Сайт закрывается на днях... Со дня на день...
STAND WITH
UKRAINE
21 - полное совершеннолетие... Сайт закрывается. На днях. Со дня на день.
 Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• Сергей Байбаков
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
Геннадий Казакевич

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Сергей Байбаков
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• Сергей Байбаков (12)
Начало
Список разделов

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0600):
  12:58:19  29 Jan 2023
1. Гости-читатели: 29

...
11-Apr-07 16:23
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Эротика

- Вот, ребята. Знакомьтесь, это Мурка. Я показываю - как надо. Это моя пасть – видите, какие клыки? Это её шкирка. Клыками держу за шкирку. Вы сидите кругом, запоминаете и учитесь…
- Дядь Вась. Мы тоже хотим за шкирку.
- Не спеши, Мурзик. Ваше дело подвывать и учиться.
- А подвывать-то зачем?
- Для страсти.
- А-а-а... Дядь Вась, там за кустами какие-то люди.
- Подвывай… не отвлекай. Вишь - пасть занята… Люди? Что за люди?
- С бутылками пришли. Лук раскладывают.
- Лук? Охота? Бомжи?!
- Нет, на газете. Стаканы достали… Разливают.
- А.. Ну это пьяницы. Продолжаем. Не мешай.
- Дядь Вась…
- Тьфу, что еще?
- Сюда крадутся.
- Кто крадется?
- Люди крадутся.
- Вот неймётся! Спроси, что надо?
- Спросил. Говорят, чего это кошка так орет?
- Ответь, что так принято. Продолжаем…
- Дядь Вась…
- Дядь Вась, дядь Вась! Уж пять лет как дядь Вась!.. Что, Мурзик?! Доотвлекал, тишкин кот! Пасть разжалась, порскнула Мурка! Ищи-свищи! Ну-у, Мурз!..
- Дядь Вась, я как лучше хотел…
- Как лучше, как лучше!.. Пьяницы поглядели бы, поучились и разошлись. А теперь? Как обучение докончить?! Ладно, ребята. Это Мурзик…
- Дядь Ва-а-а-а-сь!!!


–>   Отзывы (5)

Неофольклор
17-Feb-07 13:07
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Юмор/Ирония
НЕОФОЛЬКЛОР


2


В том же царстве, в светлом государстве жил старик со старухой. Бедно жили – пенсионеры. Обидно им было: горбатились они, горбатились – кумачом осененные, да и догорбатились до… Впрочем, неважно. И так все знают – до чего пенсионеры догорбатились. От кумачовых времен изба-хрущоба им осталась. И на том спасибо, что не в центре городища изба стоит, а так бы давно б уже отправили бы их туда, куда…
Оно-то так - при кумаче не в пример лучше жилось. И лекари алчно стариковские гроши в мошну не сгребали, и настои аптечные - контрафактом и не пахли! И съездить на скудную зарплату можно было, если не в тридесятое царство, то хотя б границы своего обозреть. Хорошо жилось. А щас…
Смутная година пришла, а с ней и курносая Инфляция, что в белом саване щеголяет, тупой косой каждый день поигрывает, да стариков выкашивает-потешается. А что делать? Все, что за долгую жизнь заначили, да на смертную одежу скопили, дьяки и подьячие к себе в мошну сгребли и зажировали. Как зажируют, так и Инфляцию придушат. А как жирование у них заканчивается, так они снова Инфляцию курносую ослобоняют, косу тупую ей подправляют, и стариковские гроши выкашивают – себе и чадам своим на безбедную жизнь. Любят курносую дьяки. Она их кормит, и работать им не надо. И так сойдет. Хотя и работа-то у них – не работа. Сиди себе на офисной кресельной лавке весь день, да зад свой рыхлый лелей на мягкой обивочке. А надоест сидеть, так и на азиатский курорт податься можно – стариковские денежки на ветер фукнуть: в грязной ванне с лепестками и распутной девкой рыхлый зад помассажировать, иль еще чего с жиру побесить. А чем больше стариков вымрет, тем лучше. Казна мощнее будет. Можно ей крутить и оттуда всякие дьяковские задумки-проказы финансировать.
А не удастся дьяковская проказа – так ведь на нет и суда нет. Ошибка мол – нас этому не учили. Не рассчитали и не сосчитали. Непреодолимая сила, и все такое, помешала. А если даже и посадят дьяка в казенный дом, за плохо сделанную задумку (хотя и редко такое бывает), так ведь денежки дьяковы все равно в оффшоре иль в домовой мошне остаются: чадам и домочадцам на Гарвардскую, да Оксфордскую семинарию и золотую жизнь. Все равно ничего беднякам-старикам не вернется. Это раньше нерадивого дьяка за ребро да на стену, да неправедно зажитое в государеву казну. Щас дьяки сами законы сочиняют, для себя и под себя. О как! И как жить?..
Ну да это присказка. Речь о другом…
Жили-выживали как-то старик со старухой. Старик кажный ден с сумой на улицу ходил. Бутылочки пивные соберет. Жестяночки из-под энергетических напитков расплющит и в суму складывает. Собранное – во вторсырье и в прием посуды сдает. Себе и старухе на пропитание горькие грошики собирает. И вот раз шел он мимо мусорных ларей, что во дворах стоят. Лари переполнены, хлам из них сыпется и не помещается. Глядит старик – что такое? А там средь мусора что-то интересное виднеется. Подошел, расковырял. Надо ж – ларец деревянный средь хлама отрылся! Да не простой, а с длинной ручкой! В таких ларцах мастеровой люд свой инструмент носит: кувалды и шлямбуры. Нужен такой ларец старику. Прижал к себе - «Не отдам!», и домой припустил. И вовремя, оказалось. Только он ушел, как подошли к помойным ларям две девы из местного приказа, что окрестные избы-хрущевки обслуживает. Идут девы, могутными телесами, что от трудов праведных нажили, поигрывают. Визгливыми голосами друг другу студенистые щеки царапают. И ищут… Искали, искали что-то у ларей, да не нашли. Запричитали девы, да так, что детишки малые, что в соседних яслях овсяную кашицу нахлёбывали да нахваливали, ложки побросали и заплакали взаимно. Ничего из воя дев понять нельзя. Тянут букву «Иииииии…», да руганью невнятной этот звук перемежают. Только и было разобрать, что - «…да как мы теперь?.. да кому мы нужны?.. да на что аппарат наш великий?..» Потом в драку пустились и друг друга в чем-то винят. Дворник еле растащил…
А старик-то уже дома! Баночки рассортировал, бутылки помыл, во вторсырье пошел и все это сдал. Купил хлеба и к вечеру домой вернулся. Вспомнил про ларец. И как раскрыл он деревянные дверки, что под длинной ручкой на скудных петельках болтались, да так и сел на пол!.. Выскочили перед ним двое из ларца!.. Старик о них только слышал когда-то. Жэковский сантехник и жэковский электрик! Сами, как ни на есть! Ух ты!..
Электрик, как водится, пьян в хламину. Хитрым глазом косит, в руках два проводОчка держит, и этими проводОчками короткое замыкание устраивает. Только искры летят и гарь стоит! Наряд на нем: тельняшка подводная – та, что с черными полосочками. Брюки цивильные. Из брюк скудный инструмент торчит: отвертка. На поясе ротор от асинхронного двигателя болтается. Как булава. Им он от супостатов и чертей, что иной раз его в подпитии навещают, отбивается. А сантехник… Много старик видел, но такого… Трезв сантехник. Лыс коленно и в простыню замотан. В одной руке палочка курительная благовонится, в другой книжица расписная и глянцевая. На запястьях и лодыжках бубенцы побрякивают, и босиком. Сантехник звук горловой тянет и глаза у него далеко-далеко. Не в себе, значит…
Электрик, который не далеко был и в себе, проперхался, перегаром комнату обдал и поставленным голосом вопросил:
- Вам нужно снять пломбу со счетчика? Это вам обойдется…
Потом, видать прочухался, и понимающим взглядом обстановку обвел. Друга своего, сантехника, в угол с бережением задвинул. «Тут будь, Шакрачатуранг, тут теперь твой ашрам». Сам же к столу присел, из штанины маленькую достал и на стол водрузил. Пробку сковырнул. На старика вопросительно глянул.
А старик опешил от происходящего, не понимает ничего. Но маленькую увидел, о хлебосольстве вспомнил. В крови оно, хлебосольство, у жителей этого царства. Мигом огурчиков соленых и капустки квашеной сообразил. Тарелки, чары выставил. Хлебушка нарезал…
И пошло веселье!..
Пошло… и кончилось. Что для трех мужиков маленькая? Так – только рот испачкать. Впрочем, Шакрачатуранг не пил. Сантехник в своем углу-ашраме пребывал, абстрагируясь и мантры мыча. Старик сначала не понял, в чем дело, но электрик ему знак дал: «Мол, так надо… так лучше – не трожь его…»
Ну не трожь – так не трожь. Как маленькая закончилась, так старик в заначку полез. Там, по стародавней привычке, от государевых очей спрятанные, бутыли покоились – самогонной радостью исполненные.
Дотащил старик бутыль. На стол водрузил. Дальше пошло веселье. Разговор меж делом завязался. И рассказал жэковский электрик такую историю. По пьяне рассказал, вы ей не верьте. Чего только по пьяне не наплетешь? Хотя, говорят, что у трезвого на уме, то…
«…Мы, отец, двое из ларца. На нас все и держится. Нас никто и не видит, и не замечает. Ну, из тех, кто высоко сидит и в дорогих кабаках питается, не замечает. А если и заметят, так сразу ж к носу платочек, мол, пахнет от вас нехорошо, и говорите вы неправильно. Можно подумать, они правильно говорят, хе… Я-то отпетый, сам видишь. Пропойца я… До пенсии все равно не доживу, до пятидесяти с небольшим лет мне срок отпущен. Вот я и наверстываю, чтоб не очень обидно было. Да и приучен к этому добру сызмалу. Все приучены… Сам знаешь, отец, что за городищем творится – если несколько верст вглубь царства отойти. Да не в этом дело. Главное – работать я умею, и друг мой, Шакрачатуранг, тоже мастер превеликий. Все умеет, все знает… А вот он не пьет. Вроде и хорошо, но тож беда. Сам видишь, каков он…»
- А в чем дело-то? – заинтересовался старик. – Не пойму. Все люди как люди, а он…
- А он, батя, дибилятором и средствами масс-медиа убитый. Все в светлое будущее верит. С давних времен верит, когда всем всякую радость к такому-то году сулили. Все б ничего, может и остался б человеком, да вот на беду его присоветовали ему, чтоб с зельем завязать, - тут жэковский электрик на самогонную бутыль кивнул, - к мудновидящим из всяких астральных академий на поклон сходить и рублем поклонится, чтоб избавили от напасти. Избавить-то избавили, да вот и своего прибавили. Сам видишь…
Помолчал электрик горестно, попечалился. Продолжил:
- Но не все так уж и плохо, отец. Хоть и завонял он ларец палочками благовонными и бубенчиками бронзовыми все прозвенел, но зато сила в нем великая есть. Он, вишь ли, помимо того, что мастер превеликий – все может! все умеет! – еще и демографию в нашем светлом царстве-государстве повышает.
Тут старик аж огурцом, коим самогонную стопку закусывал-занюхивал, поперхнулся:
- Да как же это так? Он же…
- Да вот так, отец. Видел бы ты его в работе! Ой-ей-ей!.. Я не раз видел! Уж и не хожу с ним в паре. Мне другое надо. Мне за работу - или фуфырик поднесут, или денежкой отблагодарят. Я и рад. А вот он… Он, вишь ли, входит важно и вежливо, и сразу неисправность видит. Отрывает неисправную батарею и начинает своим пальцем в ржавой трубе нежно водить. Долго так водит… Невидимые глазу заусенцы сглаживает. А палец у него, ты сам видишь…
Глянул старик на пальцы электрика, что бубенцами и колечками унизаны были. М-да… в самом деле… пальчики. Если таким пальчиком щелбан дать, то голова-то - как треснет! Сарделечные пальчики, в общем.
- Ну вот, - продолжил электрик, - водит он пальцем в трубе. И внутри, и снаружи – где резьба. Потом резьбу паклей обмотает… А хозяйка смотрит на все это, и у нее фантазии бродят. А он как увидит, что она уж вся потом покрылась, и губы облизывает, так… Ну в общем, дальше сам знаешь, батя…
- Да знаю уж, - усмехнулся старик. – Отчего ж не знать.
- Мне и невдомек было, чего его так женщины любят. А потом понял. Добрый, ласковый… не пьющий. Детей любит. Да и мужиков у нас недостача: мрут, до пенсии не дожив. Чего еще надо?
- Да, это так, - погрустнел дед и очередные стопки наполнил.
Долго еще шло веселье. Шакрачатуранг бубенчиками позвякивал и палочки курил, электрик себе и старику только подливать успевал. Меж делом, рассказал электрик, что случилось.
- Нам, вишь ли, надоело задарма пахать да всяких менеджеров и прочую бездельную шелупень обслуживать. Вот и решили сбежать. И так и так – нищета. А бездельников кормить - вовсе невмоготу стало. Сбежали… Ну а дальше видно будет. Я где-то слышал, что нам кроме цепей терять нечего… Хотим на себя поработать.
Тут и догадался старик, кого давешние девы, могутными телесами украшенные, разыскивали и почему убивались. Работать-то некому! Некому бездельников обслуживать! А электрик разошелся и даже стих прочел. Сказал, что его когда-то буревестник революции написал. А потом этот стих всяк на свой лад перепевал. Кто какое – каждый свое! - горе видит, тот так и поет-читает… Вот какую песнь прочел электрик:



…В кабинете вип-персоны слышен шум и гвалт рабочий. Между кулером и дверью колченогая стремянка – метронома отпрыск стремный.
На стремянке той электрик горделиво раскачался. Он кричит, и – лампы слышат радость в смелом крике мужа.
В этом крике – жажда дела! Силу гнева на стеклянных и уверенность в замене слышат лампы в этом крике
Секретарши тяжко стонут – заглядевшись видом снизу. Кирзачи их поразили – необъятного размера. Кирзачи те, схороходы, - гады плесенью покрыты! - и от них благоуханья, те, чем чернь благоухает.
Он качается, как демон, кирзачами растоптавшись… Он над лампами смеется, он от радости икает!
Референты тоже стонут. Референтам недоступно наслаждение экстримом. Лишь с тарзанки могут прыгать, нюхом землю уминая (оборвалася веревка).
Глупый менеджер забылся - робко скомкав бумажонку, жирный зад ей подтирая. Визами она покрыта и для дела непригодна…
Только чванливый электрик потолочье презирает, не бояся вниз сверзится. Сапогами-кирзачами попирает он стремянку, пальцами проверив токи – в двести двадцать вольт могучих.
Синим пламенем пылают электрические токи. Пальцем ловит их электрик и в своей пучине гасит! Только стремная стремянка не дает докончить дело! Расколеблясь амплитудой, накренилась и сверзилась…
Сэкономил на стремянке вип-персон неостроумный. Для Тайланда сэкономил, для услады с леди-боем! И сейчас к нему вернулась экономия крутая!..




