу
02-May-09 21:40
Автор: Alex Gerd   Раздел: Мистика/Философия
Боль, которая живёт в лесу – это боль которую выдумал человек.
Боль, которую выдумал я.
Боль завтрашнего дня, в котором нет дня сегодняшнего.

Плачущее небо опускает в вечер тёмную вуаль на голые ветки. Чёрный йог Угра-баба созывает души усопших. Вот они слетаются с близлежащих кладбищ, пролетая над беспечными душами живых. Попутно, будто бы играя, забирая с собой некоторые из них.

Каждый из нас листок.
И те, кого нет, были листками, цеплялись за ветку или безмятежно не дорожили ей.

Всех нас забирает ветер. Зелёных и пожелтевших, больших и маленьких.

Ветер… не щадит никого. Ветер… рушит города. Ветер… прокалывает виски, стрелками часов… Ветер… выдувает из сердца тяжесть, делая его пустым. Ветер разносит нас в разные стороны.

Боль, которая живёт в лесу, чёрным вороном бьётся в твоей голове. Смерть придумана нами, как и придуманы годы и дни. Жизнь поделена на отрезки - так рубят деревья, изысканно умертвляя их…

Боль, которая живёт в лесу – не знает времени. Она всегда ползёт вверх, чтобы однажды застыть, там, где тебя никто никогда не вспомнит.

Кто притаился возле твоей двери? Кто подползает к твоему окну? Кто живёт в потёртых обоях? Кто внезапно будит тебя по ночам? И благодаря кому ты всё ещё жив?..

Боль, которая живёт в лесу – не познанный сегодняшний день, обжигающий неровным пламенем свечи.

Лес остаётся одиноким в своём многообразии душ. Он грустит о море и о небе. Он зовёт свет, поглощая тьму. Он ждёт тебя.

Серпантином ярких огней, круговоротом свежести и прохлады, душевной теплотой и чем-то более близким, чем человек – боль, которая живёт в лесу, дарит радость всем уснувшим и победившим страх.
Во имя утопающих в земле тел и молодой травы неистово, словно фонтан бьющей вверх – боль поднимает вверх солнце, боль закрывает глаза, боль выдавливает крик, боль дарит жизнь и боль забирает её.

Протяни свою ладонь к лесу и согрей всех тех, кого нет рядом, чтобы и они приняли тебя с теплом…
–>   Отзывы (2)

Семь Я и День Рождение
16-Jan-09 04:09
Автор: Alex Gerd   Раздел: Миниатюры
В этот день в плеере особенно быстро кончаются батарейки, сбивается речь, не успевая вслед за белыми облаками, уплывающими в день вчерашний…


Оптимизм, немного молча, постояв рядом, кладёт руку мне на плечо:
- Эй! Сашка! Ну, ты чего? Чего грустишь?! В такой прекрасный день?!
Я хотел ему ответить, но лишь взглянул на него и ничего не произнёс.
- Я тебя не понимаю…всё так прекрасно! Все тебя поздравляют, тебя так любят, ты весь сегодня в центре внимания. Чего сидишь как бука? Сейчас придут гости, ты должен улыбаться…
- Я не хочу улыбаться…
- Это неправильно.
Сзади подбегает лень:
- Чего пристал к человеку? Не видишь, устал он от всех ваших поздравлений! Пусть отдохнёт. Он имеет на это право.
- Отдохнуть имеет, но не умирать же.
- А пусть даже и умрёт, - ввязывается пессимизм, - двадцать два года это вам не дай боже. Тоже срок. Уже не мальчик. Треть жизни всё-таки прошла! ТРЕТЬ ЖИЗНИ РЕБЯТА! ТРЕТЬ! Всё! Время подводить неутешительные итоги!
Совесть вздыхает:
- И за эту треть жизни он не добился ровным счётом ничего.
Шут смеётся:
- А мы? Мы разве не достижение!?
- Ценность блин великая! В Эрмитаж её сдать! – скалится грубость.
- У меня ничего нет впереди, нет ничего позади, другие уже имеют всё, деньги образование…а я…ноль…никто…
- Ха! – усмехается пессимизм, - да ты просто неудачник, на тебя смотреть смешно.
- Знаю…
- Ну, вы чё делаете? – вставил руки в бока оптимизм.
Я начинаю плакать.
- Ну, смотрите, что вы наделали!? Испортили такой прекрасный день. Ну, успокойся, всё будет хорошо.
Мои креативные друзья чешут подбородки, опускают головы, и вскоре начинают меня утешать:

- Расслабься, - гладит меня по голове лень, - без нервов, без напряжения…
- Не обращай внимания на придурков, ты конечно придурок ещё тот, но они не меньше, - подбадривает меня грубость.
Пессимизм тоже нашёлся что сказать:
- Жизнь прожита, какая разница, что будет впереди, пойми, ты прожил жизнь не зря, пусть и не так как надо, но ты был, ты был замечателен.
- Ох, - охает совесть, - горе ты моё луковое, ну иди ко мне на ручки, беда моя бесстыжая, ты всё исправишь, я верю в твою душу.
Шут смотрит мне в глаза. Улыбается во весь рот, а из глаз текут ручьи слёз. Это так умиляет.

- Ну, ладно вам ребят, что вы?! Всё хорошо…

Я улыбаюсь. Жмурюсь от солнца.
На крыльях любви лечу по квартире встречать дорогих гостей…

–>   Отзывы (4)

Девочка-шок
28-Jul-08 20:47
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Девочка-шок с розовой футболки, как ночь на холодной пристани под жалобным воем ветра и мерцанием бледных звездочек на безмятежном небе Лондона.

Девочка-блеск с планеты Пьяного Удава, упала на землю когда ей стукнуло девятьсот семьдесят семь лет и ещё два кучерявых хвостика.
Она просто не удачно припарковала свою машину возле супермаркета и грохнулась вместе с ней в гигантскую расщелину. До земли она летела несколько веков, её за это время замучила жажда, поэтому, плюхнувшись в древнее Пермское море, она не долго думаю, залпом его выпила.

Трехглазая озорная бестия на кривых копытцах, третьим глазом, которой наполнен солью высохшего миллионы лет назад древнего моря, она влюбляет, притягивает, очаровывает, бросает в дрожь и разбивает сердца на осколки как виниловые пластинки или рвет судьбы как магнитофонные ленты. Его не возможно закрыть, потому что больно – соль сильно жжет, поэтому чертовка никогда не спит.

Не чурается табачного дыма, нескольких капель рома и аромата флердоранжа.

Она же

Девочка-дрянь с выцветшей футболки - среднестатистический россиянин в зеркале второго января.
Звон в ушах, потеря координации в собственном туалете, пятна на мятом лице – такое с ней бывает постоянно.



Каждый день мы гуляем с ней по ночному городу – редкие фонари ослепляют чёрный образ, что заставляет обходить лучи стороной. Бродячие коты становятся в это время нашими спутниками, не отходя ни на шаг, они истошно орут, думая, что поют серенады.

Днем мы тоже гуляем, хоть и редко. Прохожие открывают рот, удивляются, оборачиваются, смеются и не могут оторвать взгляд, потому что глаз у неё волшебный, большой и по-детски удивительный. Она пытается проникнуть в каждого как можно глубже, как можно дальше, чтобы не умереть…

И без моих прогулок она ведёт довольно активную жизнь – в темном шкафу она довольствуется тем, что травит байки подвыпившей моли и другой не совсем адекватной мелкой живности.

Всё обычно начинается с того, что какой-нибудь наглотавшийся с дуру нафталина таракан начинает громко свистеть, хлопать в ладоши и требовать тех самых баек, большая часть из которых огромный вымысел, а остальная часть очень маленькая, но очень ядовитая глупость.

…Вытягивают свои ушки блошки, пес тычется мокрым носом в дверцы шкафа, с подоконника тянут свои стебли растения и даже ковер приподнимается с пола…

Она моя, девочка с футболки, но я всё равно не главный - она постоянно на мне…
–>   Отзывы (2)

Спрашивают - отвечай! Говорят - слушай!
12-Sep-07 23:37
Автор: Alex Gerd   Раздел: Город и Человек
ATUM-BA-BA ATUM-BA-BEP TU-BU-DUM-BA-BA-BE…


Пусть я ушел от реальности - да я не слышу ветра, звук автомобильных шин, гул трамваев, стук шагов, пенья птиц, но я слышу музыку, она заменяет мне мир улицы, оберегает от городского ора.
У меня всегда отличное настроение. Кроме того, я являюсь обладателем самого модного плеера. И мне плевать, что обо мне думают окружающие, мне хорошо…

Старуха, в сереньком пальто завидев меня, удивленно вытягивает моську и что-то шепчет. Наверное, спрашивает время. Что ещё могут спрашивать эти недалекие жители?.. Но мне плевать – я не слышу её. У меня есть уважительная причина – я слушаю музыку! И я никогда не убавлю звук и не выдерну из ушей наушники. И пусть весь мир не будет знать сколько время…
Старуха тем временем ещё что-то прошептала, а потом перекрестилась.

Ну, из ума выжила, что поделать…

Через несколько метров я встретил женщину в розовой шляпке, она тоже что-то шептала, но даже шляпка, тем более, розовая, не аргумент, чтоб я прервал своё наслаждение.
Она удивилась и покрутила у виска.

А мне все равно… Крутильщица ты моя!

Похоже, все поголовно потеряли счёт времени – здоровенный бугай таксист тоже что-то говорил мне, я даже малость остановился, он продолжил объяснять, но, видя, что я никак не реагирую, махнул рукой и постучал кулаком по крыше своей машины.

Пройдя ещё, я встретил трёх девочек-студенток, они хихикали, прикрыв рот. А потом видимо захотели со мной познакомиться…
Ну, это обычная история! Но я пошел дальше, потому как у меня есть только одна девушка – музыка в моих ушах.

Иду дальше и так радостно на душе, хочется петь в такт песни, затанцевать… ATUM-BA-BA ATUM-BA-BEP TU-BU-DUM-BA-BA-BE…

Это ещё что за новости?..

Какой-то школьник в довольно таки грубой манере преградил мне путь и тоже стал что-то доказывать…

Нет, понятно если ты не знаешь время, то обязательно нервничаешь, но это не повод срывать злость на прохожих. Школьника я осторожно отодвинул. Он довольно таки агрессивно постучал мне по лбу и засеменил прочь.

Вот же дурдом сегодня!

Я потер лоб и двинулся дальше…

Обида быстро спала, и я уже не обращал внимания на странных прохожих, которые все как один что-то мне говорили и доказывали, били себя в лоб и чёрт знает, что ещё вытворяли!

Я продолжал наслаждаться музыкой:

ATUM-BA-BA ATUM-BA-BEP TU-BU-DUM-BA-BA-BE…

PRESSURE!!!


И вдруг навернулся в неглубокую лужу.
И тут я обнаружил, что у меня на обеих кроссовках развязаны шнурки. Теперь настала моя очередь бить себя по голове и крутить у виска. Оказывается я слишком недооценивал прохожих - кроме того чтобы спрашивать сколько время, они оказывается были способны предупредить меня об опасности споткнуться об них... но я их не слушал, я слушал лишь музыку, но она не подсказала мне подвязать их...

Я продолжал сидеть в луже, пока ко мне не подошел горбатенький старичок с заячьей губой:
- Мил человек, времечко то не подскажете? – тихо спросил он.
«Нашел, у кого спрашивать!» - подумал я, но ответил:
- Половина четвёртого.
Старик вытянул ко мне своё обвисшее ухо:
- Сколько-сколько?
- Полчетвёртого, блин, – последнее я добавил шепотом.
- Спасибо милок! – отдал поклон дедуля и заковылял дальше по своим делам.

А я и забыл когда мне такое говорили в последний раз, даже приятно стало в луже сидеть...

С тех пор я знаю: спрашивают – отвечай! говорят - слушай!

И музыку делаю так тихо, чтобы не терять связь с самим собой и окружающим миром. Прохожие мне улыбаются, потому что теперь я улыбаюсь им…

…Молодой человек у вас ширинка расстёгнута!
- Спасибо…

Я перекрестился и тихо добавил:

- …что я вас услышал!..
–>

Креативный Рисунок
03-Sep-07 04:07
Автор: Alex Gerd   Раздел: Юмор/Ирония
Положа руку на сердце, скажу – я человек, который любит повыпендриваться, набить себе цену, потешит своё самолюбие, покрасоваться, в общем, часто страдаю от звёздной болезни.
Вместе с тем, всегда очень хочется удивлять, и как большинству из нас производить исключительно положительное впечатление от себя любимого.
Был у меня один способ, так сказать удивить и заинтересовать – я предлагал нарисовать себя распрекрасного, просто нарисовать на обычном листе, тетрадном или из блокнота, на скорую руку, как получится, хоть закорючкой, хоть колючкой, не важно, в общем!

Поначалу всё шло неплохо, мои знакомые и друзья легко соглашались и рисовали всяких, в большинстве случаев, страшных чудовищ, заявляя, что это я.
Я не обижался, а наоборот был рад, что моя идея вызвала у них положительные эмоции.

Так продолжалось, пока я не предложил нарисовать себя девушке, которая мне очень нравилась, и перед которой мне особенно хотелось ПОВЫЁЖИВАТЬСЯ!
Я сначала подумал, что такой идеей прям смогу покорить её, однако на мою просьбу она отреагировала равнодушно.
Пожала плечами:
- Нарисовать?
- Да! Нарисуй, пожалуйста! – буквально запрыгал я.
С ней мы познакомились совсем недавно, от того желание ЗАКАДРИТЬ её было безумно велико.
- Ну, давай нарисую! Только подожди немножко!
- О! Я готов дать целую вечность!
- Жди!
- Правда, гениальная идея?
- Хм…
- Я супер!
Ухмыльнувшись, она отвернулась, не давая мне созерцать весь художественный процесс. Ждать мне пришлось полчаса. Но эти полчаса прошли не совсем зря: я продолжал рассказывать ей о своей гениальности и сверхкреативности. О том что, такого как я надо ещё поискать, и вообще я золотой парень. Вот такой!!!
Бла-бла-бла…
Наконец она повернулась и показала мне с позволения сказать «рисунок»…
Я замолчал.
- Ну, как нравится мой рисунок, платиновый ты мой? – язвительно спросила она.
- Но, ты ничего не нарисовала! – заявил я, хмуро взирая на чистый лист бумаги.
- Да? Правда?
- Правда. Что это значит?
- Не догадываешься?
- Нет!
- Ну, что может значить чистый лист?
- Мою чистоту?
- Нет! Ты же просил нарисовать тебя!
- Ну, и что?
- Это ты и есть!
- Но здесь никто не нарисован!
- Всё правильно.
- Что правильно?
- Ты никто! – воскликнула она и, швырнув в меня лист, ушла прочь.
Я был подавлен, только и смог тихо, глотая слёзы прошептать:
- Креативный рисуночек, какой…
–>

Бутерброды
26-Aug-07 22:47
Автор: Alex Gerd   Раздел: Юмор/Ирония
Июнь 1996 года.

Мне на то время было двенадцать лет.
Стояло обычное утро выходного дня, ленивое и непосредственное.

