Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
mirage

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Циклы стихов
ВСЕ в разделе
Произведения в разделе
Отзывы в разделе

Индексы?
Начало
  Наблюдения (9)
По содержанию
  Лирика - всякая (5822)
  Город и Человек (373)
  В вагоне метро (25)
  Времена года (292)
  Персонажи (281)
  Общество/Политика (122)
  Мистика/Философия (641)
  Юмор/Ирония (629)
  Самобичевание (103)
  Про ёжиков (57)
  Родом из Детства (330)
  Суицид/Эвтаназия (75)
  Способы выживания (294)
  Эротика (67)
  Вкусное (36)
По форме
• Циклы стихов (129)
  Восьмистишия (269)
  Сонеты (92)
  Верлибр (144)
  Японские (176)
  Хард-рок (49)
  Песни (158)
  Переводы (169)
  Контркультура (8)
  На иных языках (25)
  Подражания/Пародии (148)
  Сказки и притчи (67)
Проза
  Проза (605)
  Миниатюры (341)
  Эссе (33)
  Пьесы/Сценарии (23)
Разное
  Публикации-ссылки (8)
  А было так... (449)
  Вокруг и около стихов (85)
  Слово редактору (8)
  Миллион значений (31)

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0500):
  17:44:02  29 Mar 2017
1. Гости-читатели: 18

Невка
17-Oct-16 21:18
Автор: Олег Гарандин   Раздел: Циклы стихов
Ночь

Сближения ночники,
Улицы спят,
Спят у реки пристани,
Набережные спят.
В воду глядят
Свыше
Окна домов
Скорых шагов
Не слыша,
Идут наугад,
Дышат.
Катят
Кубари
Облаков
Истари,
Издали
На сто коробов
Свыше –
Спят.
Глазам не претят
Виды.
Рукам не претит
Печать.
Не угодно ли по случаю мира
Ровно в пять
Вставать?
На пути трамвайные,
На городскую темь?
Утра звонкие –
Скошен луг.
Звоны гулкие –
Не досуг.
Спят у реки
Старики башни.
Спят у реки
Дураки дворцы.
Мачты –
Тоже спят.
Призрачно и не
Спором,
Долгим пустым разговором
Спят дождевики и шпили,
И улицы пережили,
И башни –
Их краше дворцы –
Тоже спят.
До кого
Вслед глядят?
По Конюшенной голова
В шляпе,
Одна,
В длинном пальто
Тащит
За собой
Ничего.
До скалы – скала,
Скала –
Городская стена –
Белую седину голова –
Кволый –
Пешеход скорый.
Скорые поезда
По своим рукам разбирают
Дорогу трамваем
Улицы той
За спиной
Посередь заскоком,
Чалмой
Глаза закрывает
Городской стеной.
Долго ли спят –
Долго
Долго ли стоят –
Молча.
Стены без меры
Долго ли спят
В первую смену?
Ноябрь
Снегом падет –
Пусть.
Ветром разбегается – пусть.
За рекой грусть,
Над забором гроздь
Вкривь, вкось.
Шире
Развернуты ширмы.
В грудь дошло жиром –
Бакалейная, почта
Телеграф, площадь.
Дальше – проще.
Улицы спят
В поту.
Точно ли гарь из труб?
Улицы спят – краду
В пятом часу
На ходу –
Недвижен – унижен!
Вал крепостной –
Тише –
В городе спят,
Спят, не глядят
Ближе.
Ближе
Колонн,
Выше колонн –
Дом,
Дорогой мой,
Там где живет…
С той…
Бывшей.
Спят и не слышат
Дым над рекой
Спят у реки пристани,
Набережные за рекой
Пусть –
ближе.
За горбом горб
Все идет пешеход
Мимо –
Стена
Почта.
Кончается улица -
Площадь.
Дым из трубы –
Спят.