Не дослушал старик, чем дело кончилось. Устал он - и выпил немало. Уснул старик. Годы…
…Утром старик ничего не понимает! Развал и похмелье… Насилу вспомнил, что накануне было. Глянул – ларец в углу стоит. Дверцы прикрыты. Глянул в ларец старик. Пусто там и темно. Только в глубине трубы побрякивают, и электрические искры сверкают. Значит там эти… что двое из ларца. На себя значит работают…
Пошел старик на улицу. Баночки и бутылки собирать. В привычку вошло. А иначе не выживешь. Вышел старик из парадной… Батюшки-светы!!! Да что ж такое твориться-то! Не узнать светлого царства-государства! Разруха и запустение… Электричества нет, водопровода тоже нету, и канализация не работает. По улице удобрения плывут. Окна без стекол, и дома разваливаются. Транспорт ржавый стоит. Ну да это еще ничего. И не такое в светлом царстве-государстве видели. Главное – людей почти нет! Всюду трупы валяются. И прыщавые менеджеры, и гламурные девицы, и прочая офисная шелупень штабелями и вповалку свалена. С голоду сдохли – так старик понял. Синюшные все и истонченные. Кормить некому стало! Они ж ничего не могут и не умеют. Гвоздя вколотить не могут. Да и слова-то такого – гвоздь, слыхом не слыхивали. Откуда? А кормить бездельников некому, потому что двое из ларца на себя работать стали. Вспомнил старик, что вчера ему электрик говорил: «Надоело, мол, за гроши горбатиться и бездельников содержать. На себя поработать хотим. Мы-то без них проживем, а вот они…»
И демография на нуле. Шакрачатуранг-то, он больше одиноких (и не очень) женщин не обхаживает. Рождаемости нет. Не может женщина без мужика родить… А нет рождаемости – и рабов нет. Да… Впрочем, есть кому пахать. Вместо рабов - дьяки и магнаты, что раньше дела воротили и друг-другу руки мыли. Только рабами они щас у пришлых иноземцев. Дьяки и магнаты по улицам рикшами бегают. Желтокожих и иных господ возят. И оплата соответствующая – мисочка риса. Повезло им - и тут пристроились. Натура такая…
По улицам заставы стоят, из иноземных камуфляжных ландскнехтов. Ландскнехты, они всякие сырьевые придатки сторожат. Перед погрузкой. Чтоб в свои земли сырье без потерь отправить…
Дурно стало старику. Такое на старости лет увидеть. Даже все обиды забыл, что на старости испытать пришлось. Бог с ними, с обидами. Переживут они, старики. Недолго осталось… Надо двоих из ларца уговорить, чтоб пожалели свой народ. Плевать на дьяков – народ важнее. Пусть двое из ларца хотя б немного работают, и свое светлое царство- государство до такого ужаса не доводят. Бросился к своей двери, ключ в замок сунул, и…
И проснулся!
Оказалось, приснилось ему это. Глянул в угол, где вчера ларец поставил. Нет ларца! Значит, точно сон! Отлегло у старика… А это что такое? Глядит старик, а в углу пустые бутыли из-под самогонной радости стоят. И на столе, под тарелкой со скудной закуской, пачка денег лежит. Денег не очень много. Но им со старухой хватит. И на сладости, и на колбаску, и даже на лекарства. Не надо им больше унижаться и своего, честно заработанного, выпрашивать. И откуда деньги взялись? А может, не приснилось ему?
Помотал старик головой, суму взял, и по стародавней привычке на улицу пошел. Деньги-деньгами, но и на себя надейся – пока ноги носят. Пошел старик посуду собирать. Вышел на улицу. Светло, жизнь своим чередом идет. Все как всегда. Идет старик обычным путем. Проходит мимо помойных ларей, глядь… А там давешний ларец стоит! Такой, в каком мастеровой люд инструмент носит. И ручка изолентой обмотана, и дверки также на скудных петелька болтаются. И слышит старик, опять давешние девы с могутными телесами идут, завывают и ищут кого-то. Улыбнулся старик: «Опять стервецы сбежали! Надоело им бездельников обслуживать!»
Взял старик ларец, в сторону отнес. В тенёк под дерево поставил и своей сумой бережно прикрыл. Пачечку денег, что ему двое из ларца оставили, вспомнил. А вдруг – ларец еще какой-нить пенсионер найдет? Пусть и ему на старости счастье будет. А он со старухой свое уже получил. Им много не надо. Лишь бы на безбедную и неголодную жизнь хватало…


P.S. (Вы не поверите, но я сам видел такого электрика и слышал о буддисте-сантехнике. Образы - и собирательные, и не собирательные. Работяги…)
–>   Отзывы (4)

Несколько слов в защиту прозы.
22-Jan-07 13:41
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Эссе
Недавно прозвучали мотивированные обвинения в мой адрес: мол, поэзию я не люблю и не понимаю. Отвечу: люблю – но не всю. А вот понимаю ли? Наверно. Хорошую, во всяком случае, да…
«Гаврила был примерным мужем,
Гаврила женам верен был…»
Согласитесь – шедевр. Все б так сочиняли, и уверяю вас – поэзия не была б загоне. Но… Опять же, как инструмент для выражения мыслей, описания действия, персонажей и т.д. стихи весьма слабый инструмент. К примеру: на просьбу всем известной и уважаемой Марго Зингер перейти в аську, я посетовал, что мол какой день не могу ее включить. Попутно выдал слоган:
Одолжите Марго маузер,
Пристрелить вражеский браузер.
(аська не браузер, но не суть – для красного словца сгодится и этот термин)
Что можно выжать еще из этих двух строк? Почти ничего. Ну, вариации… допустим: «Позвольте, Марго, ваш маузер - на дуэль вызываю браузер». «Гони, Марго, мля маузер – завалю легавый браузер». И так далее, и тому подобная чушь. Даже конец дописывать лень… От перестановки мест слагаемых – сумма не меняется. По любому рифмуются только браузер и маузер. Примитивно. Ничего не выжать. Берем же прозу. О, тут есть где развернуться и поиграть со словом! Любой каприз за ваши деньги))) Вариантов не счесть. К примеру:

Вар1. Псевдорусское фэнтази.

- Исполать тебе, государыня Маргош!
- И тебе поздорову, воин! С чем пожаловал, с добром, аль с худом?
- Дозволь, матушка Маргош, твоего маузера повладеть.
В глазах, Маргош, хозяйки окрестных гор и полей блеснул огонек любопытства. Велика просьба дружинного воина! Знала она, что искусник превеликий он в боях, самочинно любое чудище в землю втопчет и одним махом побивахом. И не нужна ему поддержка. Помощью обижен будет! И уверен в себе, и могуч… Значит, серьезное измыслил дружинник, раз о разящем маузере просит. Не каждому и дано-то, маузер этот увидеть, не для простого он взору…
Сглазят злые кромешники, языками погаными дивное устройство, а там и до пекла – до
самого Чернобога слух о маузере долетит… Не от людей она его прячет, нет! От злых сил, что над судьбами людскими порой власть берут. Нельзя…
Лишь по великим праздникам выносили маузер на свет дневной. Чтоб поласкал его своим взглядом Дажьбог и силой могучей напитал. Грозно покоился маузер в своем искусно выделанном домовинном чехле. Лишь раз обнажила его Маргош, когда под свою длань княжество брала. В той битве по-иному никак. Тогда как увидели супостаты-графоманы вороненый щербатый ствол, так и поумирали со страху. Нестерпим для них оказался рябой блик, что от грозного оружия исходил.
- К чему тебе маузер, воин?
- Да вот, государыня. Завелся в соседнем инетовском болоте браузер поганым именем айсикью именуемый. Моровое поветрие, иначе глючным именуемое, наслал на мою комповскую избенку. Света белого и смайликов любезных с той поры не вижу. Общаться не могу. А поганый айсикью потешается да раскрываться не хочет. Нем я с той поры.
Сказал эти слова дружинник и свалился в падучей. Онемел. Язык проглотил.
В глазах Маргош мелькнуло сожаление. Справный воин пропадает от немоты своей.
«Дам ему маузер. Пусть в инет идет и порядок в том болоте наведет. А то ишь, браузер раскрываться не хочет. Да где такое видано…»

Вар2. Западное фэнтази.
Тут мне писать лень, персонажи затюканы и скучны. Гоблины, орки, драконы… «И взмахнув волшебным маузером, поразил он злого чародея Браузера в самое его черное и каменное сердце…» Можно, кстати, многотомный роман сляпать с продолжениями и глянцевыми обложками – «Путь маузера», «Война маузера» и т.д. Подобное мы видели. Но лениво даже писать. Я западное фэнтази не очень жалую…

ВарЗ. Фантастика.

…Звездолет с бортовым номером http://kotlet.net/users.php?mode=profile&uid=1446 бороздил пограничные просторы галактической империи звездного скопления котлет. Обыкновенный патрульный рейс. Ничего экстраординарного. Рутина… Коммандер-капитан Марго Зингер устало нажала на кнопку релаксирующего конвертера. Конец патрулирования – можно позволить себе немного отдыха. Скопление графоманской пыли в этой малоизученной области галактики все-таки выматывало.
Неожиданно загремели колокола громкого боя, позаимствованные со списанного древнего линкора. Резкий звук буквально вытряхнул Марго из освежающего озонового душа. Тревога! Что за черт!
В капитанскую каюту бесшумно скользнула тень. От неожиданности Марго вздрогнула. Хотя в случае тревоги допустимо входить без стука. А-а… Это стажер, недавний выпускник академии. Горяч… Ничего, остынет. Она после выпуска такая же была. Еще бы, академию вел никто иной, как сам Балабуха. Живая легенда… Он спуску не давал. Она и сама так носилась многие годы после выпуска.
- По левому борту темный браузер, коммандер-капитан! – задыхаясь доложил стажер. – По классификации ICQ. Не раскрывается.
«Темный браузер. Не раскрывается…» Сердце защемило. Марго растерялась. Несмотря на многолетний опыт, о такой жути ни в каких учебниках не писалось. Нераскрывающийся темный браузер ICQ – это из разряда сказок. В портовых тавернах разных инетовских ресурсов о таком только шептались с глазу на глаз. Да и то, этот шепот был из разряда горячечного пьяного бреда… Стыдно в этом сознаться, но ей стало страшно…
- Маузер, коммандер-капитан! – заметив ее замешательство, тяжело глядя ей в глаза сказал стажер.
- Маузер?! – о таком способе она не подумала. Да и немудрено. Межгалактическая конвенция запрещает применять это оружие. Запрещает, но… Кроме экстраординарных случаев. А сейчас как раз такой случай. Марго колебалась недолго – стажер прав, иного пути избежать смертельной опасности нет.
- Действуй!..
С натугой гудели сервоприводы, поднимая из трюма грозное оружие. Пальцы стажера бегали по клавиатуре. Он разворачивал звездолет так, чтоб браузер оказался на траверзе корабля. Когда имеешь дело с маузером, то никакая, даже самая умная вычислительная машина не заменит человека. Работа ювелирная. Надо учесть все погрешности: звездный ветер, гравитационные вирусы. Недопустимо зацепить чужой айпиадрес. Вскоре черный зев галактического маузера был нацелен на нераскрывающийся браузер…


Вар4. Женско-детективно-шпионский роман

- Марго, ты не забыла о моей просьбе?
Томный красавец, поигрывая могучими бицепсами и трицепсами, выжидательно смотрел на раскинувшуюся на душных простынях Марго.
«Дать? Не дать?» - после бурной даже самая легкая мысль погружала в истому и дремоту. «Дам, но без патронов, ему придется вернуться ко мне еще раз».
Марго встряхнулась: - он под подушкой, милый.
Роковой красавец хищно улыбнулся: «Вот оно!,,»
То, к чему он шел долгие месяцы, наконец-то будет у него в руках. Он у цели. Цель -редчайший благородный маузер. На аукционе «Сотби» лот с маузером редок. Чрезвычайно редок… Может, раз в столетие происходят торги маузером. И тогда – не то чтоб поучаствовать в закрытых торгах, нет! – а лишь для того, чтобы взглянуть на уникальную вещь съезжаются те, чьи имена не сходят со страниц журнала «Форбс». Богатейшие люди планеты. Они жаждут заполучить маузер, но… Слишком велика цена. Состояния многих фамилий не могут покрыть и сотую часть цены маузера.
Впрочем, красавцу маузер понадобился совсем не для того, чтоб пошло выставить его на аукцион. Капитал есть. А если – не приведи создатель! – и закончится презренный металл, так к его услугам всегда тысячи красоток, готовых безжалостно обобрать своего престарелого благодетеля-мужа и возложить состояние на алтарь любви…. Любви, которой их одарит он, роковой красавец. Снисходительно одарит. Он знает себе цену…
Красавец выскочил из будуара, сжимая в руке вожделенный маузер. Скоро его главный противник и соперник - баловень судьбы по имени Браузер, забьется истошным криком, засучит ногами и сдохнет. Сдохнет в мучениях. От таких мыслей роковой красавец повеселел. Он будет смеятся и кромсать красивое тело Айсикью Браузера. Кромсать выстрел за выстрелом. Мозги, кости, кровь!... Патронов должно хватить. Двадцать четыре выстрела, и все в цель…
Тем временм Марго деловито встала и скользнула в гардеробную. Надо позвонить Айсикью Браузеру. В обширной гардеробной разговор по телефону не слышен. Она все предусмотрела. Айсикью Браузер предупрежден. А давешний роковой красавец дурак. Самонадеянный болван. Она его уже забыла. Так уверен в себе, что даже не проверил – заряжен маузер, или нет. В маузере нет патронов. Красавец обречен.
Красная «ламборджини» неслась по лазурному берегу. По волевому лицу рокового красавца блуждала скорбная улыбка. Он знал женщин… Он хорошо их знал. С самого начала он знал, что Марго даст ему маузер без патронов. Коварство – имя вам, женщины. Красавец был готов к такому повороту событий. За долгую неделю встреч с Марго, он выяснил, где расположен тайник, в котором лежит маузер и обойма с патронами. Он выкрал один патрон и сфотографировал его. На островах Окинавы еще жив мастер – самурай Акиро Куросава. Только благородный самурай этого древнего рода смог изготовить точную копию настоящего патрона. Красавцу осталось только подменить патрон в обойме. Марго не заметила подмены. Женщины не разбираются в оружии так, как это умеют мужчины. Айсикью Браузеру – резиденту пендосской разведки хватит и одной пули…

Вар5. Уголовно-детективный.

