Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• Марго Зингер
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
Старый Брюзга

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Марго Зингер
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• Марго Зингер (26)
Начало
Список разделов

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0500):
  04:43:58  07 Jul 2020
1. Гости-читатели: 10

сожаление
19-Jan-07 09:35
Автор: Марго Зингер   Раздел: Юмор/Ирония
В прохладе томных летних вечеров
Мы за руки держались словно дети,
В венце из сладкозвучных нежных слов.
Гадали на ромашках на рассвете.
И чайки проносились в небесах,
Мурлыкая о вечности пространства…

Какая жалость, что любовь, как дым
Рассеялась в грехах непостоянства
–>   Отзывы (18)

суетное
15-Jan-07 01:11
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
Коротать день и ночь в безвременье, келье здравого смысла
И молитвенно, лбом до крови, разговаривать с гулкой стеной.
Мимолетный дурман, словно саван укроет от жизни,
Да осколки мечты сам небрежно сметешь за порог.

Разлетятся по ветру в мгновение ока святыни,
Превращаясь в песок или пепел, из праха во прах.
И тогда, в суете, обнаружив остатки гордыни,
Проиграешь с азартом последний счастливый пятак.

В хмуром небе тоскует усталое зимнее солнце,
Зарываясь в перину истертых до ниток надежд.
Приглашенье на казнь отклонить - невеликая сложность,
Оставляя аморфно любовь без гроша, не у дел.
–>   Отзывы (26)

Прощальное
06-Jan-07 01:06
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
Неба краешек в окна заглядывал,
губы, хитрый, сложил в улыбке.
А на кухне задымленный чайник,
распыхтелся, от жара липкий

Проседь зимняя дури прибавила,
бес в ребро - словно первая скрипка,
раскричался расплакался, маленький,
да растопался ножками шибко.

Две слезы по щекам - две жемчужины -
путь проторенный в лунном сиянии.
В серебре небес ветры южные
шепчут ласково о прощании.
–>   Отзывы (19)

Три буквы на литзаборе
11-Oct-06 02:45
Автор: Марго Зингер   Раздел: Слово редактору
Сетевой литератор зверь теперь не редкий, он расплодился в дебрях виртуальности в достатке и в занесении в Красную книгу не нуждается, разве что некоторые его подвиды сильно располагают к культивированию охотничьего инстинкта у критиков и просто ценителей литературы.
Сложно сказать, что именно активизировало тягу к прекрасному в области литературы у большого числа наших собратьев по разуму. Подозреваю, виной тому популярность творческой жилки. Так модно нынче позиционировать изящное хобби, заполняющее ваш досуг, а склонность к искусству как раз и позволяет выглядеть в глазах ближних весьма утонченной натурой. И что делать, когда стезя изобразительного искусства, как и музыка, требуют капиталловложений? Дабы стать художником или скульптором, требуется обзавестись дорогими орудиями труда, как то: краски, холсты, мольберт, стеки, глина и иже с ними. Мастерская для полного тонуса тоже не помешает. Склонность к музыке потребует наличие музыкального инструмента, хотя бы пианино. Не говоря о предварительном обучении техники игры на музыкальном инструменте или азам живописи. Более того, музыка, будь то инструментальная или просто пение, занятие довольно шумное, а изобразительное искусство грязновато. Кому охота обляпываться разноцветьем красок или мараться в пластилине? Вот здесь к услугам творческой натуры и оказывается изящная словесность, она же литература.
Как мало требуется истинному пииту, словесному демиургу, зодчему воображаемых миров и ревнителю чувств! Благо, грамоте он был обучен в пору короткоштанного детства, образцы классики изучал до поры полового созревания, протирая зад на студенческой скамье, а писчие принадлежности стоят в наше время безумно дешево.
Пока не выяснено, какое именно короткое замыкание в области мозжечка приводит к маниакальной графомании, зато доподлинно известно, что каждый пятый в уме горазд баловать стихосложением или сказительством. Но наступает время и в кругу друзей или с подачи единственного почитателя происходит акт писательской дефлорации, когда ближние в один голос болтают о редкостной даровитости. После чего, самые смелые из восхваляемых гордо несут плоды своего творчества в виртуальную ирреальность и начинают увлеченно играть в игру Самозабвенный Литератор. Дальше больше.
В нашу эпоху страсть к печатному слову и его крапанию обретает пандемичные черты. Десятки тысяч адептов писанины оголтело бросаются к компьютерам или бумажным листам, доверяя белой плоскости свое «я» и пичкая окружающих своим мировидением. Некоторым из них хочется сказать за это большое спасибо и пожелать дальнейших творческих успехов, других же хочется не дрогнувшей рукою привязать между двумя пегасами и порвать как тузик грелку.

Современность и смутные времена привнесли в наше бытие множество новейших маний. Кто из нас знал, что существуют, к примеру, шапоголики или игроманы, или заядлые виртуалы с инет-зависимостью? Теперь их ряды пополняются литературнооозабоченными индивидами, крапающими денно и нощно стихотворные и прозаические текстовые послания в вечность назло потомкам.
Итак, кто же они, заполонившие половину Интернета литературные любители?
Начнем с лучших. Конечно, согласно закону великого Старджона, 90% от всякого явления есть дерьмо, а следовательно, только 10% оказываются квинтэссенцией истины.
Так вот, 10%, они настоящие гении, пусть пока не замеченные, пусть должные провести всю сознательную жизнь в тени и безвестности, но, они существуют. И для них Интернет может оказаться путевкой в жизнь или, как минимум, местом встречи с единомышленниками. Они не ищут славы или денег, они не от мира сего и даруют нам частицу нирваны, умудрясь таскать самые лучшие стеклышки из божественных витражей Вселенной и выкладывать из них обалденные узоры в земной юдоли.
Другие 30%, вполне успешные, состоявшиеся личности, коим приятно в удовольствие пописывать неплохие вещицы, радовать себя и друзей, а иногда сыграть в литературное сообщество. Хобби. Хотя, среди них и встречаются нераскрывшиеся дарования, что со временем могут перевернуть свою жизнь с ног на голову и бросить мир яппи ради искусства.
Следующие 10% необработанные алмазы и бриллианты. В них есть искра божья, но, не было возможности и уменья раздуть из нее пламя. Далее перед нами 10% добротных середнячков, которые вполне способны иногда задавать жару общественности, но, увы, вряд ли достигнут больших успехов на выбранном поприще. И снова, главное, правильно оценивать собственные силы.
За вышеупомянутыми 60% следуют самые страшные 30%. Эти полностью лишены святых идеалов. Они ощущают себя рупорами эпохи и кладезями современной литературы. Самодовольны, зачастую откровенно бездарны, ограничены и не приучены видеть дальше собственного носорыла. Если сильно не злиться за их существование, то в лице подобных граждан можно обрести замечательные экспонаты для кунсткамеры и демонстрировать смешных уродцев понимающим и сочувствующим.
Ну и последние 10%, натуры экзальтированные и больше подходят для кушетки психоаналитика, чем для литературы, доверяя прозе и стихосложению свои душевные неурядицы и ,заставляя других выслушивать все правды и неправды о тяжком жизненном бремени и семейных проблемах.
Увы, никто по доброй воле не отнесет себя к негативным литературным деятелям. Но существуют несколько примет, которые помогут разобраться в своих писательских пристрастиях.
Перейдем же к существу вопроса.


Среденестатистический Наполеон

Вроде бы и неплохо излагает, и ,относительно собратов по сайту, бывает в произведениях посолиднее и политературнее. Вот только самомнение его раздувается до критической отметки. Он пухнет, как буря в стакане в рамках одного сетевого альманаха и от чего-то чувствует себя более великим, чем Бродский, правда не каждый день, а по праздникам.
Излечимо, в принципе, но бывает и летальный исход. Чем выше лезешь, тем летальнее падать.



Графоманский синдром

Примитивность рифмы, замашки а ля пушкин, повышенная детскость, плодовитость. Безусловно, есть и более высшие формы, когда вроде бы и гладко спето и прихлопов не два, а три на четыре, но, полное ощущение де жа вю. Клише и штампы к вашим услугам.
Литература такого не прощает, хотя всегда найдется читатель, восторгающийся в силу дремучести простотой изложения, потому как сам кровь с морковью не способен срифмовать даже по пьяной лавочке и в состоянии полнейшей раскрепощенности.


Психоанализаторский синдром

Пишет ради того, чтобы писать. Пишет то, что взбредет в голову, и, в результате, говорит только о себе и еще раз о себе, поведывая всему миру о собственных душевных перипетиях и коллизиях. В творчестве постоянно наблюдается эффект исповедальни и самобичевания вкупе с выставлением на обозрение тонкой душевной организации. Им ничего не стоит сочинить жалкий спекулятивный опус на тему собственного горя и ждать соболезнований от сотоварищей по цеху.
Создав произведение под влиянием минуты,они не собираются вносить коррективы, ибо детище появилось на свет и, что выросло, то выросло. Оно отображает мимолетное настроение и любое вмешательство убьет сию хрупкость мгновения.

Не есть хорошо. Ведь литература ,прежде всего , богатый инструментарий. Язык, великий и могучий, нюансы, стиль. Собственное виденье. Да и всем ли занятно изучать чужую автобиографию и жалобливость на бытие? Читатель не жилетка, он ценитель. Его надо уважать и привлекать.


Прима-балерина

Натура небесталанная, только захваленная по самое не горюй. На критику реагирует едко, иногда нервно. Цену себе знает, причем, безбожно завышенную. Рискует растерять дар, ибо доведет себя до состояния живого классика-самозванца божественного толка. А куда расти Богу, когда он выше неба?

Эзотерические лирики и полупроводники

Их устами говорят высшие силы. Иногда инопланетяне или космические токи. Их текстовый поток зачастую не поддается логическим объяснениям и связкам, он вне причинно-следственных связей. Иногда представляет собой набор образов, иногда невнятные истории. Чаще всего являются продуктами малой учености и сектантских сборищ, а так же мистической литературной солянки. Иногда оказываются потенциальными пациентами желтого дома.

Самородки из народа

Если они попадут под опеку Мастера, то рискуют заиграть всеми цветами радуги, в противном случае, превратившись в чванливых альраунов, раздуются от собственной виртуальной значимости и когда-нибудь лопнут.
О них и говорить нечего. Молодо-зелено.


Хотелось бы пару слов посвятить и самым дремучим убеждениям сетевых литераторов. Кто-то придерживается мнения, что произведение, явившись на свет, представляет собою готовый продукт, а литература с работой не имеет ничего общего. Вспыхнуло, наболело, размазал по плоскости листа и кушать подано. Так вот, позвольте развеять как колорадского жука с отечественного картофеля. Писательство, проза или стихи, является работой. Дабы уметь передать картинку, писаке следует уметь владеть пером. Иначе, кто оценит жалкое подобие его душевного полыхания, только обхохочутся и потыкают пальцем в сторону уморы . Так что, правьте ваши тексты, правьте, не стесняясь, не боясь продрать творческое кружево. За редким исключением, детищам воспитательный процесс пойдет на пользу. А то, что рождается под влиянием сиюминутности от переизбытка чувств, зачастую и впрямь не нуждается в огранке, о чем в один голос сообщат читатели, захлебнувшись в хвалебных отзывах. Первое правило гласит: дайте пару суток отлежаться младенцу, не устраивайте ему сразу смотрины, иначе придут злобные завистники и тут же сглазят без зазрения совести.

Далее, пришедший до вас критик не имеет желания нагадить в душу и опустить в самый подпол. Просто у него другой взгляд. У нас же свобода слова, в конце концов. Дайте высказаться и подумайте над его словами, вдруг мелкое зернышко истины закатилось из его огорода в ваш, а вы совершенно зря подумали на булыжник. Критики не обязаны сюсюкать, они тренируют и наставляют спартанскими методами. При чем, нет такого правила, что критик всегда прав. Спорить с ним можно и нужно, только аргументированно, а не склочно-ярмарочно. Пять раз подумайте до того, как попытаться заткнуть голос оппозиции предложением пойти написать чего-нибудь достойное, вместо злопыхательства, подразумевая под последним любой антихвалебный выпад. Прикусывайте язык, когда с него готовы сорваться псевдозаботливые глупости о растраченном бестолку на отрицательные отзывы времени.
Не стоит, так же, визгливо рычать и кричать, торопясь на территорию недовольного вами, писать ответную гадость. Обладатели самой нежной души болезненно реагируют даже на исправление опечаток и пунктуации, не говоря о более глубоких замечаниях. Их главная отговорка называется авторским виденьем или же согласуется с цитатой: « какой же вы поэт, если моих метафор не понимаете». А на предложение адекватного читателя заглянуть в классику, могут рявкнуть, что чужих стихов не читали и читать не будут. Кстати, косвенно виной всему Пушкин, который и вертится теперь в гробу и икает на том свете постоянно, ведь его реформаторство в области стихосложения позволило всем желающим рифмовать виденье со мгновеньем без зазрения совести, а самых ленивых одарило глагольной рифмой и склонностью к печко-свечкам.
Увы, что сделано, то сделано. Второе правило гласит, что слово не воробей, а стихосложение не яичница. Дабы написать стих, мало срифмовать какую-то историю. Накарябав палки с огуречиком, вы не почувствуете себя Сальвадором Дали, даже дорисовав примитивные квадратик с треугольничком сверху и непосредственно-детское солнышко, вы не заявите о себе как о художнике. Так почему же поэзия и проза, сестра ее, являются исключением?

И, скажите на милость, как быть с теми умельцами, кои фанфаронисто упирают руки в боки и бросают сквозь зубы, будто главное для них содержание и смысл, но никак не оболочка со всеми красивостями. Может, сразу их сдать на опыты? Ведь третье правило глаголет, что мысль надо уметь оформлять, чтоб другим в назиданье, а не абы как. Где не услышу, там додумаю. Почему-то, садясь вкушать обед, каждый жаждет увидеть в своей тарелке аппетитное кушанье, особенно если в гостях. Никто не потянет свою вожделенную лапу к сомнительному вареву, пусть его уверяют, что продукты не отравленные.
Да и как можно не думать о читателе, когда выставляешь на всеобщее обозрение плод своего душевного недомогания? Разве можно недовольному заявить, мол не читайте, коль не любо. Ведь раз повесили на литзаборе, то не отвертитесь. Четвертое правило призывает нас думать об электорате, то бишь о читателях, а не только о себе любимом. Нет читателей, нет и литератора. Ящик стола слишком молчалив, ему все равно, что хранить.
И в заключении, пятое правило, которое требует любви к критикам и большого им спасиба , а так же полностью отрицает льстивые похвалы. Ибо льстецы развращают, а критики взращивают. Литсообщество жестоко к своим питомцам, естественный отбор не дремлет, а неженки испускают дух по дороге. Особенно это касается тех, кто метит в Литературу с большой буквы и уважает классиков, а, следовательно, способен честно и беспристрастно оценивать свой талант. И речь не о тех, кто тщится пробить собственной головой путь в издательства или народные любимцы, увы и ах, книжная пропечатанная мешанина оставляет желать лучшего. Речь идет о внутреннем самосознании. Спросите себя: кто вы, зачем оно вам надо, такая мигрень на всю голову. Может проще бросить, закодироваться от литературных запоев и вернуться к нормальной жизни? Ну, а коли вы стойко упираетесь рогом в собственные литубеждения, то помните о пяти правилах.
Научиться им не так сложно. Просто чаще сравнивайте свои вирши с творениями признанных гениев и уверяйте себя, что не все вершины покорены, а пути роста неисповедимы. Дорогу в твердый переплет осилит идущий.