Охтинский Мост

Городские –
Мирские
Мосты
В два человеческих роста.
Тянут лямку
К парому
В два ряда
Провода
Мимо дому –
Не о том раздоры.
Найдут холода
Ближе крову
В два сапога –
Не дойдет пешеход
Дома.
Год грядет
Високосный –
Охтинского
Высоты моста.
Железом лязгают
Перекрест
Ночи.
Размениваются на цвета
Нежное.
Ревностно.
Говорит о себе
Ветром
Небо –
Гляди на жестянки крыш
До обеда.
Сверлом точит,
Волоса лентой
Переплетая туго,
Летит подруга
Зима–
Плач.
Далеко за строкой
Прячь
Утра.
Пряжи святой река –
Зайдет разговор
За ночь.
Площадным кругом –
За глаза.
Площадным слухом –
Страж
Пойдет сапогом
Врозь,
Пойдет по домам
Блажь.
Говорить свечой
По углам
О чем?
О льдяном
Посохе.
О красавице гостье. –
Зима.

О чем рассуждали? –
Судьбами
Чего не додали
Годами ждали
Узники.
О печах с трубами –
Долги пригублены.
Не блажи блажь,
Отпусти страж
Не гневи наш… –
Мечтали!
Жили проще,
Ходили с усами.
Не тянули мощи
За словами в храме.
О головах повинных –
У Того всё повинно?
О словах мнимых.
У Того всё – на диво!
О чем говорили детям –
Старовы петь то!
Сами не знали,
Как устояли
С Этим!
Сторона прохожая стала
Тоже Его.
На лица похожая
Мета – Твоя,
Твоя колея –
Тоже Его!
А, у меня
Иное слово
Не ново.
И новостью старова –
Глава.
Они хоть скифы–
По душе – мифы –
Слова.
Лишь бы горстью
В руках донес
Ношу
На Совдеп
Глядя.
Стороной – оступь!
Стороной лунной,
Сковородой
Чугунной
Варя!
Куда гулко
Идут поезда?
Куда
Заведут глаза?
От кривого
Колеса
Пустошь.
Темнеет
А во рту
Немота.
От места оного
Дольнего
Торного.
Ровного
Горного –
Завелась блажь
От истинных тяжб.
От мысленных, выспренных
Подьячих наших
Царя зрячих
«Лиственных».
Стороной –
За дальней чертой
Петров град.
Стоит обреченный.
Найдем точеный
Гвоздем уклад.
С собою носим
Зима по задворкам –
Просим!
Зима невпопад –
В клочья!
Листвой облетят
Дерева
Ночью!
Вновь стороной-
Равниной,
Той стороной
Прислонит
Кармой
Берега.
Пойдет босой
По зиме
Гора.
Снега полна
Борода –
Город…
Нареченный холмом
Лжет!
В пустынь – скажет
Не моя колея.
За ним мертвый мрет –
Перечет годам!
От площади Мужества –
По шагам
Слушать.
Идет мимо-
Слом-печаль
Идет криво –
Ночь ничья
Вокруг даль –
Дуга
Вперед
Скука та.
За ней в ряд
Стоят
По краям столбы
На три вдаль версты –
Кого
Слушать?
На те кресты
Кого вещать?
Во тьму окон?
И гром и звон.
На страшный суд
Несет себя…

Скифы

Формально скареден,
Призрачно не богат
Вещевой склад.
Мимо грядет пешеход
По Вознесенке прёт
Пьет
Лимонад
Каблуки кровные –
Ртом.
Животом
Ровная
Впереди
Ровность
Долгая.
По плечам –
Ревность
К пропасти
Дух – тщета
Мысль сличай,
Лоб щадя
Отвечай!
Шилом точил
Сапоги шил?
Дорогу мостил –
Нету
Зиме лету.
Всяк
Свет поносил.
Корчился – жил –
Ревность.
У кого по гроб
Голова
Тленность?
По словам речь
Призвала
К Востоку
Сейчас,
Неровен час,
Повернет голову –
Назад –
Серость.
Поглядит на –
Черно – нора –
Вставать пора.
Солнце в кровать –
Встать!
Не дает –
Ревность!
Что снег по дорогам тает –
Знаем,
Откуда орнамент.
Не чищен в стеклах,
Не ходит боком,
Не брезжит током –
Легка
Фергана Востоком
А в Питере то – зима.
На три века – сума –
Не лёгко!
Размерено,
Гулко
Идут поезда –
Встречай
Русская вотчина –
Заболочена.
Лежит полями
За облаками,
Точит дождями
Вечныя колеями –
Правда?
Правда.
Запирай на замки
Двери
Страна.
Глаголи
От слова до слова –
Верил!
Дорожной пылью,
Старовой былью
Впрок
Мерил.
В даль –
По суставам
Легла
Сторона
На Восток –
Правда.