- Марго, мля! Браузер, падла, колоться не хочет! Не раскрывается, тварь! Дай маузер, Марго! Я порву его как суку!
Бандерша Марго осторожно подошла к двери, приоткрыла ее и убедилось, что за ней не топчется какой-нить очередной тихарь. Все спокойно, притон гудел обычной жизнью…

Вар6. Исторический

Лошади устало месили грязь, с натугой таща волокушу с осадным маузером. Ландкснехты и наемники зашевелились. Скоро конец… Долгая осада подходит к концу. Маузер решит все. Экий пройдоха их герцог! Сумел-таки убедить королеву Марго, что без маузера придется уходить на зимние квартиры. Скоро опостылевшие стены крепости Браузер падут, и они всласть предадутся грабежу и насилию…

В общем, я думаю, примеров преимущества прозы перед поэзией достаточно. Мне уже надоело графоманить. Думаю, вам тоже надоело это читать. Вывод каков? В поэзии две строчки, в прозе… Ну, сами видите. Хоть и говорят, что краткость сестра таланта, но это не всегда оправдано. Издателям, видите ли, нужен объем. Да и полет фантазии стихи все-таки сковывают. Негде развернуться. Если сравнить поэзию с прозой, то поэзия – это детский самокат, а проза - смесь формулы один с внедорожником: вывезет туда, куда вы пожелаете.
–>   Отзывы (5)

"Прогиб"
19-Jan-07 11:28
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: А было так...
…Бледнел плитами скул товарищ Нил Аду. Вертел беспомощно гладкое и стильное перо… Тянулась к деревянной кобуре маузера рука тов. Марго Зингер. И иные притихли и сжались пугливо. Вот она – контра! За окном с горящим взором стоит и сквозь решетку опусы, дискеты и нотбуки пихает. Для чтения и восторга пихает… Фильм ужасов, что буржуазия смотрит, в общем. Даже страшнее… Прокралась контра в наши ряды. Предал кто-то место, где мы маевки по четвергам и вторникам проводим. Целые поэтические студии и мастер-классы какого-то там маститого нас атакуют. Даже мне, литкурсовскому юродивому, не по себе стало. А вы как думали? Я юродивый и есть, а как иначе? Каждый город имеет своего дурака, каждые курсы - юродивого. Хотя мне-то что? Я по диагонали читаю - к редактированию не способен, а поэтов в упор не вижу. Катрен от катрана отличить не могу. А в опусах горящевзорной контры и диагонали-то нет - так что мне ничего не грозит. Во мне ничего не попортишь. А вот другие, они… В общем хана им, эт-т точно. Это если они проникнутся оппусами. Снова желтуха, от которой желчь разливается, на свет выглянет. Снова тайга на макулатуру пойдет. Из гнилого яблока – корявая яблоня вырастет. Это всем известно. Благое дело контра гробит. Не отбится нам от нее.
Но встал тут во весь рост, нарком литинквизиторских дел тов. Балабуха А.Д. Он за красносуконным столом спокойно сидел, и какую-то молодую поэтессу допрашивал. На контру внимания не обращал… До поры не обращал… Помешала ему атака горящевзорных в деле его нужном.
Не читая того, что совала контра сквозь решетку, зычно изрек он единственное слово: «Хлам!»
От слова того сникла контра. Отступила. Отбита атака. Нам передышка и отдых. И ряды вроде не поредели. Только и осталось, что прихвостня выявить. Того, или ту, что место наших занятий контре сдал(а). И я свой опус закончил. «Прогибом» его назвал. Потом как-нить, товарищу Балабухе на мастер-классе зачту. Может, зачту… А если и скажет он по своему обыкновению: «Хлам!», то не страшно. Мне все равно – я юродивый, я еще наваяю… Юродивые у тиранов в почете)))).

19.01.06
–>   Отзывы (15)

* * *
24-Oct-06 16:04
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Миниатюры
<.....>

Меня сразил недуг. В меня вселился бес. Он могуч, он коварен, он невидим.
Его сила - в насилии.
Он отдает себе на поругание: и жестоких убийц - отбывающих пожизненый срок, и ушедших на покой финансовых воротил. Он вселяется: и в брутальных и трепетных (в душе) грузчиков, и в чуткое, но брутальное (опять же в душе) руководство; в нежных барышень с баночкой джин-тоника в руке, и в преуспевающего менеджера, - коротающего бесконечный день за компьютерной игрушкой. Ему безразличен пол жертвы. Ему все равно – что стар что млад. Он не жалеет детей. Молодая поросль воздает ему хвалу, выписывая на стенах и заборах слово из трех букв. Они еще не знают, что злокозненный бес уже вселился в них и готовит смену для своего гарема. Он насилует жертву, и от этого брака рождается тьма неописуемых чудищ.
Бес коварен. Он любит носить чужие маски. Иной раз он ходит в образе девы, играющей на лире. Иной раз прикидывается дивным конем. Дивным потому, что у коня есть крылья, и он летает. Имя девы – Муза. Имя коня – Пегас. Имя бесу – Графомань.
Меня напрягает, что я одержим бесом. Hо я с ним справлюсь. Графомань еще не знает, что у меня есть союзник: могучий порок, носящий славное имя - Лень. Навевая на меня целебный сон, милая Лень шепнула мне волшебное и до боли знакомое слово. Услышав его, я подпрыгнул на скрипучей тахте и заворочался. Теперь я знаю… Когда Графомань клацнет сальными пимпочками клавиатуры, и моя рука потянется к перу, а глаза к монитору, я не дам ему насиловать себя. Мне ни к чему еще один кадавр. Довольно… Прежде чем выписать первую букву, я озаглавлю будущее мертворожденное детище тем словом, что подсказала мне Лень. Увидев свое будущее имя, чудовище устыдится и останется в семеннике Графомани. Бес отстанет и пойдет искать другую жертву. Графомань не может без соития. Ему нужны мертворожденные чада. Нужны для заклания. Для заклания Тупости. Графомань ее адепт. Когда Тупость заполнит ноосферу – мир потеряет краски и станет желтым и серым…
А я вздохну свободно и предамся объятьям Лени. С ней лучше. Она женщина…
Я б озаглавил вышесказанное. Но тогда бы мертворожденный опус вообще б не родился. Придется подождать, пока чудище зайдется первым криком, а потом пришпилить волшебным словом, - в назидание другим мертворожденным отпрыскам Графомани. Пришпилить словом, подсказанным Ленью. Словом <х..ня>.
–>   Отзывы (7)

Неофольклор (иным современным писателям, в стиле сказочного фэнтази работающим, посвящается)
08-Aug-06 02:48
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Юмор/Ирония
Неофольклор (иным современным писателям, в стиле сказочного фэнтази работающим, посвящается)

(Демо-версия)


Гремит урюк под грохот дней
Горит зарей кишлак
А меж арыков и полей
Идет гулять ишак