–>   Отзывы (77)

Ода истерике
24-Aug-06 05:24
Автор: Марго Зингер   Раздел: Юмор/Ирония
Истерика - это не простая пятиминутная вспышка. Это - манера поведения, способ манипулирования, образ жизни. Искусство женской истерики сродни мастерству канатоходца: один неверный шаг приводит к катастрофе.

Что такое истерика, пояснять не следует. Этому искусству многие обучаются еще в дородовый период, когда недовольный эмбрион лупастит изнутри мамкин животик, требуя внимания или выражая недовольство. А уж выбравшись на свет божий, любой уважающий себя младенец года два надрывается во всю мощь милипусеньких легких, примечая потрясающий эффект всеобщей покорности и повиновения: стоит лишь разверещаться и размахаться пухлыми ручонками-ножонками, как его прихоти, пока еще невзыскательные, удовлетворяются в "айн-момент". Подгузники, сосочки, вкусности, погремушечки в мгновение ока доставляются к эпицентру возмущения. С таким тактом и пиететом древние утихомиривали грозных богов, подсовывая под нос всемогущим владыкам жертвенные дары. "Извольте-с, извольте-с, ваше великолепие. Откушайте, потешьтесь, только не гневайтесь. Казнить не велите, верой и правдой служить буду, живота своего не щадя за ради вашей благости!"
Но в период взросления чада родители чаще всего разгадывают эти детские хитрости, сносят домашнего идола с пьедестала, привносят в житие младенца гадкое слово "нельзя!", а заодно жестокими методами выбивают истерики из любимого цветочка жизни. Самые педагогично-продвинутые предки многозначительно не замечают свой "свет в окошке", стучащий об пол ногами и требовательно орущий до дрожи в стеклах. А крутые нравом и нетерпеливые выбивают панскую хворобу при помощи ремня или рукоприкладства.
Со временем 80% возмужавших отроков и отроковиц напрочь забывают об этом полезном орудии, вырванном из их арсенала в пору ранней юности. Отроки, чтящие свою принадлежность к доблестному мужскому полу, отказываются от подобного умения в пользу дам, считая унизительным использовать его в собственном наборе инструментов воздействия на жизненный уклад. Укоренившийся исторически за мужчинами налет рыцарства, охотничества, героизма и кремнеподобной воли, то, что в наши времена кратко и емко характеризуется словом "мачо", диктует другие модели поведения ради свершений бытовых и государственных подвигов.
Следовательно, мужскому населению и впрямь не к лицу демонстрировать слабость нервной системы, тогда как для прекрасных дам умение вовремя довести окружающих до белого каления - прекрасное подспорье и в работе, и в личной жизни. Вовремя подстроенная истерика спасает от начальственного гнева за недобросовестно выполненный труд, забывчивость, медлительность в делах производства. Правда, следует заранее обзавестись козлом отпущения, который смягчит грехопадение ценного кадра в глазах высших инстанций. Ведь крайний - он всегда виновен во всех смертных грехах.
Для лучшего результата рекомендуется провести у зеркала аутотренинг, чтобы достичь гармонии внутреннего и внешнего. Лицо должно быть выразительным. Легкие мимические подергивания, искусно сымитированный нервный тик, печальные глаза, исполненные вселенской тоски, возможно, слегка увлажненные и обрамленные темными кругами. Речь немного театрализована, но не стоит перевоплощаться в провинциальную Офелию или Дездемону. Простота - один из критериев гениальности.
Итак, дама заходит в кабинет шефа. Ее гневно обличают в проступке, рассекая грозным пальцем воздушные потоки. Несчастная стоит, понурив голову, не оправдывается - сама кротость и покорность судьбе. Затем тихим голосом начинает заунывную лебединую песнь, набирая динамичность:
"Виновна, прошу наказания. Прощения мне нет..." - спич просто обязан быть самообличающим и цветистым. Лавры Цицерона должны присниться еще накануне.
Прежде чем приступить к кульминации, неплохо дать произнести пару слов собеседнику. После с громким и печальным воплем души вопросить у окружающей среды: "Как жить мне на этом свете!.." - с этого места героиня перечисляет все свои беды и несчастия, начиная с детских лет, отирает неконтролируемую слезу и сотрясается от беззвучных рыданий, отпихивая волнующееся начальство: мол, не стоит волноваться, сейчас пройдет, мне так стыдно, простите.
За подобное шоу ей обеспеченно повышение, увеличение зарплаты, ужин с шефом при свечах, ну или, как минимум, месяц в тиши и благоденствии с минимальным КПД. Начальственные люди не всегда изуверы, в них есть человеческое начало. Они не остаются глухи к страданиям ближнего. А безумцев и юродивых на Руси любят, к тому же слегка опасаются. Ведь неизвестно, чем порадует в следующую минуту болезный.
Лучше не дразнить.
По такой же схеме можно пользовать истерику и в отношениях с родителями.
Родители имеют обыкновение читать нравоучительные лекции, перенасыщенные тяжкими вздохами о несостоятельности чад. Особенно страдают от подобного издевательства барышни незамужние, находящиеся под опекой матерей и отцов.
В самый разгар экзекуции, когда предок, увещевая и обличая, заставляет изыскивать смысл жизни и вопиет о том, что породил на свет чудовище, не соответствующее человеческим стандартам, время приступать к сольному номеру. Маэстро, музыку! Не возбраняется практиковать заранее, подавая истерические всплески в легкой форме, дабы предупредить нежелательные душеспасительные беседы, столь противные собственному нутру.
Та же метода распространяется и на избранника. Но мотивы варьируются.

Легкое подведение итогов.
Во-первых, умело исполненная истерика сделает барышню в глазах окружающих тонко чувствующей натурой, чутко реагирующей на собственные недостатки и чужие высказывания в свой адрес, а значит, барышня в их восприятии - персонаж сугубо положительный и правильный. Ибо каждый желает, чтобы его глагол прожигал сердца ближних.
Во-вторых, многие люди неустойчивы перед натиском стихийного бедствия и чрезмерно мягкосердечны, им проще выполнить пожелание бушующего источника, чем бороться с женскими слезами и криками души.
В-третьих, появляется ни с чем несравнимое ощущение власти над людьми. Они всегда будут внимательны. Исполнение желаний в большинстве случаев гарантированно. К тому же ваши истеричные выкрики могут носить обвинительный характер, а кому хочется лишний раз слушать обличения в свой адрес?
В-четвертых, множество ошибок и неурядиц можно списать на болезненное состояние души, готовой в любой момент выдать слезливый спич "за жизнь".
Не следует лишь учащать сеансы без надобности, иначе канет в небытие новизна. Давно известно, что лучшее - враг хорошего.


–>   Отзывы (6)

Суетное слово об Экклезиасте.
11-Jun-06 04:05
Автор: Марго Зингер   Раздел: Эссе
Суета сует. Каких только парафразов не удостаивалась сия библейская мудрость, и как только не трактовались тайные и явные смыслы, сокрытые за нею.
Путь познания тернист, но маленькие открытия приносят ни с чем не сравнимое ощущение превосходства: Да, да, мы сотворены таки по «образу и подобию»! Пытливость и любознательность - люди всегда обладали этими качествами, благодаря умению мыслить, и как следствию - существовать.
Попытки объяснить необъяснимое, найти начало всех начал и обуздать природу присущи человеческой натуре. Не миновала сия чаша и книгу книг – Библию. Кто-то видит в строках Священного Писания божью искру и принимает на веру каждое слово, кто-то воспринимает их как памятник древней литературы и философской мысли, с умилением зачитываясь мифами и наслаждаясь архаичностью слога, кто-то использует тексты Библии как материал для исследований во благо науке.
Не буду перечислять все Библейские книги, повествовать о жанрах и стилях, зачитывать лекцию о зарождении христианства. Эта информация не хранится за семью печатями и достаточно заглянуть в парочку статей или учебников, дабы освежить в памяти историю священных текстов. Скажу лишь, что в четвертом столетии процесс канонизации Библии благополучно завершился.

Библейские тексты, как любые другие художественные тексты, несут на себе отпечаток авторского виденья мира. Внимательно вчитываясь в каждое слово, особенно на языке оригинала, можно воссоздать примерный портрет автора. Главное, помнить, что сорок два мудреца, приложивших руку к созданию Библии, нам не известны, а авторство царей и пророков никем не доказано. Традиции обязывали приписывать известным и уважаемым мудрецам авторство священных книг. Напомню еще, что в оригинале и Пятикнижие Моисеево и книги Пророков и Писания создавались на древнееврейском языке. Гораздо позже появились переводы на греческий и латинский языки: Септуагинта и Вульгата.
Эти переводы достаточно точно передавали прямой смысл библейских текстов, но из-за полной несхожести языков, лишились многих тонкостей и подсмыслов.
Позволю себе привести всего один пример: имя первого человека – Адам – полностью утеряло в переводе свое значение. В еврейском языке слова «земля», «красный» и «человек» имеют один и тот же корень. В оригинале сказано, что человек был сотворен из красной земли, отсюда и имя его – Адам.

Я остановлюсь подробнее на одной из самых выдающихся порождений философско-религиозной мысли человечества. На книге, которая не дает покоя мыслителям в течение многих столетий. Она преподнесла нам множество блестящих афоризмов, уютно поселившихся в повседневности, и стала одной из составляющих нашей жизни.

«Нет ничего нового под солнцем», «Время собирать камни и время разбрасывать камни» «Что было, то и будет» «Все реки текут в море» «Всему свое время» …

Кто не помнит эти фразы, такие простые и мудрые? Хотя, далеко не все смогут без запинки указать, откуда пришли такие замечательные сентенции.
Речь пойдет об Экклезиасте, о самой коварной, мудрой и хитрой составляющей Священного Писания. Экклезиаст более всего напоминает белую ворону среди книжных библейских собратьев, как содержанием, так и образом мыслей самого автора. Его можно считать одной из заключительных книг Ветхого Завета. Именно Экклезиаст и пророческие писания предшествуют приходу Мессии. Уж сколько столетий не прекращаются споры вокруг этого произведения. Едва ли придет на ум другое творение, которое могло бы сравниться с Экклезиастом неоднозначностью выводов и крамолой подтекстов.
Мода на воцерковление и поиски божественного начала во всем сущем – неизбывна и неизбежна. Так было есть и будет во веки веков. Когда из-под ног уходит почва, будущее видится тягостным и размытым, а настоящее не дает ни грамма надежды, люди вспоминают о Боге. С хвалой или хулой на устах они обращают свои взоры к безмолвным небесам. И все-таки, религия – опиум для народа, или отголоски высшей истины, спрятанной под обломками «рацио»?
Автор Экклезиаста ищет ответы на вопросы веры, и приходит к неутешительным выводам. Он сокрыл свое имя, называя себя Коэхелет, ( по греч. Экклезиаст). У названия нет точного перевода, его русский эквивалент – Проповедник, тем паче не отображает истинного смысла. Скорее всего, Кохелет – «говорящий в собрании», причастие от слова «кахал» - община. И автор, человек умный и давший себе волю задаваться скользкими вопросами о Божественном начале, предположительно собирал вокруг себя учеников, до которых доносил святые истины.

Экклезиаст не что иное, как самый натуральный псевдоэпиграф. Жанр библейской литературы, столь распространенный и увлекательный. Автор приписывает книгу царю Соломону, мудрейшему из мудрых. Но некоторые выражения и сам язык Экклезиаста показывают определенные нестыковки с именем Соломона:

1:12: «Я, Екклесиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме»
1:16: «я возвеличился и приобрел мудрости больше всех, которые были прежде меня над Иерусалимом»


Едва ли царь Соломон, процарствовавший до конца своей жизни, мог бы говорить об этом в прошедшем времени; да и был Соломон вторым после Давида царем в Иерусалиме, так что выражение «все, которые были прежде меня над Иерусалимом» говорит само за себя.
К тому же, о царской власти и заботе о государстве не произносится ни слова, рассматриваются дела простых смертных. И это притом, что каждый уважающий себя царь был обязан вести царские списки, указывая в оных свои победы и прославляя собственное величие в назидание потомкам. И не только цари оставляли памятные таблицы и стелы о своих благих зачинах. Язык повествования, стилистические и грамматические особенности, позволяют определить примерное время создания – рубеж 4–3 вв. до Р.Х.

По всем признакам Проповедник (да будем уж величать его так) – житель Иерусалима. Он упоминает в тексте Храм и приношение жертв, как нечто обыденное и само собой разумеющееся. Более того, почти дословные строки из египетских поэтов и цитаты из эпоса о Гильгамеше выдают просвещенность автора. Рассуждения о Боге, о человеке, звучат в книге весьма неоднозначно. Как всегда, в эпоху смутных времен, когда войны и неустроенность раздирают души людей, кто-то начинается задаваться вопросом, а есть ли Всевышний? И наступает этап охлаждения к вере. Проповедник жесток в своих высказываниях. Он отказывает человеку в божьей милости, позволяя себе философские вольности. В его лице религиозная мысль отказалась от веры в возможность Союза с Богом.
Без зазрения совести он проповедует нигилистические взгляды на миросуществование:

Род уходит, и род приходит, а Земля остается навек.
Восходит солнце, и заходит солнце, и на место свое поспешает,
Чтобы опять взойти;
Бежит на юг и кружит на север,
Кружит, кружит на бегу своем ветер,
И на круг свой возвращается ветер;
Бегут все реки в море, — а море не переполняется,
К месту, куда реки бегут, —
Туда они продолжают бежать;
Все—одна маета, и никто рассказать не умеет, —
Глядят — не пресытятся очи, слушают — не переполнятся уши.
Что было, то и будет, и что творилось, то творится,
И нет ничего нового под солнцем.
Бывает, скажут о чем-то: смотри, это новость!
А это уже было в веках, что прошли до нас.
Еккл 1,4-10



Цикличность движения Вселенной – метафизика не библейского порядка. Эти строки оценил бы каждый второй греческий философ. И Гераклит и Зенон, и Эпикур подписались бы под ними не задумываясь. И снова, капитальное знакомство с греческими мудрецами подтверждает догадку о блестящем образовании Проповедника.
Изрядный пессимист, он везде видит черную сторону: насилие и вражду, человеческие пороки. Более того, его рассуждения и знания, укрепляют в мысли, что он не выходец из народа, что ни дня не изнурял себя тяжким трудом. Во истину, многая мудрости, многая печали.

