Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
Старый Брюзга

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Город и Человек
ВСЕ в разделе
Произведения в разделе
Отзывы в разделе

Индексы?
Начало
  Наблюдения (11)
По содержанию
  Лирика - всякая (5892)
• Город и Человек (387)
  В вагоне метро (25)
  Времена года (299)
  Персонажи (290)
  Общество/Политика (123)
  Мистика/Философия (647)
  Юмор/Ирония (633)
  Самобичевание (103)
  Про ёжиков (57)
  Родом из Детства (336)
  Суицид/Эвтаназия (75)
  Способы выживания (297)
  Эротика (67)
  Вкусное (38)
По форме
  Циклы стихов (129)
  Восьмистишия (269)
  Сонеты (94)
  Верлибр (140)
  Японские (178)
  Хард-рок (49)
  Песни (160)
  Переводы (170)
  Контркультура (8)
  На иных языках (25)
  Подражания/Пародии (148)
  Сказки и притчи (67)
Проза
  Проза (611)
  Миниатюры (343)
  Эссе (33)
  Пьесы/Сценарии (23)
Разное
  Публикации-ссылки (8)
  А было так... (455)
  Вокруг и около стихов (86)
  Слово редактору (10)
  Миллион значений (31)

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0500):
  11:48:51  16 Oct 2018
1. Гости-читатели: 3

Многородие
21-Sep-18 21:28
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Поднимет ли прохожий ворот,
собачка ль выбежит на дождь –
у бытия походка вора,
и плащ демисезонный тощ.

А ты, не верящий ни в Бога,
ни в чёрта, только в бытие,
совсем не чуешь как прогоркло
усталых истин питие.

Но время знает, хитровато,
что снова станет роковым,
зимы прикладывая ватку
к своим порезам вековым.

Перемешаются народы,
и быт, и бог, и царь, и чёрт…

Осенний вечер цвета йода.
И вечность струйкою течёт.
–>

Рыбы
09-Aug-18 20:06
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
долгие долгие зимы
мутные проруби дней
дворники черные мимы
резкие смены теней
серые здания шубы
улицы взятые в плен
был бы неузнанным Шуберт
там где не к месту Шопен
города поднятый ворот
пальцами каменных труб
прячутся псиные своры
в полуподвальный тулуп
встречные люди что рыбы
чувствуют Божью уду
ловкую ловкую ибо
небо есть прорубь в пруду
–>   Отзывы (3)

Сутки дождь
08-Jul-18 06:10
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Сутки дождь. Меня спасает Kenny G –
неизменное лекарство от хандры.
Безтальковы эти летние дожди.
Я налью, пожалуй, харамамбуры.

Пропущу, поймаю, лягу, как вратарь.
Мне приснится дождь и зонт над стариком.
Ах, Арсений, раньше срока не ротарь.
Не тарковский нынче случай, не таков.

Веды-ветры, суеветры, ну зачем,
вы нагнали снова тучи, снова страх?
Я боюсь, что и меня, погнав взашей,
уведёте и оставите в горах…

Я очнусь, увижу – дождь не перестал
издеваться, но в прореху виден свет.
Ихтиандрова хандра. Печаль проста –
есть вода, но почему-то жизни нет.

–>

Ожерелье
15-Jun-18 01:45
Автор: algon   Раздел: Город и Человек
ОЖЕРЕЛЬЕ.
(Маленькие рассказы).

Масло.
- Оль, прикинь, ну и масло завезли: целый день простояло рядом с холодильником, а ему хоть бы хны – целехонькое; не только не поплыло, а осталось прежним, словно привезли прямо сейчас.- Молодая женщина произнесла все это с большим воодушевлением, видимо её вдохновила на подобный речитатив товарная красота непортящегося продукта. Её визави никак не отреагировала на эмоциональный всплеск подруги – просто пошла дальше, но в противоположном направлении.
- Как твои мужички поживают? Что-то ты в последнее время перестала фонтанировать домашними новостями. А то я уже подсела на твои сериальные хроники до такой степени, что чего-то мне сейчас не хватает. Требую продолжения. Ира с натугой реагирует на Ольгины слова и не без сопротивления отвечает:
- Да с маленьким все в порядке, а Георгий – сволочь опять ушел в загул: даже не знаю в какой? То ли просто пьянка, то ли с шалопутной прежней связался.- И ты терпишь? – Ольга подбоченилась, и хлестко продолжила.- Чем больше мы им позволяем, тем наглее они ведут себя. Все – патриархат кончился, пора прибирать власть в собственные руки, во всяком случае, хотя бы стремиться к этому надо, а не плакаться в жилетку постоянно.
Ирина вняла этим словам, но очень по своему: она на какое-то время замкнулась и внешне сдержанно, внутренне напряженно переваривала обычные (Ольга позиционировала себя как гуру, хотя была всего лишь на 4 года старше) наставления приятельницы. Больше того, она уже нуждалась в этих ежедневных нотациях и когда Ольга вдруг, по физиологическим или иным причинам, вела себя отстраненно - с Ириной происходило что-то напоминающее ломку у зависимого человека.
Главными и чуть ли не единственными плюсами работы были месторасположение магазина и обретенная привычка. А привычка у нас – это такая народная умозрительная слабость к внешнему порядку (только для других, или, в крайнем случае, только для всех, в целом), - этакая система внутренних посылов направляющая наши действия в русло знакомых и знаковых желобков. Так и здесь поведенческий стереотип включил в себя несколько позиций, и не последней в ней была Ольга – яркий антагонист Ирины, из-за чего их взаимное притяжение легко объяснялось. Да и дом её был не просто в пределах шаговой доступности – практически он находился на расстоянии зрительной погрешности, то есть рядом. Пяти минут хватало, чтобы выйти из служебного входа и подойти к подъезду.
Ирина поднялась на 4 этаж, открыла входную дверь, стала снимать пальто и в этот момент из шкафа-купе с диким воплем выскочил Сашка и в очередной раз её сильно напугал. Обычно после школы он зависал у соседей, где он с приятелем оказывался в окружении группы животных и сопровождающего их лица, здесь были: старшая сестра, кот с кошкой, немецкая овчарка, грозный и неподкупный попугай ара, сложного характера, пыточного ора и очень острого клюва - такой веселый и разнообразный домашний цирк, со своими клоунами, дрессировщиками и сестрой-шпрехшталмейстером, ведущим представление (кстати, с большим удовольствием), но сегодня видимо что-то не сложилось. Немного успокоившись, Ирина спросила сына о школе и, подразумевая мужа, о звонках и других новостях, которые Сашка моментально вывалил: мол, звонил папа, сказал, скоро будет и вроде какая-то кондировка закончилась, приходила тетя с 6 этажа, но он не открыл, сказал, чтобы позже пришла, когда мама будет. Пошли стандартные процедуры, вводящие домашнюю жизнь в матрицу повседневности. Правда, изредка, в мелочах, допускалось отклонение от шаблона, но не намного и не часто, дабы не будоражить мирное течение жизни, благодарно поглощающей текучку дней. Вот тут, когда казалось стабильность, приняла её, поглотила со всеми потрохами, явился пьяный отщепенец. Весь его опухший несуразный вид, весь его неопрятный (на её взгляд) блуд вызвали в ней такое желание его изничтожить, что она, схватив, находящуюся под рукой сумку рванула на кухню, куда он заполз отпиться.
- Оля, я, блин, убила его… он весь в крови, я боюсь к нему притронуться. Мы сидим в маленькой комнате и плачем. Приходи, быстрей, меня трясет.
- Ты больше никому не звонила?
- Нет, сразу тебе.
- Сейчас закрою магазин, буду через 5 минут. Не дрейфь, подруга.
Ольга решительно толкнула входную дверь, включила свет в коридоре, спросила Иру, где лежит труп и повернула направо, /как известно, большинство преступлений на бытовой почве происходит на кухне (там имеется все необходимое снаряжение для разрешения дискуссионных ситуаций: ножи, вилки, скалки, сковородки и ещё масса других предметов первой боевой необходимости)/. Буквально через минуту раздался вполне довольный возглас:
- Ириша, принимай покойника, да не боись – он довольно живенько выглядит. Да возьми какую-нибудь тряпку, что не жалко выкинуть, а то он весь в крови и в масле… да ты права оказалась – оно не тает. Ты ему прямо по носу им задвинула, вот он и ковырнулся пьяненький с копыт, да и прикорнул малость.

Сокращение.

- Жалеешь? Или работу нашла получше?- Шеф спросил Марину, с интонациями отеческой заботы и теплоты.
- Абсолютно индифферентно и равнодушно – если совсем коротко ответить на твой вопрос.
- Я не помню, Марина, чтобы раньше вы ко мне обращались на ты.
- Наконец-то и вас пробрало, и как мало для этого надо было – всего лишь один раз дать обратку. Видимо все-таки сложно преодолевать культурный код, заложенный в юности.
- Получается – Вас постоянно раздражал мой, вполне заботливый, семейный подход.
- Скажите ещё – охранительный, такой знаете Домострой 21 века. Да и на державного отца вы не подходите по возрасту, ну может быть на патерналистского гуру; и про себя добавила: хотя здесь мы имеем скорее уже клинический случай.
Со стороны их беседа смотрелась как легкое, не обязывающее ни к чему, обыденное каждодневное словоизлияние. Однако вот так выговориться, дать волю подсознанию – ничего не может быть слаще; особенно, когда нормы офисного этикета длительное время накапливали в тебе черный заряд сгнетенного негативизма. Ради такого освобождения стоило дождаться, в конце концов, этого несчастного сокращения; потому как при обычном увольнении, в связи с уходом на другую работу (проще говоря – по собственному желанию) сохранялась бы какая-то смягчающая прокладка между желаниями и общепринятыми рефлексами, которые управляют не чувствами, а понятиями, которые, как известно, у нас не норма закона, а сама жизнь.
«Никто не откликнулся на мои уговоры, а лететь в Египет без сопровождения не есть комильфо. Но сложилась такая морально-физическая ситуация, когда пребывание в мартовской Москве, – на исходе из зимы и на непостижимом, почти божественном таинстве предопределения весны, на выходе из первого служебного цикла (ещё не имея подобного опыта, который приходит со временем), становилось мраком, мраком и мраком и хотелось рвануть безрассудно, хоть в омут, но подальше от хмурого, по настроению и погоде, отчего края. Но все брала скопом: билеты, отель, страховку - потому случилось далеко не идеально. Конец марта в Хургаде – тоже не сладкая песня: знаменито-противный ветер, вода на тепловом пограничье, да и отель (выбранный - по отзывам) был короток и с очень скромным морем (почти без живых рифов). Однако произошла неожиданная, можно сказать совсем не предсказуемая по всему нынешнему раскладу жизни встреча, после которой перекувырнулась прошлая Вселенная – и она, словно мертвецки спящий Будда, проснулась и обрела надежду, веру, любовь. На стыковочном рейсе – это уже после Стамбула на месте B оказался юноша тридцати с хвостиком лет, и он умудрился её - сухую недоверчивую москвичку обаять до бесчеловечного состояния за два с половиной часа. Причем не было какого-то особого донжуанского стиля, никаких Эммануэлевских винтажей (представьте себе это в эконом-классе – представили, теперь хохочите); только общение глаза в глаза, а в конце - в одном направлении. Самое страшное, кажется, прежде всего, для неё, произошло на выходе из аэропорта. И хотя она знала (он сообщил в подробностях о своих планах) о предстоящем сафари на дальний Юг и о том, что он изменит дату вылета, непременно вернется, и они продолжат свидание на другом историческом уровне (здесь она переспросила – истерическом? И это тоже будет, ответил он). Она все понимала: мужчины не способны резко спешиться, особенно, в начале пути (тем более, когда тестостерон обильно вырабатывается и, увы, не по вашему поводу), она даже готова принять все его слова на веру, но, тем не менее, момент бурного соединения Олега с компанией мужчин (дайверов, кстати, там были и две женщины) сразу же поверг её в жуткую меланхолию. Но ненадолго, во-первых, Олег оторвался от них, и хотя они активно грузились в мини-бас, подошел к ней и поцеловал наконец-то, (правда потом она как-то забылась и не помнила, сказал ли он что-либо), во-вторых, на голубом небосводе размашисто воцарилось Солнце, вдали переливалась текучим воздушным прибоем пустыня, на заднике невозмутимо подчеркивали её конечность охристые холмы, а впереди её ожидало безудержное море, которое невозможно описать никакими словами – только глазами можно вобрать в себя весь цветовой рельефный живой сплав подводного мира. И последним приходящим чувством было желание разделить этот мир с нежданно-негаданно свалившимся человеком. И вечером, уже засыпая и прокручивая этот длиннейший день в своей истории, она четко поняла очевидную истину: как бы не закончилось это ещё и не начавшееся приключение - она целую неделю будет жить с ощущением предстоящего праздника и невероятного эфемерного счастья.