---------------------

Холодам гроб –
Суета слажена.
По земле, чтоб
Не блажила.
Старят зимы
Седины около
Мало силы
Благо – сиры
Словеса –
Посох.
Благо
Спины
Спереди воза.
Со высоких гор
Разговор –
Дымом.
На выдох
Молчалив по хоромам
Идол.
На себе волок
Низменно
Отщепенцев град
Глиняный.
И куда дошел?
Не туда идешь
Слово –
Ложь.
Хлеба
Крош.
Не то –
Римлянин?
Про-рок?!
Не то дивное –
Опять в горсти –
Отпусти
Щенок
Матери
Вымени!
Глаз долгий
Глядит – нищета,
Созидать – не та,
И до тощих овец –
Волки.

По укладам,
По оградам
Трещеткой
Колокол
Легкий
На подкуп
Трезвон.
Разбудит
С утра,
Зазубрит
Под небеса
Чей Умысел?
Чьей глупости?
Чьего колеса
Жатва?
На скоромный скит
Не глядит.
Небеса
Не вертит
Рубаху мнет
В дугу душу
Гнет
Река
Невка.

Сентябрь 1992

–>

Моностихи
19-Feb-15 23:41
Автор: Семён Беньяминов   Раздел: Циклы стихов
Я на первой ступени стою ГТО!

На душу каждую придется по удушью.

Мы все от иприта отбросим копыта.

Шатаюсь — значит существую.

Многие ль лысые погибнут, как Эсхил?

Майна! Вира! Маня - Вера - Маруся...

Любовался на искусство — все нюансы по усам...

С кем вы, подмастерья культуры?!

Жук-навозник — журналист-международник.

Паук многоногий, нагой и упрямый.

На пунктирной границе пунктуальный монгол.

Ни дня без строчки, не сменяя сорочки.

Любовная лодка разбилась о брик.

Порылся в воронке — нашел коронку.

Пропал пацан - Урус-Мартан...

Пришёл Геракл и в душу накакал.

Мы не арабы, арабы не мы!

Утруска - усушка - психушка.

Казны убудет — казнить будут.

Я плюю на плюрализм!
–>   Отзывы (1)

Стихи сду.ру
19-Jan-15 16:52
Автор: Семён Беньяминов   Раздел: Циклы стихов
ИЗ АРХИВА НКВД

Личности бывших апостолов
полностью нынче опознаны.


СТАНЦИЯ РАЗЛИВ

Заглянул в пустой шалаш -
кепка там... А где чуваш?!


ЗАПРОС В ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ

Все ль джигиты-ваххабиты
поголовно перебиты?!


ОРЛЫ

Двуглавый орёл совершает полёт,
а горный - кровавую пищу клюёт.
Клюёт и бросает, и гложет скелет,
и вымолвить хочет двуглавому: "Нэт!"


ДЯДЯ СТЁПА

Тому дивится вся Европа,
что троекратно дядя Стёпа
нас тухлым гимном одарил
и, в гроб сходя, благословил.


ДЕНЬ ЗАЩИТНИКА

По стойке "смирно!" встану спозаранку.
Дурдом замрёт, торжественность храня.
И, бросив руку кверху, под кубанку,
Я крикну: "Пролетарий, на коня!.."


ПАМЯТИ ТУРКМЕНБАШИ

В Туранской низменной пустыне,
Там, где Ахалский велаят,
Осиротел народ отныне,
И скорбно ишаки трубят...


ПЯТАЯ ИМПЕРИЯ

Гадает сонный улус:
не нагрянет ли снова урус?


ПОДРАЖАНИЕ ПРОХАНОВУ

Не говори мне больше про Версаче!
У нас, в Рязани, брюки шьют иначе.


РУССКАЯ ИДЕЯ

Смесь невежества и чванства
с долей солженицшеанства.


ЭПИТАФИЯ СОБАКЕ

У попа была собака -
он её убил,
потому что беззаветно
Родину любил.


ТОРМОЗ ВЕСТИНГАУЗА

Долго искал я в томах Брокгауза,
почему не сработал тормоз Вестингауза.


ЕЩЁ СКАЖУ

При виде последствий радиации,
как презренны все конституции!


ПАССИОНАРИЙ

Шёл по улице торговой,
встретил - морда-калита;
толстощёка, густоброва,
бычьей кровью налита.