Главное, что отличает этику Экклезиаста от этики пророков - крушение уз между религией и нравственностью. Пророки изыскивали в вере силу для проповеди добра, человечность и вера для них едины. Проповедник этой связи не ощущает. У него нет вдохновения, даруемого верой, и ему остается рассчитывать лишь на обычные земные радости. Благо, денежная независимость позволяет идти на эксперименты. Но настигает полнейшее разочарование. Хевел - «суета», буквально означает дым, ничтожество, нечто мимолетное, а «Суета сует» - хавел-хавалим — высшую степень тщетности:

Что пользы человеку от всех его трудов,
Над чем он трудится под солнцем?
Еккл 1,3

Я сказал себе «дай испытаю весельем,
Познакомься с благом»
Но вот это тоже тщета
О смехе промолвил я «вздор»
И о веселии «что оно творит?»
Еккл 2,1-2


Лейтмотивом Экклезиаста становятся эти строки:

И вот, все суета и погоня за ветром.
Еккл 2,10-11


Люди всегда стремятся к материальным благам, Коэлет же на собственной шкуре проверил каково иметь все, предоставив себе все блага тогдашней цивилизации. И, естественно, радости они ему не принесли. Скучно, скучно и тоскливо жить на свете. Неуютно ему без предназначения и света в конце туннеля. Куда идти? Где спрятаться?
Можно соглашаться с автором или поспорить, а можно задуматься о бытие. Мне иногда за этими строками слышится доля сарказма и видится ядовитая ухмылка. Настолько ль плоха суета сует и погоня за ветром, если в жизни все относительно и в равной степени эта относительность распространяется как на хорошее, так и на плохое? Экклезиаст не зря стоит особняком в библейской литературе и продолжает смущать читателей.

Когда склонил я сердце — мудрость познать,
И увидеть заботу, что создана под солнцем,
То увидел я все дела Божии.
И не может человек найти суть дела ..
Сколько бы ни трудился человек — не найдет.
Человек не знает, что предстоит —
Любовь или ненависть? Все возможно.
Еккл 8,16


И все-таки Проповедник не научный атеист, хоть влияние греческой философии выплескивается буквально из каждой строки. Откуда, как не от умствующих греков могли в те времена подцепить просвещенные соседи заразу вольнодумства и старания постичь непостижимое? Проповедник лишь разделяет Божественное начало и человеческие возможности. Бог создал небо и землю, создал людей, а далее пути их разошлись, каждый отныне отвечает сам за себя. Прискорбен факт зависимости человека от Господа.

Все Он сделал прекрасным в свой срок,
Даже вечность вложил им в сердце,
Но чтоб дела, творимые Богом,
От начала и до конца не мог постичь человек.
Еккл 3,10-11


Экклезиаст достойное детище эпохи, отображающее потерянность светлых умов. Его коварство в неприкрытом пессимизме и неоднозначности. Любой автор всегда говорит больше чем, хочет сказать, и кроме прямого смысла, заложенного при написании, последующие поколения выищут еще тридцать три. Никто не ответил доходчиво на вопрос для чего мы живем. По-моему, Экклезиаст был близок к ответу. Но…

Что пользы человеку от всех его трудов,
Над чем он трудится под солнцем?
Еккл 1,3


А ведь существовало красивое объяснение ограниченности человеческих возможностей.
«Берейшит бара Элохим» - таковы первые слова Торы. Кто не знает как выглядит буква Бэт, представьте себе русскую букву П, упавшую на правый бок. Мудрецы говорили, что начало учения и безграничность человеческих возможностей начинаются от этой буквы, со времени создания мира, появления человека. Поэтому вперед путь открыт. А все, что было до сотворения мира, то, что осталось позади буквы Бэт, у нее за спиной – нам не подвластно и не стоит пить море даже маленькими глотками, затея окажется бесполезной, славы не прибавит, но соль разъест внутренности.
Все же, образ мыслей Проповедника, который, вполне возможно, осознанно взялся за перо, дабы пощекотать нервы современников и наследить в истории, не такой уж и упаднический. Жизнь полосата как тигр, и кормить тигра булочкой для приручения не рекомендуется. За горестями следуют непременно светлые времена, политические катаклизмы своевременно сотрясают человечество, помимо бед принося замечательные памятники искусства и культуры. И никогда не стоит забывать, что у любой медали имеются две стороны, а черного и белого не существует в природе. Особенно в морально-этических постулатах. Люди завсегда останутся людьми, добродушными и наивными двуногими хищниками, гоняющимися за вчерашним днем, философским камнем и собственным великолепием.




–>   Отзывы (21)

Жиды и масоны
14-Apr-06 19:32
Автор: Марго Зингер   Раздел: Эссе
В народном сознании евреи всегда будут олицетворять всемирное зло, в полном соответствии поговорке: "Если в кране нет воды, значит, выпили жиды". Однако если нелюбовь к евреям - общеизвестная ментальная константа, то истоки ее все-таки не всем понятны. Откуда взялся распространенный средневековый миф о еврее, как воплощении дьявола? Почему до сих пор так популярна традиция искать средь иудеев виновных в любых неприятностях, от чумы до наводнения?
Если открыть большой энциклопедический словарь, дабы узнать, что же такое антисемитизм, то можно вычитать следующее: "это одна из форм национальной нетерпимости, выражающаяся во враждебном отношении к евреям - от пренебрежительного отношения в быту, правовой дискриминации до геноцида, еврейских погромов и т. д." А Словарь иностранных слов услужливо добавит: "форма этнического предрассудка, часто выступает как характерная черта праворадикальных и националистических идеологий и движений".Занятно, что сам термин не переводится как нечто антиеврейского толка. Приставка "анти-" сомнений не вызывает и в комментариях не нуждается, а вот уточнить, кто такие семиты, будет весьма полезно.Семиты ведут свой род от библейского Сима, одного из сынов Ноя, благополучно пережившего потоп вместе с папочкой. Этот термин ввели в науку немецкие ученые в 80-х годах далекого XVIII века для обозначения древних народов, которые не только жили недалеко друг от друга, но и обладали общими чертами культа, сходством материальной культуры и быта, и говорили на родственных языках. Позже это название закрепилось за их потомками. Современные семиты - евреи и арабы. Как это ни парадоксально звучит, но вряд ли можно встретить более непримиримых врагов, чем эти два родственных народа.И те, и другие ждут Машиаха (Мессию - прим. ред.), и те, и другие дети единого бога, но ненавидят друг другу на клеточном уровне. Со временем термин "семиты" был окончательно и бесповоротно закреплен за евреями. И все же, чем не угодили жиды мировому сообществу, коль антииудейский недуг стоически передается из века в век, из поколения в поколение, принимая различные формы и очертания? Многие исследователи посвящали этому вопросу вдумчивые труды, пытаясь вычленить корень зла - ведь все люди братья, чем же отличаются евреи от других народов?

На протяжении многих веков в основе традиционных представлений о евреях лежали три аксиомы: одна обвиняла евреев в богоубийстве; вторая цитировала средневековый миф о еврее как воплощении дьявола; третья эксплуатировала образ еврея-заговорщика. Все три аксиомы в том или ином виде живы до сих пор.Недавно состоялась у меня занимательная беседа с одним господином явно нацистского толка. Не знаю, к какой партии он себя причислял, но евреев не переносил на дух. После обмена дежурными любезностями - кто еврей, а кто дурак - рискнула завести оппонента в дебри философской беседы и выяснить у среднестатистического антисемита, чем именно ему насолили иудеи. После долгих лозунгов и примитивных "юдиш шваль", в конце туннеля забрезжил свет. Оказалось, евреи норовят захватить власть над всем миром, а нападение готовят из Америки. Америка - гнездо евреев, каждый американец - еврей. Куда ни плюнь в России - везде у руля евреи. А если срочно не вырезать хотя бы с десяток - мир рухнет от перенаселения погаными жидами, которые везде учудят очередные революции и нарожают Марксов.Монолог собеседника походил на приступ паранойи, враги ему мерещились за каждым кустом - причем, видимо, все как один в шляпах и с пейсами, слегка картавые и носатые. Он не уставал озвучивать все новые и новые безумные вариации на тему мировой истории. Мне стало его жалко.Оставалось непонятным одно - как горстка истинных героев арийского происхождения намерена своими силами побороть мировое жидовское зло.

Давным-давно, когда человечество пребывало в язычестве и родоплеменных отношениях, поклоняясь множеству богов, появился народ, впервые признавший единобожие, и этим народом оказались евреи. Евреи - иври ("перешедшие реку" Иордан) - появились в палестинских землях и заразили новым учением соседние племена.На тот момент политеизм уже не удовлетворял требованиям человеческого духа, а единобожие, наоборот, позволяло подняться на следующую ступеньку культурного развития. Еврейское ученье, благодаря историческим катаклизмам, разметавшим иудеев по всему миру, обрело письменный источник - для того, что бы евреи всегда и везде оставались евреями. Так родились Тора - Пятикнижие Моисеево, и Талмуд - устная Тора, свод законов, регламентирующих жизнь правоверного иудея, с толкованиями Пятикнижия. Со временем были записаны и другие библейские книги, в большинстве своем ставшие каноническими. Учитывая авторство Танаха (письменной Торы - прим.ред.), не следует удивляться, почему главные действующие лица в нем - иудеи. Собственно, Тора и глаголет о том, как один народ заключил завет с Богом и стал избранным. Народ книги, народ учения - так называли себя сами иудеи. И стар, и млад читали Тору, каждый еврейский ребенок обучался грамоте, законам и миропониманию по святым книгам. Непременное чтение глав Пятикнижия по субботам - обязанность каждого правоверного.Евреи всячески акцентировали внимание на собственной богоизбранности, нервируя этим соседей, но в то же время именно вера в избранничество помогала противостоять жестокой действительности и оберегала от ассимилирования.Первое известное преследование иудаизма произошло в находившейся под властью Селевкидов Иудее во II веке до н. э. Но нет худа без добра. В результате вспыхнуло народное восстание, приведшее к созданию независимого еврейского государства Хасмонеев.Позже, во времена Римской империи, евреям удалось отстоять право поклоняться своему богу и не исполнять чуждые им обряды. Правда до начала христианской эры, гонения на иудеев никогда не принимали массового характера и не были государственной политикой. Евреев не любили, как всех непохожих, но уважали. Ведь еврейские книги составлялись выдающимися умами, талмудические главы содержали в себе жизненно необходимые законы и положения, дающие указания, как и для чего стоит жить. Грамотность и трезвомыслие, а также умение выживать выделяли иудеев средь прочих народов. Евреи оказались такой же славной цивилизацией, как древние египтяне, эллины, шумеры и римляне. Но они единственные выжили под колесами истории и худо-бедно сохранили собственные традиции.Однако вернемся к основным грехам, которые вменяются иудеям на протяжении веков.После разрушения Храма и рассеяния в среде иудеев растет убеждение, что причиной гибели их цивилизации является забвение евреями Закона, единого Бога и Его заповедей. Христиане же увидели корень бед в том, что еврейский народ отрекся от Христа и не признал Его Спасителем. Но могли ли евреи, чтящие заповедь "не сотвори себе кумира...", поклоняться еврейскому мальчику, даже если он и посланник Господа, и такой же мессия, как Моисей? Да и не требовалось евреям доказательств существования Всевышнего и обязательного посредника в человеческом теле. Не говоря уже о том, что теория смирения и обретения счастия лишь после смерти евреям улыбалась еще меньше - уж больно жизнерадостным народом они уродились.Так христиане, сами вышедшие из лона иудейского, навесили на народ Торы ответственность за "богоубийство". Тут и появилась точка отсчета христианского антисемитизма. Причем в данном случае причиной вражды является кровное родство, уж очень повязаны промеж собой мировые религии общими корнями. Типичный конфликт отцов и детей. В последующие столетия идею о виновности евреев в смерти Христа громогласно развивали отцы Церкви. Обвинения звучали в проповедях и писаниях Иоанна Златоуста, блаженного Августина, Лютера. Природу евреев считали порочной изначально, их обзывали убийцами. В результате их страдания рассматривались как заслуженная кара за грехи. Иудеев изображали воплощением дьявола и всех сил зла. С ними связывали самые различные суеверия и колдовство; обвиняли в сговоре с сатаной против христиан. Иногда, образные выражения про жидов, сосущих кровь христианского народа, в народном понимании принимали буквальный смысл. Демонизируя евреев, христиане стали приписывать им ритуальные убийства и обвинять в осквернении причастия. Простой народ, доверчивый и необразованный, с полной серьезностью относился к таким обвинениям, веря, что евреи убивают христианских детей и используют их кровь для приготовления пасхальной еды. Хотя мацу отродясь готовили из муки, воды и яиц с добавлением соли, а харосет - символ глины, из которой евреи лепили кирпичи для египтян, напоминающий о тяжести подневольного труда, - из фруктов, орехов, специй и вина. Здесь, пожалуй, самих христиан стоило бы нежно упрекнуть в пережитках каннибализма, напомнив им о святом причастии и куличе.Впервые обвинения в ритуальном убийстве были выдвинуты против евреев в 1144 и 1147 годах. Тогда разъяренная толпа нападала на еврейские дома; погромы следовали за погромами. Церкви пришлось официально выступить с протестом и снять с евреев грязные наветы в вероломстве и кровожадности. С тех пор повелась старая добрая традиция искать средь иудеев виновных в любых неприятностях, от чумы до наводнения.Собственно, сами христиане, столь глобально притеснявшие евреев, и воспитывали в тех боевой дух и способность к выживанию. Ибо народу Торы, чтобы достичь высот, приходилось становиться лучшими из лучших, по принципу либо пан, либо пропал.В христианском мире ограничивали круг деятельности, дозволенной евреям. Лишали их права работать на земле, дабы нечистые руки не оскверняли природы, но отдавали им на попечение торговлю и ростовщичество - ремесла, по мнению христиан, достаточно грязные и унизительные. Однако стоило лишь евреям, поставленным перед фактом "хочешь жить - умей вертеться", добиться успеха - тут же вспыхивала волна всенародной ненависти. В Испании подобное положение дел завершилось в 1492 году изгнанием евреев на гнилых утлых судах за пределы страны, подальше с глаз христианских, с полной конфискацией имущества.Таким образом, все лучшие еврейские качества - верность традициям, горячее желание сохранить собственное "я", жажда жизни, - вызывали исключительно негативную реакцию со стороны противников. Почему-то не задумывались христиане, что усугубляя положение евреев и вынуждая последних бороться за место под солнцем, они оказывают весьма ценную услугу избранному народу, тренируя настоящих бойцов. А был ли у евреев другой путь к существованию? У народа, оставшегося без земли со времен разрушения Второго Храма (70г) и обретшего клочок оной лишь в 1948, то есть в середине ХХ века. Волею судеб, евреи стали народом кочевым и путешествовали по странам и государствам, крепко прижимая к груди Тору и вековые традиции. Собственно, у любого народа даже героический эпос появляется исключительно в тяжкие годины, когда требуется поддержать дух и самосознание. А герои, все как один, изгои, поставленные жизнью в позу зю, - им ничего терять и стоит потрепыхаться, чтобы обрести славу и самоуважение. Примеры нам знакомы с детства: это и Геракл, заложник своего происхождения, не бог и не человек, и Гильгамеш, не вершивший подвигов, пока прогневанные боги не вынудили его стать героем-победителем. Список бесконечен. Такова человеческая природа: если зверя не будить, он и не проснется. Ведь приятнее почивать в тиши и спокойствии, чем гоношиться по собственному желанию.