Потянулся, зевнул, понял, что необходимо вывести себя на прогулку, как собаку, а ещё сходить в компьютерный клуб. Собрался. Открывая дверь, увидел, что на площадке стоит соседская девочка лет восьми и заливается слезами.
- Чё случилось? – спрашиваю я.
- И-и-и-и-и-и-и-и-и-и… – ревёт она.
- Что у тебя девочка?
- И-и-и-и-и-и-и-и-и-и…
Я уже начинаю злиться:
- Ты скажешь, что происходит или нет?
- Помоги-и-и-и-и-и-и-т-е-е-е-е-е-е… пожалуйста…
- Что у тебя случилось?
- Там горит… пожар… мама сейчас придёт…
Мне становится плохо:
- Как пожар?
Несусь в её квартиру, да немножко пахнет гарью, и что?
- Я бутерброд хотела разогреть, и-и-и-и-и-и-и-и… - захныкала она и показала на печку.
До меня не сразу дошло, что она решила разогреть бутерброд в духовке. Я открыл дверцу и достал оттуда чёрный уголёк:
- Разогрела? – с сарказмом спросил я.
- Сейчас мама придёт и-и-и-и-и-и-и…
- Что ты от меня хочешь?
- Помойте, пожалуйста.
Пришлось помыть противень, полчаса корпел, потом открыл окно, и проветривал кухню, размахивая полотенцем.
- Ну, вот и всё. Помыл. Проветрил. Не реви, пожалуйста. Как тебя зовут?
- Л-и-и-и-и-и-з-а-аааааа…
- Красивое имя. А меня Саша.
- Спасибо вам.
- Не за что. Больше в духовке бутерброд не разогревай. Не плачь. Ни чё тебе мама не сделает.
- Спасииииии-б-ооооо….



Октябрь 2006


Прошли ещё около десяти лет, волею судьбы Лиза стала моей женой, да, и такое бывает, да и как бы удобней, вроде как соседка, в общем, урвал, что было ближе, как бы сказать, к телу.

Обычное утро. Зеваю. Потягиваюсь.
Ругаюсь:
- Опять с меня ночью одеяло стягивала?
- Тебе полезно, - сквозь сон бормочет она.
- В таком случае тебе будет полезно спать со своей мамой.
- Оставь мою маму в покое, она тебе, что опять приснилась?
- Если бы она мне только снилась… я встаю…
- Вали, а я ещё посплю. И не трогай меня.

Умываюсь, иду на кухню, делаю себе бутерброд и обнаруживаю, что тостер не работает.
- Чёрт!
А я люблю горячие бутерброды, чтоб и сыр был расплавленный, и, маслице растопленное, и, колбаска поджаренная.
Я опускаю голову и вздыхаю:
- Нет, так не пойдёт.
Я категорически не согласен есть холодный бутерброд.
- Какая разница?! – спрашиваю я сам у себя и кладу бутерброд в духовку.
Ставлю всё это дело на двести двадцать градусов, чтоб быстрее разогреть. Наблюдаю за процессом приготовления через окошко. Неожиданно в дверь позвонили. Открываю дверь, на пороге стоит пожилая женщина в сером платке и в розовой кофточке, под глазом красуется огромный фингал.
- Господи, спаси вас и сохрани. Мир вашему дому. Я принесла вам добрую весть.
- Извините, я занят, - пытаюсь её вытолкнуть прочь.
- Я принесла вам добрую весть, - настаивает она и, хватаясь за дверные косяки, пытается протиснуться в коридор.
С огромным трудом мне всё-таки удалось вытолкнуть её прочь и захлопнуть дверь.
Вытираю со лба пот, вспоминаю о бутерброде и неторопливо иду на кухню, обнаруживаю, что кухня затянута серым дымком, выключаю раскалённую духовку, открываю, клубы дыма ударяют в лицо. Начинаю реветь.
На кухню заходит Лиза:
- Что у тебя тут?
- И-и-и-и-и-и-и-и… - реву я, - я бутерброд разогревал… и-и-и-и-и-и-и…
- Господи, открой окно. Сейчас мама придёт.
Услышав это, ещё больше начинаю заливаться:
- И-и-и-и-и-и-и… мама твоя придёт… и-и-и-и-и-и-и… она меня убьёт… и-и-и-и-и-и-и…
- Горе ты моё луковое. Не реви дурачок. Я тебя прикрою, может быть. Больше в духовке бутерброд не разогревай. Не плачь. Ни чё тебе мама не сделает.

- И-и-и-и-и…

История повторилась в точности до наоборот. Вспомнив историю десятилетней давности, я решил смягчить гнев моей тёщи, мне это почти удалось, по крайней мере, она больше не грозилась засунуть меня в духовку…
–>   Отзывы (2)

Пассажиры
09-Jul-07 03:38
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Очень часто приходится ездить на электричке. Имею так сказать недвижимость за городом, хотя недвижимость, возможно, слишком громко сказано… так СД.… Ну, это если кто не понял: садово-дачное…

И уже давно вошло у меня в привычку становится в транспорте «зайчиком», я по жизни иногда вообще зайчик, но что касается электропоездов то тут разговор особенный…

Зайчик то я зайчик, но нюх у меня на контролеров как у собаки, чую их за три вагона, а слух у меня как у радарной какой установки – топот таких же зайчиков, как я, слышу вагонов за пять.

И всего один единственный раз чутьё и слух меня подвели, но ситуацию спас мой маленький друг, и я вышел из истории белым и пушистым, хоть и несколько жестоким…

Уснул, наверное, просто устав от долгой дороги. Никогда не спал в вагоне, но в этот раз так нашло и на жесткой семье, я вдруг почувствовал себя как на мягкой перине, а перестук колес стал напоминать мне колыбельную.

Проснулся я от собачьего лая и от «лая» контролерши, которая подошла к моей лавке, я, было, спохватился бежать, но женщина не маленькой комплекции схватила меня за шиворот и очень легко, словно мячик отшвырнула назад:
- Сидеть! Твоя очередь ещё не подошла! Мальчег!

Напротив меня злорадно оскалилась женщина с маленькой собачкой на руках, оскалилась она видимо, потому что считала, если у неё есть билет, то она обладает неким иммунитетом для зубоскальства, это она, конечно, напрасно так думала…

Народу в вагоне осталось очень мало – это были только те, у кого были билеты и ещё два бомжа, которые обладали «вонючей неприкосновенностью» от любого видавшего жизнь контролера независимо от комплекции…

Дама, с собачкой продолжая на меня скалиться, протянула контролеру билет и язвительно произнесла:
- Пожалуйста, вот билет. Хи-хи… - последнее видимо предназначалось моей персоне, поскольку она поняла, что билета у меня нет, и что сейчас ей предстоит увидеть шоу, где меня выкинут из вагона. Но смеяться для начала предстояло мне…

Контролерша внимательно посмотрела на билет, потом на женщину, потом ещё раз на билет, потом потерла красный нос и произнесла:
- Так… а у вас тут на одного пассажира билет…
Улыбка с лица пассажирки моментально сошла, но она быстро взяла себя в руки, но не надолго:
- Если вы про этого парня в зелёной курточке, то он не со мной, я бы с таким и не поехала… хи-хи…
- С парнем я ещё разберусь!
Я опять попытался рвануться с места, но неудачно, так как контролерша, схватив меня за горло, швырнула обратно.
- Останься со мной солнышко!
- Жесть! – тихо прошептал я.
- Собачка ваша?
- Собачка моя… - растерянно произнесла пассажирка, - это мой мусик… мусик это мой…
- Тяв! – будто в подтверждение этого выдавила маленькая рыжая моська с редкими седыми усиками, большой бородавкой и выпирающим из пасти левым обломанным клыком.
- Билета у вас нет на собаку!? Платите штраф!
- Как за собаку? – растерялась хозяйка, - Что???!!!! – уже с гневом произнесла она, - я за собаку платить??? Это, с каких это пор я буду платить за собаку??? Что это ещё за чушь собачья??? Ой…
- Так я сказала, платите за собаку или выметайтесь из вагона. Я сейчас милицию вызову.
- Я не буду платить за собаку. Собака что, человек? Собака – это вы!
- Значит, на собаку у вас билета нет. Сейчас собака сойдёт одна.
- Нет!
Контролерша закатала рукава и схватила псявку за голову, собака попыталась укусить руку, но то ли кожа у контролерши была через, чур, толста то ли зубы у собаки были гниловаты, в общем, этот приём не подействовал.
Непонятно кто бы победил в этой истории, если бы я не выдал перл, хотя мне нужно было бы по идеи помалкивать:
- А вы ей ещё скажите за блох заплатить.
Женщина ещё больше воспрянула духом:
- Да, да, да! У мусика очень много блох!
Контролерша в ужасе шарахнулась в сторону:
- Так… вы на следующей станции сходите! Ваша собака уж точно. Или вызову милицию. Ну, а с вами молодой человек, потанцуем?… хе-хе… билетик ваш предъявите!
Здесь она довольно таки по-дружески мне подмигнула и ещё больше закатала рукава.
- А я тоже не один!
- Билета нет??? Значит, сейчас вылетишь у меня как бедный муж!
- Я то? – и я довольным видом достал из сумки своего дружка Тёму – Тёма был большой серой крысой, но довольно таки дружелюбной и чистоплотной. С ним мы познакомились на даче. От безуспешных попыток его прикончить, я решил с ним подружиться, с тех пор мы были неразлучны.
- Пожалуйста! Можете теперь попытаться выволочь его из вагона! Дорогуша!
Контролерша, бледнея, попятилась прочь.
Пассажирка же не на шутку разошлась, и теперь стала совать контролерше в лицо свою руку:
- Вот посмотрите блоха! Мне за неё тоже заплатить штраф, да? А ну-ка идите вот высадите её. Подождите, я сейчас ещё найду!
Контролерша, приподняв платье, выбежала из вагона:
- Сумасшедшие, какие!!!

Я и моя спутница весело рассмеялись и болтали всю оставшуюся дорогу, Тёму я убрал обратно в сумку, ну а собачка, наверное, пересчитывала своих блох, в расчете на одного пассажира…
–>   Отзывы (2)

ПлотоАд
07-Feb-07 01:25
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза


Всё что было раньше вспоминается как дурной сон, но и сейчас, здесь в психиатрической больнице я не чувствую себя человеком - меня заставляют мучить живые существа и всё что мне надо сейчас – это умереть, но всё происходит наоборот – моё тело продолжает убивать, в то время как душа рвётся к чистому и божественному…

Но в той своей прошлой жизни у меня было всё же меньше ограничителей, я мог издеваться над кем угодно и как угодно…

Брал банку пива и в угоду своим убогим потребностям проламывал ей череп, после чего до последней капли высасывал из неё пивную кровь. Тело несчастной обычно раздавливал, но с каждым разом всё больше и больше слышал её последний, тяжкий, томный вздох.

Оголял картошку и обнажённой кидал в кипящую воду. Варил заживо. Картошка выделяла пену, размякнув от высокой температуры, испускала картофельный дух.

Живьём сдирал кожу с бананов.

Брал в руки беззащитный лимон, и, что есть силы, сдавливал в руке – лопались лимонные сосуды, фонтаном брызгала жёлтая кровь, ручейками стекали прозрачные слёзы.

В который раз подряд снимал одежду с шоколадной конфеты, после чего клал несчастную в рот и, перегрызая ей позвонки, превращал некогда прекрасную деву в кашу.
Мог долго и мучительно высасывать из карамели жизненные силы, пока от жертвы не оставалось и следа.

Сладострастно вгрызался зубами в брюхо помидора, с остервенением рвал красную плоть.

Мог часами истязать жвачку, перемалывая её своими жерновами, превращая её в бесформенное уродливое существо, делая из неё инвалида.

Снимал скальпель с консервных банок.

Вырезал кишки у арбузов.

Паника началась очень быстро – я в ужасе ронял то нож на пол, то мясорубку себе на ногу…

В ужасе кричал:
«Я убийца! Я убийца!»

Меня успокаивали:
«Они же мёртвые, они же мёртвые…»

Конечно мёртвые, ведь я же убил их!

От колбасы в холодильнике постоянно отрезали кусочки тела.
Разговаривал с ней, пытался успокоить.

- Мне больно, мне больно… - вздыхала она.
- Ничего, я спасу тебя, - говорил я и прятал её в шкаф.

- Спаси нас! – все как один взывали сыр, яйца, сметана, хлеб, петрушка, крабовые палочки, хрен…

И я спасал их. Жалость ко всему живому переполнила меня. Нежно укладывал их на кровать, накрывал одеялом. Перебинтовывал надрезанный сыр, мазал зелёнкой зияющие раны яблочного пирога…

Вскоре возненавидел близких людей за то, что они делали с этими милыми, прекрасными существами никому не причинившими зла. Выгнал их из дома. Впрочем, вернее сказать, они сами всё поняли и сбежали…

А потом как-то по утру кинулся душить соседа – на моих глазах он свернул шею пивной бутылке.
Я забрал у него бутылку и похоронил несчастную во дворе, сверху поставил крест.

Всё живое, все твари божье, всё вокруг дышит, и хочет жить, и мы не имеем права лишать жизни других или заставлять их страдать, пусть это даже вопрос нашего дальнейшего существования.
Люди просто не видят, как яблоко корчится от боли, когда его кусают, как взывает к состраданию бутерброд, когда его подносят ко рту, как томно плачут пирожки в духовке, как теряют от боли сознание пельмени в кипящей воде, как падают в обморок макароны, когда их цепляют на вилку, как вылезают из орбит глаза у рыбы, когда её жарят на сковородке, как лопается кожа на яйцах... Люди не видят себя в этом животном образе убийц и извращенцев. А я увидел! Смог! Больше не буду причинять боль всему живому! Я человек!

Сегодня не стал в очередной раз доставлять мучительные страдания, стольким несчастным живым существам в тарелке супа – вместо такой ужасной трапезы, откусил себе палец, быстро проглотил, остался сыт и доволен!
Что ж жизнь многих сегодня была спасена… рад этому! Сделал это не только для того чтобы утолить чувство голода и спасти страдальцев - должен был почувствовать то же, что и чувствуют мои несчастные, святые братья и сёстры, изо дня в день, из часа час, из минуты в минуту. И почувствовал! Теперь мы вместе друзья! Я такой же, как и вы!
И теперь, завёрнутый в смирительную рубашку, я, ощущаю себя сосиской в тесте…



30082006 – 05092006
–>   Отзывы (3)

Дочка
23-Dec-06 16:16
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Этот человек знает всю мою неадекватность насквозь, и, не всегда легко её воспринимает, мы знакомы год и ему пора было бы уже привыкнуть к ней, но каждый раз придумывая что-то новое, я хочу удивлять, а он ужасается…

Сегодня идя к нему в гости, я купил бутылку мартини, набрал фруктов, колбасы, сыра, шоколадку - такой вот нехитрый набор двух гламурных особей мужского пола.

- Привет!
- Привет!
- Как дела? Как папа? Как кошка?
- Они в норме. Как у тебя?
- Терпимо.

Вот и все слова. Теперь можно гулять. Начало положено.

Наверное, он бы, более спокойней отнёсся к моим словам, скажем после третьего бокала «напитка ангелов», но я сделал ему предложение, поднимая первый:
- Артём у меня есть к тебе предложение.
- Говори.
- Я хочу, чтоб мы завели ребёнка.
- Что???!!!
- Ребёнка. Мы с тобой.
- Каким образом?
- Естественным Артёмка. Ну, как это обычно делается. Ты и я. Давай попробуем. Это будет так чудесно.
Артем в шоке роняет бокал на пол.
Я сохраняю невозмутимое спокойствие:
- Я хочу, чтоб это была девочка.
Артём сжимает зубы и, шипя, произносит
- Пошёл вон из моего дома!
- Я очень хочу, чтоб у нас была девочка, мы будем растить её, холить и лелеять, ни в чём ей не отказывать и в тоже самое время она всегда будет жить рядом с нами, мы никому её не отдадим, наша девочка, Артём, наша лапочка, я всегда мечтал о такой девочке и именно с тобой я хочу растить её, наш ребёнок, Артёмушка, наш и только наш, это так чудесно, не отказывай мне, пожалуйста, я должен себя в кого-то вкладывать, мне это так необходимо, ну, пожалуйста…
На моих глазах появляются слёзы.
- Урод! – тихо поизносит Артём и хватает меня за горло, - я сказал, пошёл вон из моего дома психопат!
Я, понимая, что это может быть последний шанс в моей жизни вообще что-либо сказать, хрипя, произношу:
- Я хочу, чтоб мы назвали нашу девочку Дружба…
Артём отпускает моё горло:
- Псих… настоящий псих… кретин…
Потом он улыбается и достаёт новый бокал, чтобы произнести тост в честь рождения нашей девочки, неповторимой, драгоценной…
–>   Отзывы (3)

Неудачный способ познакомиться
15-Nov-06 05:49
Автор: Alex Gerd   Раздел: Юмор/Ирония
Про девушек

–>  Полный текст (5108 зн.)   Отзывы (6)

Яблоки
01-Oct-06 20:25
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Живое...
–>  Полный текст (4710 зн.)   Отзывы (4)

Две стороны одного работника
11-Aug-06 04:54
Автор: Alex Gerd   Раздел: Юмор/Ирония
Василий Наливайкин публиковался в сети под псевдонимом Вадим Пёрышкин, писал стихи, а работал обыкновенным грузчиком, на обыкновенном предприятии, под своим настоящим, обыкновенном именем.
Никто и не подозревал о таланте среднестатистического на первый взгляд работника, а он и не афишировал. Стеснялся, наверное. Болван.