Искусство.
- Понимаешь – музей современного искусства – не пантеон прошлых божков: в настоящее время девиз «искусство после философии» стал действующим камертоном творческой жизни. Многие, вообще, всю романтическую мифологию объявили увядшим пережитком, а выражение «великий художник» - гиблым заблуждением анахорета.
- И что же сейчас актуально? – Включает интерес Юля.
- Всё: и краска, нанесенная каким угодно способом на любую поверхность, и безыскусные предметы, расставленные в пространстве определенным методом, и режиссированные перфомансы с конечным или открытым финалом. – Эльвира на секунды поперхнулась и закашлялась от эмоциональности высказываемого.- А ещё ситуционисты, изоляционисты и далее везде – вот такая дихотомия современного и будущего, хотя насчет будущего я сильно тороплюсь – ведь скорость эволюции в мире потребления (уже не говорю о банальных развлечениях) намного опережает изменения в самом человеке. Получается такое радикальное изменение основного посыла смысловой цепочки: ведомый – ведущий.
- Может быть, за массою трюизмов современного искусства скрывается обыденное и стандартное желание сорвать куш, - отзывается Юля, желая поучаствовать в рассуждении,- и не обязательно денежный; ведь для художника, или для мнящего себя таким, момент катарсиса не менее важен, скорее более; заметь – они часто внутреннее лихорадочное состояние и принимают за это. А многие этим не только удовлетворяются, но и живут, упиваясь скрытым самолюбованием, отвергающим критику и глубокий анализ.
- Это не в мой огородик маленький булыжничек? – мягко нахмурясь (сквозь ироничную улыбку) кокетливо подставляется Эльвира. – Конечно, тебя я совсем не включила в этот эгоцентрический ряд,- торопливо ответила подруга.- Ты сказала об этой выставке довольно определенно – это лучшее из всего продемонстрированного в нынешнем юбилейном году.- Да, я сегодня четвертый раз её посещаю, теперь с тобою. Пошли к машине – мы решительно созрели до приобщения к высокой духовности.
Дорога была не длинная: по Главному проспекту, потом наверх к храму иностранных дел, затем направо по кольцу и через несколько километров Галерея. Эльвира вожделела дорогой, и исключительно по своему.
«Смотри, какая тварь, во подрезал …, а ты заткнись и рожей своей не козыряй, меня тошнит от вас всех, да двигай уже хрен старый, тебе не ездить надо, а на катафалке трястись пора, ну а этот студент, ещё и корячиться на нас, да пошел ты…». Напоследок, за этим буйным речитативом последовал оттопыренный средний палец, посланный от всей души молодому человеку, игриво глянувшему на неё из машины сворачивающей налево при вылете на кольцо.
Юля наблюдала извергающиеся экзерсисы подруги, как обычно, с заднего сиденья, дабы не пропустить ни одного жеста, ни одной фразы. Двойственное ощущение оставалось в ней на долгое время после этих боев без правил: с одной стороны, другу прощается всё, но первобытное, глубоко низменное представление оставляло за собою, пусть и ненадолго, тоскливо-конфузливое настроение. Эльвира, вообще-то казалась Юле в такие минуты не человеком, а каким-то монстром – этакой марионеткой впихнутой в экзо скелет машинного пространства, вследствие чего она становилась не сама собою, а грубой чужеродной функцией. После этого Юле все же требовалось некоторое время для возвращения в прежний мир красоты и галантности.