Схожая неприятность приключилась и в России. Евреев категорически задерживали в черте оседлости, за пределы которой удавалось выбираться лишь единицам. Обособленный быт, интровертность еврейского социума не могли не злить окружающих. Но зато снова выживали в условиях жесточайшей конкуренции сильнейшие, те, кого не устраивала втиснутая в рамки жизнь, кто хотел вкусить от чужого пирога жизни большой шматочек и не подавиться.Никто не запрещал еврейским юношам и девушкам учиться в гимназиях, но спрашивали с них на несколько порядков выше, чем с остальных студиозусов. Кстати, ничего не изменилось и во времена советской власти, когда количество евреев было строго регламентировано для любого приличного вуза. А на работу брали исключительно по паспорту. Но мы снова отвлеклись от основной идеи повествования.Новые времена - новые идеи. Постепенно, впитывая достижения современной философии, еврейский миф трансформировался, и в XIX веке окончательно оформился как миф о еврее-заговорщике. На каждом углу, от кухарки до министра, судачили, будто евреи организуют заговор с целью захвата власти над миром. "Уличные" антисемиты редко отличаются грамотностью Почву для обвинений в определенной мере подготовило деятельное участие евреев в управлении финансовой и хозяйственной жизнью европейских стран. Им приписывали развязывание англо-бурской войны и русской революции. Тем более что мама Ильича в девичестве носила фамилию Бланк, а происхождение Карла Маркса сомнений не вызывает. Когда в 1914 году разразилась Первая мировая, то повсюду вновь заговорили о чрезмерном влиянии евреев на современное общество.Хотя, что удивительного в том, что отдельные еврейские гении, с честью перешагнувшие за порог гетто, порой даже принявшие крещение ради карьеры, достигли таких высот? Какой может быть всемирный заговор, когда подножки жидам на пути к учению ставили сознательно, тренируя на выносливость, словно суперменов-терминаторов? Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.Впоследствии и Гитлер использовал образ жида-заговорщика, возложив на евреев ответственность за огромные репарации, которые должна была выплачивать Германия. О методах борьбы господина Шикльгрубера с гидрой жидовства можно не упоминать. Катастрофа европейского еврейства и по сей день отзывается в каждом сердце если не болью, то уколом совести. Отдельно стоит остановиться и на одном столь любимом отечественными антисемитами термине - словечке "жидомасон". Словечко вполне себе смешное и совершенно нежизненное. Ибо непонятно, как можно соединить воедино "жида" и "масона". Масоны - вольные каменщики - люди дворянского благородного сословия, балующиеся оккультными науками, философией и политикой, да и евреев недолюбливающие. И вот нате вам. Жизнь, однако, не стоит на месте, в последнем словаре арго "жидомасон" присутствует уже в другом значении - просто нехорошего человека, вредителя: "опять, жидомасон, посуду не помыл?" И смех, и грех.Как можно при таком полете мысли и дремучести сознания людского не восхищаться новыми витками в истории антисемитизма? Подтверждением послужила и книга "Удар русских богов" некоего В.И. Истархова, "академика Арийско-Русско-Славянской академии". В аннотации черным по белому прописано: "Книга вскрывает суть всех главных еврейских религий: иудаизма, христианства, коммунизма, расписывает структуру масонских организаций..."Годы идут, прогресс достигает невиданных высот, цифровые технологии наступают нам на пятки, а в сознании народном евреи по-прежнему будут олицетворять всемирное зло и соответствовать поговорке: "Если в кране нет воды...".Вот только на кой черт евреям власть над всем миром? Ни один умный еврей не возьмет такой грех на душу и мигрень на голову. А что расплодились, так и слава богу. Что за мир без гениев? И куда деваться, если евреи так удачливы в бизнесе и знают, как заставить петь скрипку. А все потому, что настоящий еврей должен быть золотом, чтобы сойти за серебро.Антисемитизм не сгинет, пока на земле будет существовать хоть один еврей. Жиды в понятии обывателя - зло вечное, тогда как чурки нерусские - временное. Вот только неясно, почему в России сейчас вздымается такая волна ненависти к африканцам? Америка от нас далеко, а негры никоим образом экономику нашей страны не расшатывали, их вообще здесь считанные единицы. Или дело в том, что слово "нерусский" написано у них на лице крупнее, чем у евреев?
–>   Отзывы (26)

Измышлизмы
27-Mar-06 16:01
Автор: Марго Зингер   Раздел: Эссе
Что есть слова? Слова - пустые сосуды мирозданья, игра в божественные пятнашки. А все - таки приятно, что мы существуем, мыслить обучены. Или же, это -благоприобретенное? И что там с обезьянами и трудом облагораживающим? Что угодно чреву? Ешь не щадя живота своего, человече. Мы живем во времена прогресса и благодаря лазерной эпиляции и просто-бритвы способны бороться с последствиями переизбытка тестостерона в женственном организме. А визуально, даже способны и выстоять недолго против времени-вандала, подтянув кожу на роже, заднице, выкачав излишки жироотложений и далее по списку в медкарте.
Мы всего лишь люди - проблемные двуногие, прямоходячие существа, но в то же время, творцы, созданные по Его образу и подобию. Может, над нами посмеялись высшие силы? Может, Он сотворил Человека в назидание себе самому, ведь для себя Он не может быть совершенным. Он - категория другого порядка и мыслит иначе. Человек, в результате, резонно почуял себя творцом, творит в рамках маленького мирка. Радуется своему величию. Венец. Ему дозволено, ибо со-вершенен и со-знателен.
В каждом из нас есть толика божественного начала, в нее лишь надо поверить, выискать, как золотой песок, на приисках какой-нибудь далекой Амазонки. А если не сезон, а если ищущий да не обрящет? Тогда нам останется только плевать в Вечность и гордится тем, что мы можем это. Делай со мной, делай как я.. Будь всегда готов. Обрядовая игра инициаций - кто дальше плюнет. Встаньте, дети, встаньте в круг.
Люди играют в игры - это не ново. Да и нет под солнцем ничего нового. И стоит ли бросать камень в огород к соседу, не опасаясь справедливого возмездия?
Жизнь - игровое кино, которое прокручиваем сами себе в личном кинотеатре. Каждый сам себе и сценарист, и режиссер, и исполнитель главной роли. Есть гении, а есть парадоксы, а есть те, кто просто предпочитает бегать за водкой или курить в гримерке.
Говорили, что красота спасет мир. А что есть красота? Где ее определение, дабы точно не обознаться, проходя мимо спасительной стихии. Нету классичных форм, природа хитрожопа на выдумки. Изъятая из контекста " улыбка красивой женщины", Джоконды, к примеру, что под слоем стекла томится на стене Лувра, каково ее значение?
Ведь задница Бреда Пита - всего лишь его задница, не думаю, что задница Барбары Стрейзанд или, там, задний фасад Ким Бессинджер несут в себе глубинные философские подсмыслы и помогают проникать в тайны бытия. Вот скажите мне, можно ли опознать задницу Бреда Пита, вытащенную из контекста временно-пространственного континуума , как задницу Бреда Пита, а не задницу Васи Петечкина? Имеют ли задницы свое собственное лицо, и кто, кроме проктологов, способен по задней части распознать будущее?
Боженька, этот боженька та еще штуковина, как и его толкователи, дает жару во все времена.
А вот человечество спасать совершенно нет желания, ну его в болото, это нарциссизм, указывать всем путь в светлое будущее и делать вид что именно ты знаешь куда идти.
Аминь!
–>   Отзывы (7)

Досужие домыслы
15-Mar-06 09:31
Автор: Марго Зингер   Раздел: Эссе
Позволю себе окунуться в глубоководные досужие рассуждения. Вряд ли скажу нечто новое, вряд ли отыщу толику истины. Я совершаю лишь очередную жалкую попытку объять необъятное.
Желание докопаться до сути не самое благодарное занятие, ибо чревато подводными камнями на пути жизни. Помните? «Нет ничего нового под Солнцем» и «Время собирать камни, время разбрасывать камни».

Бесполезно ставить себе цели, рано или поздно вы потонете в мире вещизма и бесконечных мелочей, идеалы покажутся трафаретными и неискренними, а жизнь – бесполезной.
Всё – суета сует. Можно воспринимать этот постулат с долей трагизма и, патетически заламывая руки, восклицать: «Мама, роди меня обратно!!!». Потому что пресловутое «всё» лишено смысла, иллюзорно, и нет ничего по-настоящему важного и значимого.
А наши стремления, цели, идеалы – миражи в пустыне.
Но есть другая трактовка, позитивная, от нее разит жизнелюбием как коньяком от раздавленного клопа. Она вопит, что не стоит слишком серьезно закапываться в глубины собственных страданий, жизнь прекрасна, бытие невыносимо легко – и, следуя за мудрым Эпикуром, призывает избегать травли души эфемерными страстями.
Прежде чем углубиться в психологическую подоплеку извечной проблемы взаимоотношения мужчин и женщин, стоит подумать о том, что станется с нами, если переставлять ноги мы вдруг примемся осознанно, внимательно отслеживая каждое движение конечностей...
Вспоминается лирический герой множества анекдотов – Ежик, который бежал себе легкомысленно по дорожке, да забыл, как дышать и – помер, правда, потом вспомнил и побежал дальше. Хотя такой happy end – удел сказок, в реальном же пространстве судьба способна надругаться над нами по своему усмотрению, а мы, в меру скромных сил и возможностей, торопимся оказать ей помощь в этом богоугодном начинании. Не всегда стоит очень серьезно и систематизировано подходить к познанию бытия и человеков. Особенно к такой извечной теме как сосуществование сыновей Адама и дщерей Евы.

Взаимоотношение полов с библейских времен несет в себе конфликтное начало. Не введи Змий ползучий в искус прекрасную Еву, ничего бы не приключилось.
Пожалуй, с этого яблочка раздора и начались все неприятности. С другой стороны, не выгони Господь из рая чад своих любимых, чем окончились бы дни благоденствия и безделия? Рано или поздно поголовье человеков достигло б критической точки, и Эдем стал бы тесной коммуналкой, и поднялись бы излишки населения на бунт, дабы вырваться из рая на «свободу». Так что спасибо Еве, совершившей, пусть и с подначивания искусителя, поступок героический, продвинувший исторический ход вещей.
Пожалуй, все дело в трактовках мифа и в существующей реальности. Господь, разгневанный картинно (не будем забывать о его вездесущности и всеведении), проклял людей, подарив им сомненья, смятенья, метанья, богатый мир эмоциональных переживаний, и любовь, между прочим, тоже. Любовь – молчаливый сфинкс, немножко надменно и всемудро зрящий в глубь вещей. Но иногда он превращается в самую ласковую тварь и льнет, обволакивая теплотой и светом, мягким и тягучим. И так ли плохо, что каждому Адаму приходится пройти многотрудный путь, дабы встретить свою Еву? Трудности и страдания воспитывают настоящих людей.
Истина, субстанция нежная и бестелесная, отдана на поругание человеческому разуму, выискивающему причинно-следственные связи и зачастую не делающему скидок на различия между мировоззрениями древних и нынешних поколений.
Человек уверен, что точкой отсчета служит он сам. Это расплата за божеские образ и подобие. Все мы немного демиурги. Солипсизм, так зовется это явление в науке. Потому многие искренне недоумевают, какого беса Гоголь и Достоевский писали таким занудным и несовременным языком.
Для примера, хоть и отвлеченного, обратимся снова к библейским истинам. Любой человек знает, что такое десять заповедей. Почтение к ним сохранилось даже в Уголовном кодексе. Правда, с оговорками.
Когда-то было кратко и емко: НЕ УБИЙ. А теперь мы имеем убийство по неосторожности, убийство неумышленное, убийство в состоянии аффекта, убийство со смягчающими обстоятельствами, убийство в целях самообороны. Сроки разнятся в зависимости от вины, вина устанавливается судьями, а судьи кто?
НЕ УКРАДИ. Не менее вечный постулат. Одно дело облапошить старушку, залезть в общественном транспорте в карман к раззяве-мечтателю. Другое дело – взломать коды в банке, сокрыть налоги, сочинить грандиозную аферу вселенского масштаба, пойти по пути Робин Гуда и отдавать похищенное на благотворительные нужды. Что тогда говорить о НЕ ПРЕЛЮБОДЕЙСТВУЙ. Сие требование в понимании общественности практически низведено до нуля.
Подобный разброд царит и во взаимоотношениях между мужчинами и женщинами.
Исторически почитался мужчина как воин-добытчик, надежа и опора, глава семьи, всемудрый и всеблагий, способный и семью содержать, и дела вершить великие.
А дама при нем как сыр в масле, как у бога за пазухой. Огонь в очаге поддерживает, род продолжает, детей воспитывая. Прислуживает господину своему по хозяйству.
Восхищается его подвигами, самооценку поднимает, раны зализывает на самолюбии.
Но с развитием прогресса отошли мужчины от позиций воинов. С кем воевать-то теперь каждодневно? Охота превратилась в декоративную травлю зверей, рыбалку по выходным на свежем воздухе. Даже в советские пресловутые времена мужчине было где охотиться – к примеру, в гастрономе на колбасу или туалетную бумагу. Или выдирать в профкоме путевки в здравницы. Теперь царит полная профанация.
Да еще XIX век привнес в умы смуту. Женщина ступила на путь просвещения.
В соперничество подалась, заполонила собою пространство, бок о бок с воителем, сменившим меч на орало, у горнила трудится. В любой отрасли способна приложить таланты свои, временами обскакивая великого. Феминизм голову поднял. Топчет его мужчина ногами и топчет, не переносит он его на дух. Мол, нету средь вас никого путного, в лучшем случае середнячки. Только и можете махать Мариной Цветаевой, Анной Ахматовой да Сонькой Ковалевской. А дама не сдается.
И все равно мужчина ее приспускает с небес на землю. Хочешь равенства и свободы? Изволь. Крупу переберешь, платье сошьешь, тогда и самовыражайся. Все-таки из Библии оно идет, возвеличивание. Ну, создал господь Еву из ребра, и что?
И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Человече изрек сии слова, не Господь повелел. А далее говорится, что и уйдет когда-нибудь человек от родителей своих, дабы с частью плоти своей сойтись, с женой.