- Наливайкин к директору!
- Чего я опять сделал?
- Ты вчера ящик сиропа разбил, забыл?
- А… это… эх…!

Директор пухлыми пальцами барабанил по клавиатуре.
- Здрасьте… Аркадий Петрович… - заглянул в кабинет нерадивый работник.
- Сядь, посиди – рыкнул начальник.
Василий украдкой заглянул в монитор – директор писал рецензию на какое-то стихотворение.
Директор отвёл глаза от монитора и внушительно на него рявкнул:
- В пол смотреть!
- Ага… в пол… - прошептал грузчик.
Через пару минут директор, наконец, отвлёкся от компьютера, потёр ладони, ехидно улыбнулся, но словно вспомнив о чём-то серьёзном и значительном, сделал суровое лицо:
- Ты Наливайкин нюх совсем потерял! Ты зачем вчера ящик сиропа разбил?
- Я не нарочно…
- А вот если я тебе сейчас голову твою пустую не нарочно разобью? Какого это будет?
- Не очень…
- Ну, вот что Наливайкин! За сироп вычтем с зарплаты…
- Так там же больше чем зарплата… - попытался, было возмутиться тот.
- Значит, вычтем с двух. Ты пойми Наливайкин наше предприятие, и я в том числе, работаем ну, просто на износ и себе в убыток. Вам же и перчатки выдай, и халаты вам раздай, а свету вы сколько нажигаете? А воды? И ещё смеете бить сиропы… ну, кто заплатит за этот сироп теперь? Вадим Пёрышкин…?
- Я…
- Молчи… молчи подонок… не нарочно он, я вот тебе устрою не нарочно, научу с вещами обращаться… выговор тебе… а ну, пошёл вон отсюда…
- Я не согласен…
- Не согласен? Я сказал, пошёл вон отсюда!
- Хорошо! – опустил голову Василий Наливайкин и побрёл прочь.
- Я из тебя самого сироп сделаю! Бездельник! – крикнул ему вслед директор.
- Вот бездельник! – повторил он и снова улыбнулся, открыв в компьютере авторскую страницу Вадима Пёрышкина:
- Какой молодец! Одним словом поэт, работник пера, настоящий работник, не то, что этот лоботряс, неуч. Надо бы рецензию написать этому удивительному поэту Вадиму Перышкину, за его прекрасное, пронзающее душу стихотворение, ладно, сначала выпишу выговор этому Василию Наливайкину непутёвому…



14072006
–>   Отзывы (4)

Станция «Ривне»
01-Jun-06 22:53
Автор: Alex Gerd   Раздел: Способы выживания


Это история основана на реальных событиях, произошедших на одном из вокзалов Украины в мае 2006 года.




Чёрное окно, редкие огоньки домов, мотыльки светофоров, сигаретный дым заполонивший всё вокруг, грязные тюки, пожелтевший потолок вагона, пустая бутылка водки, кусок соленого огурца, ломоть чёрного хлеба и жизнь, маленькая жизнь, рвущаяся к законному покою и счастью…

- Опять орёт! – нервно вскричала Оксана.
- Да, дай ты ей, по башке! – недовольно прохрипел её муж, и, пнул годовалого ребёнка в бок.
- Танька заткнись! – визгнула мать, - а то и я сейчас приложусь.
- Падла! – в очередной раз пнул девочку Пётр.
- Да тише ты! – шикнула Оксана, - услышат ещё!
- А ну и пусть! – пошло ухмыльнулся Пётр и приблизился к ней.
- Ну, ладно… ладно… - захихикала Оксана.
- Ну… Оксан… - прошептал он и стал раздевать её…
- Хиии…

И лишь стук колёс мог успокоить младенца. Ангел рельс и миль. Её ангел-хранитель.
А потом была новая станция. Был новый день. Бездушные проходящие мимо люди. Или не совсем бездушные бросающие им деньги…

Одеться победнее, но чисто - грязнуль не любят. Старенький чёрный плащ, уж лет как двадцать вышедший из моды. Какие-нибудь поношенные тапочки. Серенький грим. Иконка. Траурная косынка. Чистые ухоженные руки.
«Мать-одиночка. Прекрасная, трудолюбивая, чистоплотная женщина, попавшая не по своей воле в сложную ситуацию и принявшая тяжёлое решение родить ребёнка. Муж бросил. Все мужики сволочи. А дитя расти надо. А к кому она обратиться? Ведь нет у неё никого. Росла в детдоме. Ни родителей, ни каких родственников одна одинешенька. Страдалица. Мученица».
«Люди добрые, помогите прокормить ребёнка» - гласила огромная надпись на картонке, а на обратной стороне нелепые таблицы с суммой выручки за день…
- Дай вам боже, - креститься Оксана.
«Ну, вот, кажется, на бутылку сегодня уже хватит»
- Храни вас господь!
«В жопу себе засунь эту мелочь. Гнида».
Оксана качала ребёнка, прося милостыню, однако, редко смотрела годовалой Татьяне в глаза. А точнее никогда. Может быть, она и не знала даже, какого они цвета.
- Что сопишь животное? – шептала она ей, - ох и мороки мне с тобой! Послал же богу мне ношу! Убить тебя мало! Мочишь? Молчи! А то быстро у меня схлопочешь по моське своей. Ох, Танюша, дурёха ты ещё совсем. Лучше б тебе и не появляться на свет. Сейчас жизнь такая…

Младенца ласкал солнечный луч, заставлял зажмуривать глазки. А маленькие ручки тянулись к небу…
- Куда клешни тянешь? – прошипела Оксана и затолкала хрупкие руки обратно в лоскутное одеяло.

Луч солнца закрывала туча. Свежий порыв ветер высушивал детские слезинки…

А, напротив нелепо согнув колени, и изображая из себя безногого, дико глядел на них Пётр.

-А вон и папка твой родный… а может и не родный… их сейчас и не разберёшь. А потому что жизнь такая… - тихо вздохнула Оксана и вздрогнула от испуга:
- Ты чё мамань, тормозню включила? Платить будем? Или милицию вызовем? -
Интеллигентный на вид человек в брюках и в галстуке стоял рядом и заливался безудержным диким хохотом.
Оксана покорно отдала положенные деньги, благо мир наш не без добрых людей и отдай она даже больше чем половину, гулять можно было бы ещё три дня…

А потом вечер положил на плечи шумного города, свои обжигающие весенним ветром крылья.

Ангел стал читать младенцу сказки, гладить волосы и дарить ту ласку, что не могла дать младенцу мать… но с судьбой он ничего поделать не мог…

А вы видели, как ангелы плачут?
Они льют свои горячие слезы, из которых вырастает свежая трава, увядающая на следующий день, потому что слёзы эти - поток ненависти ко всему несправедливому и жестокому в мире.

Под звон граненых стаканов, неслись до боли примитивные и повторяющиеся день ото дня речи. Они рассуждали о судьбе страны. О беспросветном будущем. Ругали нынешнюю власть. А о себе… да, тяжёлый был день…

…Лобик покрылся потом, пеленой слёз заполнились глаза. Боль в маленьком горлышке поселилась нежданной и бессовестной хозяйкой. И горечь безжалостного кашля вырвалась наружу…
- Опять начала! – недовольно отвлеклась Оксана от разговора про проблемы лица Ющенко.
- Не обращай ты внимания, – махнул рукой Пётр, - я же тебе говорю двойник это его…
Младенец продолжал заходиться в горькой агонии.
Для начала решили плеснуть ей в рот водки.
- Зря только водку истратили, - вздохнул Пётр, - закрывая подушкой рот маленького создания, тот кричал теперь так, что даже бог услышал, там на небе…
- Довела! – завизжала Оксана, и, с трудом перемещаясь по причине «окончания трудового дня» по маленькой комнате, что они сняли на вокзале, взяла чемодан и, достав оттуда какую-то грязную тряпку, затолкала Татьяне в рот.
Воцарилась тишина.
- А-ля! Как оно? – горделиво произнесла Оксана.
- Ну, мать! Ты волшебница! Браво! – захлопал в ладоши Пётр, ты прям Макаренко у меня… только она… это… не задохнется?
- Да, бог с ней. Велика потеря.
- А, ну ладно. Давай-ка выпьем…

От огня боли мутилось в глазах. Ангел отложил золотую книгу сказок и теперь качал младенца на синих волнах. Шум моря успокаивал. А потом он посадил её себе на плечи, и они взмыли ввысь.
Такое бескрайнее небо и такая маленькая земля!
А потом они просто гуляли по облакам, заходили в гости к синим лебедям, потом настало время спать.
- Боль прошла?
Да… боль прошла…
- Спи моя лучшая девочка… спи…

Новое утро. Последний день на этом вокзале. Вечером поезд и будет новая станция. Новые деньги и новые возможности.
Ограбить кого-то и смыться подальше это ли не гарантия дальнейшей безопасности…? Так и было…

А этот день, как день последний на этом вокзале, решили отметить, так сказать проводить этот город.
Пить начали с самого утра. Купили несколько бутылок чистящего средства «Ёршик» и жизнь заструилась по рюмкам, слепящим цветом непонятной радости и низости человеческого интеллекта.
Теперь можно было хрюкать, биться головой об стол, нести околесицу про перелётных птиц в обеденной тарелке, бить себя в грудь, убеждая собеседника в своём истинном дворянском роде.
Да, можно было признаваться в любви, изрыгаясь матами и сквернословием…
Ещё изображать себя элитой общества и кичиться своими трудовыми подвигами. Строить планы о поездке в Сочи, в Тбилиси, в Ангару…
Оксана вспоминал своих родителей, которых обобрала до нитки, пустившись вместе с мужем подальше от долгов колесить попрошайкой по стране.
Да, она их очень благодарила за все, что они сделали, и, хвалила себя за то, что такая хорошая дочь:
- Да, они мной могут гордиться!

Младенец лежал в углу, завернутый в тугое одеяло и кажется, его волновало теперь только одно – глотнуть воздуха. Сил для крика уже не хватало. Руку держал ангел и обещал отомстить справедливой и подлинной ненавистью живущей рядом с любовью…


***************************


Уж, всякого Лидия Васильевна за свою жизнь насмотрелась. Уж во всяких местах она побывала. Была и швеёй, и пекарем, и пахарем, и знахарем, и токарём, как говорится и огонь, и воду, и медные трубы…
Годы её не сломали. Вот только спина стала болеть, да зрение подпортилось. Но что ей спина да зрение? Жить захочешь – будешь работать! Да, хотя бы вот – уборщицей на вокзале. Чем не работа, вымывать грязь за приезжими? - никогда, Лидия Васильевна не задавалась такими вопросами – работа есть работа, и, какой бы она не была - выполняй её честно и правильно. Ну, а люди, останавливающиеся в комнатах на вокзале, которые она и убирала, попадались, безусловно, разные: бизнесмены, музыканты, поэты, токари, слесари, бомжи, негры, американцы, китайцы и даже не понять кто… целыми дружными семьями и поодиночке, чужими людьми или любовными парами. Случались и драки. Неоднократно пожилой женщине приходилось разнимать подчас огромных мужиков, что головой друг друга проламывали стены…

Обычная смена в девять вечера - тряпка, швабра и вперёд! кто бы там в этих комнатах не был.
Лидия Васильевна знает одно: трёт себе полы, да и уходит, редко получая слова благодарности, чаще всего лишь недовольное ворчание
Не любила она комментировать постояльцев, да и редко вообще на них смотрела, а уж тем более запоминала. К чему ей это? Однако, когда она зашла в комнату, где была Оксана, её годовалая дочь Татьяна и муж Пётр, у уборщицы непроизвольно вырвалось одно старое русское слово, обозначающее обычно ужас, вперемешку с удивлением и страхом:
- Батюшки!
Полуголая Оксана лежала в углу, сверху на нём пыхтел Пётр. На столе, над остатками трапезы витал рой мух. Запах курева вместе с запахом помоев заставил ко всему, казалось бы, привыкшую Лидию Васильевну попробовать проветрить помещение, открыв окно. Убираться в этой комнате нужно было теперь до утра – куча тряпья, грязных носков, бутылок, бумажек… А ведь люди здесь были всего два дня!

А в другом углу лежал младенец…

- Батюшки! – ещё раз прошептала уборщица.

С холодного льда струился пот. Глаза слабым движением приоткрылись и закрылись снова. Тяжёлый выдох ребёнка потряс Лидию Васильевну:
- Сволочи! – сжала она кулаки.
- О! А ты кто такая? – пробормотала Оксана, дико уставившись на неё.
- Ты кто такая? Мать родная! – вторя ей, произнес Пётр.
- Это уборщица Петь! – дошло до Оксаны.
- Уборщица? Ну, всё правильно… пускай убирается отсюда!

Оксана залилась смехом…

Лидия Васильевна глотая слёзы, которых у неё не было со времён дня победы, выбежала прочь…

Была милиция, была скорая.
Ничего не соображающую супружескую чету посадили в серый воронок и увезли туда, куда нужно было отвезти и раньше…

- Боль прошла?

Да…

Стало очень легко. У младенца выросли белые крылышки. Хозяин боли ушёл, добившись своей цели.
С ней остался только её ангел, самый преданный, самый заботливый. Он прижал её к сердцу, и, прошептав:
- Я люблю тебя. – Взмыл вместе с ней в небо…


Лидия Васильевна рыдала, не столько, оттого что младенца забрал ангел, а оттого, что жизнь оказалась по настоящему скотской и счастливым человеком в ней можно было быть, только живя с каменным сердцем…

А что же Оксана?

- Бог взял, бог и забрал… а потому что, такая жизнь… - вот так, кратко и лаконично ответила она на допросе.