СКОРОМНОЕ

Старец Питирим
уехал пити в Рим.


ПАРИЖ

Выхожу из вагона в Париже -
немонгольские лица вокруг.


ГОЛУБКИ ПИКАССО

Голубки
Пабло Пикассо
всю площадь,
падло, обосрали!


ВЕРНИСАЖ

холсты-парусины
вокруг ни псины
напикассили
пся крев


ДИССЕРТАЦИЯ

Анжамбеманы Джамбула Джамбаева.


НАКОЛКА АНТИСЕМИТА

200 лет как счастья нет!


АПОЛОГИЯ БЕГСТВА

Бегство - это антиатака.


ПРОКЛЯТИЕ ПАРИКМАХЕРА

Чтоб тебя лишай стриг!


НЕДОУМЕНИЕ

Напишешь просто, тривиально -
и прут читатели повально.
Напишешь стильно, мирово -
впустую, блин, - ни одного...


ПОЭТАМ АНДЕРГРАУНДА

Котельны юноши! Вы принимали муки.
Не вы резвились средь лугов и рощ.
И в словаре задумчивые внуки
За словом "бомж" напишут слово "борщ".


НОВГОРОДСКИМ КРАСАВИЦАМ

Здесь не насиловал монгол -
породу викинг произвёл.


ЭКЗИСТЕНЦИЯ

Зашёл в дурдом - канает Herr...
- Простите, вы не Хайдеггер?
- Нет, - отвечает старый вор. -
Хожу под кличкой - Кьеркегор.


ЭПИТАФИЯ

Скажи-ка, дядя, ведь недаром
приватизация Гайдаром
России дадена?

–>   Отзывы (6)

Орфелиада
07-Dec-14 04:21
Автор: Ксения Хохлова KGH   Раздел: Циклы стихов
15.
Не по сезону, возрасту, уму
кутила тьма, союзница осады –
стирала силуэты и фасады
для уходящих в ночь по одному.

Швырял февраль в дорожную суму
надежду – бриллиантом в три карата…
Асфальта серый бинт и снега вата
кому не помогали? Никому.

Я выжила, но зов подобен вою,
когда шагов не слышно за спиною,
когда объятий миг неповторим.

Меня не занести в твои потери
за этот миг в безвременье, в безверье,
хранимый только именем твоим.

1
Не по сезону, возрасту, уму,
не по судьбе, избравшей зазеркалье,
ломиться в мир, куда отнюдь не звали,
желанием притронуться к нему -

где не считают «взяли» и «отдали»,
где правят Переправой на дому,
где сквозь теней густую бахрому
льет лунный свет из заоконной дали…

Жаль, невозможно все иметь ввиду
из города, где триста дней в году
циклоны громоздят свои надсады,

из духоты подпольных казино,
из тех кошмаров, где не так давно
кутила тьма, союзница осады.

2
Кутила тьма, союзница осады –
награбленное двигала ва-банк.
Сдавался ей в ответ на блеф дурак,
А кто умней – от смеха чуть не падал.

В такой игре лицо держать не надо,
цена ему – начищенный пятак.
Тут что ни делай – сделаешь не так,
какая б ни маячила награда.

Весь пыл на кон поставив из-под век,
я выиграла собственный побег,
в придачу – репутацию кассандры.

Летел Фортуне шепот, «гранд мерси»,
и скорость полуночного такси
стирала силуэты и фасады.

3.
Стирала силуэты и фасады,
выстуживала память высота,
и отсекала землю тень креста
под Боингом – источником досады.

Простила ль твердь, чье имя суета,
чей след на горле не губной помадой,
но точно мне на ней теперь не рады -
не узнана, не узница, не та…

И мне резона мало в лишнем грузе:
ее дары – покой и свет иллюзий,
когда б и захотела, не приму.

Исполненная горечи кофейной,
меж нами ныне сага об Орфее
для уходящих в ночь по одному.

4
Для уходящих в ночь по одному
найди, печаль, хотя б одну причину
не оглянуться. Ножик перочинный
у месяца, пасущего тюрьму.

Кому водить, откуда и к чему?
Слезами не изменишь вкуса чили.
Бродячий черный юмор приручили
и узнают собратьев - по клейму.