Мужчина на главных ролях вершит истории тысячи лет, женщинам отводя в лучшем случае роль музы. Тогда как прекрасная дама, дай бог, третью сотню лет как вышла из заточенья и принялась осваивать премудрости наук многочисленных. Да не только осмысливать, но и применять на практике. Курица не птица, женщина не человек.
Но любая медаль двустороння, и преодолевая препоны, приходится становиться лучшими. Борьба за выживание. С одной стороны, женщины сами избрали сей ход вещей, и пенять им теперь не пристало. С другой стороны, благородство мужчин оказалось сомнительным. Если в обыденных профессиях они признали соплеменниц, то во многих областях искусства ставят препоны и клеймо – «женский».
Правда, гении – существа бесполые, они просто гении, и нет особой разницы между ними. Это уже как свыше дано, либо пан, либо пропал. Как там говорила героиня Аркадия Хайта? «Я бы в паспорте в пятой графе писала: сволочь или нет?»
–>   Отзывы (16)

Меланхолия
06-Feb-06 02:14
Автор: Марго Зингер   Раздел: Миниатюры
Солнечный диск завораживает круговертью дней, утаскивает в настоящее. Я зарываюсь в «сегодня», как в стог сена, с головой, вдыхая душистость трав. Я надираюсь «сегодня» жадно, как холодным пивом в зной. Чтобы до дна, до донца выжать последнюю каплю.
Резвые чайки парят над Невой, кричат о море. Об изумрудной волне и солености.
Гранитные набережные усыпаны желто-красными лоскутьями листьев. Нева нежно трется щекой о гранит и мурлычет от удовольствия.
За решеткой - Летний. Полуголые белесые изваяния бесстыдно красуются, томно взирая на слоняющихся людей.
Под сенью полуоблетевших деревьев мамы и бабушки кудахчут над младенцами. Младенцы очаровательны как херувимы, они копошатся в песочке, они заняты. Чье-то кучерявое чадо елозит красным камазиком по газонам и канючит мороженое. У чада из носа свешивается неаппетитная зеленая сопля, а физиономия испачкана. На лавке восседает грозная мамаша и нетерпеливо трясет как флагом носовым платком.
Старушки группками рассредоточились по зеленым лавкам и неспешно смакуют сплетни, любовно перебирая чужие истории, словно усердная кухарка крупу. Их вкусная воркотня вздымается под самый купол неба.
Туристы, длинными вереницами мигрируя от статуи к статуе, впитывают нашу вековую культуру как губки. Они сверяются с путеводителями и картами, надменно-философски оценивая достопримечательность по какой-то там шкале.
А я сижу у воды и глазею на мир. Все таки он причудлив и забавен, как китайская хохлатая собачка, как александрийский столп, как грудасто-глазастые кариатиды, держащие с одинаковым упорством небеса и балконы.
Вот шаркающей походкой хитроглазый бомж подбирается к урне в надежде выловить пустую бутылку из-под пива или кособокую жестянку. Драный лапсердак, растерзанные кроссовки и борода Льва Толстого.
Полосатый кот-проходимец, жмуря ястребиное око, караулит распоясавшихся воробьев, выдирающих друг у друга здоровенный шматок булки. Народ сгрудился в кафе и вливает в себя прохладительное,не забывая о пичугах, щедро рассыпает сухари с фисташками. Наглые пташки требовательно барабанят по столу, требуя свой "кусок пирога". Благообразный пенсионер зарылся носом в газету «Известия», качает головой, как забавный болванчик. Видать неладное кругом творится.
А на посту притаился серый милиционер, он охраняет исторический памятник. Милиционер по виду вылитый Годзилла...



–>   Отзывы (21)

Тварь бессловесная или котовасия
14-Nov-05 01:53
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
Ключ нехотя скрежетнул, и в квартиру с кряхтеньем ввалился растрепанный Василий Ладанов. Тишь и темень царили в его холостяцкой берлоге, только полноликая луна заглядывала в давно немытое окно единственной комнаты, хитро улыбалась и напускала таинственности. Василий оперся о вешалку и блаженно вздохнул, пытаясь стащить башмак. Наконец-то дома!
- Мя-я-я-я-у, – нечто мохнатое с воплем воинствующего ирокеза рвануло к ногам вошедшего и утробно захрюкало от радости.
- Кыся, Басенька, золотце мое, – умильно протянул Василий, покачиваясь от усталости, словно лист на ветру. Он тяжко склонился над зверюшкой и зашкрябал ей за ухом. – Какой же я все-таки подлец, неделю не виделись, солнышко мое, заюшка моя полосатенькая, пушистик ты мой ненаглядный, только ты и любишь меня, бедолагу, тварюга четверолапая, – сюсюкал Ладанов.
- Муррр, – кошка преданно терлась о ноги хозяина, млея от теплоты его рук, а потом вдруг фыркнула зло и вцепилась в них когтями.
Василий обиделся:
- Брысь, зараза!
Кыся брезгливо отстранилась:
- Фр-р, – запашок портвейна и беломора шибал по кошачьему носу.
- Да будет свет! – пафосно икнул Василий и, с трудом нашарив выключатель, нетвердо зашлепал по коридору в сторону кухни. Ему хотелось пить, а на кухне, маня и завлекая, из крана мерно покапывала вода. Вода холодная, утоляющая жажду, мокрая вода. Острожными шажками, держась за стены он медленно пробирался к цели. Пространство игриво с ним пошучивало, оно сужалось и расширялось, покачивалось, плевалось разноцветьем.
Неожиданно ноги его разъехались в разные стороны на предательской луже.
– Ч-черт побери! С-скотина полосатая, животное, – хрипло ругнулся упавший, – я тобой еще полы умою, к люстре за хвост подвешу! – грозил он пустоте крепким кулаком.
Киса опасливо скрылась под облезлой табуреткой, наблюдая за хозяином.
Василий, распаляясь от звуков собственного голоса, продолжал выпускать обоймы инвектив в адрес кошачьих, когда кошка, будто притомившись слушать ругательства, грациозно выбралась из-под колченогой табуретки и мягкой поступью направилась к нему.
- Ха-ха, Васюта, – четко произнесла Бася, ехидно наблюдая за хозяйской оторопью. Глаза Василия расширились и остекленели. Он тряхнул спутанной шевелюрой и ущипнул мочку собственного уха. Бася лукаво хихикнула, прижав лапку к глазам:
- Ох, и глупая же ты человечина, смеешь мне инкриминировать осквернение жилища? Ты, бросивший меня на произвол четвероногой судьбы? Ты, сгинувший на неделю без следов и обязательств? – кошка запрыгнула на живот павшего, и продолжила пламенную речь. – Вася, а ведь ты не сантехник Иванов, тому сам бог наказал глаза заливать огненной водой. Ты даже не крановщик Потапов. Ты вообще не люмпен, хоть квартиру и загадил изрядно.
Вася тупо пластался на полу, не смея шелохнуться, и даже забывал набирать в легкие воздух, от чего дыхание его сделалось свистящим. В животе предательски скворчало, а душа металась между пятками.
- Какие уродливые звуки издает твоя утроба, как омерзительны твои всхрипы и зловонное дыхание, – Бася поморщилась болезненно и брезгливо отряхнулась. Проговаривая нравоучения и помахивая в такт хвостом, кошечка прохаживалась сюда-туда по телесам хозяина. – Вася, ты ведь доцентом был, ученая твоя морда. Ты писал монографии так, что по тебе плакал Нобель, студенты на твоих лекциях раззявливали рты и проглатывали каждый союз, каждый предлог, сверзившиеся с уст твоих, Вася, Вася… Наклонная плоскость сгубила тебя во цвете лет!!! Года сыплются, как перезрелые яблоки. Опомнись, Вася!
Настырная зверюга почесала за ухом и гаденько подвела итог:
- Даже сейчас, когда ты неэстетичным пьяным боровом загромождаешь коридор, твоя речь связна и членораздельна, не считая легкого заикания. Ты гений, Вася, но свинья. Скотина ты двуногая, потерявшая человеческое обличье! У-пырь, – последнее слово Бася произнесла с особым смаком.
К бывшему доценту, огорошенному небывальщиной, по чуть-чуть возвращался дар речи, он злопыхал на себя, задетый кошачьими выкладками, жадно мечтая дотянуться до обнаглевшей мурки, чтобы свернуть ей шею как куренку.
– Бася, Басенька, побойся бога, кому сейчас надобно науку двигать? Каким студентам самоотверженно ученья вбивать в головы, когда кругом цифровые технологии… – начал было оправдательную речь Вася, да сорвался на злобный рык: - Ну не дура ли? Не т-тупоти по п-печени! Вспомни, как я подобрал тебя, полосатую стерву. Ты была похожа на хомяка. Такая же крошечная и бестолковая.
– Ш-ш-ш, – на кого я похожа? - Бася плотоядно заурчала у самого горла Василия. - Это я-то на хо-мя-ка? Мя-я-я-у, моя маман была королевским персом, ей твоя мамаша-шалава в подлапники не годилась, а про mon papa скромность не позволит что-либо мяукнуть! – она топнула лапкой по груди поверженного.
– Не смей, – взвыл он и попытался сбросить кошку. Увы, тело ему не повиновалось. - Моя мать была святая женщина, с чистой душой – сущий ангел, царствие ей небесное! – Вася указал перстом на потолок. - Что ты знаешь обо мне, тварь безмозглая? Я ищу алхимический камень мудрости. Почем тебе знать, вдруг я низринут в этот хаос с тем, чтобы потом, подобно Фениксу, отряхнуть пепел с копыт?.. ну не с копыт, а с этих… не с-суть… Ни хрена не понимаешь, подлюка… бисер и перед кошками метать – гиблая затея. У вас, кошек, не только желудок меньше наперстка, но и мозг.
– С-святая у него маменька была, вы только послушайте этого типа. Была бы святой, не выродила бы такую несуразицу двуногую – хоть всех святых выноси, как у вас говорят – Бася ехидно улыбнулась, обнажив жемчужные клыки, – А ищешь ты, Васюша, вчерашний день, безвременно сгинувший, и Феникс из тебя никудышный. Воробышек ты, Вася, и крылышками бяк-бяк-бяк…
- Вот погоди, очухаюсь – без хвоста котов соблазнять будешь, –не на шутку обиделся распластанный доцент. – Мымра полосатая, я из тебя чучело сделаю, – злобно шипел он. - Ха=ха-ха, будешь украшать кабинет зоологии общеобразовательного дебильника, с подписью котус вульгарис... Или – в задумчивой истоме продолжил Вася, – рукавиц с тебя насобачу.
– Ой, боюсь, боюсь, боюсь, только в терновый куст не бросай, милостивый братец, только не туда! – внезапно истошно заголосила кошечка, и тут же вновь стала невозмутимой:
– Главное – эффект неожиданности, Вася. Лучше сделай из меня коврик, и твои ноги каждое утро будут топтаться по моей нежной шерстке, и ты никогда меня не забудешь. Мы будем вместе, Васенька! – сладенько муркнула она и дружески встремнула когти в его грудь.
– Ептить, мляха-муха, выдры усатые, – взвыл тот, – А-а, больно! – Ему показалось, что целый полк кошачьих террористок надругался над его грудью. – Это же сколько вас теперь?
- Совсем косой, даже глаза у переносицы свести не может, – констатировала Бася. – Тебе бы слоников перед сном считать, горе мое луковое, а не заливаться неделями спиртуозом. Мы тебя теряем, то есть я теряю.
Бася приняла скорбный вид и, словно заправский дьячок, заголосила:
- Боже еси на небеси, да прииде царствие твое. На кого ж ты мя покида-а-ешь…
- Слезь с меня, сила нечистая! – взвизгнул Вася, верша слабые попытки схватить кошку за шкирятник.
– Еще крестом себя осени, нехристь пьяная – уворачиваясь, насмехалась та. – Я чистая-пречистая, пять раз на дню умываюсь. – Бася повела носом: – Боже, какая вонь. Как это можно пить? Вася, солнце, ты себя совсем не бережешь, – кошка даже слезу пустила.
- Я вечен назло врагам, не дождутся, суки! – Вася со всей дури грохнул кулаком по полу и застонал, - у-у, курва, еще и издева… издеваешься, – силы бывшего доцента истощались с каждой секундой, а сон девятым валом подминал под себя.
- Кур-кур… Васенька, ты о курочке промяукал? Весьма кстати, что-то кушать уже неделю как хочется! Мя-я-яу, – рассердилась кошка и стукнула его лапкой по носу.
– Вот бы тебе тапкой вломить, – еле-еле лепетнул Вася, повернувшись на бок, и захрипел сном праведника.
– Эх, Вася, Вася... – кошка окинула печальным оком место отдохновения хозяина, бывшего доцента Василия Ладанова. – и за что мы, девушки, вас, идиотов, любим?




–>   Отзывы (12)

Свиданье у памятника В.И.Ленину у Финляндского вокзала.
30-Oct-05 20:03
Автор: Марго Зингер   Раздел: Юмор/Ирония

Поезда скворчат далече
расписание блюдя
мы куда-нибудь умчимся
но немного погодя

Я сказала: буду в восемь
значит так тому и быть
только платье бы напялить
макияж осуществить



ах мой милый мой ретивый
удержаться ты смоги
в ожиданьи под часами
не наматывай круги


Прилечу пыхтя навстречу
Ненаглядный егоза
ну на часик припозднюся
почитай не стрекоза

расцелую тебя нежно
у подножия вождя
роз распухшие бутоны
нервно в ручках теребя






–>   Отзывы (3)

полный феншуй
28-Oct-05 14:23
Автор: Марго Зингер   Раздел: Персонажи
В садике мы с ней делили один горшок, в школе – парту. Более несхожих созданий и вымыслить сложно. Она – существо приземленное, обошедшее стороной пору юношеского максимализма. Ее больше интересовали: вязанье, шитье, кулинария и прочая дамская дребедень.
А я уродилась обычным гуманитарием, с уклоном в демагогию и утопичность. Только родители отчего-то частенько ставили мне в пример не по годам хозяйственную и домовитую подружку.
Прошло золотое детство, миновало пытливое отрочество, мы покинули стены родной школы – два розанчика в цвету – под восхищенные взгляды одноклассников. Ариша – золотые ручонки: в платьях, сшитых ею, мы были неотразимы, натуральные принцессы.
Прощай, школа. Ура новой жизни!
Арине на роду была написано подаваться в модельеры, а я выбрала извилистый путь юриспруденции.
Я честно училась и гуляла с Филиппом, самым шикарным парнем университета. Романтика, одним словом, вкус жизни на полную катушку.
Посмеивалась над подруженькой, которая ходила нецелованной, целомудренно зарывшись в выкройки и журналы мод.
Сердце щемило за подругу детства, и я упросила красавца Филю, мою гордость и надежу на бабское счастье, познакомить ее с кем-нибудь. Иначе пропадет девка во цвете лет, растратит красу и сгинет в безвестности. Он привел тихого очкастого юношу с васильковыми глазами. Юноша оказался милым. Он любил поэзию и готов был часами жечь своим глаголом наши сердца. Частенько мы прогуливались, выслушивая под луной его трели и рулады, обращенные к прекрасной Арине. Арина по-джокондовски улыбалась, а по воскресеньям устраивала нам обеды.
Увы, нас, девок, ценят не за ум и прогрессивность: кулинарные способности и поклонение домашнему очагу отобрали у меня парня. Я и наш стихоплет остались не у дел. Но обида – удел служанок, как говаривала моя бабушка, а она была мудрой женщиной.
Я с головой нырнула в юридический омут: мало ли мужиков на свете.
Аринка бросила учебу и заделалась образцовой домохозяйкой, посвятив себя целиком и полностью мужу. Шли годы. Первый, второй, третий. Все реже и реже мы виделись, а разговоры о давно ушедшем детстве осточертели. С Филиппом тем паче не ладилось. Не понимал, дурашка, с глаз долой – и сердца вон. Да и примерная жена из меня, как манекенщица из коровы.
Но любой город – маленькая деревня. Натыкаюсь однажды на него, бледный, с синяками под глазами, вид измученный, просит с Аринкой поговорить. Боится за нее. Смущаясь и краснея, спрашивает, не знаю ли я какого-нибудь врача, особенного, по мужским болезням. Не стала его вопросами изводить. Решила, что на месте вникну в суть.
Отправилась к подруге нежной, а в квартире стоят смрад и дым коромыслом. Хлопаю ресницами: неужели пирог подгорел? Плохо дело. Никогда у нее в хозяйстве подобных ЧП не бывало. Аринка дверь открывает мне и вроде видеть не рада, в кухню не пускает, дорогу загораживает. Шлагбаум из себя корчит. Любопытство замучило. Прорываюсь, а там очаг смрадный. Ковшик алюминиевый с какой-то черной прогорающей жижей на подоконнике, свечи церковные понаставлены, в центре стола – нэцкэ Коджурахи, богини любви. У меня глаза на лоб. Чертовщина какая-то!