А ангел, взяв Таню за руку, бродил теперь с ней по садам лучшего мира.
Самого прекрасного, милого, нежного, доброго, светлого, но, увы, не настоящего…



20052006-22052006






–>   Отзывы (4)

Одиночка
01-May-06 09:32
Автор: Alex Gerd   Раздел: Способы выживания
В моей комнате - вширь два с половиной шага, вдоль семь с половиной шагов.
Новости по телеканалу НТВ идут с повтором в шестнадцать и в девятнадцать часов. Свежие показывают в двенадцать и в двадцать два часа. Из них я узнаю около двух с половиной интересных новостей. В среднем за один выпуск показывают: три трупа, лицо президента Путина четыре раза, грязную старуху два раза, нового русского пять раза.
Соседка из тридцать восьмой квартиры, всегда моется в три часа, одновременно открывает бутылку шампанского и поёт песню «Белый снег» Аллы Пугачевой.
Соседка из тридцать шестой квартиры выводит на прогулку пекинеса в восемь сорок пять в пятнадцать двадцать, ещё выводит в двадцать пятьдесят восемь – ровно на двенадцать минут, чтобы в двадцать один десять включить свой любимый телесериал «солдаты». Его она смотрит, хлебая пиво и издавая отрыжки с интервалом в семь с половиной минут.
Поток машин за окном стихает примерно в двадцать два пятнадцать и начинает увеличиваться в семь двадцать четыре.
Первая детвора выходит во двор примерно в десять двадцать. Около двадцати одного часа с балкона их начинают зазывать домой беспокойные мамаши.
У меня дома ровно сто пятнадцать книг. Это – тридцать четыре детектива, пятнадцать детских сказок, сорок четыре фантастики, двадцать два любовных романа.
Девять тарелок – четыре из них с глубоким дном.
Три кружки: ноль целых пять десятых литров - фарфоровая синяя с отколотой ручкой, ноль целых двадцать пять сотых литра - стакан, ноль целых двадцать семь сотых литра - китайская из стекла.
Три полотенца – белое в жёлтую полоску, синее с дельфином, красное.
Восемь комплектов нижнего белья: Семейные трусы с розочками – три (число розочек на одном экземпляре шестьдесят восемь), плавки – четыре: розовенькие, белые, чёрные и синие. Стринги – один экземпляр (не одеваю, храня на чёрный день).
Десять пар носков – четыре пары белых с ёлочками, четыре пары чёрных, одна пара зелёная с пальчиками и ещё одна пара жёлтая в чёрный кружок.
Три пятна на скатерти от вишнёвого варенья.
Из крана капает вода, за ночь капает примерно шестьсот три капли.
Вода в унитазе набирается за три с половиной минуты.
Плита нагревается за семь минут.
Телефон покрывается пылью примерно за тридцать семь часов.
Моё время сна составляет одиннадцать часов пять минут.
За день я съедаю около семиста грамм еды и выпиваю примерно девятьсот миллилитров жидкости.
За один месяц из моих глаз вытекает примерно сорок капель слёз.
Я коллекционирую катышки с одежды – уже килограмм есть.
Я знаю несколько креативных выражений, которые повторяю себе каждый день – «доброе утро герой» и «спокойной ночи мерзавец».
Четыре часа в день я провожу в ванной – время набора воды одиннадцать минут, время спуска шесть минут и пятнадцать секунд.
Стиральным порошкам я предпочитаю хозяйственное мыло.
Я музыкант – люблю барабанить по оконному стеклу.
У меня двадцать пальцев, одна голова и одно тело.
Носки на батарее сушатся около пяти часов.
Зимой выпадает сотни тысяч снежинок.
Стук по крыше не утомляет.
Хлеб хранится три дня.
С нового года прошло уже девяносто два дня, я же живу на свете… чёрт…!

–>   Отзывы (7)

Мадам безумие
02-Apr-06 08:38
Автор: Alex Gerd   Раздел: Про ёжиков
Мадам Безумие




14032006





Застёгивая до самого верха замок на кожаной куртке, отчистив до чёрного блеска ботинки, я выхожу из призрачной мрачной квартиры, заваленной мишурой сорвавшей этой ночью овации луны, камни и листья летят из-под моих ног. Я сегодня очень доволен собой. Ведь улица это мой подиум. Мой выход это всегда сенсация!

Закрывая слезящиеся из-за ярких солнечных лучей глаза. Думая, что лучше быть правым или левым, считая небесных ласточек, сторонясь огромного добермана на длинном поводке, и его хозяйку, держащую в одной руке с поводком банку чешского пива - сильно ударяюсь головой об столб.
Доберман вырывает поводок, пиво падает из рук хозяйки:
- Какой ужас! Какой ужас! Бедный мальчик! – кричит он и срывается прочь, хозяйка в припрыжку бежит следом.

- Какой солнечный сегодня день, не правда ли? – слышу я.
- Всё возможно.
И тут вижу её. Конечно это она. Не могло здесь не быть моей таинственной возлюбленной. Домашней, озабоченной и дико общительной.
- Мадам, кто вам разрешил вылезать из книжного шкафа?
- Гердик, солнышко. Мне там надоело. Смотри, какая старушка. А давай-ка, полюбим её…
- Ты дура! – в сердцах произношу я, но со старушкой иду знакомиться.
Боже, как рада старушка такому знакомству. Она просто открыла рот от такого счастья.
- Я хочу прижаться к вашей груди. Дайте мне свою грудь, ну дайте!
- Давай, давай, - поддёргивает меня дама сердца.
Я рву на старушке пальто. Я пытаюсь раздеть её и прижаться к желанной груди.
Но она от возбуждения закатывает глаза и падает мне на руки.
- Чёрт! – ругнулся я и бросил старушку на землю.
- У тебя всё получилось!
- Так… как там тебя… Дамочка я хочу домой! Уже хочу! Хватит, повеселились!
- Ты посмотри, какая лужа, мой парень! А давай-ка, пристанем к ней!
- Ты что? Ты меня за кого принимаешь?
- Ну, не можешь же ты упустить такого шанса… лужа на один раз…
- Нет…
- Я в твоей вене… я в твоей вене…
- Не надо.
Звон в моих ушах и зелёные квадраты перед глазами.
Ну… да… пью из лужи. Встал на четвереньки и пью. Вкус не то чтобы приятный, но жажду утолить можно.
- Парень ты чего? – ошарашено вытаращился на меня сизый голубь.
- Кыш отсюда! Кыш! – в негодовании кричу я и бью рукой по воде.
- Псих ненормальный! – ругнулось пернатое и улетело прочь.
- Зачем так с птичкой, а? Мы бы и с ней подружились.
- Хватит.
Действительно хватит. Лужа то уже выпита.
- Нет, не хватит.
- Стыдно, народ собирается уже.
- Ты посмотри, какой народ…
- О… нет, не надо… прошу тебя…
- Золотом в вене твоей… золотом в вене твоей…
- Сволочь!!!
Я танцую перед ними со своей мнимой дамой то танго, то вальс, то украинский гопак…
Устал. Лёг на землю.
- Больше ни куда не пойду.
- А и не надо, лежи здесь.
- Нет, пойду домой…
- Посмотри на меня!
- Что я тебя, не видел что ли? Сумасшествие…
- Мало быть со мной дома…





Я должен ходить с ней в клуб, в театр, за покупками. Поглощать пищу. Принимать ванну. Дышать. Быть её парнем и баловать нелепыми подарками. Меня выворачивает наизнанку. Не вижу с ней никаких перспектив. Делая свой вклад в историю, мне так хочется обойтись без неё. Я бы бросил её.
Но этот чёртов столб возле моего дома…
Обязательно разберусь с этой чёртовой дамой когда, наконец, разберусь с какой стороны обходить его…

- Я найду тебе другой столб… хи-хи-хи…


–>   Отзывы (2)

Кто-то полюбит меня...
02-Mar-06 00:14
Автор: Alex Gerd   Раздел: Лирика - всякая
Кто-то полюбит меня…

Одиночество, змейкой сигаретного дыма, навсегда покинет этот дом. Я больше не останусь один. Никогда не будет слёз, бессонных ночей, грусти, тоски, серого тумана и чёрных туч.

Кто-то полюбит меня…

Рассвет полыхнёт золотистым подсолнухом. Закружатся в медленном вальсе облака. Птицы будут петь гимн счастья, которое так сильно ждал и хотел. Я полюблю жизнь.
Каждым глотком кислорода, который подарит любовь, каждым движением ресниц, каждым вздохом того, кто полюбит меня, я буду наслаждаться…

Кто-то полюбит меня…

Искренне и навсегда. Отдав целый мир. Взамен постараюсь отдать больше. Хотя, что может быть больше мира того человека, который полюбит меня…

Кто-то полюбит меня…

Страстно. Чутко. Нежно. Пламенно. Азартно. Вожделенно. Держась за моё сердце, как за последний день своей жизни.

Кто-то полюбит меня…

Тот, для кого буду жить и существовать. Ходить по земле. Каждое утро варить кофе. Читать и писать стихи. Ждать новый год и дни рождения.
Не считать часы. Бороться. Улыбаться и расти ввысь.

Кто-то полюбит меня…

Вчерашний день больше не растревожит душу. Я буду с надеждой и верой смотреть в день завтрашний, научусь верить в маленькие чудеса, научусь делать маленькие чудеса, научусь быть маленьким чудом этого человека.

Кто-то полюбит меня…

Зазвучит красивая музыка. Путь будет освещён красивыми огнями. Этот путь мы пройдем, взявшись за руки.

Кто-то полюбит меня…

Тот, кого не остановит ни буря, ни дождь, ни ураган, ни холодная зима моей жизни.
Кто-то растопит лёд. Речка пробьётся и засверкает синими огнями в весенней неугасающей, страстной эйфории самых чистых и искренних порывов и чувств.


Кто-то полюбит меня…

Кто-то сможет принять меня в себя. Кому-то смогу подарить свою душу, которую просто необходимо вкладывать в кого-то.

Кто-то полюбит меня…

Это будет самая большая драгоценность, которую буду тратить, тратить в жизнь. До самой смерти. Я не отдам ЕЁ НИКОМУ!!!

Кто-то полюбит меня…

Это будет чудесный день. Самый чудесный день жизни. Он приближается и мне не избежать его…

Кто-то полюбит меня…



03022206

–>   Отзывы (3)

Высшая математика!
22-Feb-06 13:00
Автор: Alex Gerd   Раздел: Родом из Детства

–>  Полный текст (2845 зн.)   Отзывы (3)

Душа художника
17-Feb-06 04:08
Автор: Alex Gerd   Раздел: Проза
Пустота.
Даже у хлеба больше не было вкуса. Он уже не чувствовал прохладу воды. Жажду. Не хотел есть. Ему было всё равно, какие новости происходили вокруг… Жизнь свелась к существованию. Всего лишь к существованию. Могло показаться со стороны что этого человека больше ничего не интересует… Друзья давно отвернулись и ушли в мир иной… В мир без него. Мир, в который его, увы, не пускали, из которого он ушёл не по своей воле, скорее всего так распорядилась судьба. Мир одиночества, пустоты, презрения и весны…
Речь давно сбилась. С трудом вытягивал из себя слова. Безумно страдая от этого. Теперь было лучше совсем молчать, чем гнусно и с трудом вымучивать из себя что-либо. И чтоб лишний раз не слушать себя даже со стороны.
Боже, да вы не знаете, как страдал этот человек. Разве мог он ожидать даже в кошмарном сне, что с ним произойдёт это. Произойдёт на стыке тридцати лет. Да, ему было себя жалко, хотя и не жалел он о прожитом. Скорее всего, просто смирился…
Больше не мог говорить, вести себя адекватно, элементарно передвигаться и со стороны большинства напоминал существо уже не соображающее, разбитое, тупое, сломанное, животное… Поэтому, он предпочёл остаться один и разорвать все связи с внешним миром.
Мозг умирал. Каждый день, забирая и уничтожая его сознание. Не оставляя в нём даже надежд на какие-то светлые дни. Но это была борьба. Человек дорожил каждой минутой, что ещё давал ему бог.
Он был художник. Художник от сердца. Художник из весны. И не смотря на обилие чёрных туч в жизни, продолжал рисовать весну. Весну, которую всё равно помнил. Весну, в которой всё равно хотел жить. Рисуя маслом, смешивал масло со слезами…
Не смотря ни на что, в душе продолжал улыбаться. Его не могла сломать сгнившая материя. Она не смогла забрать душу.
С трудом передвигался. Всё время проводил в постели. Не видел смысла в телесной борьбе. Да и не мог уже сопротивляться. Просто продолжал любить. Да он любил. Душа продолжала жить.
Он рисовал
Синяя речка
Голубое небо
Яркое солнце
Зелёная трава
Никакой тьмы
Только свет
То, ради чего человек живёт. Так, как человек любит.
Дыша своими картинами, не выходя из дома, обнимая деревья, впитывая небо, упиваясь соком травы, гуляя по лесу, соприкасаясь с вечностью…
Мозг умирал.
Но художник был счастлив, что душа с каждым днём росла над собой. Гордился тем, что не продал душу. Остался влюблённым. Мог плакать. Плакать от любви к тем, кто не держал его уже за руку. В нём не было сожаления, помня всех, любя и не забывая…

Однажды смерть добилась своего. Ничто и никто не может противостоять смерти. Но душа его всё ещё живёт в последнем рисунке:
Это был рассвет, стая птиц закружилась над синим морем, большой яркий подсолнух в алом небе осветил всё вокруг…
03022006
–>   Отзывы (9)

Страна весёлого ослика
28-Jan-06 15:22
Автор: Alex Gerd   Раздел: Сказки и притчи
Добро пожаловать в страну весёлого ослика!
Страна, где никогда не бывает одиноко. Где кокетливые русалки подарят каждому вновь прибывающему сюда букет полевых ромашек. Влюблённые пчёлки нажужжат мелодию любви а косолапый вини-пух подарит горшочек мёда пустой естественно…ничего не требуя за это взамен.
Страна весёлого ослика – солнце с луной играет в салки.
Во дворце из печенья живёт королева – её лиричество. Она не капризная. Она добрая. Просто она очень любит пить банановый чай с осликом на пару, а ещё бегать по кисельным лужам и кричать:
«Ой-ё-хо-хо-хо!»
Вот такое оно её лиричество!
А ещё в этой стране никогда не бывает скучно. Здесь всех катают на милых розовых пантерах. Здесь доброжелательные питоны читают сказки. Здесь ослик чтобы рассмешить вас станцует на хвостике и подпрыгнет на своих ушках.
А в волшебном лесу живут волшебные звери. Сиреневые зайцы и голубые волки. Полосатые медведи и гигантские белки. Здесь на деревьях растут крабовые палочки и заботливые блондины-еноты собирают их по особым ящикам, чтобы накормить всех нуждающихся и грустных. А за волшебным лесом есть волшебное газированное море в нём обитают газированные киты и глазированные шоколадные рыбы…
А в небе этой весёлой страны летают забавные птицы, они говорят на разных языках и читают стихи.
Я приглашаю тебя в эту страну мой маленький друг. Там много чудес, вкусностей и сладостей. Возьми мою руку, и мы полетим с тобой туда. Нас посадит с тобой на крыло прекрасный синий лебедь. Ещё он нежно поцелует нас. Не бойся… Просто закрой глаза, и мы очутимся там, весёлый ослик ждёт тебя. Ты нужен ему, иначе он перестанет быть весёлым и это великая страна погрузится в серость. Помоги ей. Просто поверь в сказку и оставайся в ней как можно дольше… Я люблю тебя…
20122005
–>   Отзывы (2)

Давай разыграем шоу!
09-Dec-05 01:14
Автор: Alex Gerd   Раздел: Эротика
Давай разыграем шоу…
Я буду солнышком, которое будет обжигать твою нежную кожу, солнышком которое овладеет тобой полностью. Ты будешь стонать от восторга, полностью отдаваясь моим лучам. Если позволишь, я коснусь тебя везде… Подарив тебе ещё большее блаженство растопив своим теплом запретное и холодное… Я разожгу тебя… Я разожгу тебя всю… Ты будешь сгорать в огне моих желаний… И однажды взорвёшься… Взорвёшься солнцем…

Давай разыграем шоу… Ты будешь дождём, который прольётся на меня после изнуряющей засухи. Дождем, где каждая капля будет на вес золото. Я возьму все капли. Я поймаю их все своим языком. Ты будешь кипящим дождём на моих губах. В твоих глазах сверкнёт молния, и разряды электричества пройдут по моему телу. Из живительной влаги возродится красивый цветок который ты окутаешь собой… Вся твоя энергия будет направлена на цветок. Шипящие, стучащие звуки… Пелена твоей силы и желания… Да, не иссякнет…


Давай разыграем шоу… Мы будем детьми, отправившимися в кругосветное путешествие… Детьми неба и земли. Робея, краснея… боясь первых встреч с неизведанным, на ощупь, ощупывая землю и дико восторгаясь небом мы всё же отправимся в путь. Сквозь горы и холмы к горячим вулканам, переплывая реки и озера, встречая на своём пути диких уточек и неуклюжих бегемотов…
Мы зайдём с тобой в тёмную пещеру, на поиски клада… Долго копая яму, в поту и стонах, в горячке слов и желаний мы найдём великий клад оставленный здесь богами любви… Мы соприкоснёмся с ним… Измотанные, в крови, в лёгком холодке марта и в белом снегу, мы улыбнёмся друг-другу разделив пополам бесценный клад, и, отдыхая под свежим ветром воспоминаний придумаем для себя новые миры…
08122005



–>   Отзывы (2)

Радиация
29-Nov-05 16:59
Автор: Alex Gerd   Раздел: Юмор/Ирония
Радиация




Небо в тот день было непристойно открытое, беспощадные солнечные лучи поливали моё юное тело долгих четыре часа...