- 1 -

В светлом царстве, в тридевятом государстве жил-был магнат туалетный, мужичонка неприметный. Владел он туалетами многими, общественными да платными, в людном месте стоявшими. И взимал не малую дань с того, кто по неразумению, иль неосторожности заглядывал в палаты фаянсовые да будочки пластмассовые. И был у него на службе промоутер. Человек-бутерброд по имени Андрей. Пошел раз Андрей-промоутер на работу. Увешался щитами тяжелыми с телефоном и схемой, как дойти и сколько стоит. В руке пачечку бумажек рекламных держит – с расценками и сервисом - где за все уплачено. Ходил он по месту многолюдному, аж у самого метро. Не посчастливилось. Не мог никому рекламную бумажку всучить. Никто не хочет обозреть див туалетных - палат кафельных с блестючими крантиками. Простой люд - сермяжный, льняной и джинсовый. Все больше кустиками пользуются, иль в парадных в слух обращаются – не хлопнет ль наверху дверь. В шелках никого нету. Время было к вечеру, идет он обратно – кручинится. Заработок от розданных бумажек зависит. И ведь не выбросишь бумажки-рекламки на асфальт. Слуги магнатовы бдят и считают, сколько раздал и страждущих заманил. Видит – сидит на скамеечке пьянь-синюха, из обрезанной бутылки очиститель поверхности смакует. «Дай, - думает, - всучу хоть этой». Всучил бумажку с расценками – и свалилась пьянь-синюха на сыру землю. Поднял ее Андрей, хотел показать, где стоит пластмассовая синяя будочка. А пьянь-синюха бормочет ему человечьим голосом:
- Не губи меня, Андрей-промоутер, не показывай где нужник платный. Усну я там. А лучше пригласи меня к себе домой в свой санузел и посади на горшочек. Да смотри, как найдет на меня дремота – в ту пору бей меня правой рукой в левый глаз наотмашь: добудешь великое счастье.
Удивился Андрей-промоутер – что такое? С виду совсем синюха, а бормочет человечьим голосом. Привел пьянь-синюху домой, посадил на биде, а сам стоит-дожидается. Прошло немного времени, пьянь-синюха сверзила грязную башку набок, слюну пустила и захрапела. Андрей вспомнил, что она ему наказывала, ударил ее правой рукой в левый глаз. Упала пьянь-синюха на метлахскую плитку, кувырковырнулась и обернулась девицей-путаной, Марьей. Да такой эскортной, что ни вздумать, ни взгадать, только в инете на порносайтах отыскать.
Говорит Марья-эскортница промоутеру:
- Сумел меня взять, умей и удержать – неспешной оргией да за свадебку. Буду тебе местной да разухабистой супругой.
На том и поладили. Женился Андрей-промоутер на Марье-эскортнице и живет с молодой женой, потешается. А службы не забывает: каждое утро ни свет, ни заря идет в людное место, бумажки раздаст и на фирму – в расчетный отдел. Пожили они так неделю, и Марья-эскортница говорит:
- Бедно ты живешь Андрей
- Да сама видишь, как все…
- Добудь-ка рублей сотню, купи на эти деньги набор бумаги для уроков труда да клею «Момент», я все дело поправлю.
Послушался Андрей, пошел к товарищам – промоутерам, да мерчендайзерам-пешеходам, что листочки не раздают, а в людных местах на столбы клеят. У кого рубль, у кого два взял, накупил бумаги для уроков труда и тюбик моменту. Принес жене. Марья-эскортница взяла бумагу и говорит:
- Ложись спать, утро вечера мудренее.
Андрей лег спать, а Марья-эскортница села бумагу резать. Всю ночь резала и клеем мазала и склеила такое оригами-пэчворк, какого в дорогих бутиках не сыскать: нюхнешь оригами-пэчворк, цветные узоры закружат перед глазами и видишь мультики - и ты средь этой благодати летаешь. И главное, никакого привыкания. Нюхай и смотри хоть день, хоть ночь напролет. Ничего не будет.
Наутро Марья-эскортница отдает оригами-пэчворк мужу:
- Понеси на блошиный рынок, да продай блохам-торговцам, да смотри – своей цены не запрашивай, а что дадут – то и бери.
Андрей взял оригами-пэчворк, повесил на руку и пошел по блошиному рынку. Подбегает к нему один блох-торговец - свои соединения для фановых труб побросал и фуфырик контрафактного боярышника не допил!
- Слушай, зёма, сколько хочешь?
- Ты торгуешь, ты и цену назначай.
Вот блох-торговец думал, думал – не может оценить оригами-пэчворк. Подскочил другой блох, за ним – еще. Собралась блохов-торговцев толпа великая, нюхают оригами-пэчворк, летают и мультики видят. Дивятся, а оценить не могу.
В то время проезжал мимо блошиных рядов секретарь-ресепшионист, что у туалетного магната автоответчиком перед налоговой инспекцией работал, да перед налоговой полицией стальным щитом сидел. Для полиции у него специальная нива-броневичок была. Он там отсиживался и слух попсой услаждал, пока его полицейские достать хотели, лицом в асфальт положить, ноги раздвинуть и лютыми полицейскими берцами естества лишить. За то магнат его привечал и жаловал, к себе приближал. И захотелось секретарю-ресепшионисту узнать, про что толкуют блохи-торговцы. Вышел из нивы-броневичка, насилу пропихался через великую толпу и спрашивает:
- Здорово, братва! О чем базар трете?
- Так и так, оригами-пэчворк оценить не можем.
Секретарь-ресепшионист понюхал оригами-пэчворк и сам дался диву (это черт такой, в арабских сказках):
- А скажи-ка, промоутер, где надыбал такой глючный оригами?
- Так и так, моя жена склеила.
- Сколько ж тебе дать за него?
- А я и сам не знаю. Жена наказывала не торговаться: сколько дадут – то и наше.
- Ну вот тебе, промоутер, сто евриков.
Дал, а сам думает: «Коксовое экстази в найт-клубах дороже выйдет, обманул простофилю».
Андрей взял еврики, отдал оригами-пэчворк и пошел домой. А секретарь-ресепшионист поехал в офис, к туалетному магнату и дает ему оригами нюхать. Магнат нюхнул, дался диву и улетел. Прилетел, ломки нет, и еще нюхнуть хочется. Магнат и охает:
- Ну что хочешь, а оригами я тебе не отдам!
Вынул магнат двести евриков и отдал секретарю-ресепшионисту из рук в руки. Секретарь-ресепшионист деньги взял и думает: «Ничего, я себе другой оригами-пэчворк добуду, еще торканнее… Сел опять в ниву-броневичок и поехал в спальную слободу. Разыскал избу-хрущевку где живет Андрей-промоутер и ломится в дверь. Марья-эскортница отворяет ему. Секретарь-ресепшионист одну ногу через порог занес, а другую не переносит. Пах заломило. Замолчал и про свое дело забыл: стоит перед ним такая эскортница, век бы глаз от нее не отвел, все смотрел, как она на столе отплясывает да на шесте шпагат крутит.
Марья-эскортница ждала, ждала ответа, да и повернула секретаря-ресепшиониста за плечи и дверь закрыла. Насилу он опомнился, нехотя поплелся домой. Про ниву-броневичок забыл, а машину в тридцать секунд и угнали. С той поры, и клуб не в клуб, и кабак не в кабак. Все ему представляется промоутерова жена, округ шеста забавляющаяся.
Заметил это туалетный магнат и стал его пытать, что за кручина у него такая? Не налоговики ли снова наезжают? Секретарь-ресепшионист не выдержал пыток и говорит магнату:
- Ах, видел я у одного промоутера жену-путану, все о ней думаю. И клуб не в клуб и кабак не в кабак, и никаким экстази не заворожить.
Пришла магнату охота самому посмотреть промоутерову жену. Оделся он в простые турецкие джинсы, на оке-развалюхе поехал в спальную слободу, нашел избу-хрущевку где живет Андрей-промоутер, и ломится в дверь. Марья-эскортница отворила ему. Магнат одну ногу через порог занес, а другую не переносит. Пах заломило. Стоит перед ним несказанная эскортница, ну совсем как на порносайтах, да не где-нибудь в общем разделе - где коряги, а такая, как в баннере красочном, что за 29,90 талеров в месяц предлагает подписку. И в таком, под каким надпись моргает: «Жми Тута!»
Марья-эскортница ждала, ждала ответа, повернула магната за плечи и дверь на щеколду закрыла.
Защемило магнату пах. «Чего, - думает, - хожу холост - не женат? Вот бы женится на этой эскортнице. Не промоутершей ей быть, на роду ей написано меня на азиатские курорты сопровождать - палочки от суши и хычины эротично облизывать…»
Воротился магнат в коттедж и задумал думу нехорошую – отбить жену от живого мужа.
Призывает он секретаря-ресепшиониста и говорит:
- Врубись-ка, как завалить Андрея-промоутера. Хочу на его жене жениться. Въедешь как - награжу повышением. Станешь офис-менеджером со знанием языка, а не догонишь – быть тебе отставником-инженером по технике безопасности и охране труда.
Закручинился секретарь-ресепшионист. Ни в каком резюме слова «отставник-инженер» не поставишь. Да еще по технике безопасности и охране труда. Не, непонятное это слово. Не звучит. Сразу видно, что бездельник. Ни на какую работу не возьмут… Не вставляет такое слово.
Пошел и нос повесил. Как промоутера извести никак не придумает. С горя заглянул секретарь-ресепшионист в разливуху, где народ паленой водярой травится. Захотелось ему детство вспомнить, конрафактной продукции испить и забыться.
Подбегает к нему бомжара-собутыльник, весь в рванине, язвах и клещах. Лоб как у Сократа, язык как у Эзопа. Бывший выпускник ЛГУ с филфака. Не у дел оказался в смутное время.
- О чем, секретарь-ресепшионист, пригорюнился? Зачем нос долу смотрит?
- Поди прочь, бомжара!
- А ты меня не гони, лучше стаканчик опивок контрафактных поднеси, и кусочек крабьей палочки ополовинь, я тебя на ум наведу.
Выпил секретарь-ресепшионист контрафактной водочки, разум помутился, дыхание ацетоном заблагоухало. Подобрел. Стаканчик с опивками бомжаре-собутыльнику отдал и крабью палку на четверть откоцал.
Бомжара-собутыльник и говорит ему:
- Извести Андрея-промоутера дело нехитрое – сам-то он прост, дай ему бумажек раздать побольше – он и надорвется с натуги. Да жена-путана, Марья-эскортница, у него больно хитра. Виды видывала, и клофелин ей нипочем. Научит промоутера как раздать бумажки и не надорваться. Даже кота Баюна - лысого экзота рекс-корниша страшного, Марья-эскортница в котоноску легко посадит, а он ее - и не ошипит, и не окогтит. Сделай вот что. Воротись к магнату и скажи: пусть пошлет Андрея-промоутера раздавать бумажки туда – не знаю куда, и принести оттуда то – не знаю что. Этой задачи Андрей во веки веков не выполнит и назад не вернется.
Секретарь-ресепшионист побежал к магнату и все ему доложил. Магнат посылает за Андреем.
- Служишь ты мне верную службу, промоутер. Уходят бумажки, ксерокс надрывается. Доволен я… Сослужи же и такую: сходи раздай бумажки туда – не знаю куда, и принеси оттуда то – не знаю что. Сослужишь – логистом станешь: сам будешь решать, куда промоутеров и мерчендайзеров двигать, где в бумажках недостача. А не то мой приказ – и станешь ты в метро по вагонам с клетчатой сумкой ходить и лейкопластырь продавать, четыре пластыря за десять рублей. Или кафель китайским стелорезом искусно выписывать и стеклорез тот лохам втюхивать. Или сделаю тебя промо-юношей в универсаме. Будешь турецкий и из Евросоюза продукт пробовать и показывать, что ингридиент Е 211 как есть - весь безвреден. Там же генно-модифицируешься, там же от хворостей и мутируешь.
Сказал это магнат и возрадовался своему разуму. Давно ему хотелось знать как стволовые клетки и продукты, генно-модифицированные, на народ действуют. Все говорят, а никто не знает. А тут такой случай!
Пришел Андрей домой, лег на диван и заплакал. Плачет и икает. Контрафактного винца упился. Марья-эскортница его спрашивает:
- Ты чего, милый, упился? Или невзгода какая?
- Ик, - икает, - через твою эротичность одни напасти. Велел мне магнат идти туда – не знаю куда, там бумажек раздать. И принести оттуда то – не знаю что.
- Вот служба так служба! Ну ничего, ложись спать – утро вечера мудренее.
Марья-эскортница дождалась ночи, раскрыла ноутбук и стала в нем шарить. Шарила, шарила, бросила ноутбук и за голову схватилась. Ничего в изображениях, музыке и видео, о магнатовой загадке нет. Не находит поиск нужных документов (текстовых файлов, электронных таблиц и т.д.) Нет файлов и папок. Нет компьютеров и людей. Не помогает анимированный персонаж, ни по дате последних изменений, ни по части имени, ни по имени целиком. Не знает винд, что открыть.
Марья-эскортница присмыкала витую пару к ноутбуку, другой конец в телефонный разъем воткнула. Врубила браузер - оперу версии 7.23 и вышла в инет через дорогущего провайдера где минута рубь. Налетели тут спамы всякие и прочие баннеры. Кликает по ним Марья-эскортница: попадает на сайты разные, а все не то. Приводят ее спамы туда, сами знают куда. Не нужны ей сельхозмашины и увеличение члена за месяц до двадцати сантиметров.
Вырубила Марья-эскортница ноутбук. Задумалась. Потом опять врубила, в инете онлайн стала, и в поисковике набрала нужные буквы. Раскрылись в ноутбуке чаты, аськи и сайты знакомств, где ламеры и юзеры робко и бойко общаются. И даже виртуально сношаются. Марья-эскортница их спрашивает, текст набирает-печатает:
- Ламеры гнусные и юзеры продвинутые, вы в инете всюду рыскаете, трояна не страшитесь, потому что не поймали его. Не знаете ли как пойти туда – не знаю куда…
Не допечатала Марья-эскортница, посыпались к ней смайлики похабные и предложения непристойные - и от пацанов, от материнской соски вчера оторвавшихся, и от козлов престарелых да молодящихся и свой возраст десятками лет скидывающих (виртуально, конечно). Закрыла Марья чаты и сайты знакомств и набрала другие волшебные буквы. Раскрылась страница с форумом, где пивные админы и кофейные супервайзеры на инетовском слэнге общаются и ламеров презирают.
- Превед! – печатает Марья. – Как проити туда, не знама куда…
Не допечатала Марья. Врубились веселые админы и чипсами подавились.
- Сцупер! Фантан! Ульот – исчо давай ыксклюзиву! Типа, тебе можжа нах нада?
Закручинилась Марья. И тут нет ответа. Совсем уж собралась с досады оффлайн забуцкать и дурную ОС снести. Да вот вдруг вспыли волшебные цифры. С наказом – вот, мол, тебе IP-адрес. Спроси там. Если уж там не знают, то…
Ищет Марья-эскортница по IP-адресу где эта улица, где этот дом - где комп стоит. Только не находит. Показывает ей ноутбук только первые цифры. А остальные скачут. И все. Пишет, что, мол, дальше никому не покажет. Мол, это демо-версия и у тебя фатал еррор. Ошибка значит. Введите правильный логин и пасс. Тогда тебя апгрейдят и альфа-версия будет. А чтоб альфа-версия была, надо на такой-то щет рублей кинуть. А столько рублей нету. Что делать? Пошла голова кругом от этаких словов. Не понимает Марья, что за бред. Кинулась Марья-эскортница снова на форум, где админы веселятся. Взмолилась. Расколите мне загадку. Дайте код доступа и пароль.
- Нет, - отвечают админы и супервайзеры, - не можна так. Отдел «К» за нами бдит. С хакерами борется и пиратов ко дну пускает. А если мы даже и наипем ентот отдел, то все равно ничего не выйдет. Потому что писал эту программку-квест с IP-адресом великий и шизанутый Чудо-Юдо геймер из фирмы, что на Кипре в оффшорной зоне зарегистрирована. А его кодов никто не может покоцать. Потому как генерируются они у него в шизанутом порядке и до бесконечности. Влом. Надо весь путь и все уровни лично проходить. От пункта к пункту. От цифры к цифре.
Утром Марья-эскортница собрала Андрея в дорогу. Дала ему ноутбук с наказом. – Мол, береги. Я к нему спутниковый Интернет подключила. Для этого пришлось хороший аванс в день обращения взять, долги по квартплате погасить и нашу хрущевку риэлтерам-кровопийцам продать. Скоро выселение будет – документы оформляют. Обещали взамен домик в деревне. Так что ты, Андрей, не оплошай. Иди туда - не знаю куда, до конца. И принеси то – не знаю что. Да побольше. Квест это такой. Вся надежда на тебя. Не вернешься, я снова пьянь-синюхой стану и у метро сидючи, от очистителя поверхности погибну. Да смотри, куда бы ты ни пришел, будешь в интернет лезть - чужим компом не пользуйся, а только моим ноутбуком.
Андрей попрощался с Марьей-эскортницей, поклонился на все четыре стороны и пошел по первому пути и цифрам, что ему ноутбук указывал. В монитор смотрит, а ноутбук показывает и показывает, а Андрей по цифрам идет и идет. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Много царств и земель прошел Андрей. Ноутбук показывает и видит Андрей, что пунктирная стрелочка все короче и короче. И последние цифры устаканиваются. Скоро уже и не видно пунктира будет. И последняя цифра с IP-адресом замерла. Дошел Андрей до леса, видит, стоит на пне покосившаяся хибара, частоколом обнесенная. Из трубы дым чадит и черный кот на трубе вопит. На частоколе корпуса древних компьютеров и ноутбуков нанизаны. А один кол пустой. Кого-то дожидается. Старая нива ржавеет, налогами неохваченная - в оффшоре зарегистрированная. Всюду колотые диски с новейшими программами валяются. Флэшки опавшие под ногами хрустят. А из хибары хохот громовой несется и звуки. Страшно стало Андрею, прижал к себе ноутбук. Вошел он в хибару и видит – лежит на продавленной лежанке Чудо-Юдо геймер. Великий и шизанутый. Патлатый, лохматый и бородатый. На глазах черные круглые очки, да не простые, а те, что для сварочных работ помощнику сварщика выдаются. По древнему ГОСТу сделанные. Чудо-Юдо геймер игры пишет. Кругом бластеры и гнойные конечности валяются, из черепов кровь сочится. Всюду монстры и пауки шевелятся. А сам геймер шоколадку таблероне жует, в роль входит и монстров нигде невиданными приемами-комбинациями пачками мочит. И руками и композитными жезлами убивает. Арбалетами и шарикенами. Ржавыми трубами, что под ногами в нужный момент находятся, и супер-оружием. Замочит сотню-другую и игру попишет. Уже два года так пишет, а конца не видно. Увидел геймер Андрея, снял с носа круглые очёчки, поднял черную дремучую бровь и вперил бешеное око в его ноутбук. Закрутилось око в орбите. Задрожал ноутбук, побежала по экрану монитора рябь. Нарисовался на нем, откуда не возьмись скелет. Загремел скелет костями, зубами застучал и стал пожирать диски, файлы и всю систему. Видит Андрей, как рушится ноутбук. Жует скелет, чавкает и радуется. Андрею мерзкую козу желтыми фалангами показывает. Это геймер на ноутбук новый вирус в древнем интерфэйсе наслал. Только и осталось, что на пустое бревно ноутбук нанизать. Да не тут-то было! Не простой ноутбук Марья-эскортница Андрею дала. Вдруг появился на мониторе красивый, весь золотой и в белом, сиамский близнец, антивирус-файрволл. Устыдил он новейшего вируса в древнем интерфэйсе, розовыми лепестками осыпал и в карантин-гроб посадил. А как засадил, то мигом перекинулся и стал могучим и брезентовым брандмауэром. Кремировал брандмауэр новейший вирус в древнем оформлении, а пепел в тонер-картридж подмешал, пресс-релиз отксерил и по инету разослал в лабораторию Касперского и Симантек. Зашевелились там программеры, возрадовались, что есть средство против новейшего вируса, и своих пользователей сразу ж заапргейдили-обновили…
- Гы…- вздохнул перегаром геймер и поднял вторую черную бровь.