Равны – и лик что свят и лик, что страшен,
о, симбиоз души и грозных стражей:
кого из них в потемках обниму?

Припомнит кто, пустив чужую в сани,
как пригоршни отвергнутых признаний
швырял февраль в дорожную суму?

5
Швырял февраль в дорожную суму
терпение - паек духовной пищи,
но сыпалось из порванного днища,
и шла молва по следу моему.

И до сих пор она свиданья ищет,
невидимая в свите белых мух.
Я преданности этой не пойму:
добро бы коронованной, но нищей?!

За то ль, что обнажен зевакам стих,
за то ль, что в поражениях своих
"Dum spiro" повторяю многократно,

за то ль, что даже в рабстве ремесла,
в ломбард судьбы еще не отнесла
надежду - бриллиантом в три карата.

6.
Надежду – бриллиантом в три карата –
бесценным лотом на аукцион…
«Надежда – раз…» «Кто выставил?» «Харон»
«Надежда – два…» «Позор – с его зарплатой!

С клиентов каждый день – гребет лопатой,
аки веслом на торжество ворон…»
Пусть, если это сон, то вещий сон!
Да мне ли занимать молчанья злата?

«Надежда – три!» На чай оставлю грусть.
…Я обещала Лете, что вернусь
к той, для которой я всегда крылата,

к той, чья одна точеная строка
излечит что угодно. А пока –
асфальта серый бинт и снега вата.

7.
Асфальта серый бинт и снега вата.
Неделя, как растаял гипса лед,
а год - опять в полет, и нагло врет,
мол, в переломе карма виновата.

Поди, найди в бреду подобном брод –
задача не для недоучки-барда,
чья лира от рождения горбата,
но о любви к упавшему поет.

Сезонные, собачьи, просто свадьбы -
гулящие, рычащие послать бы
(здесь рифма подойдет – «на Колыму»),

но и оттуда выведет кривая…
Ветра весны, на час в метель врываясь,
кому не помогали? Никому.

8
Кому не помогали? Никому.
Тогда зачем я затеваю снова,
себя самой же призрак безголовый,
распространять сонетную чуму?

Неужто впрямь – настолько нездорова,
кормлю тоску, дебелую куму;
неужто изо всех возможных мук
нет хуже недосказанного слова?

Ответ врача вмещает опыт лет:
каков недуг – таков иммунитет.
Всему – цена… Кто может паранойю

любви прогнать, тот полнит список стерв.
…Обидами на жизнь переболев,
я – выжила. Но зов подобен вою.

9.
Я выжила. Но зов подобен вою.
В нем прошлых воплощений имена:
чуть слышно, эхом, будто бы со дна
колодца, освещенного луною

в пустыне... или будто слой за слоем
слезает кожа, что обожжена…
Былому не подруга, не жена,
и жутко думать - завтрашнему кто я.

А голос твой – взрывает эту тишь…
Я не прошу: «ответь», хотя б услышь
одну волну эфирного прибоя,

когда обет последний позабыт,
когда в душе безмолвие – навзрыд,
когда шагов не слышно за спиною.

10.
Когда шагов не слышно, за спиною
чечетку ночь танцует на костях
гордыни, и утоплен белый стяг
в грязи раскрытой книжкой записною -

и слову, побывавшему в гостях
у губ, нет больше места для постоя:
вот лишь тогда - оно чего-то стоит,
и лишь тогда - его изъян простят

за то уже, что ни о чем не просит…
Прими сейчас, оно погибнет после,
где так лукав интерпретаций грим.

…Оно и в общем хоре – одиноко,
но что ему твоя бомбардировка,
когда объятий миг неповторим?

11.
Когда объятий миг неповторим,
он больше, чем признанием пронизан.
Вот так в бессмертье выдается виза,
и тут же забирается другим

мгновением. В нем выдоха реприза,
плацкарт разнообразием пестрит….
Аттракцион «атлантовый экстрим» -
держать над ним вокзальные кулисы.

Не «на слабо» в кариатиды вдруг:
среди всего галдящего вокруг
душа под стать слепоглухой тетере.

Пока не поплыла вагона клеть,
черчу начало фразы на стекле:
«Меня не занести в твои потери».

12.
Меня не занести в твои потери,
приобретеньем ценным не назвать:
хоть невесома, но без ручки кладь
бог-знает-с-чем – не то, что долго терпят.