Я и моя девушка за первый летний месяц успели превратиться в чёрные угли двух уже не хрустящих палочек «Twix», а, скорее всего (страшно сказать) в двух негров, одни зубы и остались. Жёлтые. Зубы. Ну, дело не в этом, дело в том, что моя девушка тем месяцем июнем, умом особым не отличилась (падла она. Вот) с головой у неё было плохо (хотя я об этом тогда ещё не знал). Мы проводили один день за другим, я "покупал" ей цветы (каждый день), она выкидывала их в мусорное ведро (каждый день) потому что я дарил её столько цветов, столько... Сколько успевал сорвать с местных клумб...
Ну, вот-с головой у неё было не в порядке (это я потом выяснил) а до этого... Ах! Что было до этого! Я писал ей стихи, а она отвечала мне жёсткой прозой, я помогал ей по дому, а она давала советы, как, например, пропылесосить дорожку так чтобы верхняя плёнка пыли не унесла с собою волосяные отростки этой самой дорожки (не дорожка, а прям собака какая-то у которой началась чрезвычайная линька). В общем, у нас было всё как у среднестатистической влюблённой пары... Но случилось то, что я выяснил, что у моей девушки сорвало крышу (видимо от жары) видимо крышку снесло и у меня, потому что так облапошила меня, так облапошила, так... Ни котлетой сказать, ни сметаной описать...

Стояла жаркая погода... Нет не так... Стояла супер-жаркая погода... Нет... Стояла мега-жаркая погода... Не получается...
Стояла... А впрочем, мало ли у кого что стояло!? У всех стояло
кроме моей девушки...
Значит, шли мы по городу... Мы знаете, всё лето там прошарахались, с нами даже бездомные люди стали здороваться, а кроме них ещё коты и собаки... Мы гуляли, наслаждались друг другом, я периодически разорялся то на "пян-се" то на фруктовый лёд,
в конце концов, деньги у меня закончились и моей девушке этой "нежной стерве" видимо стало как-то скучно, а в это время мы как раз дошли до центральной площади нашего города (что-то вроде "красной") и в этот самый момент у моей клуши
уехала крыша, это я сейчас так говорю, а тогда это был тот самый шанс доказать кто я есть на самом деле. Она попросила меня совершить для неё безумный поступок, скажу, что до этого их было десять, но, наверное, ни в какое сравнение с этим они не идут:
1. Целовал (Бе!) руку её матери.
2 .Просил у её отца (по пьянке) благословления - я словил в челюсть.
3. Стоял в очереди за дешёвым молоком - все дружно обо...травились
4. Отказался от водки и перешёл на самогон, изготовляемый её
бабкой (хороший поступок).
5. Ходил на балет целых два раза - хорошо поспал.
6. Перестал материться (ну почти).
7. Вывел всех тараканов (как мне их жалко!).
8. Прочитал "Войну и мир" (пару страниц, что поделаешь, там картинок не было).
9. Бросил институт ради любви и жил в свои двадцать лет на
"птичьих правах" рискуя попасть в любой прекрасный момент в
ряды вооружённых сил "Рэфки".
10. И вообще я стал хорошим!
И вот она мне заявила:
- Любишь меня?
Я конечно по лосецки крякнул:
- Люблю!
- Тогда ляжь посреди площади и лежи там четыре часа.
Я просто хрюкнул:
- Ты хряхнулась?
- Значит, не любишь! - надула она свои вареники.
- Может не надо так? - с надеждой в голосе спросил я.
- Надо, надо...
- А ты где будешь?
- Неподалеку, не беспокойся...

Короче я конечно лох, лось, утка-гусь-корова... Но я согласился. Я пошёл на центр площади, посмотрел на свою «даму» та лишь отрицательно покачала головой. Лёг. Она стояла рядом.
- Руки раскинь! - жестоко гаркнула она.
- Как Иисус что ли? - хотел, было возмутиться я.
- Да!
- Ладно, ладно - проскрипел я зубами и "откинул ласты".
- Я за тобой наблюдаю! - сказала она, и вскоре я слышал лишь грохот её удаляющихся мерзких каблуков...
Она ушла, а я так и остался лежать на асфальте, раскинув руки. Солнце било меня не сильно, я даже на время подумал, что ничего страшного не происходит, но не прошло и тридцати минут как красно солнышко перегородила чья-то красно-рожица и с
явно заинтересованным видом спросила:
- Ты чё тут стремаешься?
Я ответил честно и вежливо:
- Меня коза попросила ради неё поваляться здесь четыре часа
- Ни фига себе! И ты согласился?
- Как видишь.
- Ну, ты ваще кантик!
- Присоединяйся. Если не лох - брякнул я.
Красно-рожица задумчиво осмотрелась, после чего громыхнула:
- А чё?! У нас демократия! - и тоже легла рядом.
Не прошло и двадцати минут как перед нашими очами предстала
какая-то тётка - рокерша, лет тридцати, в потёртых джинсах и с тату на всей морде.
- Вы чё мальчики перегрелись? - спросила она, мы не ответили и зря - она просто плеснула в нас пивом, красно-рожица заулыбалась и стала облизываться, меня же что-то, не устроило то ли пиво было поганое, то ли на меня меньше попало:
- Какого хрена ты здесь шарахаешься? Не видишь я ради своей козы стремаюсь? Р-Р-Р-Р...
- Ложись рядом! - как ни в чём не бывало, предложила красно-рожица.
- Можно? - спросила она и, не дожидаясь ответа, легла рядом.
Прошло несколько минут:
- Дети что с вами? - спросила какая-то старуха в белых тапках.
- Ой, бабушка мы расслабляемся - ответила рокерша.

- Эх, молодёжь, молодёжь! Всё вам неймётся! Эх, молодость зелёная
моя! - закряхтела она и, скинув с себя тапки, легла рядом.
Мне это перестало нравиться, я уж хотел возмутиться, но... Тут
подошла какая-то подвыпившая компания из восьми человек и тоже легла рядом...
Я смотрел в небо и чувствовал что сегодняшний день хорошо не закончится, но я решительно решил доказать своей придурковатой девушке на что я способен...
Прошла пара часов, центральная площадь города напоминала теперь радиоактивную зону. Вся она была ("с ног до головы") усеяна распластавшимися людьми. Многочисленные милиционеры, безуспешно пытаясь поднять хотя бы одного человека, тоже падали рядом. Понаехали журналисты и тоже решили прилечь…
Я решился и посмотрел на раскалённые часы, оказалось, прошло четыре часа и четыре минуты. Я посмотрел ещё раз на небо, где в закате рыжего солнца борозду глазуревых лучей бороздили около десятка вертолётов. Я поднял голову и все остальные (вот идиоты) последовали моему примеру. Моим очам предстала картина, напоминающая 1943 год: толпы людей, словно тяжело раненые поднимали свои тела, к ним по "доброму" подбегали "санитары" из ОМОНА, площадь окружили броневики.
Не прошло и двух минут, как все кто сегодня лежал на асфальте (все это около 600 человек) стояли, а точнее качались на своих ногах.

В итоге этого безумного поступка мои родоки выложили кругленькую сумму, я и мои "собратья" провели в местах не столь отдалённых несколько суток. Самое страшное то, что меня забрали в армию. Вот служу тут, понимаешь - ли, стою
на вахте. Маринка мне не писала и я ей не собираюсь, если кто увидит, скажите ей что она дура и сломайте ей шею. Всё, пока. Кто-то идёт. Скажу вам напоследок: нет отважнее поступка, чем служить в нашей армии. Ваш солдат дядя Шарик.

250702-270702
–>   Отзывы (1)

Земля Золотая
26-Nov-05 02:22
Автор: Alex Gerd   Раздел: Способы выживания

Земля Золотая



Хочу сказать спасибо духу Дионису, его величеству Лае Якудзе, мэру морского кладбища Z.T. , мудрому Лэ, старому дереву, хранительнице ветров Марте, девочке Тамме, и, конечно же, Санечке Стрибянскому. Мои извинения позволившему, истязаемому мною, достойнейшему из живущих. Ему низкий поклон. Всем моё - доброго сна. Всем кто был со мной рядом и стал со мной рядом. Боже, храни ваш дух…


Это не сказка Лишь обрету я путь,
Это не тайна,
Не страсти, не пыль,
Это не драма,
Не фант и не стих,
Это святой призыв…




Моя калина бросит луч,
Лишь обрету я путь,
Моя душа найдёт приют,
Лишь вы дадите мне уснуть...


«Мне не редко доводилось думать о мёртвых, долгими веками лежащих в своих гробах под этой землёй – такой живой, такой шумной; об их вечном покое там, внизу, среди прогнивших досок, о той мрачной тишине, что лишь изредка нарушает упавший с головы волос или ползущий по остаткам плоти червь»
Гюстав Флобер
«Воспоминания сумасшедшего»




Глава 1
Обращение

Господи, Радочка, сколько можно лить слёзы над моей могилой? Мой и без того гниющий гроб, постепенно превращается в плот – столько ты пролила туда слёз, спустя всего полтора года, после моей, в общем – то оправданной смерти. Ты так часто приходишь ко мне, что мне начинает казаться, что ты мой второй памятник. От слов: «Мишель, Мишель, вернись ко мне, я люблю тебя», насекомые, жрущие мою плоть, начинают повторять это за тобой. Перестань мучить меня и себя! Не надо!!! Пойми сама и скажи об этом Женьке, который чуть ли не каждый день поливает мою могилу водкой, я скоро буду заспиртован. Скажи моим родителям, пусть приходят раз в год и никогда не приносят с собой гвоздики, у меня аллергия на них, я и без того весь в пятнах, никакой тональный крем не спасает. Пусть Лёха перестанет фотографироваться рядом с моим памятником, задрал уже. Олесе, язык оторви, своими молитвами, мягко говоря, заколебала. Уроду этому Серёге скажи, пусть вообще забудет дорогу ко мне, думает я простил ему долг в тысячу рублей, ха! Пирога с говном! Он думает если я мёртвый, то я типа всё простил, ага, точно блин.…А вот Юрке, этому мерзкому лицемеру, привет большой передай, он танцевал на моей могиле, только и ждал моей смерти, чтоб тебя отбить у меня, что, во время не встал у него? Бывает.…А на тебя я Радочка обиделся, но прощаю, и желаю тебе счастья. Только перестань меня донимать. Вике скажи… о, господи, как вы меня все заколебали, лазите, лазите ко мне, как к себе домой. Козлы. Я уже и не знаю, какие ещё знаки подавать, неужели молния, заплывшая фотография, три дохлых ворона, сломанные ветки берёзы, ни о чём не говорят?
Я пишу это только с позволения президента Мёртвой Республики его величества Лае Якудзы, внедрившись в душу одного из людей, который и адресует всем, моё так скажем обращение…
Хочу, чтоб все поняли, только мёртвые имеют право хоронить своих мёртвых так долго и так нудно как меня и не только меня, таких здесь огромное количество и все они очень страдают от этого…

Глава 2

История моей смерти

Ровно восемнадцать месяцев назад у меня с друзьями была клёвая пьянка, повод – мне исполнилось восемнадцать лет. Хорошая дата. Но закончилась она для меня вполне трагично…
В честь этого юбилея мои дорогие родители сделали мне офигенный подарок – это была машина, огромный чёрный джип, название которого я и сейчас вряд ли произнесу. Я, конечно, тогда очень смутился, ведь эта детка стоила больших денег. Я спросил у родителей по поводу этих средств, оказалось, что они собирали на этот подарок, на моё совершеннолетие, чуть ли не за десять лет до моего рождения. Я недавно окончил автошколу, поэтому спустя непродолжительное время, я, смущенно шаркнув ножкой, прыгнул в свой подарок, а следом и моя банда из шести человек. Я рванул со всей дури, жаль тогда я пронёс мимо ушей слова своей любимой мамы: «Мишель, Мишель, ты же пьян!» Да, я был пьян и пьян я был с самого утра, а к вечеру какой-то инвалид на своём ржавом москвиче поцарапал бампер моего мальчика. Дедуля посмотрел с кем связался и тут же поседел и обкакался. Усиленно заикаясь, он предложил за совсем немного поцарапанный бампер бочку самогона, которую вёз с собой. Мы ему даже не ответили, кинулись к багажнику его ржавчины, разломали этот багажник к едрене-фене (тот что-то плохо открывался), выкатили оттуда бочку и после этого, всё вообще стало ещё лучше…


Глава 3

Смерть


Звёзды. Смех. Радость. Три обезбашенных девчонки. Луна. Асфальт. Ветер. Фонарные столбы. Музыка. Все были пьяные, но я был пьянее всех. Когда мой «Мао Цзэдун» развил скорость до 220, друзья посоветовали мне снизить скорость. Мне же казалось, что я иду пешком. Мой пёсик мог бы разогнаться и больше, но ему не дали этого сделать…
Есть у нас такое место как поворот на Шаморе, не очень так скажем приятное для автолюбителей имеющее дурную славу. А при моей точнее нашей ситуации и тем паче. Мои друзья с гоготом, смехом, смешанным с самогоном и страхом попытались вырвать у меня из рук руль. Ага, так я его и отдал, фигу с маслом. Руль я им не отдал. Они дёрнули его влево, ну а я, конечно, дёрнул его вправо. Что было, потом я даже сейчас с трудом вспоминаю, помню лишь противный скрежет тормозов, визг своих друзей и огромный штырь, пробивший мою голову…


Глава 4
Первые ощущения


Честное слово – боли я не почувствовал, лишь только ветер. А потом я в некоторой растерянности, стоял возле своей изуродованной машины, через разбитое стекло я видел своё не менее изуродованное тело. Моим друзьям повезло несколько больше – все они остались живыми, кто-то, конечно, провалялся на больничной койке несколько месяцев, кто-то остался заикой на всю жизнь, кто-то стал вечным пешеходом и трезвенником. Но я умер. И это было странно – я осмотрел себя, на мне была чистая одежда, никаких ран, а в машине тоже был я, только у того я, изуродовано было всё, что только могло быть изуродовано. Я не смел, двинуться с места, я был в растерянности и что мне делать дальше, я просто не знал. Я ещё не много не вклинивался в ситуацию, когда услышал сирены. Я выбежал на середину дороги и замахал руками, но карета скорой помощи проехала сквозь меня. Потом приехала милиция, эта машина тоже проехала сквозь меня, как будто, я был из воздуха, и только тогда ко мне закралась мысль, что я мёртв. Я сел на асфальт, мне захотелось заплакать, однако выдавить из себя слезу не получалось. Я поднял голову к звёздному небу, смотреть, как из искореженного автомобиля вытаскивают моих полуживых друзей – я не мог.