Вновь задрожал ноутбук и появился на элсиди-мониторе кот Баюн - лысый экзот корниш-рекс. Стал он баюкать, экран когтить, вылизывать и окусывать . Вылизываются на мониторе пиксели, окусываются папки - словно крекеры, полосками когтится виндозовский пейзаж. Засыпает ноутбук - не звенит виндоуз в момент входа и выхода. И вдруг снова появляется сиамский близнец файрвол-антивирус в обличьи доброй кошачьей феи и домохозяйки. Приманила она кота Баюна - лысого экзота корниш-рекса кис-кисом, педигрипалом (тем, которым сама Детективщица своих собаченек харчует) и вискасом, и засадила сытого в котоноску. Поставила мису с кошачьим наполнителем. Дала ему крысу игрушечную когтить. Уснул кот Баюн, слюну пустил, лапами и хвостом задрожал – во сне китайскую крысу закогтил…
Долго длилась борьба. Все новых и новых вирусов, и деревянных троянов, и кольчатых червей и даже крыс слал ужасный и шизанутый геймер на Андреев ноутбук. Но не тут-то было. Устал геймер брови поднимать и оки вперивать и вращать. Притомился и захрапел. А когда проснулся, то достал бутыль мартини отхлебнул и Андрею предложил.
- Задал ты мне задачу, Андрей-промоутер. Откуда у тебя столь дивная апгрейдная машина? Вижу - моя бывшая любовница ее заапргрейдила.
А Андрей и отвечает:
- Твоя бывшая любовница мне жена, она и ноутбук дала.
- Ах, молочный брат, разлюбезный! Чем же мне тебя попотчевать?
Тут геймер стряхнул с мраморного стола мозги и мыщцы. Смахнул тряпочкой слизь и сукровицу. Достал ковриков для мыши, покрыл ими стол. Цыкнул на монстров и некромантов, те в подпол уползли. Выкатил бутыль мартини, джин-тоников и пива. В сухой отработанный череп насыпал чипсов и вяленых кальмаров. Сам достал трубку великую, с чертом ухмыляющимся, и вишневым кэптэн-блэком помещенье завонял. Подобрел геймер.
Насытился Андрей, опьянел и огляделся. Батюшки-светы! А у геймера под монстрами и упырями, под слизью и сукровицей сплошной и бесценный винтаж скрыт. И сундук с медными оковками, где геймер табак-курево и чипсы с пепси-колой и квасом хранит, и примус, где геймер лапшу кипятком заливает - тоже латунный, и даже рукомойник - медный и алюминиевый. Только загаженный – в мясном крошеве и в расколупанных рыцарских латах - там себе эль Драгон гнездо свил, птенца вынашивает. А у входа под берцевыми костями и фалангами оригами-пэчворк просвечивает. Видно - Марья-эскортница клеила. И иные женские рукоделки и безделицы под хламом виднеются. Другими эскортницами, презентаторшами и релизницами сотворенные. Видно, знавал Чюдо-Юдо шизанутый геймер лучшие времена. Могуч был и опрятен. А щас…
Поймал Андреев взгляд шизанутый геймер, башку патлатую свесил и задышал грустно.
- Да… - пробасил. – Был я ужасен и девами владел. Да вот не свезло. Написал я на себя древнюю игру-заклятье для улучшения либидо. Стал я эректировать многочасово и мощно, да так, что каверджент - препарат, чем врачи-урологи потенцию поднимают, мне без надобности стал. Да вот фаталл-еррор в игру вкрался. Не пошла игра без диска. Не могу с той поры соргазамировать. Менял эскортниц, презентерш и релизниц многочасто и бестолково. Увлекался мелкими лохушками-психушками – легкодоступными потаскушками. А все без толку. Разогнал их… И нет мне с той поры покоя. Вот и щас эректирую.
Встал геймер и показал свои джинсы, где молния полопалась и зубчики осыпались…
- Одна надежда, фатал-еррор исправить и оргазамировать как все. Да вот не выходит. Уж какой год пишу. Сам видишь, брат молочный-разлюбезный, как жилье запустело.
Пустил скупую слезу геймер. Но опомнился. Утерся. На монстров и трупов бровью цыкнул – а то они уже злорадно пасти ощерили и в бой наперевес пошли. Стал Андрея вопрошать:
- Что, мол, за дело у тебя?
Рассказал ему Андрей, что за дело. Задумался геймер. Буцкался он в сети инетовской и все секреты знал. А о таком и не слыхивал. Надо молочному брату помочь. Одну грудь целовали-сосали. Уложил он Андрея спать на промятую лежанку.
Андрей лег спать. А Чудо-Юдо шизанутый геймер взял два кулера, раскрутил их, руки раскинул и загудел как шмель. Тяжелым бомбардировщиком полетел геймер на болото, где забвение. Летит-гудит, хламида в ночи развевается, борода по ветру полощется, волосы патлатые по звездам хлещут. Филины и летучие нетопыри шарахаются и по гнездам прячутся. Долго так летел. Прилетел на болото где забвение и стал звать:
- Дедушка-тетрис, жив ли?
- Жив.
- Выдь ко мне из болота.
Древний тетрис выполз из болота. Весь потускневший, в тине и плесени. Кубики и фигурки геометрические скрипят и не падают.
- Знаешь ли, где то – не знаю что?
- Знаю.
- Укажи, сделай милость. Молочному брату моему дана служба: пойти туда – не знаю куда, взять то – не знаю что.
Тетрис отвечает:
- Я б его проводил, да больно стар и скрипуч. Мне туда геометрические фигурки не добросить. Донесет твой брат меня в синтетическом масле до полигона отходов, тогда скажу.
Шизанутый геймер взял тетрис, полетел домой, со старой Нивы синтетическое масло в кювету слил и посадил туда тетрис. Утром разбудил Андрея:
- Ну, молочный брат дорогой, одевайся. Возьми кювету с синтетическим маслом, в масле – тетрис. Присмыкай мой кулер, он до полигона отходов тебя донесет. Там кулер брось и вынимай из кюветы тетрис. Он тебе скажет. Андрей оделся, взял кювету, на бейсболку кулер присмыкал и полетел. Кювету не плескал, тетрис берёг. Долго ли, коротко ли, долетел до полигона отходов. Через него ни зверь не перескочит – растворится, ни птица не перелетит – задохнется.
Андрей отсмыкал кулер, тетрис ему и говорит:
- Вынь меня, добрый молодец, из кюветы. Надо нам через полигон переправиться.
Андрей вынул тетрис из кюветы и пустил наземь.
- Ну, добрый молодец, теперь садись на геометрические фигурки.
- Да ты что, древний, эко ты маленький, я тебя задавлю.
- Не бойся. Не задавишь. Садись, да держись крепче.
Андрей сел на тетрис. Стал он геометрическими фигурками скрипеть и расширяться. Расширялся, расширялся – сделался словно корпус АТХ.
- Крепко ли держишься?
- Крепко, дедушка.
Опять тетрис расширялся, расширялся – стал выше темного леса, совсем как первая электронно-вычислительная машина Эмма. Да как геометрические фигурки запАдали, очки набираться стали, и уровни до бесконечности как завыставлялись! Бросил тетрис геометрические фигурки на другую сторону полигона, перенес Андрея и сделался опять маленьким.
- Иди, добрый молодец, по этой тропинке. Увидишь бытовку - не бытовку, времянку - не времянку, сарай – не сарай… в общем изба на колесиках. Заходи туда и прячься в стабилизаторе напряжения.
Андрей пошел по тропинке, видит стоит старая изба – не изба, сеткой рабицей обнесена, без окон без дверей и на железных колесиках. Вошел он и спрятался в стабилизаторе напряжения – большом и промышленном - ГОСТовским, а не как китайская юпса. Смотрит сквозь вентиляционную решетку и видит: стоит в избе диво-дивное – сервак навороченный. Огонечки красные и зеленые на ём красиво играют-переливаются. Винчестеры гудят и музыкально завывают. Всюду витые пары шевелятся. Разъемы клацают и спариваются.
Вот немного погодя застукало, загремело в лесу, и входит в избу мужичок с ноготок – хакер-программер линуксовский да оракловый, да как крикнет:
- Эй, Суперкарго, есть хочу!
Только крикнул – откуда ни возьмись появляется офисный стол а на нем бизнес-ланч. Мужичок с ноготок – хакер-программер сел в офисное кресло, начал китайскую лапшу специями посыпать, пластмассовой вилкой хлебать да нахваливать. Микроволновку раскрыл, там яичко варилось, и взорвавшееся яичко всё, как есть, со стенок слизал. Из электрочайника сосиску достал и ошкурил.
Обработал сосиску до последней шкурки. Кофеварочка ему кофе сварила: первую чашку себе слила, спитую гущу снова сварила и ему подала. Насытился хакер-программер.
- Эй, Суперкарго, убери ошкурки.
И вдруг офисный стол пропал, как не бывало – ни ошкурок, ни пластмассовых стаканчиков, ни кювет… Андрей дождался, когда уйдет хакер-программер оракловый да линуксовский, вылез из стабилизатора напряжения, набрался смелости и позвал:
- Суперкарго, покорми меня пожалуйста, да повкуснее…
Только позвал, как офисный стол появился, В дверь стук раздался, дверь распахнулась и на пороге мальчик в голубой бейсболочке. Нежный такой, и мягкий. Черные ресницы поигрывают, на щеках румянец, на пухленьких губках улыбка призывная да манящая. В руках мальчик коробку с пиццей держит и бутылочку пепси-колы с квасным вкусом. Мальчик по вызову, значит. Древних дев и мужей утешающий.
- Откушайте-отведайте, - говорит мальчик, да таким нежным и грудным голосом, что у Андрея внутри все всколыхнулось. Но сдержался и вновь сориентировался. Отпустил мальчика, медяков дал на дорогу. Коробку с пиццей расколупал и говорит:
- Суперкарго, садись, брат, со мной - станем есть-пить вместе.
Отвечает ему невидимый голос:
- Спасибо тебе, добрый человек! Срок я тут выслужил, фирмой-изготовителем предусмотренной, а горелого чипса не видывал. А ты меня за стол усадил.
Смотрит Андрей и удивляется: никого нет, а пицца отхрумкивается и бытолочка пепси-колы с квасным вкусом отхлебывается. Андрей говорит:
- Суперкарго, покажись мне!
- Нет, меня никто не может видеть, я то – не знаю что. Я товарные потоки логистирую, оптимизирую и направляю. Прозрачные схемы поставки и денежных потоков…
Ничего не понял Андрей, голову свесил. Замолкло Суперкарго.
- Не печалься Андрей. Ни таможенные брокеры, ни финансовые аудиторы не знают, кто я, да как это пойти туда – не знаю куда, и принести то – не знаю что. Только мзду берут за серые и черные потоки и за то их прокурорская проверка пачками сажает.
Опять ничего не понял Андрей. А Суперкарго с собой позвал, раз оно и есть то – не знаю что.
Отвечает ему Суперкарго:
- Не могу я идти, раз я то - не знаю что. Но сделай ты вот что.
Тут загудел сервер, застонал. Монитор плазменный возник, а на нем – ну как он есть! – знаменитый аукцион eBay (сами читайте, написано верно и не по-нашему, а у меня язык не поворачивается этакое говорить) возник. Идут торги на аукционе. Брокеры и дилеры товар нужный и ненужный торгуют. Все есть на еBay-е. Говорит Суперкарго:
- Иди, Андрей, туда, где телеги, ладьи и терема торгуют. И торгуй самый дорогой товар, тебе халявное счастье будет.
Пошел Андрей туда, где телеги. Стал торговать порш-кайену. А на нее уже цена запредельная. Не сторговал Андрей, перебили его цену. Звякнул молоток аукциониста и ушла телега в тридесятое царство в оффшор к мужику в армяке, с топором за кушаком, и с золотой цепью – будет он на ней зипуна в лесу добывать. А Суперкарго поддакивает: - Все правильно, Андрей.
Пошел Андрей в ладьи. Стал торговать и запредельную цену на ладью назначать. Стоит того ладья. На ней в дальней каморе су-шеф на цепочке прикован. Как выйдет ладья в море-окиян, так можно и су-шефа выводить. Он гадов морских наловит, на лету освежует, в рис завернет и кушать подаст. А в гады те, рисовые, целебное свойство имеют. Сало и жир сгоняют, потому что в них всякие мелкие червячки живут. Самое то – гады эти, для болезных и объевшихся. Да в последний момент перебил кто-то его цену. Вышло время. Ушла ладья дальнему воеводе. А Суперкарго поддакивает: - Так надо.
Торгует Андрей терема. Вот терем на побережье море-окияна. И снова не сторговал – в последний миг перебил цену мужик, что черную жижу из земли отсасывает и задорого торгует. И только стукнул молоток аукциониста, как в дверь постучались. Раскрылась дверь и на пороге посыльный с ящичком небольшим.
- Распишитесь.
Расписался Андрей. Медяков дал. Раскрыл ящик картонный, сургучом измазанный со штемпелями иноземным. А там!..
А там халявный каталог, халявный коврик для мыши, и халявная флэшка на 16 мегабайт. И письмо. Мол, подарок, как самому активному участнику аукциона eBay. Вот счастье-то! И чего с этим делать?
Говорит тут Суперкарго: - Вставь флэшку в разъем юэсби, я в нее прыгну. А каталог не раскрывай и мышку на коврик не ложи.
Андрей так и сделал. Воткнул флэшку в юэсби. Каталог в коврик завернул. И пошел обратно. Долго ли, коротко ли шел – притомился.
– Ух, и устал я, Суперкарго.
А Суперкарго и отвечает:
- Чего ж ты мне давно не сказал. Я б тебя живо на место доставило.
Подхватил Андрея бурный товарный поток и понес - терминалы, таможни и карантины так внизу и мелькают. Видит Андрей потоки – прозрачные, серые и черные. Видит как в его тридевятое царство – светлое государство с востока клетчатые сумки потокируются. С запада генно-модифицированная пища и другая байда. А из его царства-государства во все стороны плоты бревен сплавляются, черная жижа из земли хлещет и мозги утекают. В той стороне, куда все утечет, вспучивается гейзерный денежный и зеленый поток. Вспучивается, но обратно не течет. Не хочет в его царство-государство десятина идти. Там оседает…
Мигом очутился Андрей в своей спальной слободе. А вот и родимая изба-хрущевка. Смотрит – что такое? Судебные приставы его шифоньер и коврик дверной выносят. За ковриком - книжную полку и подшивку журнала «Сделай сам». Это имущество описывают. Обманули, оказывается, кровопийцы-риэлтеры, аванс в день обращения дали, и проценты на этот аванс начислили. И денег остальных не дали, и домик в деревне оказался халупой, где жильцы каждую неделю контрфактом опивались и помирали. Нет у него жилья, и Марья-эскортница тут же страдает. А из новой нивы-броневичка ее секретарь-ресепшионист домогается, губами чмокает, глазами играет (в торговых рядах, у южных людей, видать, научился) и прелести описывает: какой у магната блестючий шест и хычины для эротичного облизывания.
Смело подошел Андрей к ниве-броневичку. Говорит секретарю-ресепшионисту: - Мол, вези меня на фирму. Сходил я туда – не знаю куда, и принес то – не знаю что.
Удивился секретарь-ресепшионист, усадил рядом с собой Андрея. Про Марью-эскортницу забыл. Никуда не денется. Все равно Андрея в супермаркет промо-юношей назначат. Чтоб он генно-модифицировался. Чего-нибудь придумают. Они КЗОТ и законы пишут, как хотят – под себя. Тогда и до Марьи черед дойдет.
Приехали на фирму. Андрей достает каталог, в коврик для мыши завернутый, и флэшку с Суперкарго внутри.
- Ну и чо ты мне втираешь? – туалетный магнат спрашивает. Злится. Золотая цепь, с яхонтовым унитазом-кулончиком поблескивает. Что за хрень ему промоутер принес!? И Марья с этого отдаляется.
- А ты сам смотри, - Андрей отвечает.
Разворошил туалетный магнат каталог, обложку целлофановую сколупнул, раскрыл и онемел. Такие там биотуалеты канадские в каталоге сверкают! И для дачи, и для офиса! В жизни не знал магнат, что и на самом деле есть – то, сам не знает что.
«Это ж сколько на уборке сэкономить можно? Доход. Поставлю такие горшки и уборщиц-пенсионерок повыгоняю. Нечего за бездельниц в пенсионный фонд платить. Одну оставлю, пусть надрывается… И водоканал не у дел. Экскремент переработанный корейцам продам. Пусть корейские салаты выращивают и доходом делятся. Нажива. Оранжереи капустные и помидорные, значит, не у дел. Не будет у них удобрения халявного – акции скидывать надо». Подобрел магнат, развернул халявный коврик для мыши. На него мышку кладет. Заерзала тут мышка по коврику, ожила. Мягко ей и уютно - будто пухом коврик выстлан и запас крупы на нем. Стала кнопками кликать и колесико вертеть. Курсор на экране забегал, стал файлы раскрывать и структурировать. Мигом вся отчетность на дьявольской 1С в порядок пришла. Не нужны теперь магнату админы и штат бухгалтерии с таким ковриком. Может на азиатский курорт с Марьей-эскортницей магнат податься, и смотреть, как она там эротично рыбу-фугу облизывает и смакует. Фирму на чудный коврик может смело оставить. Мышка на чудо-коврике все сделает. Вон даже виртуальную клавиатуру выставила, и годовой баланс для налоговой готовит.
- А это что? – Воткнул магнат флэшку с Суперкарго в юэсби разъем. Вышло тут Суперкарго и прописалось в директории. Возникла на мониторе карта города, а на ей – ну все как ни на есть! – секретные лакуны для застройки. Те, что на прозрачные торги скоро выставят. Только денежки для прозрачных торгов готовь и главному дьяку в строительном приказе согласованный проект на подпись давай. Нужное дело – новый туалет. А Суперкарго обозначает, в какую лакуну логистировать постройку туалета – двигает туда товарный поток: туалетную бумагу, гель для рук, кассовые аппараты. Сплошной прибыток магнату. А можно и не ставить. Можно просто кусочек землицы в лакуне отхватить, несколько аршин. Задним числом оформить, а потом за несусветную цену дьякам, что стройками ведают, продать и откат им немалый сделать. Они все равно из казны, куда бедолаги-бедняки кроху-десятину несут, платить будут. И он в накладе не останется. И так хорошо, и этак. Доволен магнат. Хочет отложить Андреев перевод на неделю-другую. Позже в супермаркет переведет, для генного модифицирования. Только магнат рот раскрыл и фаянсовыми зубами Андрею заулыбался, только хотел свою волю изречь, как раздался под окнами офиса великий грохот и вонь. Это налоговая полиция секретаря-ресепшиониста из нивы-броневичка новейшим вонючим газом выкурила, лицом в асфальт положила и лютым полицейским берцем естества лишила. Оказалось, Суперкарго, когда в директории прописалось, так сразу ж в налоговую полицию всю черную кассу, что у магната на невидимом и запароленном диске сдало. Андрею в благодарность - за пиццу и доброе отношение. А вот и бравые полицейские в масках бегут и холуев берцами в голень, и куда выше, пинают и на пол кладут. Понял магнат, плохи его дела. И Марьи-эскортницы ему уже не видать. Вспомнилось давнее виденье - какой-то бывший магнат в казенном доме после дальней дороги рукавицы шьет. Вдруг заломило виски у магната, защемило сердце и предстал пред ним никто иной, как сам Кондратий. Он после Суперкарго часто к иным нерадивым воротилам приходит. Держит в руках Кондратий длинные поводки со шлейками. В шлейках стрессы бьются-заливаются. Спустил Кондратий первого стресса. Покраснел магнат и в глазах помутилось. Спустил Кондратий другого – посинел магнат. А как третий стресс на магната бросился, так и все – захрипел магнат, наземь брякнулся и помер.
Тут и рухнули магнатовы владения. Запустели будочки пластмассовые и палаты кафельные. Оттого запустели, что убирать в них некому стало. Развалилась ненужно-нужная фирма. Досками всё заколотили и стали по старинке в кустики бегать и закоулочки выискивать.
А Андрей-промоутер бросил промоутерствовать и щиты таскать. Стал он не то что логистом, а бери выше – консультантом логистов. И дела его в гору пошли. А как иначе? Он ведь флэшку с Суперкарго себе в ноутбук воткнул и скопировал. Теперь два Суперкарго есть. Одно на просторах резвится, а другое в Андреевом ноутбуке живет, не тужит. Андрей его к столу зовет и пиццей привечает. За то Суперкарго ему потоки указывает и логистирует. А уж Андрей потом простым логистам инфу сливает. Не за так конечно. Слово - рупь
И стал он с Марьей-эскортницей жить поживать, да добра наживать. Только это не сказка. Это присказка. Сказка еще впереди будет…