В кино реинкарнаций много серий -
кто там следит за путаницей дат?
И это «счастье» позабыли дать
редактору лирических истерик,

но спохватились: «тормоз» жмет на газ….
Какой там, на фиг, правильный рус.яз?
Успеть бы рассмешить, по крайней мере!

…А если нет – в ответ на яд и ртуть -
на время невидимкой поднырнуть
За этот миг - в безвременье, в безверье.

13.
За этот миг - в безвременье, в безверье
в тени укрыться тенью не спешу:
там самый чистый звук – невнятный шум,
отрезанный хлопком скрипучей двери.

Там каждому сомненью - по грошу,
огню – страницы, и ошейник – зверю,
там день-стервятник чинно чистит перья,
там в зеркале… сойдет под анашу.

Там урны с прахом или просто урны,
отпет герой (пока – литературный,
немилостью ничьей неопалим)…

Там в ноутбуке - страсти от Пандоры,
да файл черновика со всяким вздором,
хранимый только именем твоим.

14.
Хранимый только именем твоим,
поэт сентементальнейше моншерит
одной сплошной светящейся мишенью,
подставленный под свой потертый нимб.

Влюблен в Стрельца, иным Стрелком любим
за вызов мастерству - серьгу на шее...
Черт ногу сломит в этих отношеньях,
а заодно и ангел вместе с ним.

Им не впервой – от мая и до мая
Они со мной не так еще хромали,
но в этот раз плетут следов кайму

под перезвон, дерущий перепонки.
Судьбе ль жалеть зеркальные осколки?
…Не по сезону, возрасту, уму.


–>   Отзывы (3)

Я сплю про голубые облака...
05-Mar-14 18:31
Автор: Поэт Хренов   Раздел: Циклы стихов
(Из цикла "Кризис очередного возраста")

Я сплю про голубые облака,
Покой крыла, квадратики полей,
Натянутую леску горизонта
И пять тысячелетий без войны...

Я сплю про то, что больше не боюсь,
Про камень, не замеченный в тени,
Про скользкую ограду Колизея,
И маки, маки, сколько хватит глаз...

Я сплю про Питер, в Питере весна,
Мальчишкой я на корточки присел
И, затаив дыханье, наблюдаю,
Как подо льдом пульсирует асфальт...

06.03.2011

–>   Отзывы (3)

Я ОТМУЧИЛСЯ
18-Jan-14 17:03
Автор: irza   Раздел: Циклы стихов

Я отмучился… Я - отмучился…
Сразу больно, потом - «никак»,
На ошибках своих не учится,
Говорят, только лишь, дурак.

Я согласен - мы все, кто с придурью,
На ошибки свои плюём,
Только «умники» нам завидуют,
А ведь наша судьба не мёд.

А ведь наша судьба не праздники -
Нет, я в «умники» не гожусь,
Да, чтоб я? От любви? В «отказники»?
Я – «дурак», и собой горжусь!
–>

Прощальная
27-Feb-12 22:34
Автор: Vasili   Раздел: Циклы стихов
Этот дождь молодой и погожий
Пробивая навылет траву
Мое сердце сегодня тревожит,
Что один только раз я живу.
Мне не вволю отпущены весны
Все равно их не буду считать
Вдруг пойму я душой, что уж поздно
Возвращаться к чему-то опять..
Как-то жадно весну ощущаю,
Не мечусь в суете, не бегу
Всех прощаю, всем сердцем прощаю
А себя я простить не могу...
Если в марте поземкой завеет
Шаг замедлив последней весны,
Я боюсь, что всего не успею
что намечено до седины

Это было его последнее произведение.
Василия Анатольевича Коновалова с нами больше нет.
–>   Отзывы (3)

И сложное окажется простым...
30-Dec-11 01:48
Автор: ninanova   Раздел: Циклы стихов
Соло рингтона

Сны предрассветные - тлеющей ночи посланники.
Их разрывает звонка беспощадная трель.
Что же ты, сердце,
Забилось неистово в панике -
Только б успеть дотянуться, ответить скорей.

Соло рингтона, звучащее эхом пророчества.
Жаром надежда нахлынула - вдруг это ты?
Пусть не коснуться -
Хотя бы услышать мне хочется
Голос любимый, спасающий от пустоты.