Аринка, видя мое онемение и выпученные глаза, начинает объяснять про очищение дома и изгнание порчи ради прихода Истинной любви. Оказывается если в доме сжечь газету при помощи церковных свечей, то аура очистится и дышать станет легче. Век живи, век учись! А Коджурахи – главная по призыванию любви. Я аж до икоты досмеялась.
Говорю, у нас нынче газеты из такого материала делают, что хоть внецерковной зажигалкой поджигай, а от вони сдохнешь.
Проветрили кое-как жилище, сели чай пить с ее фирменным пирогом.
Рассказываю про Филю, спрашиваю, что со здоровьем, ему отродясь на потенцию жаловаться не приходилось. Аринка чаем поперхнулась. Глаза отводит.
– Ну? – вопрошаю с угрозой.
Расплакалась дурочка, оказывается, она ему в еду для сохранения мужской силы тихой сапой подсыпала энергетическую добавку. Полезную. Верчу в руках бутылочку с сыпучим веществом отвратительного цвета. В состав такая отрава входит, что слона проберет до печенок – не откачают. Откуда говорю, ты эту дрянь взяла, горе мое? Хочешь мужа извести, вместо кофе в постель по утрам утку подавать, с ложечки до самой смерти кормить? Ложечку за папу, ложечку за маму, кушает моя умница?
Ревет в ответ. Утешаю дуру. Заставляю вспомнить школьный курс химии для порядка и острастки на будущее. Если жить скучно, лучше восточные практики изучай, говорю, они хоть безвредны для организма. Фен-шуй, к примеру…
Прошел месяц с достопамятного разговора. Тихим вечером ломится ко мне домой разозленный Филька. Орет как оглашенный, что я до сих пор не могу ему простить и потому издеваюсь над его женой. Ни черта не понимаю. С трудом успокаиваю гневного супруга.
– Ты чем ей посоветовала заниматься?
– Как чем? Фен-шуем. Ну, хочется человеку приобщаться к таинствам природы и гармонии. Что может быть безвреднее, чем украшение дома по китайской методе? Китайских фонариков намастерит, каллиграфии обучится. Кухню китайскую освоит. Кимоно сошьет, или что там китайцы на себя пялят.
Филька поглядел на меня с ненавистью, как на таракана в тарелке. Он, Филипп, месяц живет в полном кошмаре. Месяц жена отказывает ему в супружеском долге, полдня проводит в сортире, мучая себя клизмами. А пища приобрела явно низкокалорийный привкус.
Ох уж эти самомнительные мужики! Вначале он растрогался самоотверженности жены в борьбе с лишними килограммами. На второй неделе почуял неладное, да отбыл в командировку. Долг превыше всего. Вчера вернулся и не узнал отчий дом. От благовоний хотелось умереть в расцвете лет астматиком, чих пробирал с порога и неотступно преследовал до самого балкона. Над дверями висели бренчащие мифические животные-колокольчики и скалили пасти на всяк входящего. Филя скрипнул зубами, поцеловал обожаемую жену и героически воздержался от комментариев: «Чем бы дитя ни тешилось, тем паче ненаглядное». Но когда в холодильнике вместо охлажденного пива увидел кучку пластиковых бутылей с водой и получил в ответ, что это запас святой воды, изготовленной кустарным способом строго по рецепту великого учителя такого-то, терпение стало иссякать. Правда, говядина по-китайски в кисло-сладком соусе немного смирила Филиппа с жуткой реальностью. Но когда, желудочно-удовлетворенный, он отправился порыться в деловых архивах и не обнаружил ни единой бумажки, которые раньше в строгом беспорядке загромождали его рабочий стол и числились под грифом «неприкосновенно», он взвыл как раненный бизон и призвал жену. В тот момент, монотонно напевая первобытную песнь, Арина кругами обходила квартиру, громко хлопая в такт в ладоши. В ритуальном танце она приблизилась к разъяренному и оторопевшему супругу, потерявшему связь с действительностью. Зрелище было не для слабонервных. Он не сумел придумать ничего оригинальнее, кроме как наорать. Помогло.
Доведя Аринку до истерики, он добился только слова «фен-шуй» и сбивчивого разъяснения о способах изгнания злых духов с помощью древнего китайского народного обряда «выхлопывание», причем самым действенным является «хлопок крокодила». А еще Фильке удалось вытрясти имя подлеца, который присоветовал ей ознакомиться с практикой древних китайцев. И вырвав у Аринки книжку, в ярости понесся ко мне, требуя немедленной сатисфакции.
Я, уловив суть, изобразила спокойствие и открыла печатное издание. Господи, кто же знал, что она изберет себе учителя с китайской фамилией Иванова. Я, хмыкая, разглядывала портрет отечественной китаянки. Вот она – логика. Очистка дома начинается с очищения души и тела. Отсюда – изнурение организма клизмами. Кто бы придумал клизму для прочищения мозгов? Ну, Аринка, учудила. Я клятвенно пообещала Филе прямо сейчас приехать и вернуть ему жену из цепких лап китайско-русских шарлатанов.
Квартирка производила диковатое впечатление. То ли китайский цирк, то ли шутка пьяного даоса. Да и Аринка в китайских красных шелках наводила оторопь. Снова провела воспитательную работу с заблудшей душой. Филька оттаял, когда узнал судьбу архивов – они просто сложены в коробки и заботливо убраны на антресоль, а не подвергнуты сожжению с помощью церковных свечек. Во искупление греха я рьяно возвращала квартире облик человеческого жилья. Посмеялись. Филипп, возрадовавшись хэппиэнду, удрал за коньяком, что бы отметить примирение.
Я присмотрелась к Аринке, она выглядела сногсшибательно. Надо сказать, клизмы пошли ей на пользу. Постройнела и обрела нежно-персиковый цвет лица.
Пристаю к ней: «Душа моя, признавайся, откуда тяга к язычеству, чуждому современному человеку с неполным высшим образованием?»
Аринка вздохнула и засмущалась. Боже, как все до тошноты просто! Ей скучно, ей очень скучно. Домашние дела оставляют много свободного времени, а родить ребенка они планируют только через два года. Аришка любит до беспамятства мужа, хочет все как лучше. Да по телевизору много и часто болтают о недоброй энергетике, экстрасенсов показывают и целителей. Не говоря о церковных православных беседах и спасении души. Кто, как не она, должна позаботиться не только о внешнем благополучии дома, но и о внутреннем? У меня от таких откровений голова кругом пошла.
Вернулся радостный Филя с коньяком. Аринка, всплеснув руками, мол, заболталась я с вами, убежала в комнату досматривать последнюю серию душещипательного сериала.
– Ну? Что это было? – деловито обратился он ко мне, вернувшись к теме заседания.
Я, давясь смехом, рассказала Фильке, что сподвигло его жену на подвиги.
Филька озабоченно нахмурил брови. Что делать?
– Может я предложу ей заняться икебаной? – неуверенно предложила я. – Сушеные букетики составлять, красиво и безвредно …
– НЕТ!!! – Филипп подпрыгнул на стуле, расплескав коньяк. – Никаких чужеродных влияний. И вообще, у меня аллергия на пыльцу.
– Родите ребенка, – выношу несмелое предложение
– К этому мы пока не готовы, по крайней мере – я. Морально.
Как я тебя понимаю, друг мой, подумалось мне, ведь сколько методик воспитания можно найти в свободной продаже…
– Тихо, тихо. Я знаю, эврика! – осенило меня, – Просто подари ей большую-пребольшую собаку! Водолаза, например! И книгу «Собака в вашем доме».
Ай да я, горжусь собой. Я ломаю, я чиню.
– Ты гений! – Филька расчувствовался – Дай пять!!!
Аринкины всхлипы перемежались истерическими воплями очередной Кармелиты, рыдающей над осколками любви. Мы скрепили заговор рукопожатием под звуки пулеметной очереди, добивающей жертву режиссера. Аринка зашевелилась, переключая каналы: «Сделай паузу, скушай твикс, не дай себе засохнуть, олвейс всегда с нами… Наша суперсистема излечит вас от энуреза, мигрени, потенции и женского бесплодия...»
Филипп торжественно встал, залпом допив коньяк, достал огромный топорик, и на полпути в гостиную вынес карательный приговор:
– Телевизор – это зло! А зло надо истреблять!
–>   Отзывы (8)

Сладкий морок
30-May-05 07:41
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
Напророчила, заморочила
поцелуев полынный привкус.
Приворожена, растревожена.
Сладкий морок от ныне и присно.


* * *

Тишину до дна залпом выпить,
воспоминания удерживая за руки,
не дать уйти,
остановиться,
выкрикнуть,
зарыть поглубже
каплю шалой жалости.
На нить нанизывать хрусталины ушедшего
прошение вплетая вензелями:
позвольте возвернуть обрывок нежности
что был забыт или утерян Вами.
–>   Отзывы (3)

сны разума
13-Apr-05 23:01
Автор: Марго Зингер   Раздел: Мистика/Философия
Мост. Переправа. Старикашка Харон, прикладывая руку к волосатому уху шамкает
о Вечности. Ангелицы-чайки стайками мельтешат. Нечаяли. Вечность
бесконечна - прорва сознания, тьма вещей. Медяка не жалко. Получите ваши
сребренники, утопим требники в мутных священных водах. Прекратим тяжкие роды
мысли. И да ниспустится благодать свыше. Ныряй в прорубь, взлетай голубем,
Олива солона? Арарат далек, куда лететь - невдомек? Задумался старый.
Разверзся небосвод - апостол Павел пальцем погрозил, что было сил сдерживая
коварную улыбку. Звякали ключики. Аз воздам, на зло всем богам.
Боги горшки не обжигают. Гончарный круг не порочен. Пророчества ночами
сбываются, в сонмы сбиваются. Боги нимбы тачают, святых привечают. К черту
богоборчество. Даешь со- творчество! Аки тварь дрожаща прозревает незрячий.
Ветер разнес лай собачий.
Шел путник с вещмешком. Нашел старый дом, а доме том томик стихов, один
там-там, на стене волчья шкура. Натюр-морт. Мертва волка натура.
Черт с кадилом по стене топает, мух по спинкам гладит, комаров хлопает. Поп
в углу дует в трубу. Каприс Паганини. Яблоко червивое по блюду катится. Ева
в распахнутом халатике пятиться.

Громовержец по небу скачет, конь копытом бьет небо дождем плачет...
–>   Отзывы (44)

Иероглифы
11-Apr-05 23:45
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
Сумерки пьянят хмелем желанья, теплотой терпкого вина. Узкая тропинка Млечного пути ведет к тебе. Что есть любовь? Слышишь звонкие колокольцы заходятся серебристым звоном? Разверзлись небеса, приоткрылся иллюминатор Вселенной, и оттуда хитрым оком зыркнул Господь, тот самый, что чертил на песке закорючки да иероглифы, подергивая облакастую бороденку и посмеивась в снежные усы. Точка-точка запятая, минус - рожица кривая. Точка тире-точка тире...
Любовь приходит незаметно, исподтишка, и вот ты уже не одиночка, гордо и с песней бегущий по лезвию жизни, обдирая пятки и богохульствуя. Хочется крикнуть: "Я люблю тебя и этот мир!"-, и пусть крик уносится на крыльях ветра далеко-далеко и стократным эхом отзовется где-нибудь там, хоть в адском котле, где хвостатые чертяки варят грешников.
Я нашла тебя, отныне и присно, спасибо этому самому с бородой и коварным взором, который нас по образу и подобию вылепил и заставил дышать. Спасибо ему. Самое лучшее, что он натворил в этом земном мирке, это- ты, любовь моя.
Ты есть, мы есть. Мыслить - не значит существовать, к черту старину Декарта, что он вообще понимал в этой жизни?
Я хочу тебя, хочу тебя рядом и всего. Может я смогу подарить тебя мелкий осколочек счастья, блескучего и ценного, как черепок древнего горшка из кургана, за которым охотятся вездесущие археологи. Свет мой зеркальце, скажи...
Ты иероглиф, я иероглиф, мы иероглифы любви. Мороком сладким, наркотиком в кровь - это все ты.
Любовь - молчаливый сфинкс, немножко надменно и всемудро зрящий в глубь вещей. А иногда он превращается в самую ласковую тварь и льнет, обволакивая теплотой и светом, мягким и тягучим. Ты видишь как светятся его глаза?
Сейчас бы рядом твои глаза, смотреть в них и читать историю про нас, про то что есть и про то что будет...

–>   Отзывы (5)

Пава
07-Apr-05 20:57
Автор: Марго Зингер   Раздел: Персонажи
Шепелявит ветер сипло,
в лужах скочут воробьи.
Приходи ко мне, мой милый,
поскорее приходи.
Солнце светит, но не греет,
будто лампа Ильича.
Где ты шастаешь, зайчонок,
мое имя лопоча?

В мокром парке, на аллейке,
средь зимой убитых трав,
восседаю на скамейке,
к небу гордо нос задрав.
Я красива словно пава-
грудь не лезет в декольте.
Даж залатана подкладка
в старом драповом пальте

Люди входют и выходют ,
Люди парами сидят.
Будь ты лешим из уродин -
карты правду говорят!
Накликала мне гадалка
увидать свою судьбу.
Цельный деть сижу на лавке -
тока встретить не могу!