8 августа 2006 года.







–>   Отзывы (4)

Прозор (конец)
07-Jul-06 15:16
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Мистика/Философия





…Пробуждение оказалось неприятным. Несмотря на дневную жару с болота натянуло сырость и холод. Можно подумать, что сейчас не разгар лета, а промозгшая осень. Прозор плотней укутался в нехитрую одежку. Понемногу одолевал легкий страх: вдали ухает филин, во тьме леса сверкают бродячие огни… Кто знает – кто там? Лесного зверья он не боится, а вот неведомые духи и нечисть – это другое…
Неожиданно, резкий булькающий звук заставил его вздрогнуть и подскочить. Звук несся с середины Гнилой Топи. Начинается!.. Какой-то нечистый болотный дух первым решил овладеть волшебным цветом! Не выйдет! Прозор не за этим сюда шел и ночь коротал! Он никому, никакой нечисти его не отдаст!
Прозор, не моргая, впился взглядом темный широколистный куст.
- Ну кто тут может быть? – утешал себя Прозор. – Злой болотник или болотница? Они, конечно, могут придти. Это их место… Леший? Он в лесу живет – сырость не любит. Русалки-лобасты в болоте не живут. Их удел – грязные лужи и канавы… Жердяи?.. Русалки-берегини? Они добры, иной раз… Да и далеко отсюда. Они в чистой воде резвятся. Ладно – нечего страх наводить. Но страх пришел… Вдали вновь послышалось хлюпанье. Прозору померещилось, что там, в дали, неторопливо лопаются тяжелые вязкие пузыри. Будто в огромном котле закипает-забулькивает густое варево.
Пробил озноб. Прозор и не предполагал, что станет так жутко. Неожиданность и неведомость – страшные вещи для взрослого охотника, что уж говорить о маленьком мальчишке. Загудело… Порыв ветра с глубины топи донес до носа Прозора сладостный, неистребимый запах. Да что там запах! Вонь! Несло падалью….
Да какое там падалью! Казалось, что там в середине болота разом всплыло десятки… сотни трупов и падших животных! Прозора замутило, закружилась голова, к горлу подкатилась тошнота. Такого он не ожидал! Все что угодно, только не эта невыразимая вонь… Он чуть было не дал деру, да вот вспомнил, что из круга выходить нельзя. Ни при каких условиях! Подошло время нечисти. Он это знал….
Неожиданно в кустах папоротника засверкала искорка слабенького, чуть видного огонька.
«Цвет! Вот он! – обожгла мысль. – Щас я его!..»
Заткнув нос подолом, чтоб хоть как-то ослабить невыносимый дух, Прозор застыл в ожидании – когда цвет войдет в силу, зацветет. Главное – не прозевать.
Со стороны Гнилой Топи неслось мерное хлюпанье: будто множество ног месило непролазную грязь с трудом выдирая ноги. Скосив глаз, Прозор увидел, что к берегам движутся колышущиеся зыбкие тени. Мальчишку пробрало, он окаменел…
«Не боятся! Главное – не боятся! Я в кругу! Ничего со мной не будет! – мелькали обрывки мыслей. – Не смотреть! Круг-оберег спасет!
Но против воли Прозор исподтишка косил глаза, стараясь оставить голову недвижной.
Тени приближались, и вскоре он смог различить, что это за люди. Да, это были люди… Но какие! Страшные, обезображенные тлением мужские и женские трупы. Дети… На них надета необычно-диковинная сгнившая и свисающая лохмами одежда. Прозор мог поклясться, что он никогда не видел столь необычных одеяний. В его мире так не одеваются. И заморские купцы такого не носят, и мореходы…
В головах иных мертвяков он заметил почерневшие дыры. На них черными сгустками застыла кровь. У других же, маленькие страшные дырочки шли по синюшной плоте ровными рядами. Это видно сквозь истлевшую рухлядь. Трупы тяжело шли из глубин болота, бредя по затянутым ряской омутам. Медленно подходили к береговым гранитным валунам. Трупы не тонули. Наверно, не могли…
А меж тем, цвет папоротника зашевелился, заиграл. Все, как рассказывал отец Беляны. Вот-вот его надо рвать. Он распускается. Будет поздно! Уйдет! Нельзя пропустить этот миг!
Прозор протянул руку к цветку. Немного задержал, и… И не совладал – сорвал набухшую почку… Раздался треск, из почки посыпались золотистые искорки. Заветный цвет оказался в руке Прозора.
Рано… Рано… Поспешил…Но как бы там не было – цвет у него в руке. А это уже что-то… И сделанного не воротишь.
Все так же зажав нос плотнейшей холстиной и стараясь дышать ртом, он с торжеством взглянул на болото. Но… Людским останкам было безразлично, что он сделал. Они подошли почти к краю – дальше шло сухое место – и застыли. Казалось, их держит невидимая черта. Лица покойников исказились. Прозору показалось, что в их безмолвных глазах сквозит отчаяние. Мертвые в бессилии протягивали к берегу руки. Будто пытались отодвинуть неведомую грань. Но преграда – держащая их была слишком сильна. Вскоре весь края болота заполнился покойниками. У Прозора лязгали зубы. Оторваться от жуткого зрелища не хватало сил. Ближние трупы смотрели сквозь него немигающими глазами. Они его не видели – он им не нужен. Им нужно другое, но что?.. Прозор этого не знал…
Тем временем из глубины топи до берега донеслись непонятные, странные звуки. Раздались обрывки непонятных слов. Крики – перемежаемые стонами и воплями. Послышались сухие щелчки – будто по сухостою стучат палкой. Такие же щелчки - только частые. Будто быстро-быстро барабанил дятел. К смердящему запаху падали примешался еще один – дымный и вонючий. С непонятной кислотой. Над болотом поплыли сизые пласты неведомой вони…
Светало… Лес за спиной Прозора пробудился. Пропела ранняя птица…
Мертвые развернулись и, склонив головы, тихонько побрели назад – в топь, из которой вышли. В ее сердце, в середину… Почти у каждого на спине Прозор увидел страшную рану. Будто кто-то выгрыз из плоти кусок мяса. В такую дыру поместился бы кулак взрослого мужчины.
Расцвело. Мертвяки ушли. Исчез смрад и сизые обрывки кислого дыма. Смолкли стоны. Начался день.
Прозор лихорадочно собрался. Бережливо завернул папоротников цвет в холстину. Внимательно огляделся. Опасности нет – можно уходить….
… - Никогда так больше не поступай, храбрец, - попенял мальчишке отец Беляны. Вернувшись Прозор рассказал ему все. Только ему… Что от ведуна скроешь? Да и тайн от него у Прозора не было, только доверие. – Чтоб стать настоящим кудесником и знахарем – нужны годы обучения и терпения. Одной смелости мало… То, что ты видел и необычно, и страшно. Я не знаю, что сказать, не знаю… Не надо, чтоб об этом знали. Молчи. Тебе повезло – это болото настолько страшно, что даже нечисть избегает селиться рядом. Там иной мир. А то, что сорвал не распустившийся цветок – не беда. Ты ж видел его расцвет. Вот за это и получил нешуточную награду. Выйди ночью и оглянись. Увидишь, что и во тьме ты можешь видеть как и днем. Отныне тьма тебе не помеха.
С той поры у Прозора и появился этот чудный дар – видеть в ночи, как днем. А нераспустившийся цвет папоротника он подарил Беляне. У нее тоже дар есть...



