Партнеры.
- Раньше времени хвастаешься. Подожди, оглянись, очнись от химер, и я реально обеспокоюсь твоим состоянием: ведь после благих надежд (безуспешных) наступает такая депрессуха, какую лечат сильными средствами, правда далеко не безобидными.
- Все, не мучься из-за меня, я взял билеты на завтра – летим.
Двое мужчин сидят за барной стойкой закрытой зоны ХК «Сочи» и неспешно потребляют темное густое пиво, разлитое в оригинальные кружки похожие на небольшие бочонки.
- Зачем ты заказал крафтовое? Все эти дорогие показушки настолько далеки от привычного вкуса, что толком не поймешь – удовольствие получаешь или мучаешься. Больно отдает горечью, да ещё с лимонным привкусом. Как оно называется?
- Барливайн.
- Ни о чем не говорит. Почему не спрашиваешь куда? Зачем?
- Время есть, подойдет срок - сам расскажешь. Мы же сейчас не торопимся. Да и глобальные перемещения тебе даются легко, в отличие от амурных историй.
- Да уж, какие там – амурные, если бы не детишки – давно бы слинял от моей психованной. Ты посмотри, рядом мужики гаремы бабцов имеют и ничего – шито-крыто. А почему? Потому что нормальные жены имеют голову на плечах и самое главное – здравый смысл. Что тебе я рассказываю, ты Ксюшу возишь с собою в поездки, здесь пробавляешься эскорт услугами; а дома у тебя полный порядок. Причина? Твоя Марина – умница, и дома, и в гостях она ведет себя безукоризненно.
- Давай не заговариваться с комплиментами: просто я никогда не режу по живому; в отличие от тебя… подожди с возражениями. Если тебя так торкнуло этой девчонкой, как её звать, вот, вот – Мила, давай резвись, но зачем из обычного секса создавать проблему с участием близких; а у тебя ещё и теща подключилась, а она я тебе скажу очень конкретная женщина. Больше скажу: я бы не хотел её числить в своих врагах, да и в друзьях тоже. Такое впечатление складывается у меня, будто весь мир вокруг себя ты воспринимаешь как один непрекращающийся карнавал, и ради полноты ощущений тебе не хватает чего-то острого. А надо быть проще в своих внешних проявлениях: «лелеять свои надежды, но прятать от них ключи».
Наступает пауза, обремененная внезапно изменившимся настроением; в начале разговора хотя и были вопросы, но тональность диалога, беззаботность темы делало его легким и благодушным. Но бывают моменты, когда вроде бы общая атмосфера, природа места остаются прежними, личности те же – ан нет – какая-то необъяснимая, практически не поддающаяся линейному анализу субстанция обволакивает прошлое, перетекает в настоящее и столбит будущее.
Они ещё некоторое время перетирают пузырчатые семейные истории, даже касаются, между прочим, хоккея, который был лишь точкой встречи, а не сутью вопроса, который они отодвигали, замыливали, видимо до момента невозврата, когда тем или другим способом, но решать его придется, причем быстро.
Антагонист крафтового встает и идет в туалет, попросив партнера заказать «Маргариту» с солеными орешками. Через минут пятнадцать принесли коктейли – собственно «Маргариту» и «Дайкири»; приятель считает его истинно мужским напитком (из легкого пития), да и не любит он обезьянничать. Прошло достаточно времени, чтобы уладить все санитарные дела, даже с поправкой на разнообразные лирические отступления, но партнер не возвращается. Когда ожидание уже начинает коверкать время и будоражить мысли он встает и идет искать. Но Его нет нигде: ни в мужском, ни в женском чистилище; Его не видели ни официанты, ни метрдотель, наконец, и охрана, оставшаяся в машине сопровождения, тоже в недоумении. Поиск продолжается всю ночь – результат нулевой. Удивительным образом, видеокамеры, в избытке перекрывающие друг друга, небольшую зону около туалета не обслуживают – видимо из-за тонкой деликатности администрации. Кирилла просят задержаться на 2 суток, не взяв никаких письменных обязательств. Уже на следующий день его вызывают на опознание: тело Игоря обнаружили случайные люди на пляже в Пицунде, примерно в ста километрах от места событий. После снятия свидетельских показаний и краткой беседы со следователем Кирилл уезжает в Москву; он не дожидается супруги Игоря – текущие деловые проблемы, да и приходящие обстоятельства уносят его прочь от этого места. Ему кажется, что инцидент завершен, а мысли о несуразности, неестественности произошедшего он изгоняет из памяти. Но предсказуемая обыденность событий взрывается дикой новостью, совершенно ломающей хронику дней, возвращающей всех к нулевой точке.
Жена Игоря категорически отказалась признать в покойнике своего мужа – она мгновенно доказала, что его вроде бы внешняя похожесть – липовая: цвет глаз отличался (даже с учетом их безжизненности), сзади, подбритый ею затылок был заросший, и на теле мертвеца были капитальнейшие различия: несколько мелких шрамов на руках отсутствовали, да и другие ущербные физические детали, приобретенные на спортивных аренах и выправленные в медицинских учреждениях, просто отсутствовали. Следаки попытались было как-то уговорить мадам не портить благовестную картину, но тут же остыли, увидев перед собою не истерящую женщину, а сухую, жесткую амазонку. Дальнейшие поиски Игоря ни к чему реальному не привели; Кирилла приглашали на собеседование ещё несколько раз, однако его четкие ответы в стилистике «отче наш» окончательно уморили представителей юстиции (а его опрашивали разные граждане-начальники, видимо считая подобную методику наиболее эффективной); с женой Игоря он и в прежние времена общался лишь по необходимости, а в нынешние – откровенно её избегал. Финансовые вопросы он перепоручил своему бухгалтеру, так как юридически бумаги были оформлены исключительно грамотно и не предполагали участия квалифицированных и очень высокооплачиваемых юристов. Его дорожная карта продолжалась по задуманным лекалам и временный указатель о снижении скорости ничего не менял ни в бизнесе, ни в обыденной жизни.
День изначально полетел под горку: в офис довезли без пробок, по закрытой связи позвонили с Кореи – подтвердили исполнение контракта без окончательной предоплаты (старые связи – надежные люди) и, наконец, вечером в Стасик он пойдет с Мариной (последние дни его сильно повернули к жене; даже открылось уже непонятно какое по счету любовное дыхание). Кирилл имел одну примету, которую ни перед кем не раскрывал, тем более данная слабость была такой незатейливой, - побриться на работе, в любовно выстроенном и оборудованном по итальянским технологиям президентском санузле. Ему нравилось и освещение, и зеркальная стена, которой он искренне импонировал, видя на ней собственное отражение, вполне удовлетворяющее его самооценку.
Он не спеша запенился, включил Gillette Power, поднял глаза… от туда из самой глубины сквозь прозрачно-белую мглу на него глядел Игорь, его серые губы что-то беззвучно выговаривали, а потухший зрачок терялся в кровавой роговице… Руки тянулись к нему, фосфоресцируя фиолетово-черными извивами вен, выпуклыми, словно рельефы резных дверей баптистерия.
Кирилла обнаружил референт примерно через час после инсульта; его откачали кое-как в реанимации, но процесс восстановления сильно затянулся и прогноз на будущее был совсем не оптимистичным.
Успех.
Юбилейная встреча одноклассников – почти всегда ностальгия у одних, реванш у немногих – и в основном – девичник с психоаналитическим уклоном «light», с вполне объяснимым стабильным поредением участников в будущем.
- Скажу тебе совсем банальную истину: Сергей поставил всё на зеро и к моему ужасу выиграл. Я совсем не планировала жить в Евро городке, не задумываться о тратах и обучать Сережу маленького в английской Hi-school.
- Да, наслышаны мы о гастрономическом уровне Сережиных рестораций, правда только понаслышке – порядок цен там тоже хай, - откликнулась одна из подруг прежнего созыва.
- Пойми, ведь почти вся продукция из собственной фермы: овощи, ягоды, фрукты, перепела, рыба из прудов, ну, может быть, немного экзотических продуктов; а французские молочные, голландские мясные коровы – представьте, какие первичные вложения.
- А где ферма находится?- интересовалась всё та же любопытствующая дама.
- На границе Рязанской и Тамбовской областей – такой медвежий угол, но климатически прямо рай. Отреставрировали главный дом бывшей помещичьей усадьбы, а он практически уже дышал на ладан, и храм Николая Угодника восстановили, да и батюшку призвали на служение. Там и река чистейшая – Цна, верховья - еще не загаженные, и местность по настоящему патриархальная. Мы там и мини-отель открыли с программой продвинутого агротуризма. Там ещё огромный конезавод понемногу реставрируем, но использовать его по прямому назначению не сможем – не окупиться, на его базе откроем спа-комплекс, ну и, конечно, берег реки – прекрасное место для рыбалки и отдыха.
Когда программа подходила к концу, когда Вера вполне насладилась косым восхищением бывших подруг, когда все реплики, сказанные втихомолку и исподтишка уже были произнесены (и с удовольствием её отмечены); вдогонку она своим почти звериным периферическим зрением уловила радостное оживление в дальнем углу зала. Причем автором этого переполоха стала её «закадычная» подруга - первая красавица Лена (она по-прежнему была очень эффектна); больше того речь шла о ней, причем с ерническим, с каким-то уничижительным подвохом. Это проявлялось и по взглядам (торжествующе-довольным), и по воодушевлению всего кружка объединенного единым триумфом – триумфом низведения Веры наземь. Больше всего ей хотелось не заметить этот переполох, явно настроенный на её унижение – конечно, не грубое, топорное, но от этого не менее мерзкое, тем более - она привыкла отвечать на любые вызовы сразу, чтобы у противников не было маломальской иллюзии её краха. Совсем мало времени прошло между альфой и омегой, где альфой был радостно-возбужденный предмет обсуждения, а омегой сам этот экспонат интереса. Одна из верных товарок Елены прекрасной, обычно шустрящая по всей квадратуре круга, дабы не только доносить, но участвовать в процессе, ненароком приблизилась к Вере с планшетом, видимо не своим (она всегда была лишь при шестерочных делах), и как-то заикаясь и поскрипывая, показав несколько фоток, спросила - не её ли супруг там снят. Причем глагол «снят» явно имел не однозначный смысл и был транслирован не с головы этого воробушка.
«Я должна ответить сразу и без запинки; и пусть я ещё толком не знаю, что мне предъявит эта серая мышка – я обязана донести, вбить в неё единственно приемлемый ответ – простой, элементарный, заглатываемый на раз-два-три. И чем ослепительнее будет ложь, тем естественнее получится результат»
Так, в конце концов, и произошло: когда Света, с плохо скрываемым ликованием, открыла планшет и пнула Вере в глаза несколько фотографий и один короткий видео сюжет, она даже не стала ждать вопроса – тихо, без маломальской экспрессии, четко произнесла:
- Как же малышка любит отца. И как они гармонично смотрятся рядом друг с другом.- Увидев недоуменный взгляд Светы, добавила.
- Дочка от первого брака мужа. Только жалость какая - ведь они крайне редко видятся.
Животное.
Наблюдение за ними совсем не обязательное времяпровождение – просто естественная константа периферического зрения и слухового аппарата. Но в этом и заключается объективность наблюдения: ведь они – животные, удивительно чувствительны к вниманию, даже мимолетному (для нас быстро погашенному); моментально отзываются, реагируют до конца, не оставляя на потом, в загашнике, подобно людям, что-либо до лучших (выгодных) времен.
Ну и хитрец, посмотрите на глаза: вроде бы любовь, верность до гроба, желание служить выпирает из всех клеточек, но хитрован исключительный и довольно умелый. Каждый член семьи занимает у Шурика строго положенную нишу, и у нас почти нет возможности нарушить жестко регламентированный порядок вещей. Кому дано право выглядеть строгим и суровым, тому не положено разводить разлюли малину, и тем самым выпадать из архивированной сетки мира – не вообще абстрактной, а его – индивидуальной, особенной. И, тем не менее, мне гораздо проще, и милее с ним, чем с его мамашкой – чистой племенной овчаркой голубых кровей – этакой нервической особой, с постоянной грустной озабоченностью в глазах и лихорадочной прыткостью в конечностях. Особенно любопытно наблюдать за их повседневным времяпровождением, хотя надо отдать должное – живописнее, ярче животные проявляются в беспокойных ситуациях: при взаимоотношениях с другими собаками, да и с кошками, само собою, тоже, по их реакции на буйных детишек, на разнообразные встречи и проводы. Будни же проходят в постоянном суетливом режиме контроля и назидания со стороны родительницы. Правда, несмотря на разницу в возрасте игра для обеих не просто основа их жизни, она гораздо больше – она сама жизнь. И здесь безусловный приоритет Симбы выявляется и в крупном, и в частном: лучшей игрушкой объявляется, та, которая в данный момент победно торчит из её пасти, а главным победителем последнего соревнования само собою становится она. И пусть Шурик, как минимум, не слабее матери, напротив, решительно крупнее – все равно память детства пока ещё скрепляет связи узелками прежней зависимости. К тому же рык Симы настолько же отличен от Шуриковых обертонов, насколько строгий окрик мужчины не похож на заливистый перелив юнца. Не менее интересную картину представляют собачки дальнего юга, той тропической широты, где никогда не заходит тепло (точнее – жара); во-первых, абсолютно большую часть жизни, и это не преувеличение, они проводят наружи и огнедышащая (днем) среда формирует и их характер, и их ежедневник поведения, во-вторых, бездомных, с нашей привычной точки зрения там нет: каждая, даже самая неприметная псинка имеет свой уголок местности, чаще всего привязанный к какому-либо дому и в меру своих сил и возможностей окормляет это пространство. Не громко, не агрессивно, но с таким чувством собственного достоинства, которое далеко не всегда имеется у его крупного собрата. А если появляется рядом, случайно или временно человек, обращающий на неё внимание (немного ласки, минимум еды), то она отвечает таким обаятельным теплом и такой первозданной радостью, что в конечном итоге приносит и человеку, и себе взаимное и длительное состояние счастья. Но тут же должна заметить - существенно иную картину представляют собаки прочно осевшие при каком-то домохозяйстве: каждый неловкий пеший проход около них вызывает живой и непосредственный отклик, четко обозначающий границы и скромные возможности пришельцев в сравнении с истинными аборигенами. К слову, могу рассказать о сложных непростых взаимоотношениях между одним из местных лидеров собачьей жизни и моим супругом, все ещё мнящим себя (к счастью не всегда) крутым мачо. Так вот, проходя как-то мимо этого бульдозера, так муж прозвал данного бобика, мой герой - муж, на ворчливое напоминание своей значимости этого венца местной пищевой цепочки, выдал набор звуков, как он предполагал, долженствующих указать песику на его место. Возмущение было полным – только наличие местных товарищей освободило мужа от больших неприятностей, но сандалии и угловые шорты в которых он так нагло себя повел стали своеобразными индикаторами по оказанию псом, каждый раз при проходе, должной заботливости по нашему воспитанию. После этого, снова и снова, каждый раз, когда мы имели смелость проходить около - у меня, я думаю и у мужа, кое-что сжималось, а потом распрямлялось вновь. Интересен, конечно, взгляд обратной стороны на сложные процессы общежития; поверьте мне – он существует.
«Как сложно и противно постоянно опускаться до их посредственного уровня, не забывая при этом обозначать некие пассы, подтверждающие собственную лояльность. Потом ещё – вечная неразбериха, лень, медлительность и, кстати, с непрерывное мельтешение всех членов семейства по делу и без. И каждый стремится покомандовать, толком не разбираясь в многоступенчатой науке о собаках, выдавая противоречивые приказы, вызывающие у меня оторопь. Но если рядом есть дурашливый объект с дремучей лихостью, исполняющий их прихоти (вот судьба угораздила меня за секундную слабость получить такую обузу на всю жизнь), тогда они ещё больше уверяются в своей непогрешимости. И все мои попытки правильно выстроить отношения уходят в песок. Такова плата за грехи молодости. И кто это был? Вы думаете приличный немецкий кобель с достойной меня родословной. Фигушки! Соседский барбос, подгадавший момент истины и ловко сориентировавшийся в открывшейся вакансии. Должна заметить – пес, конечно, интересной расцветки и веселого жизнерадостного нрава; хотя бы эти немаловажные детали в какой-то степени смягчают мои воспоминания. А больше всего мне портит жизнь и аппетит эта мерзкая рыжая кошка: и лет ей уж, наверно, 100, и морда у неё страшно наглая, а характер (постоянно наличествует острейшее желание в темном уголке её нежно прикусить) хуже некуда. Шипит так, что я вынуждена для снятия болезненного напряжения оббегать старый дом 2-3 раза, а если не помогает, то и больше. И ещё крайне противно смотреть, как с нею ведет себя муж моей старой хозяйки (я ранее рассказывала о полном бедламе в ранжире и субординации той группы, вроде бы высокоорганизованных животных); он зовет её каким-то несерьезным именем Бася или, что уже совсем противно, Басечка и та дурочка тут же прыгает к нему на коленки и всякими ужимками, типа урчание, мяуканье, создает впечатление любви и согласия. Вы же понимаете – насколько это искусственно и вульгарно. В таком вот – нон конформистском мире приходится жить и подчиняться всяким, в том числе и малосимпатичным личностям, скрывая свои нормальные желания и позывы за внешне дурашливыми играми и постоянными учебами, обожаемыми моей основной хозяйкой (где-то даже подругой); всякому непредвзятому взгляду понятно - это для внутренней психологической компенсации (само собой не моей, а её). Такова, увы, собачья жизнь.
«Независимо от времени, в конечном счете, хозяин собаки превращается в слугу».