–>   Отзывы (3)

птичка-мечта
06-Apr-05 22:02
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
руки к щекам приникли
волосы ласково разметав
в глазах- слепок неба зыбкого
райская птичка-мечта
жадным причастием поцелуй скользит
легкостью осеняя вкрадчиво
весна по-кошачьи в крови кричит
любовь накликая навязчиво

–>   Отзывы (8)

Гламурность
01-Apr-05 04:31
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
Гламурность бытия отверзшая печали
утонет в коньяке и сладострастный дым
от многоумных дум причастием спасая
звонит в колокола:
хер с ним хер с ним хер с ним


Шевелит ветви древ полночное затменье
томится в клетке дух забытый по весне
залившись соловьем сфальшивит в утомленьи
бренча в колокола:
хер мне хер мне хер мне

Вдвоем с тобой мы пьем за утоли печали
без устали встречая серебрянный рассвет
тоскливо стынет чай в фарфоровой пиале
янтарный окоем безвременных побед

–>   Отзывы (12)

слишком манерно
01-Nov-04 06:40
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
Жаркой ладонью взъерошу вам волосы.
Вы не узнаете как же мне больно.
Ночью в подушку уткнувшись, в голос я,
слезами давиться стану невольно.
Ваши касанья, медовые губы
мне не приснятся вдруг среди ночи
я не сорвусь прогуляться в прохладе.
О вас не напомнит мне мокрая осень
я вас позабыла и сладострастно
вырвала лоскут из шалого сердца.
Жалость к себе вызывают напрасно,
вы мне поверьте.


я не забыла печать поцелуев,
шепот их помнит трепетный кожа.
Ваши объятия шелково-нежные
сердце мне более не потревожат.
в гневе зовите отпетою стервою,
я не противлюсь такому исходу.
Пусть прозвучит не слишком манерно,
Что время стекает в вечности воду.

–>   Отзывы (21)

Лису
31-Jul-04 08:16
Автор: Марго Зингер   Раздел: Хард-рок
Клок шерсти оранжев и ласков
на ощупь он глаже шелка.
Зыркая хитрым глазом
Лис произносит :
-Позволь- ка ,
Лис я, не волк из сказки.
Ты - не Иван-царевич.
К черту ненужные ласки,
Душу спиртом согреешь?


Лисы - рыжие бестии,
в листьях опавших - ложе.
Рыжее солнце блещет,
жаром воздух тревожа.

Лис носом уткнулся в ладошку,
хвостом навевая прохладу.
Жизнь теплится понарошку,
другой
не надо.
–>   Отзывы (3)

Мартышечка
01-Apr-04 11:33
Автор: Марго Зингер   Раздел: Миниатюры
В свалявшейся шубе, словно плюшевая мартышка, оплешивевшая в искренних
объятьях пары-тройки поколений подрастающих карапузов ( ставших
респектабельными и не очень , ставшими на ноги, свои и соседа, и неважно куда
они там вставали, главное - выросли).
А мартышечка никчемна , позабытая в куче старого барахла, в темной кладовке, где рядом уютно примостились трехколесный ржавенький велосипед... А бывало
белобрысый веснушчатый востроносенький мальчугашка теребил матрону-мамашу за рукав:
«Ма, ма, я возьму лясик? покататься, а?»
И куча дырявых тряпок: чьих-то платьев, штанов, пальто, шляп - немых писков моды и затухших визгов восторга; обломков мебели, отбитой посуды, мятых кастрюль и прочих пыльных воспоминаний, заброшенных из жалости, из ностальгии по прошлому, что бы как-нибудь потом разобрать,
систематизировать, оставить потомкам наконец…
…Жиденькие трепаные волосики, лицо в разводах грязи акварельной. Она вжалась в угол у выхода из метро, распространяя ароматы немытого тела, затхлой подвальной
сырости, от нее разило болотной тиной и плесенью. Ее серые мутноватые глазенки
беспомощно останавливались на фигурах, дерганной походкой растворявшихся в
пестроте Невского...
Мартышечка...
–>  Полный текст (2860 зн.)   Отзывы (1)

Старикан
28-May-03 03:04
Автор: Марго Зингер   Раздел: Лирика - всякая
Свет фонарей расплескался по асфальту жирными пятнами .За лобовым стеклом мельтешили городские улицы, погруженные в зимнюю спячку.Лишь редкие прохожие медленно брели по скользким тротуарам.
Антон в задумчивости поглядывал на дорожные знаки, механически ведя дорогостоящее транспортное средство. Из автомагнитолы надрывно неслись сумрачные фортепьянные опусы Баха из первого тома хорошо-темперированного клавира. В прокуренном насквозь салоне было тепло, даже немного душно. Антон со злой усмешкой любовался на портрет белокурой грудастенькой красавицы, что мило улыбалась ему с приборной доски. Вот уж никогда б он не думал, что Мила окажется такой поганой сучкой.
И как это оно так вышло, что он,молодой человек, подающий нешуточные надежды и вот, угораздило же по уши втрескаться в белокурую Милку, работавшую официанткой в небольшой уютной кафеюшне, неподалеку от офиса. Два месяца , изо дня в день, он таскался туда в ее смену и восторженно пялился на то , как она ловко кружила с подносами возле столиков, и склонялась над подвыпившими посетителями.Антон ярился каждый раз, когда не в меру ретивый клиент хватал ее за округлый зад Уходя, он оставляя ей неизменный полтинник чаевых и одаривал щенячьим обожающим взглядом. Потом они познакомились. Роман был феерически бурный, а через полгода она стала его женой.
Антон и представить себе не мог, что Мила подцепила его из-за денег. Но...Но...
...Машина резко дернулась и с визгом затормозила, оборвав поток накативших сумрачных мыслей.Антон испустил трель грязных ругательств и выскочил из новехонького мерса. Прямо перед бампером, на асфальте, распласталась недвижимая человеческая фигура. Пока Антон, приходя в себя от неожиданности, нервно рассуждал о том, что же ему теперь делать. Фигура подала признаки жизни и закашлялась. Пострадавший уселся и, покачиваясь, уставился на Антона. Теперь , в свете фар , неудачливый водила смог разглядеть свою жертву. Это был старичок с козлиной бородкой и хитрым прищуром. Одежда его была на вид неопрятна и разношерстна.
"Бомж"-с облегчение подумал Антон и полез за сотней в лопатник. "Суну ему подачку и пусть катится ко всем чертям"
-Дед, ты чё? Чего под колеса кидаешься? Совсем головой ослаб? - миролюбиво пробасил Антон и протянул старикану бумажку.
Тот схватил денежку и попытался встать , но , картинно застонав , грохнулся обратно на асфальт..
-Ох...больно ...
Витиевато выматерившись про себя, Антон смирился с тем , что старика надо волочь в больницу. Он не очень-то вежливо загрузил его на заднее сиденье и включил зажигание.
-Молодой человек...хорошую музыку слушаете ...фуга си-минор...Гилельс..-
Старикан одобрительно крякнул
Антон заинтересованно покосился на старика.
-Ишь, дед, ты оказывается меломан...
-Я?- дед заржал и принялся копошится в своих одежках. Откуда-то он выволок маленькую блокфлейту и подмигнул заговорщицки озадаченному Антону. Поднес к губам этот незамысловатый инструмент и вдруг резво вписался в баховсие фуги, нота за нотой подыгрывая великому Гилельсу. Антон от удивления остановил машину и заслушался чистотой звучания. Дед так профессионально наяривал на простенькой дудочке, что Антона взяли завидки. Он всегда был неравнодушен к исполнительству, но дальше нескольких гитарных аккордов так и не ушел. Правда , с техническим прогрессом он уже давно всласть баловался сочинительством компьютерной музыки, но в глубине души, всегда считал, что на компьютере, при некотором ьерпении ,и обезьяна заделается великим композитором.
Дед наигрывал, пока не закончилась запись.
-Ну ты...дед...ты же маэстро настоящий.-восторженно пробормотал Антон..-Слушай, батя, я тебя не сильно повредил ? Болит чего?
-Да нет...в порядке я...что вы на меня глаза вылупили, юноша. Я когда-то знавал золотые времена.Высадите меня вон на том углу...
Антон вдруг понял, что они уже подьезжают к его дому. Там Милка и гнилые разговоры...
-Батя, а как вас звать....-Антон и сам не заметил , как перешел на вы.
- Николай Палыч... зови меня просто Ник...так проще...
-Меня-Антон.-- он протянул старику руку.
-Ник...я вас приглашаю...видите кафе? Вы составите мне компанию? Мне будет приятно ваше общество.
- Спасибо юноша, наверное надо бы отказаться...но я уже стар и потому принимаю приглашение
Через пять минут они сидели за столиком уютного небольшого кафе. Вокруг них суетились юные девушки- официанточки, на которых старый Ник поглядывал плотоядным взглядом, приводя в удивление Антона. Как ни странно, под старым драным пальто на старикане оказался вполне сносный костюмчик, знаваший, правда,и более удачливые времена.
Через час они стали лучшими друзьями , Ник согласился давать уроки игры на флейте своему молодому знакомцу , а Антон пригласил его в гости...
...Стоя перед дверью и слегка покачиваясь, Антон сосредоточенно пытался попасть ключом в замок , когда дверь открылась без его помощи. На площадку из его квартиры вывалился совершенно чужой мужик , за которым маячила улыбающаяся Милка.
-Эт-т-т-о что еще за шуры-муры?...-рявкнул Антон и рванулся в свое жилище, позабыв о Нике, обреченном топтатья за дверью.
-Что ты себе позволяешь? девка кухонная?..в моем доме?-бушевал Антон -а ну собирай свои монатки и дуй обратно в свою забегаловку, тебя уже там заждались..
Тем временем , пока Антон,стоя посередь коридора, низвергал весь свой словарный запас на хрупкие плечи супруги, , на лестнице послышалась какая-то возня, пыхтенье и стук, дверь распахнулась и Ник торжествено вволок в квартиру того самого мужика, что пытался прошмыгнуть незаметно. Мужик , немного покореженый,но совершенно на вид невиноватый , шипел и брыкался.
-Кто это?-грозно вопросил Антон, тыча пальцем в злоумышленника.
-Мля..сосед я ваш новый, ребята, въехал сегодня этажом ниже, Серегой звать...Зашел отдать ведро мусорное, попользоваться просил у супруги вашей утром.-нервно сипел тот.
Милка , полностью игнорируя и соседа и мужа, вытаращив глаза, пялилась на Ника, ее лицо вытягивалось . Этот хитрый старикан , его черты , были ей так знакомы, знакомы еще с детства.
-Деда Ко-ля..-сдавленно произнесла она..-а мы думали ты помер
Ник присмотрелся к растрепанной девице в бархатном пеньюаре и,от неожиданности выпустил на свободу свою жертву...
-Люська, внучка,во дела.- проорал он и нежно присосался к Милкиной розовой щечке
Антон, осоловевше взирал на происходящее и чувствуя ,что его несчастная крыша сейчас даст крен. Сосед , о котором все позабыли, тихо слинял зализывать свои раны в новой квартире.
-Ник, дед...моя Милка,че, серьезно твоя внучка?-пробормотал Антон
-Если быть честным , как на духу, то внучатая племянница,-ухмыльнулся дед-так что, юноша, оказывается мы с тобой родственнички.Внучек, хе-хе.
Антон тихо сполз по стене, окленной под цвет мореного дуба....
Вскоре они все трое , по-семейному, сидели на кухне и прихлебывали чай с вишневым ликером. Свежевымытый дед благоухал дорогой туалетной водой и смотрелся как старый денди в антоновом малиновом халате.
-Ник, слышь, как ты сцапал этого бугая-соседа? -дружески вопросил Антон, шлепая Ника панибратски по спине.
-А у меня, сынок, хватка дай боже,хе,и не в таких переделках бывали
- Угу,мой дед просто прелесть, он все может .Да и не такой он здоровый, сосед этот, как кажется м певрвого взгляда -подала голос Милка
- Что Ник- класный старикан я и сам усвоил...сосед, говоришь, не такой здоровый как кажется?Чтооо? А ты откуда знаешь?..-взвился Антон...- так этот Серега, он только вымаливал попользоваться нашим мусорным ведром? Или устраивал тут демонстрацию своей мускулатуры?....
-Прекратите ругаться...ребятки... давайте выпьем за мирное сосуществование...- провозгласил Ник, не лавая им вспомнить о ссоре .
Антон пригубил свою стопку, махнул рукой и крикнул..
-Дед сыграй, а? И да гори оно все синим пламенем.
Старый Ник потянулся за своей дудочкой и вдруг заиграл на ней "Свадебный марш" Мендельсона....





–>   Отзывы (15)

Эх, Леха, Леха
13-May-03 22:45
Автор: Марго Зингер   Раздел: Проза
Я реву. Я все время реву и пожираю пирожные.Я знаю, что и так как корова, что денег в обрез. А все равно, пережевываю со слезами мокрую бисквитную булку в шлепках кремовых розочек.
Он, любовь моя, солнце мое ненаглядное, когда-то дарил мне розы - бордовых крепышей с мелкими шипами, и распинался о любви. Может, с каждой кремовой плюшкой я силюсь проглотить воспоминания о нем? Съесть и забыть.
Стою у витрины Елисеевского, бездумно заглатывая очередной кусок бисквита, глазею на слатенькую парочку, разглядывающую ликер "Шеридан".
Парень обшаривает свою голубу глазенками с таким вожделением, как я - очередное пирожное. Вот она - сласть бытия.
Он, сердце мое, Леша, подарил мне однажды такую же бутыль, деленую на две части: белую и черную, кофейную и кремовую. Сам он не пил, не курил, не гулял, кажется. Прям-таки ангел - божий одуванец. Какая тогда была длинная ночь!!! Я одна, маленькими глотками смаковала вязкую жидкость кофейного благолепия, а он шальными от страсти глазами поедал мою плоть.
–>  Полный текст (5598 зн.)   Отзывы (10)