–>   Отзывы (10)

Прозор (начало)
12-Jun-06 15:18
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Мистика/Философия
Прозор. Из романа «Курган» (начало)

Прозор никому не рассказывал, что он, как-то в раннем детстве, на спор с другими деревенскими мальчишками провел ночь на жутковатом болоте – Гнилой Топе. Не на самом, конечно, болоте. У края. Но сути это не меняло.
Сделал он это отчасти из любопытства и озорства, а отчасти – из глупого мальчишеского тщеславия. Хотелось доказать другой ребятне, что все-таки самый-самый – это ОН! И самый смелый, и самый отчаянный! С ним никто не сравнится.
Но основной причиной, в которой он боялся признаться даже себе - было другое… Его толкнул на смелый поступок взгляд голубых глаз рыжей, конопатой девчушки Беляны, младшей дочери деревенского ведуна. Доброй и маленькой – аж на пять лет младше его. Как тут не показать свою удаль! Вот в основном из-за этих необычно ясных глаз он и отправился на зловещее болото. Ему понадобилось сделать это во что бы то ни стало - сорвать цвет папоротника, появляющийся, как известно, в ночь на Купалу…
Прозор частенько заходил в избу к знахарю. Там они с Беляной слушали нескончаемые рассказы о чародейских наговорах, о целебных лесных корешках, о чудных колдовских травах. Оказалось, что просто так их собирать нельзя. Травы добывались. С великим бережением и наговорами. И добывать их следовало в обусловленное время. Или рано утром – по росе, или даже глухой ночью. Еще отец Беляны мог толковать сны и знал несчетное число примет на любой случай жизни.
Прозору особенно нравился рассказ о чудной траве кочедыжнике, или, как его звали сведущие люди – папоротнике.
«Кочедыжник, или папоротник, - нараспев говорил знахарь, - просто так рвать нельзя. Его рвут в ночь на Купало: с особыми обрядами и наговорами. Сила чародейская да великая заключена в цвете папоротника. Он появляется только в эту ночь и охраняется нечистой силой. В глухую ночь из куста папоротника показывается огонек. Это и есть его цвет. Он то движется взад-вперед, то как бы замрет и потухнет, то снова вспыхнет жаром, то угаснет как уголек. Все это потому, что хочет нечистая сила скрыть от людского взора дорогой цвет. Скоро настанет ночь бога Купало, и ведуны пойдут в лес рвать этот цветок. Только мало кому он достанется – тяжело его взять. Тяжело и опасно…»
Потом Прозор с Беляной долго обсуждали услышанное:
- Вот бы нам такой цветок заполучить! Мы б с тобой невидимками становились, клады отыскивали, нечистым духам приказы б отдавали!.. Я его сорву, Беляна!
- Ой, как страшно, Прозор! – доверчиво обратив к нему мордашку, шептала Беляна. – Не надо злых духов. Ты слышал – батюшка говорил, что только чародей или сильный ведун могут рвать этот цвет! А другому злые духи голову открутят… И еще слова знать надо…
- Обойдемся без слов! – хмыкнул Прозор. – Главное – не бояться. Подумаешь – нечистая сила! Вот пойду на Гнилую Топь и нарву там цветков. В ночь на Купало пойду. Уж в этом болоте точно нечисти полно! Значит, и цветы будут!..
Такие разговоры не кончались. Слух о том, что Прозор собрался идти на запретное болото, да не просто днем, а в самую что ни на есть нечистую ночь, быстро разлетелся среди деревенских ребятишек. Прозор вырос в их глаз. Стал сказочным героем…
…Когда к вечеру Прозор добрался до Гнилой Топи, он уже жалел о своем опрометчивом поступке. Но отступать было поздно и нельзя – тогда б он перестал себя уважать. И сразу же потерял бы уважение сверстников , если б вскрылось, что на болоте он не был, а просто-напросто переночевал в лесу. Этого Прозор допустить не мог. И самое главное: ему так хотелось поднести цвет папоротника Беляне, а потом вместе становиться невидимками, творить разные чудеса и отыскивать клады…
Болото встретило его мертвящей тишиной. Недаром это место считалось гибельным. В нем даже лягушки не жили. Подойдя к краю, Прозор остановился. Дальше начинались зыбучие кочки мха.
«Вот ты какая, Гнилая Топь…- подумал он. – И что ж в тебе такого страшного-то люди нашли? Болото – как болото. Только огромное. Тихое… Ну и как дальше быть?»
На многие версты простерлась мутная гладь великого болота. Вдали виднелись редкие островки, поросшие осинками и низенькими кривыми сосенками. Кое-где из воды вылезали облепленные мхом валуны. Тишина… Ни звука… Даже комаров нет.
У вендов болото считалось непроходимым и нечистым. С топью издавна связывалось предание, что на это место, проломив землю сокрушительным ударом, рухнуло древнее злое божество. Оно проиграло битву светлым Богам. За злобным божеством в этот провал ушли и все его злобные порождения, и слуги. Со временем провал затянулся, зарос. На его месте выросло болото. Так говорили… Это было давно….
Никаких обдуманных намерений у Прозора не было. Главное – добраться до болота. А там видно будет! Кривая – куда-нибудь, да вывезет. Он забрался на верхушку мшистого валуна. Исполинский округлый камень врос в край топи. На сколько хватало глаз, тянулась гряда подобных валунов. Будто топь лежала в невиданном обрамление-ожерелье.
Грезилось: чья-то исполинская рука щедро сыпала камни. Где ни попадя. Все равно куда – лишь бы в топь легли. Необычно, что болото их не затягивало. Они вроде как плавали в бурой ряске. Но это какой-то непонятный обман. Валуны должны тонуть. Так происходит везде. Место валунов на дне…
«Нет, в глубь даже не сунусь - там сгинуть проще простого. Только пузыри пойдут, мои – прозоровские. Да и все равно никто в глубь не ходил. И дороги туда нет. Скоротаю ночку у края. Посмотрю, что и как. Да и обратно! Главное – куст волшебный найти. Да круг очертить, чтоб куст мой и я сам нечисти не достался…»
Развесистый папоротник найден. Благо – любит тень, сырость и укромное место. А этого - окрест болота – в достатке.
Прозор очертил круг. Подумав – очертил вокруг папоротника и добавил еще один – общий и большой. Теперь нечисти он не по зубам!.. Стал дожидаться короткой летней ночи и незаметно для себя уснул…
–>   Отзывы (2)

"Неописуемое".
27-Mar-06 12:15
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Японские
Неописуемое. (Наблюдения из реальной жизни.Ничего не утрированно и не приукрашено. На одном из сибирских заводов японцы-наладчики устанавливали оборудование. Как сувенир - увезли на родину пару советских ключей на семнадцать. По меткому выражению одного из работяг - зрачки из щелей вылезли при виде этих хром-ванадиевых ключей. Впрочем, хвалили нашу механику. Идеи и решения, как полагается - слязмзили. Потому что надежно... )

Как описать вопль самурая
Древний советский станок увидавший?
"Хо!" - он кричал...

Дев и старух подвели для любви самураю
Шестнадцати лет и немного постарше.
Долго невесту себе выбирал.

Забил самурай красавца тайменя.
Выбросил тушу.
Из кишок же выделал суши...

Пил молоко самурай
Вопрошал, что за белый напиток?
К корове рогатой его подвели...

В Сибири остаться хотел самурай
Не решился
Зарплата была бы чуть-чуть...
–>   Отзывы (3)

Снежана (конец)
15-Mar-06 00:47
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Мистика/Философия
Неожиданно цепко ухватившись за его запястье, Снежана сделала шаг в сторону и сразу же резко ударила викинга ногой, под колено. Воин чуть присел. Не прекращая движения, Снежана стремительно развернула ступню вниз и резко пихнула от себя согнутую ногу вестфольдинга. Затем, отпустив запястье воина, потянула его сзади за волосы. Викинг выгнулся дугой. Последовал хлесткий завершающий удар. Ногой, в поясницу. Эх, жаль, что на нем броня! Нога наткнулась на железную пластину, прикрывающую викинга сзади. А так бы хрустнул хребет. Не умер бы викинг, нет! Но ходить по Матери-Земле уже никогда б не смог! А так…
Вестфольдинг просто отлетел вперед, воткнувшись бородатым лицом в колючую хвою. Другой викинг стоял, опешив от неожиданности. Еще бы, слабая девчонка легко свалила вооруженного воина! Такого он никогда не видел! Вот смеху-то будет, когда прознают другие!
Да только не смеяться ему! И изгаляться над слабыми больше никогда не придется! Над ним будут потешаться – если выживет!..
Продолжая плавно двигаться, Снежана изогнулась, как натянутый лук, так что затылок почти коснулся хвои, оперлась пальцами оземь и подкатилась под его ноги. Не получилось бы такого движения ни у кого! Не может простой человек так сделать!.. Но Снежана была из рода Куницы. А всем известно, что нет в лесу мягче, гибче и стремительнее зверька. Передала свою ловкость праматерь Куница потомкам. Нога Снежаны чуть изогнулась, ее ступня резко взметнулась и с хрустом размозжила мужскую честь. Не силен был удар, но резок! Невидим такой удар для людского глаза. Кто может увидеть полет кончика пастушьего кнута? Никто! Стремителен он, и потому порой смертелен бывает. Сила в стремительности…
Викинг выкатил свои и без того безумные глаза, открыл рот. Но из него не вырвалось ни звука. Дышать было нечем. Прижав руки к тому месту, где совсем недавно была цела его звериная гордость, он безмолвно осел наземь…
Снежана бросилась бежать. Она не воин, она всего лишь вендская девушка! И хотя все венды должны знать, как себя оборонить, боевые ухватки, которыми она свалила второго викинга запрещены в простом бою. Использовать их можно только тогда, когда нет другого выхода! Лишь для того, чтобы спасти свою жизнь от смертельного врага! А викинги и были этими смертельными врагами… У нее получилось!..
Снежана мчалась по краю обрыва. Вот спуск, а там и лодка! Немного осталось. Надо быстрей до дома добраться, да дать знать остальным! Пусть вендские мужчины пойдут в лес, найдут и накажут насильников, чтобы не топтали они больше земли вендов и Священный Лес…
Да только не сможет уже она вернуться в свою деревню, и не увидят ее белокурых волос и больших коричневых глаз вендские родичи… Никогда не узнают они, что случилось, и куда пропала – уйдя в лес, смешливая девушка Снежана… Встретит ее праматерь-Куница, возьмет за руку, и, испросив позволения у Огненного Волха, что стережет вход, проведет ее в Ирий. И будет там, в Вечнозеленом Саду, как и прежде, радоваться жизни Снежана. Да иногда будет сожалеть, что не может дать знать своим родителям, брату и младшей сестренке, где она, и что все у нее хорошо…
Предательская, безжалостная стрела с бронебойным, четырехгранным наконечником пронзила девушку насквозь, вышла под левой грудью, до конца исчерпав смертельный удар, и упала в темную воду.
Снежана качнулась на краю высокого обрыва, обернулась туда, где закончил свой дневной путь бог Хорс, и, медленно и беззвучно упала в Ледаву. Сомкнулась холодная вода над еще дышащей девушкой, пошли по ней кровавые круги, поднялись наверх розовые пузыри… Вскоре стихли и они, а Ледава растворила и унесла в себе кровь. И ничто уже не напоминало о том, что тут произошло мгновение назад…
Викинг подошел к краю обрыва и хмуро посмотрел в темную воду… Ему показалось, что там, в глубине, светится девичья рубаха. А может, это просто блики играют на закатной воде…
- Один… Ты видел – она сражалась как Валькирия. Прими ее в Валгаллу… Ты видишь – она этого достойна…
Прищурившись, он глянул на вечернюю зарю, повернулся и пошел прочь, к тому месту где, скрючившись и зажав ладони меж ног, лежал его товарищ. Повернув его на спину, он чуть отпрянул – на него смотрел мертвый, безумный взгляд. У покойников таких глаза не бывает…
–>   Отзывы (4)