Мужчинки.
Ь четко выделялся на довольно строгом, по расцветке, галстуке. Но знак не кричал о себе и о хозяине, не педалировал своей особостью: он просто и с очевидной легкостью представлял краткую характеристику, не заморачиваясь многословными истолкованиями. Рядом, но не вместе, располагался молодой человек лет 9, облаченный в какой-то доисторический то ли сюртук, то ли китель, запечатанный на все пуговицы. То достоинство, которое они несли совместно – осторожно и не расплескивая, выгодно выделяло их от других, суетливо кружащихся друг перед другом и постоянно переговаривающихся с печально-заботливым видом.
1 сентября – день, конечно, особенный, и не только для самих одноклассников и их наставников – эта дата вызывает сложную гамму чувств и у провожающих своих чад в новое учебное приключение. Но всеми по-разному воспринимается сей день: у кого-то, присутствует, скрываемая за семью печатями, ностальгия, далеко не одинаковая у всех и чаще всего зависящая от субъектного промежуточного итога (на данный текущий момент), у других наоборот – встреча как радость освобождения от избыточного (по неукоснительности) уклада, и это преимущественно всевозможные фрилансеры или в силу своей художественной натуры – выразители свободы от обязательного труда, и, само собою, четкого распорядка; но есть и неудачники, которые в атмосфере всеобщего жизнерадостного бедлама, словно бы подпитываются живой водичкой, надеясь на преодоление временных (по их надеждам) сегодняшних трудностей. Господин в особом галстуке не вписывался в умеренно-четкие стандарты вышеописанного свойства – он и держался соответственно: не заносчиво, не суетно, не надоедливо.
«Вот так вопрос – Гамлет тоскливо отдыхает, хотя там речь шла всего лишь о завоевателе матери и, в конечном счете, о престолонаследии, а у меня о самом-самом важном для отца – о будущем сына. Причем, ужаснее всего их нынешние отношения: она ведет себя с ним, словно старшая сестра, а он, попав под каток её юного очарования, совершенно не понимает неестественности таких отношений. А я – выгляжу рядом с нею словно антикварный козлотур рядом с альпийским эдельвейсом. И пусть она мне постоянно твердит о пустоте и глупости моих выступлений я, к сожалению, легко представляю несуразность нашего спонтанного и чувственного соединения. Особенно тревожно бывает, когда задумаешься и увидишь, как тот временной промежуток от её рождения до нашей первой встречи висит на мне странным и каббалистическим грузом. Он, этот болезненный процесс развился не сразу: сначала все место заняла липкая телесная потеха, лишь потом - через не могу, после всех отрицаний, сомнений, колебаний пришла невероятная мысль о не тщетности их слияния, во всяком случае, на ближайшие годы. И я наконец-то прекратил мучить себя психоаналитическим бредом о дочерях, внучках и дедушках и наконец-то выкинул из головы постоянно тикающий механизм разнонаправленного времени».
День начался уверенно, так же и покатился дальше – Он перескакивал через дела, проблемы, отложенные до лучших времен, словно игривый ослик (скорее всего козлик), неожиданно выпрыгнувший за свои мимолетные рамки. Прорыв нарыва оказался не только своевременным, но и доброкачественным – не пришлось вырезать здоровые ткани; именно поэтому и под такой настрой заодно решил объясниться с Антоном по-взрослому. Оказалось – это же настроение поймал каким-то образом и сынишка и когда они вновь соединились, Антошка опередил его со своим заявлением:
- Пап, я все понимаю, ты не думай, что я такой маленький и мне думать о главном не стоит. А главное для тебя – Катя. Ты не бойся – я вижу, как она тебя любит. И ты совсем не виноват из-за мамы: она сама ушла. Я маму тоже люблю, но я хочу, чтобы нам с тобою стало хорошо. Я слышал, как ты болел тогда, особенно ночью, когда ты думал, что я сплю. И только после того, как мы встретили тетю Катю, нам стало намного лучше. Папа, давай уже мы станем жить вместе, и вы не будете прятаться от меня, как будто я ничего не понимаю. Ты помнишь, как бабушка говорила: только тогда у нас будет тип-топ, когда мы станем дружить, когда каждый будет думать о другом как о себе. Давай, прямо сейчас и начнем так жить.

Возвращение.
Ездок он стал так себе – долгожданная поездка в Германию вышла боком, вернулся с гайморитом (довольно привычным и верным спутником последних лет), а вот продолжение получилось чуть ли не концевым, практически аналогичным выключателю у которого отжали клавишу, но в самый последний миг Она отступилась и он из тульпы (таким виделся со стороны) медленно, очень тоскливо вернулся к около прежнему состоянию и виду. Ему самому казалось, мерещилось будто бы он все ещё там - у тонкой линии (почти невидимой) на зыбком краю, где за счет неимоверного баланса он удерживается и понемножку с каждым новым мгновением отвоевывает крохи будущего. Иногда, в сером настроении задумывался о бессмысленности своих потуг – тут же получал очередной кризис, из которого выкарабкивался (рассказать кому-либо не поверят) мыслями о Филе. Германия навсегда оставила за собою не просто лихую память – она (эта память) превратилась в клеймо определенных знаков, символов, видимо, долженствующих привязывать свои желания к разумным, а не призрачным прожектам. Очень сложные воспоминания накрыли Александра после пребывания у двух сестер: у Эльзы – врача-педиатра, живущей с семьей в 2-ом небольшом коттедже он, при внешне хорошем приеме, не был свободен в родственных ощущениях и ждал переезда к Кате (младшенькой) с нетерпением; семья её была попроще: муж работал на заводе по сборке мотоциклов, сама она крутилась с двумя детьми, и ещё подрабатывала по хоздоговорам (где-то убраться, за кем-то поухаживать). Но там он почувствовал себя как дома: и Катя, и её муж, не говоря уже о племянниках, так настроили тонкий инструмент взаимоотношений, что Саша эти 2 недели запомнил навсегда, и если бы не эта болезнь-недоразумение он бы вернулся из поездки с другим оценочным знаком. Поэтому и общее остаточное впечатление всё-таки перекрылось темными днями и ночами, и тем горизонтом событий фатальной черной дыры, из которой он выскользнул вопреки канону.
После выписки у Саши не было альтернативы – сначала к племяннице, а потом домой. Он не стал звонить родственникам – не было желания видеть кого-либо, да и обсуждать прошедшее, тем паче; Александр и сам ещё не вполне разобрался с сиюминутным настроем души. Возвращение из серого тягучего беспросветного ничто не могло быть легким и беззаботным – тревожные мысли приходили в голову, то спонтанно и коротко, то тягуче и прилипчиво. Такси подвезло его к дому в середине дня (он успел пообедать в больнице); нельзя сказать, что он слишком долго отсутствовал – 2 месяца – это не срок в длинной череде прожитых лет, но панорама Алиного домохозяйства его сильно удивила: вместо пыльного печального пикейного пейзажа он, был неожиданно, можно даже сказать резче – оглушительно ошарашен возрождением природы, вроде бы такой привычной, стабильной в линейных условиях жизни, когда повседневная текучка перекрывает собою все сложные и витиеватые изменения бытия, но такой преобразившейся после возвращения человека из запредельной данности. По улице расцвела акация: и белая, и желтая (почти всегда он привязывал эти события к своим пчелкам, но не в этот раз), во дворе попыхивали белоснежно-розовые цветочки персиков (любимые и наиболее уважаемые им фрукты), почти опали лепесточки вишни и все-все было залито зеленым цветом – таким свежим чистым, возможным на нижнем Ставрополье только ранней весной. Александр открыл калитку, негромко позвал Алю (племянницу), но первым его встретил Филя: лохматая любимая долгожданная фигура налетела на него, обвила ноги, а когда он согнулся, стала с неистовостью единственного неизбывного друга своим шершавым языком передавать ему всю накопившуюся тяжесть многодневного ожидания, страдания, верования. Он был рад тому, что Аля не вышла сразу: не хотелось ему демонстрировать себя в таком состоянии – слезы потекли, как-никогда не случалось ранее; вообще он был рад тому, что эта минута была только их – и больше никто им был не нужен. Только сейчас, только в этот миг – он понял цель и смысл своего неожиданного возрождения.



-








–>   Отзывы (3)

Жданная
25-Apr-18 22:09
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
И вдруг пришла. Не совестно?
Смеешься. Гасишь злость.
А как ждалось – бессонницей,
бесстишием ждалось!

Не звук воды, не трель ещё
ночного соловья…
Что ластишься, апрелишься:
“Я вся твоя, я вся…”?

И что с того? Прошла уже,
с прикормом в рукаве,
по Клязьме и по Яузе,
и по реке Москве…

Меня – свинцом ли, оловом –
в наставшей кутерьме,
всё чаще тянет волово,
к моей зиме-тюрьме,

прошедшей, подневольничьей,
там, где и звал, и ждал,
и выл почти по-волчьи я,
из тёмного угла.

А ты пришла, и что теперь?
Хмельны твои дела.
Смотрю без чувств на оттепель.
Она уже была…
–>   Отзывы (3)

Весна, апрель
05-Apr-18 19:13
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Взывалось и она пришла…
Да, всё банально, всё по плану.
О, сколько влажных и о главном
Готово выскочить стишат.

И в них – ко храму ли, к врачу –
От недосыпа и взросленья,
Плывёт твоё местоименье,
Как будто щепка по ручью…
–>   Отзывы (3)

Мальчик с футляром
04-Mar-18 15:56
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Мир крутится, вертится, гуглится,
и прячутся в “лайки” эмоции,
но… мальчик идёт по улице.
Мальчик будущий Моцарт.

Он тащит футляр, он топает,
засматриваясь на вывески.
Идёт, повторяя “Во поле…”;
высокие ноты и низкие.

И боженька солнечным зайчиком
целует в макушку мальчика.
Ах, чтобы оно ни значило –
точнее нет математики…

Я помню “…земля ещё вертится…”
и капли “датские”. Даром ли?
Спрошу. Мне никто не ответит за…
но… мальчики ходят с футлярами.



–>

Февраль. Днём
07-Feb-18 18:26
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
День лежал, читая дольники
про февраль и всё такое.
Кот дремал на подоконнике,
меж геранью и алоэ.

Чаем чёрным пахло в комнате,
мёд в стакане растворялся.
Стих черствел, нуждаясь в “комменте”,
очевидный и напрасный.

За окном, с библейской радостью,
снег валил не уставая.
Я поглядывал на градусник
да на уровень вай фая.

И зимы дыханье ровное
изгибалось у порога.
Время шло тихонько в оное,
оборачиваясь строго.
–>   Отзывы (3)

Люблю, накинув плащик...
19-Dec-17 04:23
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Люблю, накинув плащик,
бежать из дома прочь,
когда “совсем пропащий”
и я, и дом, и дождь.

Отмеченный по блату
печать сию несу.
Я мысленно Довлатов,
и “старый дурень” вслух.

Бросая взгляды в небо,
зажатый меж эпох,
терплю по-русски, не по-
людски. А впрочем, пох…
–>

Глушь
13-Nov-17 19:43
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Суд небесный покамест 'гуманн' .
Исповедан ? Иди и греши.
Первый снег и последний туман
не событие в нашей глуши.

Здесь собранием полным дома
в тесноте и обиде стоят.
Не читай этих полок тома.
В них конец и начало на “я”.

В доме первом мужик и вискарь,
по столу кулаком, всё старо…
В доме два обитает сыскарь.
В каждом первом и каждом втором.