Глава 5
Отправка

Мой мир разрезался напополам, в сердце защекотало, меня затошнило и захотелось пить. На меня снизошёл запах ромашек и ощущение тоски. Пар. Ток. Небольшой снежок и я по настоящему испугался, когда буквально из ничего, передо мной появились два бородатых монаха. Вроде бы обыкновенные монахи: ряса, крест, борода опять же, а появились как молнии из разряженного воздуха.
Я запаниковал:
- Вы кто?
Зычным голосом один другому сказал:
- Смотри-ка, душа то от тела как плохо отсоединилась.
- Вы о чём? - не понял я.
- Душа не может бояться сын мой.
- Чё, серьёзно?
Один из монахов поднял правую руку вверх. Меня ударило мощным разрядом электричества, я не сразу потерял сознание, так как услышал речь одного из милиционеров, который сказал:
- Что-то палёным запахло, надо бы пожарников…
Монах поднял левую руку, перекрестил меня ею и я упал без сил. Помню, что периодически приходил в себя - я ехал в какой-то карете на лошадях, надо мной сидела какая-то бабка с вывернутой челюстью, замечая в её руках косу, я снова терял сознание…
Когда я пришёл в себя, оказалось что я нахожусь в небольшой жёлтой комнате, где в каком-то коматозном состоянии пребывали ещё пять человек, все они ни на что не реагировали, и казалось, спали, вот только одна девушка в красной кофте и розовых чулках пришла в себя, заохала и стала ощупывать свою голову.
- Извините, – подошёл я к ней. – Вы мёртвая?
- Я? – выпучила она глаза, – ну да, наверное. После такого не выживают вообще то.
Странно, но моя растерянность и мой страх куда-то мгновенно улетучились. Мне вдруг захотелось жить весело и интересно, заметив непонятную ухмылку на моей морде, девушка произнесла:
- Что? Чё ржёшь, рожа? Ща в нюх тресну…
- Извините. Просто весело мне.
- А…. ну, ладно…
- А как вы умерли?
- Я? Гм.… Под поезд попала.
- Под поезд?!!! – ужаснулся я.
- Ага, под электричку. Собака, голову отрезала. – Здесь она опять начала ощупывать свою тыковку, – Вот, боюсь, и эта отвалится…
- Здесь электричек, наверное, не ходит.
- Наверное.
- А давайте на ты?
- С чего бы это? – сжала руки в бока девушка.
- Ну, как бы… эта… друзья?
- Ну, давай… Я ж не электричка.… А с тобой чего случилось?
- Разбился на машине.
- Напился?
- В смысле?
- Да, от тебя и сейчас перегаром несёт.
Я прикрыл рот.
- А у вас таблеточки мятной не найдётся. Прям неудобно.
- Жвачка. Держи.
- Спасибо,- сказал я и благодарно принял у неё мятную подушечку, - а как вас зовут?
Девушка скривила лицо:
- Элеонора.
- Забавно.… А меня Мишель…
- Очень приятно, - как-то странно заулыбалась она – Слышь крендель, бабло есть с собой?
Я не успел дать отрицательный ответ, так как деньги были давным-давно растрачены, как опять из воздуха появилось нечто, нет, это были не монахи, это был пень, да, да, обыкновенный древесный пень, с корнями и трухой, что его отличало от обыкновенного пня так это нахлобученные чёрные очки. В корнях (руках?) он держал какой-то рыжий лист бумаги.
- К-хе, К-хе… Мишель Шахов! – пробасил он.
- Я, - заорал я так, что Элеонора невольно шарахнулась в сторону.
- Пшли студент…- махнул своим корнем пень, и я опять вырубился…


Глава 6
Разборки


Очнулся я так же, выйдя из коматозного состояния. Оказался я в небольшом, уютном кабинете – абсолютно белом. Белым там было всё: стулья, стол, стены, пол, лампы.… За белым столом сидела большая, объемная, белая фигура, несколько расплывшаяся, без губ, без бровей, без глаз, без носа, без ушей, без волос – в общем, этакий большой и белый воздушный шарик на белом большом холодильнике. На шее у существа болтался белый медальон с чёрной полосой по вертикали. Вот. Это единственное что у него было не белое…
- Вы кто? – спросил я у «воздушного шарика»
- Я дух Дионис, молодой человек – прошамкал он, пробарабанив белыми пальцами по белому столу.
Что бросилось мне в глаза, так это ещё два флажка на столе у белого существа, они как это не странно были не белые, а какие то гнойно-жёлтые с красными, жирными буквами: MR, ну прям как у наших пузатиков. Ну, почти…
Окинув меня головой сверху вниз, снизу вверх, Дионис поднялся со своего белого кресла:
- Добро пожаловать!
Пень тоже поднялся со своего стула и произнёс тоже самое.
- Благодарю. Низкий вам поклон, – срываясь на смех, произнёс я.
И тут же меня чуть не оглушила, заигравшая без предупреждения «Баллада об уходе в рай» В.С. Высоцкого:

Вот твой билет, вот твой вагон,
Всё в лучшем виде одному тебе дано:
В цветном раю, увидеть сон –
Трёхвековое непрерывное кино.
Всё позади, уже сняты,
Все отпечатки, контрабанды не берём,
Как Херувим стерилен ты,
А класс второй – не высший класс, зато с бельём.

Вот и сбывается, всё что пророчится,
Уходит поезд в небеса – счастливый путь!
Ах, как нам хочется, как всем нам хочется,
Не умереть, а именно уснуть.

Земной перрон – не унывай!
И не кричи, для наших воплей он оглох,
Один из нас поехал в рай,
Он встретит бога там, ведь есть наверно бог,
Ты передай ему привет,
А позабудешь, ничего, переживём,
Осталось нам немного лет,
Мы пошустрим и как положено умрём.

Вот и сбывается, всё что пророчится,
Уходит поезд в небеса – счастливый путь!
Ах, как нам хочется, как всем нам хочется,
Не умереть, а именно уснуть.

Уйдут как мы, в ничто без нас
И сыновья, и внуки внуков в трёх веках,
Не дай господь, чтобы война,
А то мы правнуков оставим в дураках.
Разбудит вас какой-то тип
И пустит в мир, где в прошлом войны, боль и рак,
Где побеждён Гонконгский грипп,
На всём готовеньком, ты счастлив ли дурак?!

Вот и сбывается, всё что пророчится,
Уходит поезд в небеса – счастливый путь!
Ах, как нам хочется, как всем нам хочется,
Не умереть, а именно уснуть.

Итак, прощай – звенит звонок,
Счастливый путь, храни тебя от всяких бед,
А если там и вправду бог,
Ты всё же вспомни – передай ему привет,
Прощай, у – у! Прощай!
Прощай, прощай! ...

Песня закончилась.

- Садитесь, – сказал Дионис, указав большим пальцем на стул. Я послушно сел.
- Мишель Шахов? – прогундосил пень.
- А вы пень, зачем спрашиваете? – не понял я, - вы же и так, наверное, знаете.
- Я не пень, я старое дерево, – обиженно просипел он и переместился к белому шкафу, открыв его, он среди множества уложенных в разные ряды книг, вытащил одну и сел за стол. Сдунул с этой белой в красную крапинку книги зелёную пыль и открыл первую жёлтую страницу:
- Шахов Мишель, – начал диктовать он, - родился восьмого августа тысяча девятьсот восемьдесят четвертого года…
- Пацан совсем, - вздохнул Дионис.
- Ну, дайте ж мне прочитать – чуть ли не закричал пень, - всегда вы так… - Дионис лишь махнул рукой.
- Читаю дальше, умер восьмого августа две тысячи второго года, рос мальчиком подвижным и весёлым, так – с… это не надо… Прививки… Лучевая болезнь отсутствует…
- Чур, меня, чур – не выдержал Дионис.
Пень трахнул книгой об стол:
- С вами невозможно работать.… Всё буду просить о переводе в морг…
- Молчу, молчу…
- К – хм! Читкаю... Всех прошу заткнуться… - здесь он взглянул на меня.
- Молчу как мертвец.
- А вы и так… хе-хе… - развеселился пенёк – Так…. Биология… Математика… назвал химичку очкастой крысой.… А, вот, нашёл, замечен в пятом классе в драке со своим одноклассником, нос разбил, – важно заявил он и с надеждой взглянул на Диониса.
Тот прямо затрясся на своём стуле:
- Ой, хо-хо! Ну, кто, кто в пятом классе не дрался то, господи!
- Я не дрался, – признался пень, – у нас вообще у деревьев не принято драться, древесный уголовный кодекс не позволяет…
- Ну, у вас свои там, в лесу законы, чего там говорить… - возразил Дионис.
- Дальше читаю, – в шестнадцать лет лишил себя девственности, путём прелюбодеяния,
с некой гражданкой Клавдией. Пятнадцать минут. Поза, прости господи, тройной лошадиный присест…
- А, это Клавка! Училка по Биологии! Ух, как я её драл…
Дионис потряс пальцем и постучал по столу белой шариковой ручкой:
- Но, но, но! Статья у нас есть по этому делу, молодой человек! Предусматривает от ста лет строгого режима в адской колонии. Могут и на Халыму отправить.
- Куда?
- Хочешь узнать? – сурово произнёс Дионис.
- Если честно, не очень.
- Читаю дальше – уже привычно буркнул пень – один раз перевёл бабушку через дорогу и то после того, как она ему десятку сунула, безобразие.… Двести два раза сказал спасибо, сто четыре раза пожалуйста, четыреста одиннадцать раз поздоровался, слово люблю тысяча двадцать два с половиной раза, как это интересно?… это вообще кто писал?
- Да, это у нас ангелочек молодой из министерства, зелёный ж ещё – ответил Дионис.
- Присылают же… это, между прочим, неграмотный отчёт, а от отчёта зависит смерть… то есть эта… что будет дальше с мертвецом… Я валяюсь… Ладно, читаю дальше… Ласковых слов около десяти тысяч… Половых актов… вот что значит, молодняку доверили писать… половых актов шесть…
- Чего?!!! – заорал я и вскочив со стула бабахнул кулаком по столу Диониса.
- Шесть, - зычным голосом повторил пень.
- Что вы мне тут, лапшу на уши вешаете?! У меня, между прочим, всё записано: с кем, когда и сколько. Это клевета. Что у вас за контора такая гонимая. Всё на хер сожгу.
- Плюс пять неудачных, - прочитал пень.
- Ещё лучше! Это ж когда у меня был неудачный половой акт? С Зинкой Что ли? Так её весь район трахает ежедневно, а она недовольна всё. Или вы про Людку, когда у меня судорогой свело…
- Сидеть, - заорал Дионис, после чего я покорно, пусть и не по своей воле сел обратно на стул, - Вы имеете право обратиться к адвокату. Всё что вы скажите, будет использовано против вас на божьем суде.
- Я фигею… - отреагировал я.
- Я продолжаю диктовать, - Водки выпито двадцать четыре литра и двести два миллилитра, сигарет восемьдесят одна пачка, клей «Момента»…
-Ладно, - остановил его Дионис, - чего он хорошего там сделал, а то ж в ад придется отправлять.
- Не надо меня в ад. Я вообще огня боюсь.
- Там, вообще в основном на сковороде… а могут и на шампурах… хе-хе… хорошо… - потянулся Дионис, словно сам всю жизнь мечтал туда попасть.
- Спас кошку из пасти злобного добермана, – прочитал пень.
- Не плохо, - просиял Дионис.
Я чуть опять не выпал: хватило мне пня для смеха, так тут ещё в кабинете появилась берёзка, типа карликовая что – ли, если такие бывают на белом свете.
- Дионис Иванович, тут на Шахова приказ пришёл от господа бога, - прописчала она и положила ему на стол лист бумаги.
- Спасибо Бэллочка, - буквально промурлыкал Дионис, - чаю приготовьте и две ложки сахара туда… а, нет одну… нет, три положи…
- Хорошо Дионис Иванович, - ответила берёзка и шелестя зелёной листвой засеменила прочь.
- Вот как, - крякнул Дионис, - от самого господа бога, это ж когда такое было, с личной подписью… ну, максимум от заместителей, а наш регион вообще глухомань для них. Чудеса…
- Ха! – ухмыльнулся, смотря на меня пень, - чем-то ты господа прогневал, ща он тебе всыпит.
- Ошибаетесь, – разрушил его надежды Дионис, - обыкновенный приказ, по сорок второй статье, пункт пятый.
- Это ж что ж, нам господь бог совсем не доверяет. Мы бы и сами его определили куда положено.
Дионис закурил белую сигарету и выпуская белый дым произнёс:
- Полетят наши головушки к едрене - фене, чую, проверка скоро будет.
- Перекреститесь, Дионис Иванович, эти ангелы из министерства хуже чертей, все кладбища на уши поставят.
- Ладно, пронесет, надеюсь. А вас сейчас на кладбище молодой человек, - обратился он ко мне.
Я уж и не понял, радоваться мне или нет:
- А что там сильно хорошо?
- Не… триста лет сна, хотя я бы за твои напрасно прожитые годы, чёртову порку тебе устроил бы… ну, приказ есть приказ… спать значит спать…
- Да, мне бы проспаться… и проснуться… сон какой-то необычный…
- Эх, - вздохнул Дионис,- всё как сон, и молодость проходит… Хы, ты думаешь так просто уснуть?
- Ой, да мне только б откинуться…
- Не а, - сказал пень.
- Что сие значит? – не понял я.
- Ладно, всё, - чего-то рассвирепел Дионис, - пошел за дверь, надоел ты уже. У нас там ещё очередь. Сейчас тебе выдадут пропуск на кладбище, документы, кодексы, трудовой договор, постельное бельё и прочее. На вот, - швырнул мне он какой-то толстый журнал с изображением каких-то жаб.
- Плэй-бой что ли? – попытался пошутить я.
- Иди за дверь и читай. Тут про тебя. Что тебя ждёт и чем это для тебя кончится. Сваливай. У нас рабочий день не резиновый.
- Ну, ладно, мне там ждать, да?
- Да! – рявкнул Дионис.
- Ну, я пошёл. Типа пока, - помахал я ему рукой и вышел за дверь.
За дверью я столкнулся с каким-то лохматым, зеленоглазым, губастым пареньком, в школьной форме и с красным галстуком:
- Здорово, - первым протянул я ему руку.
- Здорово, - ответил он.
- Крутой у тебя галстук!
- Ну, так, - с гордостью хмыкнул он.
- Где урвал?
- Раньше всем давали.
- Ба! Ни фига себе! Стильная вещица…
- Сам тащусь, - засмеялся он.
- Так ты пионер?
- Типа того. Я ещё пятнадцать лет назад коньки отбросил.
- Как?
- А… ерунда… под КрАЗ попал…
- Блин… а я вот на машине разбился…
- Тебя на порку?
- С какого перепуга? – не на шутку испугался я.
- Ну, ты же пил. У тебя вон и от души несёт…
- Кто сейчас не пьёт… мне вообще спать, что ли послали, триста лет, глюк какой-то…
- А меня пятнадцать лет назад сразу в рай отправили, в эту… Квелую Меландию…
- А тебя как зовут?
- Санёк.
- А меня Мишель. Санёк! Крутое имя! А ты чё здесь бегаешь, или это и есть Квелая Меландия.
- Нет… у меня бабка померла, вот и хлопочу тут.
- А что тогда такое Квелая Меландия, Халыма, чё за бред…
- А тебе журнал дали?
- Этот с жабами что ли?
- Ага.
- Ну и чё?
- Ну… вот и читай, там всё узнаешь…
И я принялся читать, вдумчиво и периодически давясь от смеха…



Глава 7
Мёртвая Республика


Всего в журнале было шестьдесят шесть листов, все они были выкрашены в сиреневый цвет, текст был чёрным. Жаль, конечно, картинок не было. Что там было написано, я вам конечно кратенько расскажу. Кое – что мне рассказывать запретили как секретную информацию. А то потом чего доброго просочится в наш мир, какая гнида из спец. служб.
Есть на земле такая служба, особого отдела по мертвецам.
Вот.