Снежана. Продолжение
08-Mar-06 06:38
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Мистика/Философия
Снежана тихонечко отпрянула – кустарник надо обойти стороной, и подальше! Неожиданно чья-то грубая, поросшая рыжим волосом рука зажала ей рот. Пахнущие тухлой рыбой пальцы в кровь разбили нижнюю губу. Другая рука схватила девушку за белокурую косу и безжалостно швырнула оземь – лицом в прошлогоднюю хвою. Последовал резкий и сильный тычок в шею. Сразу же над ней возникли две большие тени…
Рассеченная губа саднила режущей болью. Открыв помутневшие от удара глаза, Снежана медленно стерла кровь с подбородка. Посмотрела наверх.
Над ней, ухмыляясь, стояли два здоровых рыжебородых воина. Что воины, она поняла сразу: не будет мирный человек с собой в лесу щиты носить. И мечи тоже. Ни к чему они, да и время сейчас мирное. А эти вооружены чуть ли не до зубов. И снаряженье на них необычное: на обидчиках воинские доспехи совсем не такие, как на дружинниках Виннетского князя Молнезара. Снежана видела дружинников, когда бывала в Виннете. Княжеские дружинники кольчуги носят. На этих же – дощатые доспехи, тяжелые и не гибкие. В них неудобно. Она это от знающих людей слышала. И одежда на этих воинах другая – не такая как в Альтиде. На головах обидчиков рогатые шлемы. Таких у альтидских воинов нет. И оружие совсем не такое. Нет в Альтиде ни таких секир, ни мечей коротких. Она-то знает. Все венды воины и охотники. Кто ж они? Лихие люди? Так те пошаливали в других местах, а вендских лесов неизменно избегали – тут им пощады не было.
«Викинги! – обожгла мысль. – Но откуда они здесь!?
Викинги особой любовью у вендов не пользовались Как можно уважать людей, большая часть которых привыкли жить грабежами и разбоем, отнимать чужое… да еще у слабого? Это никак не укладывалось в головах вендов. Коварство и жестокость викингов известны. Они наводят ужас на прибрежные страны. Снежана об этом знает. Но эти страны далеко отсюда.
В Альтиду викингам путь заказан: их здорово потрепали в Триграде. Викинги надолго запомнили свое поражение и больше в Альтиду с дурными намерениями не совались. Приходили только с миром. Но это было так давно! Еще до рождения Снежаны. И еще – потом, когда бруктеры подошли к краю вендских лесов, с ними тоже шли викинги. Их было мало, но они как воеводы вели бруктеров. Подчинили их себе. И тогда им от Велислава Старого из рода Снежной Рыси здорово досталось. С тех пор, когда викингам случалось бывать в Альтидских землях, они вели себя тихо, памятуя о своих неудачах. На берег Ледавы они не сходили, вендских лесов избегали. Их путь до Виннеты, а оттуда дальше – в Альтиду…
Откуда они взялись в вечернем вендском лесу?
Меж тем один из викингов склонился над девушкой. Достав из тула запасную тетиву, он намотал ее на кулак и поднес к лицу Снежаны.
- Ты сама доставишь сынам ветра радость, или тебя взнуздать? – воин ловко скрутил из тетивы небольшую петлю. – Видишь это? Этот бычий обруч усмирит тебя, если не согласишься добром. Тебе будет больно, очень больно! – он гулко захохотал. – Мне нравится, когда больно! – и неожиданно помрачнел. – Я давно не наслаждался болью! У вас, вендов, скучно… Вы не знаете, что такое радость от боли!
Викинг повернулся к своему товарищу, который тем временем уже скинул с себя плащ и сейчас неторопливо снимал пояс.
- Хромунд, давай мы ее все-таки взнуздаем, эту своенравную кобылку, а потом будем по очереди объезжать! А когда надоест, мы… мы, или отведем ее к остальным – они тоже скучают без женщин, или… Ты помнишь, как визжали женщины в горящих городах Оловянных Островов! Как славно мы им вспарывали животы! Ведь ни к чему воинам Одина где попало разбрасывать свое семя. Только избранные жены достойны вынашивать наших детей! Помнишь? Не повторить ли это сейчас? Насладимся, и не торопясь вспорем гладкий живот…
- Будет видно, Фритьоф! Но мне больше нравится, когда женщина не сопротивляется. Хотя… Ты делай, что хочешь… А я тебе помогу. Я вчера точил свой нож. – Викинг тронул висевший на поясе боевой нож и расхохотался.
Они говорили на языке викингов, но Снежана их поняла. Языку Вестфольда венды издавна учат своих детей…
Тот, кого звали Хромунд, снял с пальца золотой перстень с самоцветным камнем и показал его Снежане.
- Видишь, маленькая фрейя? Он твой – если ты будешь покорна нам. Бери! – И он протянул перстень Снежане. – Но взамен ты должна кое-что сделать. Снимай с себя все! – неожиданно гаркнул он.
От его крика Снежана вздрогнула. Она поняла – эти двое задумали сделать то, чего не может быть хуже для вендской девушки: бесчестье и позор будут преследовать ее всю жизнь! Не смогла себя отстоять! Лучше уж в омут головой! А ведь и жить-то ей осталось немного… Снежана это поняла, взглянув поросшее курчавыми бородами лица. В глазах одного из викингов плескалось мутное безумие. Такие глаза она видела прошлым летом у сбесившегося быка – вожака стада. Даже деревенский ведун не смог его излечить. И пена у него из пасти текла так же, как у этого - с безумными глазами, течет сейчас изо рта по усам и бороде.
Сначала опозорят, а потом убьют! И что из того, что им не уйти от мести! Охотники рода Куниц не простят этого викингам, будут искать их где угодно, сколько угодно, и найдут насильников! Отрежут и заставят сожрать их мужскую стать! Что из того? Позор на девушке, даже мертвой, останется навсегда.
Снежана сделала вид, что поражена перстнем викинга. Протянула к нему правую руку. Левой взялась за расшитый ворот рубахи, показывая, что хочет ее снять. Сидя - снимать неудобно. Девушка немного приподнялась. Заметив, что она не оказывает сопротивления и вроде сама не прочь поощрить его похоть, викинг ощерился и, предлагая помощь, протянул Снежане руку…
Девушка тихонечко поднялась, опершись на его руку. Ее широко распахнутые темные глаза смотрели в глаза викинга. Завораживали…
–>   Отзывы (14)

Снежана. Из романа
07-Mar-06 13:15
Автор: Сергей Байбаков   Раздел: Мистика/Философия
Снежана. Из романа «Курган».

…Снежана неторопливо шла по густому сырому ельнику. Она обходила завалы и буреломы, старательно избегая особо темные места. А их в этом ельнике немало. Почему-то казалось, что там скользят чьи-то призрачные тени, посверкивая зеленоватыми глазами-гнилушками. По доброй воле туда лучше не лезть.
Говорят, что леший живет именно среди таких темных елей, а в одной из них у него дом. Эти ели нельзя трогать. Леший обидится. И если срубить вот такую вековую ель, то не избежать несчастья. Леший начнет мстить обидчику! Может поджечь его жилье, ну а в лесу, – где он хозяин, заведет так, что вообще никогда не увидишь родной дом.
Конечно, Снежана могла б не лезть в самую чащобу, но если идти этим путем, то получится быстрее. Ничего, скоро промозглая низина с буреломами и ельником кончится и она выйдет на залитое закатным светом место – где сухо, где весна наводнила лес буйной зеленью. Средь ласковых сосен шагать будет веселее.
Ага! Вот и примета – огромная ель, растущая на краю маленького болотца. Даже не болотца, а так, затянутого всяческим лесным сором небольшого пруда. В таком никакой болотный дух жить не станет – уж очень для него мелко. За этой елью и болотцем низина кончалась, вековые ели шли на убыль, редели. Ну а там, если немного поспешить, то и путь к концу подойдет. По светлому месту и шагать легче. Не успеешь оглянуться, а до дома уже рукой подать. В родных местах ей никакой лесной дух не страшен!
Неожиданно зловеще каркнул ворон – вестник смерти, мудрый любимец Мораны. Он сидел на вершине той самой громадной ели у болотца и косил на Снежану черным глазом. Будто что-то знал… Девушка оступилась, под ногой хрустнула веточка. Средь мертвой тишины этот неожиданный треск показался особенно громким. Так нельзя – на весь лес тебя слышно! Расшумелась!.. Зверье переполошится…
Она шла чутко прислушиваясь – что творится по сторонам. Ступала осторожней…
В лесу лучше не шуметь, а то, чего доброго, услышит лесной хозяин – грозный бер. Он недавно вышел из своего логова. Убежать от него непросто: на дереве не спрячешься – он тоже может по нему проворно лазать… Хотя, беры в эту пору уже должны насытиться: накопать себе сладких корешков или сыскать какую-нибудь другую еду. В этом они великие умельцы. Бер страшен, когда он только что проснулся и высунул на дневной свет свою исхудавшую за зиму морду. Тогда он голоден и злобен. Но как только утолит первый голод, то он уже не опасен. Не трогай его, и он не тронет. Он будет прятаться от людей все лето и всю осень. Места в лесу хватает, а бер, в общем-то, миролюбив.
А вот если услышит леший, то будет хуже. Он начнет водить кругами, и до темноты проплутаешь, пока верную дорогу найдешь. Может и вообще заставить в лесу заночевать. На каком-нибудь дереве… Конечно, вендская девушка могла бы запросто остаться на ночь и в лесу, но зачем? Только если лешему на потеху - ночной порой страх на человека напускать. Веселее будет… Нет, дом есть дом! Да и заждались ее там: сильно в гостях задержалась. Но как быстро время пролетело! И не заметила, как дневной путь бога Хорса к концу подошел. Но до ночи еще далеко – время есть. Вдалеке стало светлеть. Чащоба кончалась…
До деревеньки рода Беров, куда она ходила в гости к брату, полдня пути. Это, если идти неспешным лесным шагом. Не близко, да и недалеко. Полдня туда, да столько же обратно. Брат ушел в род Бера осенью. Так уж принято у вендов: не мужчина, когда ему приспела пора жениться и обзавестись семьей, берет в свой род жену, а наоборот. Для рода потеря. Это так. Брат – славный охотник. Но ведь вендская девушка, в свою очередь, тоже приведет в свой род мужа. Это справедливо. Так и сближаются вендские роды. Так они роднятся. И теперь, после того как она побывала у Беров, Снежана знала, кто осенью зашлет к ее родителям сватов и захочет породниться с родом Куниц. Это будет младший сын деревенского кузнеца. Вчера вечером он заглянул в избу брата за каким-то важным делом. Конечно, по обычаю, его пригласили к столу: у вендов любой гость дорог и желанен! Тут их и познакомили… Как он смотрел на нее!.. Смущался… краснел… отвечал невпопад. А ведь молодец хоть куда! И с утра заглянул. Хотя вроде ничего ему не надо было!
Она вышла бы пораньше – сразу после полудня, но вот подзадержалась – все расставаться с новым знакомым не хотелось. Так ей сын кузнеца приглянулся! Проводил ее далеко. Дай ему волю, так до самого дома бы довел! Да Снежана отказалась. Еле уговорила парня вернуться. А хорошо-то как с ним было – так бы и не расставалась никогда!
Ну вот, наконец-то светлое место началось. Снежана перевела дух. Конечно, в глухих местах человек чувствует себя не очень-то уютно и весело. Не его это мир… Хоть венды и живут в лесу, но лес лесу – рознь. Есть для людей, а есть для духов… А с нечистью лучше лишний раз дела не иметь. Ни к чему…
Впереди, сквозь стволы рыжих сосен, блеснула гладь Ледавы. Теперь – вдоль обрыва немного, потом с него спуститься. А дальше у берега легкая лодка припрятана и к развесистой иве крепко привязана. Не от людей! Никто в лесу чужого не возьмет. Не твое – не трожь! Этот закон свято соблюдался.
От лесных и водяных духов она ее спрятала. Чтоб русалки-берегини ее не увидели и плавать на ней не пустились. Уведут – потом наищешься! Да и через Ледаву перебираться не на чем будет. Или еще может водяному понадобиться – которому только бы побаловаться с зазевавшимся человеком или утащить его на дно, чтоб водяного в его житье-бытье развлекал.
Нечисти-то всякой веселье, а девушке тогда сегодня домой не добраться: вплавь через Ледаву нельзя – вода еще холодна, судорога одолеет.
Огненная колесница бога Хорса скрылась за вершинами сосен. Наступил вечер – пора богини Вечерки. Она повластвует немного, чуть затемнит лес, а вслед за ней и Купальница – богиня ночи не заставит себя ждать. Ночью в лесу тяжелей идти… Ночь – время ночных духов. О них мало кто знает… Ну вот и река. Недолго осталось – хоть и затемно, да дома будет!..
Неожиданно в недалеких зарослях орешника послышался легкий шелест. Раздался треск ломаемой веточки. Бер! Кто ж еще! Только он, никого не боясь, в лесу шуметь может. Нет у него сильного врага! Лишь лесной бык-тур перед ним без опаски ходит. А может там тур? Они опасны. Опаснее бера. Сейчас у туров гон весенний начался: они хвастливые и бешеные. Надо от этого орешника подальше держаться...

–>   Отзывы (6)

Вы ничего не пропустили? 
 Поиск : Автор : Сергей Байбаков
 Поиск : Произведения - ВСЕ
 Поиск : Отзывы - ВСЕ
 Страница: 1 из 1