И так далее, и … ну и пусть.
Где б молился о чём, и о ком?
Я вернусь в эту глушь, я вернусь
правду пить и давиться глотком.
–>

На платформе
23-Oct-17 00:55
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Я жду электричку на платформе “Серп и молот”.
Над головою птички галдят и гадят.
Тёти и дяди, урны, ручные клади…
По сравнению с ними всеми я свеж и молод.
Периферия зрению ставит галку
на каждый зрачок – отмечено. Чёрный циркуль,
приклеенный к циферблату, шагом игл
приговорённое время сажает на кол.
Я, замечая это, лениво зевок глотаю.
Табачный туман напоминает сюжеты фильмов
всех сразу, и товарняк проезжает мимо.
Мне кажется в этот миг я один брутален.
Мне кажется, как завсегдатай в любимом баре,
я знаю каждого из стоящих, сидящих, ждущих,
курящих, пьющих, читающих, покупающих и жующих.
О том, что я ошибаюсь, мне намекает парень,
кладущий руку на ягодицу другого “красавца”…
и незаметно вытаскивающий айфон жестом ловким,
а потом они вместе смотрят фотки…
Мне кажется, я слишком часто стал ошибаться.

Через минуту подъедет та самая электричка.
Через два с половиной часа я буду дома.
Включу умирающий ноутбук, набросаю стишки, по любому.
Съем бутерброд, лягу спать, не проверив личку.
–>

Девочка из Нижнего
14-Oct-17 04:39
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Зачем ты уехала, девочка книжная,
обратным билетом до города Нижнего,
где мама гордится так умницей Машею,
и кормит на завтраки манною кашею?

А в городе нашем, названья не броского,
тебя не встречали цитаты из Бродского.
Восторгом старинным стиха неохватного
ты не задыхалась, как Белла Ахатовна.

По парку не шла, романтически-грустная,
в дожде, с головой непокрытою, русою.
И, с тонкой оправой, очки близорукие,
в кармане пальто не сжимала ты хрупкими

холодными тонкими пальцами чуткими.
В кофейне пустой не смеялась над шутками
Природы, судьбы, афоризма наддверного…
В дневник не вписала ни строчки, наверное.

Уехала, девочка. Что же ты, милая,
как будто мечты твои писаны вилами?
Поправь же очки свои на переносице.
Мария, смотри, век твой не переносится.
–>

Человек на лавке в парке
09-Oct-17 05:15
Автор: Роман Смирнов   Раздел: Город и Человек
Сидишь один на лавке парковой,
бухой, больной, ещё не раковый,
пустым стеклом в пакете брякая,
и куришь, думая о том,

что дни летят, как письма Постуму,
что смерть заходит в гости просто и
что выпить с другом надо по сто бы –
зажечь свечу перед крестом.

Не трудно спутать жалость с завистью,
когда отмечен сроком давности.
Сидишь на лавке в парке в августе.
Дай БОГ вот так и в сентябре,

вести бесцельное сидение,
следить за сменой поколения,
и в каждом встречном видеть гения,
как все сто лет назад в тебе.
–>   Отзывы (5)

Слова из янтаря
23-Jul-17 13:21
Автор: Гордая_Птаха   Раздел: Город и Человек
Слова из янтаря.
Иду легко
в неровном жёлтом свете фонаря,
на мост и вниз — поребрик, переход,
дышу легко.

Заколота змея,
впитался в землю весь до капли яд.

Словами ранят.
Светом говорят.

Залить смолою сердце, и тогда —
смотри, моя душа из янтаря.
Теперь что кровь, что слезы — все вода,
и всем на свете вечно повторять:
душа моя теперь из янтаря,
из янтаря душа,
из января...
–>   Отзывы (2)

московское
13-Jul-17 04:34
Автор: Игорь М   Раздел: Город и Человек
на подоконнике, на двадцать шестом этаже
вплетаясь в нежный охват занавесок
смотрю, как огни снуют в неглиже
тонкими нитями ярких лесок
смотрю, будто вниз утопаю собой
в воронку спускаясь... растаяло лето
мой город уже не сравнится с Москвой
Он горд, и презренен ею за это
Он плачет во мне, утонувшем в ночи
совсем не родного снующего рая
тер-пи-тер-тер-пи-тер-тер-пи-тер...
терпи
терпи сколько сможешь, Он умоляет
–>   Отзывы (3)

Метро. Мемори.
09-Apr-17 01:10
Автор: Ксения Хохлова KGH   Раздел: Город и Человек
Новое время, а мифы-то старые.
Славен любой лабиринт минотаврами.
В Питере двери подземки открыты
даже для призрака древнего Крита,

прочим - тем паче. Нет демократичнее
веток, чем эти. Для пестрого птичника -
право на вольное передвижение
неприкасаемо... Да неужели же?

Вряд ли об этом (и в качестве бреда)
выродок нового времени ведает..
Сколько семей ныне сделало нищими
бомбоубежище... бомбохранилище?

Звон в пустоту на невинных растратили
тесные рамки металлоискателей.
Синяя ветка (от центра левее)
так ли случайно перроном алеет?

Пульс перехода на красную - замер,
страшен стоп-кадр немигающих камер.
Вот она, истина, было б чем брать ее -
эвакуация всей демократии

разом, к поверхности. Сети мобильные
рвутся от фразы "меня не убили, ма".
Выдранный взрывом из дремы сиреневой,
город запруженный плачет сиренами.

Сетевладельцы не могут смириться:
старые улицы с новыми лицами...
Срочно готовится марш под литаврами,
дыры латающий: "нет минотаврам".

будто и не было... мерою полной
мемориал Техноложки запомнит
Город, в котором реклама прибита
"Прелести отдыха острова Крита"

–>   Отзывы (3)

Ты могла бы оставить Питер?
12-Dec-16 16:37
Автор: Nusy   Раздел: Город и Человек
Тёплый полдень. Солнце в зените.
В супе варятся караси.
"А могла бы оставить Питер?" -
Неожиданно ты спросил.

Если взять - и уехать в горы?
Или в тропики - вечный рай ?
Питер - мрачен: туман, заборы,
Сыро, холодно - выбирай!"

Мне уехать? Вот так небрежно?
Бросить Питер, умчав к горам?
Как приятную к телу одежду,
Надеваю его с утра.

На квадратах своих проспектов
Он выходит меня встречать
Он умеет светить без света -
Город жёлтого кирпича!

Он врастает в мою реальность,
Бережёт меня и хранит.
Мое имя уже осталось
На скрижалях гранитных плит.

И куда бы не звали дали,
Теплым бризом в лицо дыша.
Здесь витают мои печали,
Здесь осталась моя душа.

Теплый полдень. Солнце в зените.
Доедаю остывший суп.
Не могу я оставить Питер.
Лучше я от тебя сбегу...

22.05.2016
–>   Отзывы (2)

прорыв блокады
24-Jun-16 18:26
Автор: Ксения Хохлова KGH   Раздел: Город и Человек
Расспросите дома, чьи колодцы в смятеньи:
"Маннергейм, говорите?.. Такого не помним...
Помним, как метрономом озвучивал полночь
репродуктор... как падали стены и тени
на тела, что под утро везли штабелями
к пустырям (где сегодня отели и клубы,
а тогда только месяца клык саблезубый
заносился над вьюгой; та задом виляла
перед ним и скулила совсем по-собачьи)...
Помним проруби, простыни, смрад "зажигалок"...
помним всех, кто велик был и всех, кто был жалок
перед жуткой зимой, что потомки оплачут...
Помним полускелетами полные ЗИСы,
лед надежды, разметанный на междометья
по дороге, чье имя не Жизни, а смерти...
Маннергейм... Маннергейм... входит ли в этот список?"

Что дома?... Целый век, отмороженный малость,
осудив, сторожит осажденную совесть
непокорного некогда города, (то есть
что от совести, веку ненужной, осталось).
и хохочет опять сатаной до упаду...
и в колодцах мужают сыны из гаремов...

Только красным по черному лик Маннергейма
обтекает:
мы снова
прорвали
блокаду.
–>   Отзывы (4)

Сыромятники
04-May-16 22:05
Автор: Поляк   Раздел: Город и Человек
Во сне заплутал переулками детства.
Куда мне от вас, Сыромятники, деться?
Здесь всё, что не сказано и недопето,
Все прочие «не» и все прочие «недо»…

Пригрелись на солнце бездомные шавки.
Вот скверик, где у керосиновой лавки
Мамаши с колясками чинно гуляли.
Двухлетка укутанный с ними – не я ли?

На лавочке узенькой дряхлые бабки
В пальтишках и в ботах, в платочках и в шапках…
Мне вслед обернулись – а как же иначе?
Откуда, к кому? Есть, о ком посудачить.

Там ясень столетний ссутулился криво.
Там бабушка с дедушкой всё ещё живы.
Там лампа в прихожей годами не тухнет,
Там газ подвывает в колонке на кухне.

Несёт от реки холодком неуютно...
Вон мостик горбатый над Яузой мутной,
Заборы, кусты, заводская управа…
Куда же мне дальше? Налево? Направо?

В знакомых местах не найду себе места.
Как сыростью тянет из старых подъездов!
И дверью сквозняк где-то хлопает хлёстко.
Разбито окно и на крыше – берёзки.

Бегу, старой улицы не узнавая,
И рвёт тишину громкий скрежет трамвая.
Вдоль старой казармы, тяжёлый, небыстрый
Трамвай громыхает, и сыплются искры.

Догнать, на ходу прицепиться к вагону,
Уехать, уехать от мороков сонных.
А створки дверей так беспомощно узки…
Куда ты, вожатый? Лефортово? Курский?

«Кого ты забыл здесь? Куда тебе надо?
Ты знаешь, ты местный» – смеётся вожатый.
Смеётся вожатый, а мне не до смеха.
Из сна к пробужденью уехать. Уехать.
–>   Отзывы (3)

гаражи
28-Dec-15 03:30
Автор: ada   Раздел: Город и Человек

время становится тише
слышно как падает снег
и расстаются друзья
бабочка поздней метели
возле строительных грязных
спящих на старых козлах
кляксах известки
мешаясь со снегом
пар выпускает вдогонку
кто то заплакал
а кто то..
тихо в себя отпустил
в глубь
в топи дня
навсегда
мастера добрых ироний
и новогоднего мрака
в стопках похмельных известий
обетовать небеса...
вечного боя добра с тенью своей
в репликах ваших героев
где то спит Андерсен мой
все что обсмеяно просто
людьми
тихо робеть возле старых титанов
тайно и ненапоказ
ждать
вруг залетит с монитора
с веником на самолете
по непути в Ленинград
мой домовой
эли останутся гномам
всем же невыжданным дар
из гаражей
–>

Питерское-прогулочное.
08-Nov-15 20:54
Автор: Ксения Хохлова KGH   Раздел: Город и Человек
На катере красуются рубцы -
залатано разбитое корыто.
Экскурсия по водам ядовитым,
искорени духовный дефицит!

Про мост Аничков - кто там под копыта
времен упал, кто взял их под уздцы -
расскажет гид. Его весь этот цирк
достал до обостренья гепатита.

Но требует услады организм:
Харон не смог бы столько в день харизм
перевезти, уволился б - не рыжий.