Я НЕ МОГУ СПОКОЙНО СПАТЬ!
И я такой не один, здесь таких хоть и не большинство, но хватает…
Есть во вселенной планета за множество световых лет, в несколько раз больше земли, но по географическим данным абсолютно идентичная, каждая территория имеет своё название и сильно от земных названий не отличается: Шатай – Китай, Базидия – Бразилия, Моссия – Россия, Т.Ш.А. – С.Ш.А., Мафрика – Африка, а одним словом: Мёртвая Республика или Мёртвая Планета тут уж как хотите, туда попадают мертвецы, все, почти… для начала надо пройти так называемое испытание на кладбище, а потом состоится Божий Суд и там уже определят куда тебя – в ад типа Моссии (России) и Дурака (Ирака) или в рай вроде Монады (Канады) или Меции (Греции).

Спустя несколько мгновений после аварии, за мной выехала бригада в составе двух монахов: Владыка Убей Меня и Архиепископ третьего сектора восточных кладбищ, ну и конечно Марья Степановна – это типа смерть с косой, хорошая женщина, баб Мара я её зову. И вот, преодолев за несколько минут огромное расстояние, я прибыл на Мёртвую Республику, есть там особые отделы по городам, отдел по моему городу возглавляет дух Дионис, у него, кстати, сегодня день рождение, шестьсот два года исполнилось, через шестьдесят четыре года на пенсию, ну это не скоро, а пока что от всей души поздравляю, ух, мы сегодня погуляем на кладбище…
Отправили меня обратно на землю, выделили угол мне на кладбище. Свободен я был, пока сорок дней не прошло, был и там и сям. И дома и на похоронах… Смешное и жуткое зрелище…
А теперь безвылазно на кладбище. Только надо чтоб ко мне полгода никто не приходил, а то я как положено раз в неделю в десять вечера ложусь спать, как бы на триста лет, а вот кто-то припирается, я просыпаюсь, и я опять жду неделю, чтобы уснуть… я ясно изъясняюсь? Я хочу быстрей определиться с раем или адом и так триста лет харючить, а знаете неприятно, лежишь в гробу, спишь себе спокойно, бац! И чей-то топот! Тут же просыпаешься! А воздуха нет, задыхаешься и всё такое… пока не уйдут… А я не могу привыкнуть к этому кошмару… А так здесь обыкновенная жизнь… Своё расписание для всех не уснувших:
1. Раз в неделю возврат в тело (получается, что из тела выходишь где-то через месяц, а первые дни и лечь то не успевал)
2. Три часа в день на молитвы.
3. Три часа дискотеки.
4. Два с половиной часа обязательного общения с мертвецами.
5. Три часа уборка кладбища.
6. Два часа телепатии, входа в сон близких, помощь, проклятия и т.д.
7. Два часа посещения библиотеки.
8. Два часа ухода за животными, ну, типа ворон, сорок и бродячих собак.
9. Полтора часа планёрки.
10. Зарядка один час.
11. Два часа на Сельскохозяйственные работы, ну, например разведение цветов.
12. Ну и всё что остаётся свободное время.
Бывает и звёзды к нам заезжают, вот, Высоцкий пел неделю назад, говорят турне у Меркьюри скоро будет, ну, к нам вряд ли… хотя на Русских кладбищах он давно не был, Майя Кристалинская будет завтра петь, здесь много, кто выступал: Цой, Белоусов, Пушкин.… У них особый статус, так как понятно что их в покое не оставят ещё очень долго…
У меня тут есть свои друзья: Санечка Стрибянский опять попал сюда – его бабку на Холовки отправили, а он бунт поднял, вот и наказали – будет просто болтаться на кладбище двести лет. Девочка Тамме – такая лапа, милый ребёнок, год сна и в Хельгию, её близкие тоже в покое не оставляют.
Элеонора, та самая с которой я встретился, промышляет на кладбище легальной проституцией, а вы как думали? Мертвецы, не люди что ли? тоже надо порой. Не всякая же кинется на уже гниющего и в червях.… А этой только заплати… свежая она ещё и спрос на неё соответствующий… Хранительница ветров Марта сдувает с меня набегающую боль гниющего тела, гнить я буду, пока не попаду в мёртвую республику, Мудрый Лэ – дворник со стажем, хороший мужик.
Сказал я всё. Надеюсь понятно. Хватит доставать мертвецов, только им позволено хоронить своих мёртвых так нудно и так долго…
Вот стишок вам на прощание:


Дрожат ветра, дрожат посёлки
И рушатся кресты.
Бежит звезда, бежит далёко
И тает в области могил.
Ревут огни, мерцают сопки
И зелени звенит проспект.
Пусть в жизни будет всё прекрасно –
Для вас, а нам отдайте смерть.

Летят на юги стаи певчих,
А нам уж некуда спешить,
Нам не узнать, что есть доктрины,
Далёких, будущих земных
И мы мечтаем быть забытым,
Вчерашним, отжитым уж днём,
Уснуть, уснуть, не вспомнив даже,
Что есть на свете боль и скорбь.

Наш текст окончен, троеточие,
Взлетело в Марс, склонив тоску,
Как жаль, как жаль что всем живущим,
Нельзя живя понять нас тут,
Но разгребаются сугробы
И всех живущих тоже ждут,
Палят костры и плавят ложки,
Чтоб было мягче им в гробу.

Молчат пираньи, кричит ладонь
И память брезжит больничным рвом,
Несут нас земли, несут за лес,
И люди не знают наш символ небес,
Кружатся метели и греет нас снег
И наша могила наш полдень и свет,
Отдайте, отдайте хоть этой земле,
Последнее золото наших сердец…

P.S.: «А всем кто ложится спать – спокойного сна. Спокойная ночь».
В. Цой.

P.S. P. P.S.: Возможно весь этот «призыв», всего лишь шиза «достойного», а возможно и нет…


*********************************************************************
Позволено главным министерством Господа Бога приказ №424737995
Рекомендовано министерством здравоохранения M.R. Приказ №***71@
Использование живой материи разрешено – главный магистр Ч. Азот.
Директор Ф.С.Б. M.R.: Т. Вареник.
Министр душ: Х. Муть.
Мэр Морского кладбища: Z.T.
Председатель думы M.R.: Ф. Фар.
Его величество: Лае Якудза. Приказ № ^023***&263 за 18.03.03.
Все претензии принимаются в течении четырехсот лет со дня опубликования, по электронному адресу: alex-gerd@yandex.ru

*****************************************************************************
08022003 - 18022003
–>   Отзывы (2)

Queen (переводы)
23-Nov-05 14:52
Автор: Alex Gerd   Раздел: Переводы
1
Bohemian Rhapsodi

Богемская Рапсодия

Авторы: Queen, Перевод: А. Герд

Это реальная жизнь,
а может быть просто фантастика,
погребённая под оползнем лжи,
и от неё малыш не спрятаться.

Прошу, открой свои глаза,
посмотри на меня и подумай:
я просто бедный парень, я,
не нуждаюсь ни в чьём сочувствии.

Меня так дёшево заполучить,
а потерять ещё легче,
моё положение то так, то сяк,
ветер дует, но мне нет дела...

Мама, я только что,
убил, я убил человека,
приставил ружьё к голове,
спустил курок, и человека нету.

А жизнь ведь только началась,
но я погиб, она пропала,
я не хотел твоих слёз, прости,
о, мама, я жалею мама...

А ты живи, ты всё равно живи,
будто ничто не имеет значения...
мне нужно вернуться туда,
в это время, в оранжевый вечер.

Слишком поздно, время пришло,
дрожь по спине, болит всё тело,
друзья прощайте, надо идти,
оставив вас, мне надо что-то делать...

Мама, а ветер всё дует,
а я не хочу умирать,
я порою желал бы вообще-то
не рождаться, чтоб так вот страдать.

Я вижу маленького человека,
скоморох, ты станцуешь фанданго?
гром и молнии, Галилео!
я очень напуган... о, мама...

Я бедный парень, меня не любят,
он бедный парень из бедной семьи,
избавьте его от уродства,
позвольте мне уйти.

- Именем Аллаха, мы!
не позволим тебе уйти!
- Пустите меня, нет, нет, нет!!!
Вельзевул дарит дьяволу мир!

Ты думаешь, что ты можешь,
швырять в меня камни, плевать в лицо,
любить на погибель, бросая???!!!
о, крошка бежим далеко!

Ничего не имеет значения,
все видят что ничего,
для меня не имеет значения,
но ветер дует всегда, всё равно...


2

Авторы: Queen Перевод: А. Герд

We Are the Champions

Мы - чемпионы!


Я выплатил тысячу раз,
всё то, что с меня причиталось,
я преступления не совершал,
но всё же понёс наказание.

Я допустил ошибки,
и в лицо получил горсть песка,
но всё же сумел, я выстоял,
мы - чемпионы! друзья!

Мы будем всё также бороться,
до самого конца,
мы чемпионы мира,
и нет проигравших, о, да!

Я уже вроде раскланялся,
но опять вызывают на бис,
вы принесли мне богатство и славу,
вместе с тем и нелёгкую жизнь.

Я благодарен вам очень,
пусть это нелёгкий круиз,
я бросил миру этот вызов,
и проигравшим мне не быть.


3

Авторы: Queen Перевод: А. Герд

Innuendo
Инсинуация


Пока солнце висит в синем небе
и есть в пустыне песок,
пока есть ветер, звёзды на свете
и радуги немыслимый восход,
пока рушатся горы блаженно,
не потеряем узел троп,
мы будем держаться и время,
прожигать будем просто в расход.

Пока живем, различая расу,
цвет кожи и веру других,
пока в нас бушуют и глупость, и жадность,
пока мы с верой смотрим ввысь,
немыслеем, религией фальшивой,
мы будем просто жить
и той тропы держаться,
пока конец не поглотит.

Преодолев грусть и всё наше величие,
инсинуацию мне прости,
и будь всем тем, кем ты захочешь,
свободным будь, того в себе расти,
в кого ты превратиться хочешь,
всегда в движении будь и захвати,
своё ты эго,
мир чтоб был твоим.

О, если боже всё же есть,
или ещё какой судья в природе,
и есть ответы на вопрос,
ты покажись всевышний всё же,
разрушь все страхи и сними
с себя ты маску, боже,
мы будем улыбаться, и тропы
держаться будем той же.








4
Авторы: Queen Перевод: А. Герд
Я слегка схожу с ума
I`m Going Slightly Mad

Когда температура внешняя выше,
и смысл так ясен вокруг,
тогда рядом танцуют нарциссы
их тысяча одна, мой друг.

Они хотят что - то сказать,
но у тебя не хватает винтиков,
ты плохо чувствуешь себя
и не улавливаешь ход своих мыслей.

И это всё же случилось,
я всё же схожу с ума
и это, в конце - концов, сбылось,
дорогуша... о, да... о, да...

Я недостающая карта в колоде
и до крушения одна волна,
я не простая монетка,
но я не первый, как тогда.

Меня лихорадит на суше,
банановым деревом к морю стремлюсь,
этот чайник выкипает, дорогуша
и одной лишь спицей я вяжу.

Клубок распутывается быстро,
на трёх колёсах езжу я,
случилось то, чего вы добились -
сегодня я сошёл с ума.

5

Авторы: Queen, Перевод: А. Герд

The Show Must Go On
Шоу должно продолжаться


Пустые места, лишь для них мы живём,
что оставлено, знаем причину,
вновь и вновь задаётся вопрос:
знает ли кто, что он ищет?

Очередной придёт герой,
за занавесом в пантомиме,
он преступление совершит,
но не уйдёт из зала зритель.

Продолжаться должно это шоу,
и пускай моё сердце разбито,
осыпается грим, но жива,
на лице остаётся улыбка.

И чтобы со мной не случилось,
есть волшебник случайных удач,
и опять слышу тот же вопрос я:
для чего мы живём? кто узнал?

Теперь я стал душевнее, быть может,
жду превращения, снаружи брезжит свет,
внутри во тьме я ожидаю чуда,
и жажду на свободу улететь.

Моя душа как бабочка ярка,
пусть сказки прошлого изменятся слегка,
но не умрут, а я,
могу теперь летать, друзья!

Пусть продолжается шоу,
я встречу его с улыбкой,
я буду на высоте,
я буду первым в этом клипе.

Я всласть любил, я заплатил,
не спасовал в печали,
звенит звонок, дан первый акт,
шоу продолжается пускай же...




6
Queen


Дни нашей жизни

THESE ARE THE DAYS OF OUR LIVES

Автор: Роджер Тейлор
Перевод: А. Герд
На эту песню 30 мая 1991 года изнурённый тяжёлой болезнью Фредди Меркьюри снял свой последний видеоклип, в конце клипа он произнёс: «Я продолжаю любить тебя» многие считают, что таким образом он попрощался со всеми своими поклонниками…очень трогательное и драматичное видео…


Иногда у меня возникает чувство,
будто я вернулся в прежние деньки,
когда мы молоды так были,
когда мы были детьми.

Всё казалось таким совершенным,
ну, ты понимаешь меня,
дни были бесконечны,
жизнь была безумна и легка.

Солнце всегда светило,
всё в недавнем прошлом, хотя,
я в этом слегка не уверен,
вся жизнь это шоу для меня.

То были дни нашей жизни,
было мало плохого тогда,
те дни прошли, но одно ещё верно:
я продолжаю любить тебя.

Перевести назад не сможешь,
ты стрелки часов,
время вернуть, досадно, не так ли?
"Американских горок" мне не хватает порой.…

Когда то жизнь была лишь игрой…
нет смысла думать о прожитом,
расслабься и детей благодари,
всё как в недавнем прошлом…

Лучше бездельничать, плыть по течению,
ведь это дни нашей жизни с тобой,
они пролетели так же быстро,
как и время пролетело само.

Теперь эти дни прошли,
но кое-что осталось,
смотря на прожитую жизнь,
осознаю: нет перемен, всё безвозвратно.

То были дни нашей жизни,
было мало плохого тогда,
те дни прошли, но одно ещё верно:
я продолжаю любить тебя…

я продолжаю любить тебя…





7

Авторы: Queen, Перевод: А. Герд

Разновидность магии
IThS A KIND OF MAGIC


Это разновидность магии,
душа одна, награда и мечта,
отблеск золотой грядущего,
и луч света один навсегда.

Это разновидность магии,
колокольчик в разуме твоём,
бросает вызов неизбежности -
необратимости времён.

Ожидание кажется вечностью,
утро ж вечера мудреней,
это и есть разновидность магии,
неповторимая как свет твоих очей.

То самое это безумие,
что длится уж тысячу лет,
и пылает во мне гармонией,
вскоре кончится этот разбег.

Это разновидность магии,
не победит её никто,
Это разновидность магии,
Волшебство, волшебство, волшебство…


8
Freddie Mercury & Montserrat Caballe

Barcelona
Барселона


Авторы: Freddie Mercury & Mike Moran
Перевод: А. Герд

Виват, Барселона виват!
сон мне опять приснился,
нас было там двое, лишь ты и я,
а впрочем, лишь ты царица.

Хотел я увидеть весь мир,
и интуиция мне подсказала,
моё вдохновение, мой ориентир
и сон этот начал сбываться.

Мне ветер о тебе лишь говорил,
и звон колоколов, он звал нас за собою,
навеки вдохновляя нас,
пусть этот сон не кончится, не смолкнет.


Барселона! И первая встреча,
как я могу забыть,
ту нежную, волшебную минуту,
когда пришла ты чтоб меня пленить.


Звучала музыка и сблизила нас,
и если богу угодно,
мы встретимся с тобою опять
когда-нибудь, о, Барселона.