Цицероновщина
08-May-03 00:48
Автор: Марго Зингер   Раздел: Персонажи
Я всегда боялась первого раза. Еще когда мне было 16, и я сама себе придумывала сказки о прекрасном принце, душераздирающий сценарий каждый раз трагически обрывался на том самом смутном месте - моем камне преткновения.
Я, закрыв глаза, предавалась сладеньким мечтам и у меня нарисовывался симпатичный юноша, немного похожий на гардемаринистого Харатьяна. Этот выдающийся юноша знакомился со мной на улице или еще в каком присутственном месте, или же тащил с лету на дискотеку, где дарил мне сплошняком все медленные танцы вперемежку с цветами, я ощущала даже, как мы с ним страстно целуемся и чуяла вкус его губ. Потом он провожал меня домой, нежно обняв за плечи и шепча кучу смешных и ласковых слов, я хихикала как последняя идиотка, мы заходили ко мне, родителей конечно же там не было, они отбыли на дачу... Банально? А что вы хотите он младенческих мечтаний? Но я все таки продолжу, далее часть наиболее интересная.
Два бокала с янтарным вином, папиной гордостью, привезеным из Италии (было у нас такое вино, которым угощали только выдающихся гостей). Тихая музыка, свечи, ищущие руки, ласковые податливые губы. И все... Лента обрывалась.
Конечно же я была продвинутой девицей и все тонкости теоретически знала в деталях, никчемные байки о капусте и журавлях рассеялись еще в восьмилетнем возрасте. Но представить себя голышом в обществе кого-то, и чтобы этот кто-то, совершенно мне чуждый, хватал меня везде потными руками - такое кощунство было выше моих сил. А как мы станем раздеваться? Вдруг, какой конфуз, к примеру, я запутаюсь в собственных штанах? Ведь вначале все так красиво, как в романе, а потом? "Ой, я в трусах запуталась"?
А если попросить его выйти, пока я буду раздеваться,- это вообще глупо. Да мало ли дуростей посещает человечьи головы, вот и моя черепушка, тем более в 16-17 лет, не была исключением. В конце концов, а если в самый ответственный момент мне захочется, простите, в туалет: "Милый, перестань целоваться, я хочу пи-пи?" Фу.. Здесь меня даже передергивало. А ведь от первого раза так много зависит. Гуляешь ты с кем-то, гуляешь, летаешь на крыльях любви, курлыкаешь от счастия, говоришь о вечности и вдруг - случится какая-то глупость, и он в тебе разочаруется или ты в нем. Конец сказочке. Капут, как говорится. Такие вот мыслишки мучили меня очень долго.
Я закончила школу, поступила в институт, где удостоилась внимания многих сокурсничков. Я смотрелась стильной и красивой девицей, к тому же любила потрепаться об философских материях, а целомудренность привносила в мой имидж некий лоск. Каждый пытался пробить броню в надежде оказаться первым. Подозреваю, что на меня заключались пари. Я же не обделяла никого своим вниманием, вела веселый образ жизни, пила, как лошадь, дымила паровозом, целовалась в подъездах и при луне, пересчитывая звезды, а дальше - ни-ни...
Естественно, никто не догадывался о моих дурацких опасениях. Как-то попыталась близкой подружке по пьяному сознанию рассказать об этом нонсенсе, когда она спросила меня, почему я еще ни с кем не была, ведь поклонничков-то море. Так подружка начала неистого ржать на середине моего трагического монолога, и заявила, что оно всегда само получается, как по маслу, ты и пикнуть не успеваешь, и не объязательно для этого раздеваться, что она и в парадняке и в лифте умудрилась - и ничего. Только после лифта потом шея неделю болела, позвонок себе свихнула. Я покрутила ей пальцем у виска и мы замяли тему до лучших времен.
Училась я неплохо, ВУЗ был гуманитарный, и душа у меня была гуманирная, но один предмет оказался моей Голгофой - современная философия. Как я ни рыла носом конспекты, книги - все было мимо, не могла связать и двух слов. Про препода философа у нас ходили страшные слухи, что сдавать ему зачет равносильно колесованию: ни с кого не слазит пока не доведет до белого каления. А внешность-то какая обманчивая - с виду очень доброжелательный такой дядька, лет сорока в кругленьких очечках тонкой оправы, с греческим профилем и благородной бородой. Он мне всегда напоминал Цицерона, каким его в учебниках изображают. Собственно, видимо не одна я разглядела в нем подобное сходство, потому что Цицероном его величало все наше студенчество. И вот, приближалась сессия, и эта чертова философия сидела занозой в моей заднице. И настал день казни, в башке была полнейшая пустота, несмотря на три ночи, проведенные в обнимку с трудами современников и классиков, несмотря на карманы, распиравшие от шпор, накаляканных микроскопическим почерком, несмотря, несмотря...
Я пропустила всех вперед и осталась последней подпирать стенку институтского коридора, надеясь, что наш Цицерон устанет к концу зачета. Время тянулось бесконечно долго, нокаутированные однокурсники вылетали из кабинета кто с ругательствами, кто со слезами. Пришла и моя очередь. Я вошла, уселась напротив него и трясущейся рукой вытащила билет. Невидящими глазами уставилась на картонку и стала лихорадочно соображать, что я помню про Дерриду и Локана.
Цицерон отечески глянул на номер билета и вышел из аудитории, оставив меня в одиночестве, а я полезла за спасительницей-шпорой. Когда я, пыхтя от страха и усердия, переписывала текст, Цицерон неожиданно вернулся и склонился надо мной.
- Так-с, девушка, что у нас тут? - прошептал он и его дыхание обожгло мою шею.
"Ну все, каюк", - подумала я испуганно и тут... я почувствовала как его губы нежно касаются моего уха и проскальзывают дальше и дальше, я онемела, захмелела, но не испытала никакого страха или там отвращения. Он продолжил целовать меня и осторожно подбираться к более интимным деталям моего тела, которые предательски зудели.
Голова слегка кружилась, было странно и легко одновременно, время остановилось, я набралась наглости отвечать ему жадными поцелуями и даже случайно укусила его за ухо. Он посадил меня на парту, а я плыла куда-то, ошалевшая от напора, и даже не заметила, как лишилась основательной части гардероба... В башке вертелась полнейшая сумятица: "Вот он, первый... а Надька была права, права, насчет масла... Концепция Дерриды... Локан-фаллогоцентризм....", - полная ахинея.
Так вот оно все и получилось, совершенно неожиданно, легко, красиво, ненавязчиво и более чем непристойно. Когда наваждение прошло, я, краснея, стала одеваться, путаясь в рукавах и штанинах собственных шмоток :
- Скажите, когда я смогу пересдать зачет? -спросила я дрожащим голоском.
Коварный Цицерон ухмыльнулся и, что-то чиркнув в зачетке, протянул ее мне.
- Удовлетворительно,- произнес он с неподражаемым апломбом.
Выйдя из кабинета и аккуратненько прикрыв за собой дверь, я перевела дух и раскрыла зачетку. Там было написано: современная философия - 5(отлично) и стояла его подпись.



–>   Отзывы (24)

Осторожно, бабушка!
07-May-03 00:02
Автор: Марго Зингер   Раздел: Персонажи
Баба Аля приехала из морозного Мурманска и поселилась у нас на правах гостя. Мы -
это семья из четырех человек, закаленных в междоусобных войнах. Она приходилась мамой нашему папе. Семья наша считается хорошей и дружной, но куда деваться от паршивой овцы в стаде? Такая овца - я, самый младший. Звать меня Костик. Мама и папа считают, что я трудный подросток, потому что у меня хамский характер, потому что я втихаря пью пиво и курю, таскаю у старшего брата журналы с голыми бабами, завел собственную девчонку и умею сплевывать сквозь зубы. А еще я достал всех преподов в школе, удираю с английских курсов и люблю слушать дикую музыку, которая у мамы вызывает головную боль, у папы приступ раздражения, а у брата кучу неприличных выражений.
Так вот, я начал расказывать про бабушку, и о том как увидал ее второй раз в жизни. Раньше я ее тоже видел, но тогда был совсем младенец и мне было лет пять. А сейчас мне уже 13 и семь месяцев сверх, я хожу в рваных джинсах и черной футболке с надписью Nirvana.
Однажды я притащился из школы домой и, врубив Курта на полную мощность, поперся на кухню, что бы разогреть себе жратву, когда раздался звонок в дверь. Я вспомнил, что сегодня должна приехать бабка Аля и поплелся открывать.
На площадке стояла немолодая тетя в черном полупальто и красной шляпе, в уголке губ она мусолила дымящуюся беломорину. У меня отпала челюсть, и я под насмешливым взглядом странной дамочки еле промямлил
- Здравствуйте...
- Зови меня Ба,- сказала она развязным тоном,- все приличные внуки зовут своих старух кратко и со вкусом - "Ба", и не надо мне выкать, ты мне внук. Притащи-ка пепельницу, не стряхивать же пепел прямо на ковер.
Она вошла и разделась. Я обалдел. Моя бабка была по самые уши экипирована матерой джинсой.
Затрещал телефон. Это был папа, который говорил что останется сегодня на совещание. Я положил трубку и приволок пепельницу.
- Ну? Что уставился? Старух не видел? Лучше чайник ставь.
- Вы.. ты.. не похожа на старуху.
- Какой у меня милый внук, оказывается, вырос, а я тебя помню маленьким засранцем, который при случае норовил обмочить штаны и орал как оглашенный,- хмыкнула моя бабушка и прислушалась, - Хороший музон, люблю старину Кобейна, сделай-ка погромче.
Я онемел от обалдения - вот это бабка, просто зашибись, я в нее уже влюбился.
- У тебя есть приличная сигарета? Этот "Беломор" уже не лезет в мою глотку.
- Я ва.. ще-то не ку.. - Выдавил я из себя.
- Да ладно тебе подкалывать старуху, когда наа морде написано, что дымишь в кустах. Не ломайся.
Я выволок из кармана мятую пачку "Винстона"
- Отлично. Покурим внучек, не ссы, никто не узнает.
Я затянулся с наслаждением сигаретой. Впервые я курил не стремаясь, не в сортире, а на кухне собственной квартиры. Непостижимая бабка тем временем накрыла на стол и выволокла упаковку "Балтики".
- Еще залей мне, что пива на дух не переносишь.
Я расслабился, мне стало легко, заржал, от переизбытка чувств, крепко матюгнулся и замолк, опасливо косясь на Ба.
- Во. Теперь вижу, что это мой внук. Правильного воспитания и развит как положено, а тодумала придется обучать тебя азам ненормативной лексики.

До самого вечера мы протрындели с Ба на кухне, куря сигарету за сигаретой , потягивая пиво и закусывая это блаженство соленой рыбой. Ба вытянула из меня все секреты и даже узнала размер бюста моей девчонки. Разглядев Ольку из 7-в на фото, она одобрила мой вкус и шепотом поинтересовалась, не успели ли мы с Ольгой того-этого. Я смутился.
В разгар кайфа явился из универа брат - когда рядом нет предков, он ведет себя как нормальный пацан и даже не пинает меня за курево и пиво.
Ба сразу огорошила его с порога:
- Стопочку налить за мой приезд?
Брат, поглядев на наши красные рожи, стол уставленый пивом, и пепельницу, с горкой заваленную окурками, махнул рукой и сказал:
- Наливай.
- Слышь, ее надо называть Ба, она так просила,- Гордо сказал я менторским тоном старшому, - все приличные внуки называют своих старух Ба.
- Ба? Наливай, Ба - весело гаркнул он и схватился за бутерброд - жрать хочу -сдохнуть.
Алеха тоже прошел бабкины тесты. Я с удивлением узнал, что мой правильный старший брат оказывается нормальный парень, который ради своей девчонки проматывает лекции, покуривает травку и надирается с друзьями по самое не хочу. А я-то думал, что он серьезная тихоня, который зубрит учебники и копошится в конспектах.
Ба, успокоившись по поводу нашего развития, принялась травить байки про папу. А ведь он был таким раздолбаем, что нам с Алехой и не снилось. Его выгнали из школы за неуспеваемость, а после армии он хипповал: таскался с гитарой в одной руке и девчонкой в другой, причем девчонки менялись регулярно, в отличии от гитары.
Я так и прыснул, представив нашего папу с длинными патлами, в джинсах и с гитарой. Сейчас папа ходил на работу в костюме и при галстуке, а вместо гитары таскал в руке кейс с документами.
Бабка достала из своей необъятной сумки пачку старых фотографий, и мы с Алехой с восторгом уставились на лик папаши, обрамленный длиннющими патлами непервой свежести. Рядом с ним притулилась в доверительной позе какая-то девчонка, у девчонки были ужасно красные губы, юбка почти до пупа и волосы дыбом, что-то в ее чертах было неуловимо знакомое.
- Ба,- Алеха с сомнением повертел снимок,- а эта девица не наша мама?
- Глазастый. А что? Не похожа.- Ба заржала на всю квартиру.
Мы выдирали друг у друга фотки и ржали над родителями. Наша степенная мама, наш деловой папа в огромной пьяной компании, они же на пляжу в недвумысленних позах, папаша, смолящий косяк, мамочка с обнаженной грудью и т.д.
За этим занятием нас и застала мать - мы так вопили, что не расслышали как она открыла дверь.
Все трое, повернулись в ее сторону. Я и Алеха переглянулись - сейчас что-то будет. Мать в гневе.
-Алефтина Георгиевна, вы... вы.. вы,- возопила надрывно мама и полезла открывать окно: после наших посиделок в кухне можно было вешать топор.
- Люсенька, золото мое, девонька ты моя...- закричала наша Ба и, опрокидывая табуретки, побежала обниматься с мамой.
Мама опешила.
- Люсенька, перестань. У тебя мировые парни. Я горжусь ими и хватит манерничать. Подумаешь, мы с ними пивка дерябнули
- Костя при вас курил? - мама кипела и бурлила.
Ба скептически оглядела маму и толкнула ее в сторону свободной табуретки. Мама не успела очнуться, как в ее руках оказалась стопка водки и огурец, а перед носом - старые фотографии.
- Глотни и расслабься, Люся.- скомандова бабка
Я с круглыми выпучеными глазами уставился на маму, которая огромную стопку хватила до дна и одним залпом - вот это да-а-а-а....
Мама стала перебирать фотки и налила себе еще стопку.
- Ма, ну ты даешь, привезти эдакую компрометирующую пакость и показывать ее детям? - хмыкнула она и любовно разложила перед собой фотографии
- Да где ты видишь детей, дорогая? Два здоровенных лба.
Еще через полчаса явился с работы отец. Он расцеловался с Ба, чмокнул нашу маму, потрепал нас по головам и с восторженными воплями вцепился в фотки. До самой ночи мы сидели, слушали родительские рассказы об их бурной юности и дивились тому, как изменяются люди.
Ба прогостила у нас с неделю и засобиралась домой. Мы все вчетвером поперлись провожать ее на вокзал. Мне было муторно из-за того, что она уезжает. Она взяла с меня и с брата слово, что летом мы приедем к ней в гости.
Папа тоже взгрустнул, а мама украдкой пустила слезу. Поезд рванул вперед, увозя нашу Ба.
Мы побрели в сторону дома.
- Значит так, дети мои,- безапеляционно произнесла мама, - ставлю такие условия вашей взрослой жизни: пепел на ковер не стряхивать, тошнить с перепоя в сортире, баб домой не таскать, по крайней мере, в мое отсутствие. А ты, Константин, можешь курить на кухне, но когда я на работе - нервы у меня еще слабоваты.
- Ну, мля,- буркнул я с трехэтажным продолжением.
- А наказание за матерщину в общественных местах никто не отменял, кент, - сердито проговорил отец и с наслаждением вмазал мне подзатыльник.



–>   Отзывы (7)

Вы ничего не пропустили? 
 Поиск : Автор : Марго Зингер
 Поиск : Произведения - ВСЕ
 Поиск : Отзывы - ВСЕ
 Страница: 1 из 1