Уж чем там лечат в греческом раю?
А на Фонтанке хоть не воду пьют,
но в помощь часто только Чижик-пыжик.
–>   Отзывы (3)

Гороховый суп
05-Nov-15 20:11
Автор: Елена Че   Раздел: Город и Человек
Из истории. Великий смог 1952 года в Лондоне, унёс около 12000 человеческих жизней. За плотность, вязкость и маслянистость его прозвали "Гороховый суп".
Продукты горения смешивались с сырым туманом и образовывали страшную тяжёлую смесь, которая обволакивала дыхательные пути и лёгкие и была настолько густа, что в ней тонули даже звуки. Ситуацию усугубляла безветреная погода, продолжавшаяся в течение пяти суток.

Тяжёлая липкость и маслянистость,
Прессует и в кокон берёт.
И больно дышать, даже плакать.
И мыслить
Не можется…
Повар не врёт,
Когда, раздувая печурки и печи,
Готовит «Гороховый суп».
Как ночь, так опять - погребальные свечи!
На смерть этот «парень» не скуп.
Похлёбку разбрызгав налево-направо,
Размазав по блюду горох,
Смотрел с любопытством на действо отравы
Немыслимый Лондонский смог,
В чьих щупальцах жизнь задыхалась.
А время…
Играло со смертью «на спор».
Но те, кто в нём выжил, поныне не верит
В жестокий, циничный отбор.
–>   Отзывы (3)

Город пяти домов
04-Jul-15 02:57
Автор: Alex Gerd   Раздел: Город и Человек
Вот и опять я вернулся в свой город, город пяти домов. Встречай же меня!
Встречай вздорными перепевами водосточных труб, пьянящими серенадами пожелтевших дубов, распахнутыми объятьями случайных ветров, ворчанием старых подъездных дверей, колючей проволокой тротуаров и проповедью бесконечно одинокого разбитого фонаря.
Город пяти домов – мой сладостный нескончаемый сон, ярко-оранжевый фант "Love Is", ставший лишь через много лет откровением и безудержный танец прошлого в пропасти дней.
Город пяти домов. Станцуй весенним громом гросфатер на крышах, распахни свои окна, залей подвалы солнечным светом, наполни пространство скрипом качелей, громыханием домино, табачным дымом, запахом леденцов, кашлем старух, хохотом детей, шелестом травы, шипением ветра и вздорным плеском весенних луж.
Город пяти домов… ты всё напомнишь мне.
Старая беседка, лавочка, утратившая свой былой блеск, но всё также по-матерински влекущая к себе, таинственные вены проводов – хранители города. Увы, песочные замки наших бесед и голубое пламя, переплетенных в неизвестности детских душ, не выдержали безудержного натиска ЗАВТРА. Теперь ничего не собрать здесь снова.
Мне знакома здесь каждая трещинка на асфальте, каждый камешек и каждая звездочка на ночном небосклоне. Я знаю обо всех потайных норах и тайниках, в которых зарыто моё главное сокровище, моё детство.
Эти деревья, как зеркала, в которых навсегда застыли наши глупые гримасы.
Нас снова яростно отрывают от земли облака, чтобы безжалостно возвращать нас сюда снова, бросая на изломанный асфальт наши сердца и потроша наши души серебряным дождем.
Растворяя воспоминания в табачном дыме, считая твои темные и залитые лучистым светом окна, слыша весёлый детский смех и грубую мужскую брань, ощущая дыхание желтой листвы под ногами, чувствуя на себе суровый взгляд деревьев, глазами устремляясь на крыши и разговаривая с птицами – я вернулся к тебе. Пусть я теперь только гость.
Замасленную ткань города накрывает черная волна с утонувшими в ней золотыми звёздами окон. Этот наш с тобой звездопад продлиться до самого утра, пока не настанет время прощания. Как и тогда, ты гонишь меня совсем в другой мир, провожая за запретную ограду вздорными перепевами труб, серенадами деревьев и распахнутыми объятьями случайных ветров, но распахнутыми уже совсем для других…
–>

Сто сорок один
19-May-15 18:50
Автор: Елена Че   Раздел: Город и Человек
Сквозь пористость небесной серой рвани,
Холодный дождь бросает в землю иглы.
Весны плакучей, безотрадно-ранней
Ужасно огорчают злые игры.
Девчонкою капризной и болезной,
Сбегает в подземелье под брусчатки.
Решётка стока щерится железом,
Изъяв на входе грязные остатки.
Сегодняшней весне близнец - октябрь!
И вспомнится поэта огорченье:
«В сто сорок солнц...»,
А мне одно хотя бы
Увидеть на короткое мгновенье!
В висках зудит несносная «жалейка»,
Похоже, просверлить мозги мне хочет.
А в теле - слабость, и цепочкой-змейкой
Мой след неровный.
Зябко очень, очень.
Шаги считаю.
Надо – сто плюс сорок…
Надрывный вздох на сто-плюс-сорок первом -
И просочусь в кафешки тёплый короб,
Сквозь решето из шатких ломких нервов.
Приправленный зудением "жалейки",
Невкусен ужин. Есть его не буду.
И выходя под дождевую лейку,
В сто сорок первый раз чихну - простуда!
–>   Отзывы (3)

Упр-е № 1
29-Jan-15 22:00
Автор: Елена Че   Раздел: Город и Человек
Вдох -
Просто встать у окна, отодвинув слегка жалюзи,
Чтоб не резко к артерии - бритвой холодный рассвет,
Так, по капле, принять дозы из светоанестезий,
Отвернувшись от комнаты-вазы, где страхов букет.

Выдох -
Просто смысл изменить, верно выбрав прицельный уклон.
Если надо, без выстрела в цель, точно, не обойтись.
Рассчитать траекторию, мимо всех луж с молоком,
При отдаче не рухнуть под берег, в кисельную слизь…

Вдох –
Ярким спектром горит, обжигая, холодный напалм,
И арктический выдох тем жарче, чем он холодней.
Зацветут ледники, и над айсбергами кроны пальм
Разбросают спасением синие пятна теней.

Выдох –
Просто станет тепло и от этого - круче рассвет,
Выше небо и выше неясной мечты потолок,
Кружат голову тайны навеки остывших планет,
Сносит, к чёртовой матери, с ног августовский поток…

Вдох-выдох -
И в разгаре взошедшего утра воскликнешь: – Ура!
Упражненье, с трудом, но блестяще я выполнить смог.
А соседи за стенкою скажут: – Ну что за дурак
На рассвете орёт? Не пожар ли?
Иль «двинут» чуток…
–>   Отзывы (1)

Московская колыбельная
14-Jan-15 05:27
Автор: Поляк   Раздел: Город и Человек
Скользит по внуковской глиссаде
Ночной бесшумный самолётик.
На шпилях башенных в тревоге
Мерцают алые огни.
И шёпот в тишине – надсаден,
И гулки лестницы пролёты,
Но всё стихает понемногу.
Москва уснет, и ты усни.

Фонарики чужого быта
Как угли – теплятся и гаснут,
И в этой суете оконной
Почти не различим уже
Затерянный и позабытый,
Размытый, сумрачный, неясный
Квадрат окна, немой и сонный,
На предпоследнем этаже.

Из темноты выходит вьюга
И вьется за стеклом оконным
Той комнаты, пустой и тесной,
Где мне привиделось в тоске,
Что мы не обрели друг друга,
Что пропасть подо мной – бездонна,
Что дом над полусонной бездной
Повис на тонком волоске.

Но через время, сквозь пространство,
Всю ночь, горя и не сгорая,
Плывет к непостижимой цели
Лампадки крохотной огонь.
Согреты этим постоянством,
Мы ощущаем, засыпая,
Как мир - огромной колыбелью -
Качает тёплая ладонь.
–>   Отзывы (7)

вспоминая молитву Вийона...
25-Dec-14 02:49
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
когда любишь
в камин превращается обычный
спичечный коробок
когда одинок
и вулкан не согреет

душа так привыкла гонять за Тобой

по астралу
что даже если когда то
упадешь рядом
выгоню
чтобы искать....

и не отпущу..

в ней
многое странно
ты будешь проклинать разлуку
но помнить ее дольше чем
встречу..

тебе захочется прокричать о ней всему миру
но потом ты
замолчишь
когда поймешь как ее мало
и ты
невольно причиняешь боль своей радостью

и дело не в зависти
тех кому

а в какой то фатальной ошибке системы жизни
когда люди стали оценивать и выбирать
а не искать и видеть


и ты будешь просто тихо светиться изнутри
и гладить их или растворять в своих красках
чтобы им тоже стало светло а не благополучно

потому что мир это тень любимого человека
в которой живут и все остальные люди

или жили

а раз ты любишь его свет
будешь беречь и дорожить его тенями



так растет трава и падает снег
не чтобы похвалили
а чтобы просто быть

жизнь
это танец слов на твоей дороге



и если ты не танцуешь чарльстон
то это не значит что это плохой танец

это просто не твой танец


но если ты попробуешь почувствовать
как свое даже чужое
ты однажды поймаешь ключ от бетонной стены

на которой сбывается все что написано не о себе


ведь именно для этого мы и ищем любовь
чтобы забыть о себе


и разрешить себе быть собой


с набором тихих глупостей
потому что единственная валюта сердца
палитра эмоций


купить можно расположение
но не память

ты подаришь ей бентли а она
будет на на этой машине ездить
и вспоминать уличного художника
вернувшего ей парой красок
детское ощущение тревоги и зависти


когда желания прячешь даже от себя...



Гуччи подарит неотразимость
Шанель добавит якорь
лептонного шлейфа пути
но искры загораются от легких дуновений ветра
а он непредсказуем

как время которое у нас отбирают в пользу бедных


да да
они бедные
эти богатые люди...

потому что им каждый день есть что потерять...

зачем весь этот ликбез на грани нового года

просто этот новый овечий
хочет остаться последним настоящим

а мне хочется в таком настоящем
стать волком

и жечь спички
одну за одной
за
каждую из твоих теней...

и писать огарками
спичек
на вытертой скатерке
простые слова
где то там ты

а дольше всех скучают по звездам
камни колодца


так в пустом доме
оставляют гореть свет
чтобы подумали
никто не ушел...


чайная чашка согреет твои ладони
а вода
расскажет
почему иногда
стрелки всех компасов земли
на несколько минут сходят с ума...
вспоминая молитву Вийона...
–>  Полный текст (4176 зн.)   Отзывы (4)

В городе снежной метели
09-Dec-14 23:23
Автор: Елена Че   Раздел: Город и Человек
Заблудшая в снежной метели,
Металась душа.
Всё меньше чего-то хотелось,
Всё медленней шаг.

Болезненно веки слипались
Под натиском сна...
Сомнамбула полуслепая,
Ничтожна, смешна.

За чёрным оконным пунктиром,
Вдоль серости стен,
Таились чужие квартиры,
И царствовал тлен.

Над городом снежного мрака
Не видно ни зги.
В случайном просвете, абстрактно,
Не застя тоски,

Как будто, намёки на лучик…
Увы, обманусь…
И в плед из метели колючей
Плотней завернусь.
–>

просто молчать..
09-Dec-14 23:22
Автор: inok   Раздел: Город и Человек
просто молчать
как пыль на полке
грязь под ногами
трансендентально
гулко
в себя
не замечая
о несущемся ввысь
или вниз
неважно мире
просто молчать
и книгу гладить
не взглядом
так обжигаются дети
впервые
просто
молчать...
–>

Утреннее
27-Oct-14 18:49
Автор: Поляк   Раздел: Город и Человек
Полная заспанных мятых сардинок,
Тихо фырчит жестяная коробка.
Тесный уют в теплых недрах коробки,
Ты – у окошка, в ее сердцевинке.
Стиснута вялым течением пробок,
Стихла вокруг суета городская.
Радостный, тихий, умиротворенный,
Ты замечаешь вокруг, просыпаясь,
Стаю грачей на бульварных газонах,
Черными пятнами в густозеленом.
Желтым – березы опавшие листья,
Рыжие пятна рябины и клена,
Точность мазка, неподвластная кисти.
В редком луче неожиданно розов
Инея след на сутулых скамейках,
Ранний предвестник грядущих морозов.
Эх, пошуршать бы листвою в аллейках…
Скоро озябнут все эти аллейки,
Скоро их теплой периной застелет.
И, не жалея что кануло лето,
Масло пейзажа сменяя пастелью,
Небо сквозь дымку струит полусветы,
Где-то в Москве, на окраине где-то.