Пусть зарождаются песни,
и пусть зазвучат они,
голоса пусть поют в этом мире
и рождается чувство любви.

Иди ко мне и запоём,
пой! И мы возродимся,
Почувствуем жизнь, пробудим,
мы нашу жизнь и сотрясём всевышних.


Барселона! Какой небосвод!
Она как бриллиант на солнце,
я чайкой белою летать,
над нею буду долго.

Барселона! Колокола!
Звучат, зовут нас снова!
Барселона! Свои врата,
открой все миру и богу.

И мы останемся друзьями на всю жизнь,
если богу это угодно,
Виват Барселона, Виват!
Барселона! Барселона! Барселона!



9

Freddie Mercury (The Platters)
The Great Pretender

Великий притворщик

Автор: Бак Рэм.
Перевод: А. Герд.



О да, я великий притворщик
притворяюсь, что всё хорошо,
я делаю это часто,
ты не видишь, но я одинок.

О да, я великий притворщик,
блуждающий в мире своём,
мне стыдно, но я был честен
и сегодня ты не со мной.

И эта искренность обмана,
слишком наиграна, да!
но мне не скрыть порывы сердца,
кричащего всегда.

О да, я великий притворщик,
я весёлый смеющийся шут,
сердце ношу как корону,
я другой, но я всё ещё тут.

Притворяюсь что ты ещё рядом,
это слишком наигранно, пусть,
сердце ношу как корону,
и не могу я сердце обмануть.

10
Freddie Mercury

Living on My Own
ЖИВЯ БЕЗ НИКОГО

Автор: Freddie Mercury
Перевод: А. Герд


Порой я чувствую, вот, вот я закричу,
Мне не куда пойти, досуг мой скучен очень,
И мне становится так одиноко тогда,
живя без никого мне плохо.

Порой я чувствую: уж очень я фриволен,
и все проблемы давят на меня,
я становлюсь безумным, ослеплённым,
живя так одиноко, без тебя.

И нет ни капли времени,
мне дурака валять,
мне одиноко, одиноко,
хорошее всё же, должно настать.

Порой я чувствую: никто не остановит,
привык я в облаках витать,
и в мире сказки нелегко мне,
быть одиноким, без тебя…


11

Freddie Mercury

По воле небес
Made in Heaven
Автор: Freddie Mercury
Перевод: А. Герд.

Не упускаю свой шанс в судьбе,
И роль в ней свою играю,
Люблю всем сердцем и живу
Я с тягостным воспоминанием,
По воле небес это всё,
Предначертано было сначала.

Мне говорят: " не уж то ты не понимаешь?"
Я знаю все, правда, всё,
И всё давно уже решилось,
В глубокой тайне сердца моего.

Я вынужден, мой друг, учиться,
Платить по нелепым счетам,
Мою душу выворачивает на изнанку,
Я жду перспектив, и я вижу их мало пока,
По воле небес, всем всё ясно,
По воле небес - это, да!

И все говорят: «не уж то не понимаешь,
Так было предопределенно»
И все говорят: «конечно,
Чему быть не миновать всё равно» .

Когда наступает ненастье,
На то есть воля небес,
Когда солнце разверзает тучи -
Я хочу, чтоб так было сто лет,
Я хочу, чтоб это было вечно,
По воле, по воле небес.

Я исполняю свою роль в истории,
Страдая, всё переношу,
И делу отдаюсь я всей душою
По воле небес, я люблю…

Мне все говорят: "жди, увидишь,
Так было предопределенно
И это действительно очевидно"
Все говорят мне одно,
Да, решено всё давно уж,
Предначертано звёздами всё!


12

Radio Ga Ga

Радио Га Га
Queen

Перевод: А. Герд

Бывало, сидел я один
и созерцал твой свет,
друг золотой и единственный,
моих подростковых ночей
и всё что мне нужно было,
узнать из событий дней,
я слышал по радио, радио,-
давало ты шанс звёздам тем.

В войнах миров атакованных Марсом,
ты заставляло смеяться и плакать,
ты давало высокий полёт-
радио прошлых звёзд.

Ты всё же не становись,
всего лишь фоновым звоном,
и чем то несерьёзным для
мальчишек и девчонок,
которым на всё наплевать,
которые не знают тебя вовсе,
потом они плачут, что тебя нет…
Была твоя власть надо мною…
ты властвовало на земле,
ещё пробьёт твоё время снова…


Всё что мы слышим-
радио га-га,
радио гу-гу,
радио ма-га,
всё чем мы дышим-
радио га-га,
радио бла-бла,
что новенького в этот раз?
Мы продолжаем любить тебя…

Мы смотрим шоу, мы смотрим звезд,
По видео часами напролет,
И нам не трудно распознать,
Новее музыка из года в год.

Будем, надеется старый друг,
что ты никогда не исчезнешь,
мы зависим целиком от тебя,
как от всего хорошего, мы в тебя верим,
так будь поблизости всегда,
мы будем скучать без тебя
устав от этих миражей…
было время, ты обладало нами,
ещё пробьёт твой звёздный час,
радио гу-гу, радио га-га…
всё что мы слышим сейчас…

13

Freddie Mercury & Montserrat Caballe

The Golden Boy

Золотой юноша



Авторы: Фредди Меркьюри, Майк Моран, Тим Райс.
Перевод: А. Герд.

Юноша так умел петь,
так проникновенно!
он двигался изящно и легко
и видел он дорогу в ярком свете,
не сомневался ни на миг
и покорял свои высоты
и зритель юношу боготворил,
он был творцом, великим, громким…

У девушки было сердце из камня,
её корыстные и жадные желания,
скрывала маска доброты
и юноше себя отдала за цветы,
за то, что был известен, популярен,
за славу, за богатства и мечты,
уверенная в том, что он
лишь тот, кто нужен ей, и он ей пел в тиши:

Люблю тебя за молчаливость,
Люблю тебя за твой покой,
Мне мир, спокойствие, приносят облегчение,
мне в душу проникают, овладев всем мной.

Люблю тебя за страсть твою,
и за огонь желаний пылких
и я сгораю в пламени своём…
«любви» - не смею слово выдать.

Он так взлетел, он был неотразим,
он объяснил всё это просто:
что выстрадал своё он мастерство,
без мыслей о богатстве несерьёзном,
награда - то что, его труд,
замечен и любим, ему не надо больше.

Он правду, правду говорил,
любую почесть принимал он с безразличием,
тем самым будто отвращение проявлял,
он сам поверил, что такой отличник,
как в комплиментах, даже лучше он,
а девушка, зачем пришла, забыла.




В конце концов, они расстались,
она пожалела, что нет у неё,
прежнего каменного сердца,
такого же циничного как он,
став лучше - всё сделала хуже,
слова звучавшие давно,
безликим эхом зазвучали
став бедствием для юноши и для неё…



14

I Want To Break Free

Я хочу быть свободным

Авторы: «Queen» Перевод: А. Герд

Я хочу быть свободным,
Освободиться от твоей лжи,
Ты слишком самодовольна,
Но не могу я без тебя прожить.
О, видит бог, я хочу быть свободным.
Так должно быть, пойми, пойми….

Я влюбился, впервые влюбился,
И это настоящее, да,
О, видит бог, я влюбился, влюбился,
И это навсегда.

Странно, но это правда –
Я не могу противиться любви,
Но мне нужна уверенность в этом,
Когда я выйду из-за двери,
Я хочу быть свободным, детка,
О, я хочу быть свободным, пойми…

Но жизнь по-прежнему продолжается,
Я не могу жить без тебя,
Я не хочу привыкать к жизни,
Где я один, ты далека,
О, видит бог, я хочу быть свободным,
Я хочу быть свободным всегда.




15

In My Defence
В свою защиту


Авторы: Dave Clark, David Soames, Jeff Daniels

Перевод: А. Герд

В свою защиту, что ещё сказать?
Все ошибки мы встретим смело,
Нелегко и не знаешь с чего начать,
Мир, любимый на части разрезан.

Я лишь певец, исполняющий песню,
Для справедливости, что могу дать?
Я лишь певец, я мелодий кудесник,
Пойман я, след мечты уж погас.

В свою защиту, что ещё сказать?
Любовь убиваем – наш выбор,
Не смотрим мы правде в лицо,
Мы не слышим её и не видим,
А любовь, словно песня живёт,
А потом потихонечку гибнет.

О, силы небесные как мне быть?
Мы живём или умираем?
О, боже, боже помоги,
Помоги мне, пожалуйста, боже…



16

A Winter's Tale

Зимняя сказка

Авторы: Queen

Перевод: А. Герд

Это последняя песня спетая умирающим
Фредди Меркьюри в ноябре 1991 года
на берегу озера в Монтрё

Приходит зима, небеса
Сияют алым светом,
Парят в них чайки, по воде
Плывёт прекрасный лебедь,
Дымятся трубы, может мне
всё снится только это? ...

Ночь надевает свой покров,
Серебрится луна подруга,
Мечтают дети, фантазий холсты,
Рядом взрослые, молча, без чувства,
Какое прекрасное чувство внутри…
Может снится мне это…послушай…

Так всё спокойно и мирно,
блаженство охватило меня,
Волшебство проникает в мир мой
И весь свет у меня в руках.

Уютная беседа у камина
И разговоры обо всём,
Слышен отзвук счастливого смеха,
Дождь ложится ко мне на лицо,
И что для ребёнка мечта лишь,
Для взрослого вера и боль.

Всё это мой друг так прекрасно,
В небе чудесный пейзаж,
Горы взмывают к верху,
От восторга девчонки визжат,
Мой мир золотистый кружится,
Невероятно, о, да…

Кружится, кружится, кружится,
Моя голова, голова,
Может мне это снится…
О, это блаженство, да….

17
Freddie Mercury & Montserrat Caballe


How Can I Go On

Как мне дальше жить

Авторы: Freddie Mercury,
Mike Moran, David Richards
Перевод: А. Герд

С этой песней Фредди Меркьюри
8 октября 1988 года в последний раз
выступил перед публикой…

Лишь только если море будет,
Однажды всё опреснено,
Меня получиться низвергнуть с пьедестала
Я буду, слаб, прольётся моя кровь,
Но если и ты вдруг покинешь меня,
Ничто не спасет, не поможёт,
Никто не услышит мольбу мою,
Никто не проявит заботу.

Как мне дальше жить,
День за днём,
Кто сделает сильным,
Меня во всём,
Где избежать опасности,
Где я найду свой дом,
В огромнейшем мире печали,
Но мне не забыть тот сон,
Который видели мы,
Его нет и его не найти,
Ну, как мне дальше жить?

Порою в темноте
От страха вся дрожу
И когда пугают меня люди…
Я так боюсь толпу…
Найдётся ль тот, кто меня утешит?
Боже услышь мольбу,
Господи, прояви заботу,
Ну, как мне дальше жить…


18

Who Wants To Live Forever
Кто хочет жить вечно

Авторы: Queen
Перевод: А. Герд

Нет, для нас времени, нет пространства,
Что строит наши мечты,
а потом ускользает внезапно…
Кто хочет здесь вечность прожить?

Кто хочет жить вечно…
Кто хочет жить вечно?
Нет шанса у нас,
Всё решено сейчас,
Есть в мире прекрасный миг,
что не для нас…

Кто смеет любить вечно,
Когда любви суждено умереть…
Но прикоснись к моим слезам губами,
Пальцами мир мой согрей,
И мы сможем обладать вечностью,
Вечно любить и над миром лететь…

Вечно - это сегодня,
Кто хочет вечно, всегда?
Кто, не смотря на сегодня,
Ждёт вечности всегда?



19
Bijou
Драгоценность

Авторы: Queen
Перевод: А. Герд


Ты и меня делаешь выдающимся,
И ты со мною согласись,
Давай отдохнём и растратим,
Вместе друг с другом жизнь.

Отдохнём этим днём вдвоём,
Друг с другом, любовь наша вечность,
Навсегда – да – навсегда
Моя драгоценность…


20
Too_Much_Love_Will_Kill_You


Слишком много любви убьёт тебя

Авторы: Queen
Перевод: А. Герд

Я превратился в обломки былого мужчины,
Я пролил море горькое слёз,
До дома бескрайние мили,
И я так одинок…


Слишком много я пролил слёз,
Так долго одиночество длится,
И правду не сказал никто,
О взрослой жизни и о битвах,
С измученным и сердцем и умом
Я пытался найти, но без смысла,
В чём я не прав,
и где моя ошибка.

Любви слишком много убьёт тебя,
Если ты не соберёшься с умом,
Разрыв позади меж любовью,
И ты теряешь всё,
Ты не прочёл простые знаки
Тебя каждый раз убивает любовь…

Я теперь только призрак былого мужчины,
И, кажется, исхода нет,
Я приносил золотое сияние,
Я приносил тебе солнечный свет,
Теперь лишь разочарования…
Но побудь на мгновение мной
И ты поймёшь, что выбор однозначен,
Нет смысла… Лишь обрыв пустой…

Слишком много любви убивает,
Как ничто другое на земле,
Это отнимает силу,
Заставляя в преклоненьях петь,
И боль эта сводит с ума
Ты жертва своего же преступления,
Слишком много любви убивает тебя,
Каждый раз на восходе, в день, в вечер…

Любви слишком много убьёт тебя,
Я сделаю жизнь твою ложью,
Да, слишком много любви убивает тебя,
Не понимаешь, так зачем же,
Ты отдал жизнь, а с нею белый свет…
Всё возвращается мгновенно,
Слишком много любви убивает тебя
В конце концов, это верно…
–>   Отзывы (2)

Хочу!!!
03-Nov-05 14:56
Автор: Alex Gerd   Раздел: Эссе
Хочу!

Я хочу…
Я хочу свернуть синее небо в трубочку и заиграть на нём словно на свирели.
Я хочу, чтоб на меня пролился целый океан дождя, пускай я промокну до самого сердца и пускай дождь овладеет моею душой…
Я хочу улыбаться маленьким детям, так, чтобы они никогда… никогда, никогда больше не плакали.
Я хочу обнять дерево… нет, я хочу обнять целый лес, и, вырасти до самых облаков.
Я хочу стать древесной корой…
Я хочу дышать зелёной листвой.
Я хочу проглотить серый туман, что каждое утро висит над моим городом, я хочу знать какой он…
Я хочу стать лесной тропинкой и всегда указывать людям верный путь.
Я хочу разлететься на звёзды, загадывайте желание!!!.
Я хочу стать звездой каждого и сгореть, как только желание исполнится, в эту же ночь…
Я хочу стать воздушным шариком и взмыть вверх под дружный гогот маленьких девочек и восторг мужчин.
Я хочу стать железнодорожной колеёй и петь поездам песни о любви.
Я хочу стать красным солнышком и каждое утро будить тебя, принося радость.
Я хочу стать крутой скалой и принести тебе вдохновение, чтобы ты рисовала картины.
Я хочу стать морской медузой и наслаждаться сказочным дном.
Я хочу стать белым снегом, обнять и поцеловать тебя.
Я хочу стать ветром, уносящим тебя в бесконечную фантазию своей силы.
Я хочу быть куполом цирка, чтобы дарить волшебство.
Я хочу стать господом богом и подарить тебе вечную жизнь.
Я хочу быть твоим воспоминанием, чтоб ты улыбнулась, и сердце твоё забилось как тогда…
Я хочу стать кленовым листком, и кружится с тобой в медленном вальсе под проплывающими печально облаками в небосклоне…
Я хочу стать весенней лужей, чтобы умереть и родиться снова…
Я хочу…
Я хочу быть с тобой…
16092005
–>   Отзывы (4)

Вы ничего не пропустили? 
 Поиск : Автор : Alex Gerd
 Поиск : Произведения - ВСЕ
 Поиск : Отзывы - ВСЕ
 Страница: 1 из 2  |     | Стр. 2 –>