09 окт.2014
–>   Отзывы (3)

живые и ...
08-Oct-14 07:58
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
я поднимаюсь так высоко
что в моем сердце
собирается маленькая церковь
один немного одинокий человек
знает что там ничего не происходит
иконы утоплены в лоно стен как
сельские дороги в траву
и если смотреть в глаза при неярком свете
то может показаться что ты смотришь
в зеркало
вдруг залетит лёгкий ветерок
и рыжими вихрами занесённой с улицы листвы
забросает твою память
как маленькая девочка игрушками кровать
когда не хочет ложиться спать
все совки и совы
однажды попадут в её рай
там будет маленькая женщина
в платье цвета морского заката
она будет в том возрасте
когда уже не спрашивают разрешения
но еще боятся первых шипов
потому что мы почти всегда думаем о людях
хуже чем они ждут
она будет искать взглядом твои руки
чтобы угадать
почему на ладонях такая карта мира
после которой ни одна улыбка
не становится дороже чем ожидание её
а слёзы воруют как дар
она возразит тебе только один раз
когда Ты назовешь её своей
потому что она и есть Ты...
бросивший одиночество в ноги к словам
глаза выжигает не пепельный клин сигареты
не ветер камикадзе
который опаздывает только на смерть
не сухая слеза
от кого то сбежавшей к тебе чужой памяти
похожую на последние строчки последних стихов
глаза выжигает время
тигровую шкуру которого порвали американские атомные часы
и дешёвый вкус бельвельдерских дворняг
но твои глаза уже не выгорят
потому что даже у неба иногда
редко редко
но заканчивается терпение
и оно обнимает тебя как мама вернувшегося с войны на кухню ребенка
даже если он опять чужой
там будут особые куры
которые клюют только зеленые банкноты похожие на проездные в метро к богу
ты будешь их пинать как в детстве осенние листья
прячась в их шорохе от маминых окликов домой
под этими окнами и форточками мы остаемся навсегда
а кажется что живем
называя себя грязью вселенной
каждую ночь
возвращаясь как бумеранг на детские коленки
где такие болюче сладкие корочки
там твои слова обретут цену внимания
рассчитывая на которое
что врать
мы выжигаем из экранов свои последние островки любви
там тебя услышат даже враги и глухие
те кому было вечно некогда
или даже стыдно
читать твои тихие страхи
и ..
неразделенную радость открытий
которая
если не вышла за круг пониманий
может порвать еще сильнее чем одинокое горе
Там я никогда не подарю Тебе цветов
потому что ты
настоящий....
как несколько минут искренней тишины
о том что болит только у тебя
но за всех
там ты наконец услышишь что в стуке твоего сердца
купается весь мир
и кончается время пуская птиц отступного и просит
прощения у человека за дар слова
похожий иногда на казнь
там тебя пропустят без очереди в любую дверь
а тебе
захочется постоять в метровой шеренге толпы и кому то незнакомому
случайному на полчаса рассказать то главное...
потому что только чужие могут тебя здесь понять и принять
просто так
как сделать паузу между словами
там будет все
кроме тебя самого
поэтому ты остаешься здесь навсегда
пока собака памяти кормит своих щенков
чёрным молоком последней любви
и молчит о главном...

прости
что всего этого не было здесь...
я опускаюсь так глубоко
что тебе может показаться что я
снова
считаю
время
между
схватками...

и прошу...
помоги оставшимся...
которые еще здесь...




Голубка
Осень взмахнуло крылом,
"Рыжим" оставив след.
Голубка в сердце моём,
«Рыжим» дари привет
(с)

Памяти Виктора Дарсона




–>   Отзывы (2)

зачем
19-Sep-14 08:45
Автор: Даша Дарвина   Раздел: Город и Человек
если не
гениальный роман с сюжетом полным адреналина
тепла и вздрогов
кредитный транш в бесконечную бесконтрольность
новая машина с грелкой для пупка
диван укрытый ковром самолетом
и скатерть самоедка
не трендовое нашумевшее кино
не даже сольник
Моцарта c дарственной собственноручно
превращают мир из говна в сад

а одно слово от любимого человека

тогда зачем все это
–>   Отзывы (2)

дом
03-Aug-14 02:08
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
в первых желтых листьях
прячусь от счастья
ещё одна осень без Тебя
–>  Полный текст (290 зн.)   Отзывы (3)

третьи...
06-May-14 05:57
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
мировая и Рим
здесь птицы не поют
но и не плачут

прожить как пролететь
над миром
временем
людьми
касаясь бахромой
звезды прошитой молнией
чужого неба
в россыпь поколений
не знавших вкуса крови у побед
нести с экрана
через пелену
где черный с белым
и глубже и добрее к синеве
лубочных ситцев
свет

нести о настоящем весть
не поучений а слез и радости
живых как журавлей
осенний вскрик
над рощей у прощаний

нести не слово после титров
нежность дерзости любить
и быть чужим
и складывать свой Дом не из уюта
покрывал
а из торшеров и светильников улыбок
задумчивых и добрых вечеров
людей не ставших здесь родными
но поклонившимися временем в колени
играть как жить
и падать как вставать

уйти из дома
но вернуться не в него
дождаться вечера
из битвы поздравлений
у юбилея провожая морось лет
слезой мутнеющей
в дешёвый пух косметик
лебяжьей памяти в коробочке трюмо

еще раз вспомнить
Ты всегда была звездой
сыграть на спичках реквием и вместе
с волшебной палочкой последнего костра
угаснуть тихо
жизнь снимая гримом
в клиньях верхних губ
расправив крылья тем кто здесь остался
что бы не знали как уходят журавли под землю
третий Рим спасая
не ведая
что он внутри...

остался
цел и невредим
на встрече поезда и Анны...
–>   Отзывы (5)

Несчастные
05-May-14 22:18
Автор: Павел Бойчевский   Раздел: Город и Человек
«И был он очень несчастен,
Как несчастен каждый поэт».
(Ирина Одоевцева. «Баллада о Гумилёве»)


Кленовый лист, как парус, опадает
Под ноги мне в пустующем саду.
Печально проплывают птичьи стаи,
А я один – с собою не в ладу.

И нет в аллеях – зябнущих прохожих,
И цели нет, – закончен жизни бег.
Напрасно всё.
Прости же нас, о, Боже,
За то, что соблазнил нас подлый век.

За то, что на бездушную машину
Сменяли мы живых степных коней.
И превратились гордые мужчины
В подёнщиков на Родине своей;

За то, что нам милей всего зарплата,
И смыслом жизни сделалась еда.
А ведь ценили совесть мы когда-то,
А деньги не ценили никогда!

Ремонтами соседей не морили,
И взятки не совали, словно жаб.
Когда ж нас, братцы, ловко подменили?
И кто нас превратил в базарных баб?

Ответ известен, толку, впрочем, мало
В который раз узнать, – кто виноват…
А люди суетятся одичало,
Бездумно обустраивая – ад!

21 июля 2012 г.
–>   Отзывы (2)

читаешь ли ты письма на иврите
28-Apr-14 17:17
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
читаешь ли ты письма на иврите
которые роняет на манжеты
мадженто моя сорванная совесть
чужие поезда в траву вгоняя


у нас здесь снова ядер впился в снег
вампирье солнце льёт во все ушаты

но только
не хватает одного
который остальное заменяет
смотрю через историю с москвы
на млеко через слайды об Артуре
там глупая доверчивая дура
все верит мир как детские качели
не треснет по губам...

молюсь
и рву матричный лутрасил
окутавший озябшие деревья
читаешь ли ты письма
нет
прости
я помню
что ты любишь на фарси
с щербинками восточными песка
на побережье лет
спокойных и далеких

эллизиум теней порвал нутро
и нежное как старый ипподром
конюший
и на хлев холодный дом
похож
где вечно ждут Тебя на ужин
на лужах разворачивая небо
чтоб ёрзало а не теряло нити

я снова ухожу туда где спит
расстерянность холодным эмбрионом
с желанием из детства
угостить
весной
всех кто устал
всех
поголовно

и навсегда уйти
став веткой для последнего вагона
прорвавшего тупик на опер.ру
сквозь гроздья всех постов и комментариев
когда посты религии в отстое

здесь на руках
должны носить живых
переводя с иврита на фарси...
–>   Отзывы (4)

ещё сто лет одиночества
24-Apr-14 04:58
Автор: *ai   Раздел: Город и Человек
чабрец вчерашней чашей на столе
пробился к солнцу подорожник
сирени купола и вишни запятые
солдатики зарылись у травы попарно
и спят с теплом цветов
смородина уже немного пахнет
к ступеньке
опускается дорога
все рядом
все что связано с тобой
иначе
–>

Новгород
16-Apr-14 22:11
Автор: Семён Беньяминов   Раздел: Город и Человек
Достопочтенный Новгород
икает под иконой,
не полнит своды белые
молитвою исконной;

не ставит воску ярого
свечи и с перепою
не внемлет слову Божьему,
малиновому бою.

Истоптано туристами
подворье Гостомысла.
У нового посадника -
ни разума, ни смысла.

Призвать бы что ли Рюрика,
Трувора, Синеуса?
Им по тропам теперешним
недолго обернуться.

Для них прорыт с Бел-озера
прямёхонький канал.
Ему сам Горький, окая,
похвалы расточал.

У Параскевы Пятницы -
семь пятниц на неделе.
Острижена, осмеяна,
плетётся еле-еле.

Сползают в Волхов с берега
все - сорок сороков.
Не вынуть ручек беленьких
из длинных рукавов.
–>   Отзывы (1)

она пела
22-Mar-14 23:36
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
да
сильнее можно...

падал месяц на битый асфальт

она пела как бог
заблудившийся нотой во времени
где дорога важна не итогом пути
а возможностью рядом живущих спросить
как им любится
в тёмных углах одиночеств

если музыка крылья бросает на самые старые лица
ей поднять удалось
сотни стран
континенты руками обняв
наполняя теплом межреберье
она пела
роняя шмалёные перья
то от пъяных мужей
то от сплетен
она пела
так плачут в детдоме
у окна запотевшего дети
провожая прохожих
не ставших семьёй

она пела о нас
и ушла
по русалочьи тонко
растворившись
прощальной водой
тихих слез
возле песен её

она пела
а ты
так живешь...

собирая разбитый асфальт на ладошках
бога...
между людьми

Bittersweet memories,
That is all I'm taking with me.

я ведь тоже на Та
но как хочется
рядом остаться

–>   Отзывы (2)

Мой город апельсинов
16-Mar-14 18:37
Автор: Алёна Трифонова   Раздел: Город и Человек
Мой город апельсинов:
Используя стило,
Нарисовала глину,
Цветное оргстекло.

Леплю себе на радость -
Задорных рыжаков,
Жующих неба сладость
Смешных здоровяков.

Смеюсь, гримасы строю
В оранжевую жизнь.
Как будто душу мою,
Погрязшую во лжи

Твоей. Но тут же манит
Стекольная толпа
Меня. И я за гранью
Массивного столпа

Застывших невозвратов.
Я - чей-то рыжий сон.
И я не виновата,
Что не умеет он

Любить и быть любимым,
Рассеивать песок.
Повадкой соболиной
Живёт. И хлещет сок

Из встреченных случайных
И неслучайных дев,
Вселенскою печалью
Всех простаков нагрев.

Мой город апельсинов.
Твой город - сер и сыр.
Леплю из рыжей глины
Для мышеловки сыр.

Пусть хвост да попадётся -
Не всё ж тебе дурить!
Вплетётся моё солнце
В оранжевую нить.

Вплетётся и придётся
Оранжевым пожить!

03.02.2014
–>   Отзывы (3)

мрамор
13-Mar-14 17:40
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
она с пъедестала ночами слетала
а если грустила сходила спокойно
смотрела Лотрека Вангога и Гойу
потом выходила на улицы Рима

ни годы ни мрамор её не сломали
ни взгляды ни вздохи ни раз не согрели
она пролетала сквозь рамы и окна
домов небогатых и старых молелен

у Римского Папы курила сигары
в абрис шоколада ссыпая надежды
в кафе возле пьяных играющих в нарды
смотрела на точки доски и шутила
кому то сметая удар мимо на пол

она не хотела
ни богом ни бабой
ни камнем ни ветром
ни плотью
ни телом
но в странность желаний
у детского крика
и флагов пеленок
и тайных объятий
в каморке молочника
там где ютились
тепла близнецы
ее младшие братья
на старой лепнине
амуры и птицы
она сочетала
как узник в темнице
желание света
обычные вещи

минутная стирка в тазу вдохновений
где пена от мыла чуть ниже чем Анды
она бы ему
каждый вечер стелила
и грела руками
что в небо пролито
без детского крика

а то у колодца
воды полотенцем
полить ему в руки
и прядки погладить

простое как имя
живое как ветер
больное желанье

Венеры Милосской

мы там оставляем
и сердце и свет
где нас никогда не поймают за жупел
желаний скорее себя оправдать
в случившемся карма
в не ставшем обет


я знаю ты ждешь
остальное

мрамор



************************************
не знаю как рождается тепло
не помню где паркуетися желанье
мне думать о тебе дороже судорог
от пляски ветра на постели смятой
–>  Полный текст (1929 зн.)   Отзывы (2)

Cеренада Старого Арбата
07-Feb-14 22:49
Автор: pgregory   Раздел: Город и Человек
Стояла дева у окошка,
крепчал рождественский мороз,
а под окошком на гармошке
играл арбатский виртуоз.
ЛилИсь забытые напевы,
и время медленно текло.
Внимала музыканту дева,
лицо расплющив о стекло.

С полуразрушенного дома,
с декоративного панно
Ильич со сладостной истомой
смотрел на девичье окно,
ревнуя деву к виртуозу.
И, видимо, не в первый раз
катились ледяные слезы
из суженных холодных глаз.

А дева хлопала в ладони
И, стоя у окна нагой,
мелодиям шальной гармони
притоптывала в такт ногой.
Столпились слушатели.-Браво!!!-
кричали,заценив напев.
Прищурился Ильич лукаво,
то, что хотелось, разглядев.

А воздух был морозно-чистым,
рабочие со смены шли,
в футляр кидая гармонисту
трудом нажитые рубли.
И с завершающим аккордом
дал музыканту пять рублей,
на деву посмотрев с укором,
красивый молодой старлей.
–>   Отзывы (2)

и стало видно что сосна цветёт зимой
25-Jan-14 00:52
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
ну здравствуй необъятно
   из хеллоу
воронка времени ведёт не во вчера
а в прошлое
вот мы и встретились
теперь ты далеко
из одиночества слагаешь цепи света
а я вот здесь  
и с нашими детьми
но из другого исполнения
а мир
нам строит радости неслышимые козни
мы между казнью и помилований сыпью
давно не ставим запятые просто ждем
шального слова из отчаянной улыбки
и запах мокрого асфальта под дождем

теперь понятно
для чего я там кружил
тебя по комнате вращая шестеренкой
пружинку вечности
оставив незакрытой
ту дверь из прошлого задроченной страны
холодным чванством недолюбленных монархий


закрой глаза
и мысленно кружись
а слуги неба облака с твоих ресниц
чужие снимут
и ты вспомнишь
как пахли мои руки в прошлой жизни
где было время
словно мостик 
в навсегда

сегодня 
мне оттуда на ладонь
слеза упала
и  стало видно что сосна цветёт зимой
в черничном небе медленной звездой
скучающей о нас
в мороз и солнце



–>   Отзывы (1)

рёндзи
12-Jan-14 02:23
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
камни стихов не пишут
только читают тихо
радуясь каждой слезе
–>  Полный текст (1640 зн.)   Отзывы (8)

хила
27-Dec-13 08:24
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
мы бы сдохли
если б не стихи
(с)

прохильте меня словами
роман
между любовницей
не матерью
не другом
не женой
им оборвётся связь имён
и обстоятельств
шоу на остуду
страны и мира
с кончика сигар

семья
красивая и...
я думаю о них
и их истории
ведь там
там тоже были встречи
попытки близости
желание
тепло
и поиски и одинокий вечер
под безучастия стекло
когда все семьи
дружно поласкали
от солнца пятна
на подоле платья
никто не думал
жизнь она попятная
и всем смотрящим эта боль вернётся
темницей нежности эпохи нелюбви

я их
сегодня
мужа и жену
ментально заведу под небосвод
овала белого
раскрученного Дома
похлеще первого второго и т.д.

свет погашу
снопами лилий и ромашек стол усыпав
вместо поправок лживых биллей и угроз
отдемократить мир по самое зерцало

Она...

давно его простила но не знает
что лучше солнечных
её дорожка слёз
пятном невидимым на флаге той страны
в которой самое родное и больное
лишь повод шоу

закрою тему и с Большого
но не взрыва а театра
сорвется конница к звезде во весь опор
тональность клина журавлиного вернув
солдаткам кухонь
и сержантам банкоматов

и как всегда
перечитав твои стихи
опять подумаю
никто не виноват

второй десяток лет
роман
увы увы
но потому
что нам дороже повесть

я за спиной твоей
хранитель мой стою
и жду
когда проснётся мира совесть
и кажется
уже...

***************

Хилить


Хилить (от англ. heal – «здоровье») - восстанавливать здоровье персонажа с помощью какого-либо умения, заклинания или зелья. Как правило, в игре есть особые классы персонажей, специализирующиеся на различных заклинаниях восстановления здоровья.

Хила - приток реки Колорадо.



–>   Отзывы (4)

...и талый снег седого декабря
12-Dec-13 14:49
Автор: ada   Раздел: Город и Человек
колодцы времени открылись навсегда
а в них любви знамёна голубые
открытым небом
и талый снег седого декабря
игрушкой ёлочной забрал оскал витрины
и размагнитил штрихкоды на проводах

на молоке листа фотобумаги
кроме
Спасибо

памятью Тебя
фонарик красный яблока заката
проявит маленький кораблик оригами
и два эсклибриса
неловленых

мы
были

сегодня я лежу на самом дне
морской звездой прикрыв канальи прорвы
и твой подарок трогаю рукой
ребро в котором

лёгкое дыханье
и нет
не тысяча
а море мелочей
–>   Отзывы (2)

Как же меня одолели...
12-Dec-13 14:47
Автор: kostya83   Раздел: Город и Человек
Как же меня одолели
Эти противоречия
И в голове зашумели
Слоги, слова и наречия

Как мне дано прекратить
Эту бессмыслицу будней?
Телу так просто остыть
Или стоять на распутье

Чувствую, как решето
Порван, пробит, измочален
Хлещет из сердца поток
Скорби, тоски и печали

Хочется выйти скорей
Клетку грудную вскрывая
Теплится искоркой в ней
Та, что почти неживая
* * *
Участь всех мертворожденных
Падать в бездонный колодец
Видеть в глубинах как в темных
Прячась, смеется уродец
29.11.2013
–>

Как всегда, начинается утро...
11-Dec-13 16:31
Автор: kostya83   Раздел: Город и Человек
Как всегда, начинается утро
Две таблетки эсциталопрама
За окном снова снежная пудра
Монохромная серая гамма

Я смотрю как бесчисленны мы
Я вскрываюсь, ища червоточины
В ожидании новой зимы
Я надеюсь, что все будет кончено

Бесполезно ходить по врачам
Говорят, еще есть нормотимики
Золпидем, чтобы спать по ночам
Надоело мне жрать эту химию

Снова грудь разрывает тоска
Новым днем придет опустошение
Буду бритвой я тело ласкать
Уставая от сердцебиения

Это скоро заполнит весь разум
Лишь стремление все прекратить
Будет длинная долгая фаза
Нежелание чувствовать, быть
07.10.2013
–>   Отзывы (2)

Эти люди куда-то спешат...
10-Dec-13 23:07
Автор: kostya83   Раздел: Город и Человек
Эти люди куда-то спешат
В переходах комочками мяса
Бестолковы, как стайка цыплят
В их мозгах поселилась зараза

Я, наверно, такой же птенец
Семеню, как они, неумело
Нас излечит в затылок свинец
Или сталь в это мягкое тело

Ну а я-то, конечно, добрей
Большинства продолжателей рода
Я люблю нерожденных детей
Когда сердце не бьется у плода

19.08.2013
–>   Отзывы (1)

силиконовая долина
27-Nov-13 16:16
Автор: joker   Раздел: Город и Человек
беспилотник любви пробивает хрустальное небо
и кухонный майдан превращается в Пьер де Ла шез
я в нем спрячу друзей
города
даже страны
странно то
что опять мы встречаемся если
кто то больно ушел
а в колоде тузы перепутали даты и числа
пьяный джокер к тебе тащит с шилом кота
Шрёдингера
а где-то твои этажерки
кружева что прикуплены как
то стигматы уюта
а то
ностальгия по детству
скажи бьётся ли ветка по стеклам
как ребра по сердцу
когда имя бежит
мимо нас

на пустеющем тополе
лист одинокий дрожит
как волна когда клава под пальцами гнётся
от чужого лица
иногда
слышу голос твой сжатый и больно
принимать себя чьим то поленом от лени
опозоривших рабств
у корабликов детской мечты

кормлю призраков чуйской долины
я с ними на вы
помяни их земля и с любовью из неба верни
чтобы пот собирал не пыльцы одиозное семя
заменяя не данность от мамы скафандра добра
а скользящую негу усталости там где
вода
превращается в небыль
через ломкие корочки льда

а трава
если уж эвтанизии путь неизменен
пусть больных не ломает а змейкой земли
остается у каждого ломаной стрелкой надежда
что еще будет миг
поворота на новый мираж

–>  Полный текст (1216 зн.)   Отзывы (4)

Вы ничего не пропустили? 
 Поиск : Раздел : Город и Человек
 Поиск : Произведения - ВСЕ
 Поиск : Отзывы - ВСЕ
 Страница: 1 из 8  |     | Стр. 2 –>