Ватными пальцами трубку беру телефонную -
Шорохи, треск и чужой, хриплый голос:
- Алло!
Это не ты...
- Вы ошиблись!
Сдержаться от стона бы.
Сон улетучился, болью затылок свело.

Облаком душным висит тишина окаянная.
Нервная дрожь пробегает волной по плечам.
Возле ночного окна я стою изваянием,
Боль унимая...
А хочется - в голос кричать.

Дуэт с одиночеством

Выпал неловко из рук и разбился на части
Мир безмятежный, и в небо захлопнулась дверь.
Смотрит девчонка-Луна, ухмыляясь щекасто:
- Кажется, раньше себя называла несчастной -
Вот интересно, а что же ты скажешь теперь?

Фоном ночному безумию - музыка Баха.
Замерли скрипки, протяжно вздыхает гобой.
Мир без тебя - и я в нём умираю от страха.
Панцирь надежной защиты рассыпался прахом.
Пёс-одиночество плачет дуэтом со мной.

Выть на Луну в полный голос (и к черту соседей!).
Вволю прочувствовать, как ты бывал одинок.
Маску сдирая привычную - «истинной леди»,
Я позвоню и (плевать мне на гордость!) приеду.
Только осталось решиться на этот звонок…

Прости (речитатив)

Встречай, я еду! Ночь спешит к рассвету.
Одна в купе, гадаю по билету,
А поезд в чистой памяти летит...
В дремоте, под колес речитатив,
Надуманными кажутся все беды.

По призрачно мерцающему следу
Неслась впотьмах, поводья отпустив.
Мой нрав был непокорен и строптив.
Встречай, я еду!

В стремлении самой всего отведать,
Меняла жизнь на мелкую монету.
Успев на нужной станции сойти,
Войду в твой дом и прошепчу: «Прости…»
И с нетерпеньем буду ждать ответа.
Встречай, я еду!

Безмолвный романс*

Ты уехала в ночь - за иллюзией, вдаль поманившей.
А меня не взяла, впопыхах собирая багаж.
В жизни хрупкой моей наступило надолго затишье.
До краев наливается снов невеселых купаж.

Помню пальцы твои - их отчаянно сжатую тонкость
Согревала теплом и, касаясь припухлости губ,
Изливала свою бесконечно янтарную повесть.
Нашу близость, пожалуй, забыть никогда не смогу.

Вывел золотом вензель на тонком фарфоре художник -
И безликость украсилась именем нежным твоим.
Но бессмысленно жить, красотою блистая порожней,
Тишиной одиночества стелется пепельный дым.

Только что это, что? Трель звонка отзывается эхом.
Дверь входная открылась, и слышен твой голос: "Прости...".
С облегченьем вздохну - наконец-то решилась приехать,
И с улыбкой взгляну на коробочку с надписью "Tea".
исполняет Чайная чашка


Тайна (финальный аккорд)

Горячий чай в любимой белой чашке,
Неспешный разговор на кухне с мужем.
А за окном сибирский вечер, стужа -
В такой мороз быть путниками тяжко.
А мне спокойно - я люблю рубашки
Утюжить, и готовить легкий ужин.

Жизнь кочевая больше не тревожит
Цыганский дух, доставшийся от предков.
Рецепт для пирога дала соседка -
Попробую, он кажется несложным.
Пегас накормлен, до поры стреножен.
Летает? Да, бывает... Правда, редко.

Да мне самой взлететь сегодня впору
Воздушным шаром в тишине кристальной
(Я вскоре на него похожей стану!).
Неслышно поднимусь, раздвину шторы.
Ещё темно, но знаю - утро скоро, -
С рассветом поделюсь великой тайной.

P.S.
Все сложности окажутся простыми
Забавами и детскою игрою.
Для завтрака стол празднично накрою -
Иди скорей, покуда не остыло!
Шепну, уткнувшись ласково в затылок:
«А нас, к началу лета, станет трое».

–>   Отзывы (2)

Острожные строфы
03-Nov-11 22:31
Автор: Семён Беньяминов   Раздел: Циклы стихов
Многим вставил палку в спицы
Александр Солженицын.
Исподлобья смотрит зэк -
неудобный человек.

***
Снегурочка, снегурочка
танцует у ёлки,
на лоб сползла вспотевшая
тифозная чёлка;
на ногах - кандалы,
на руках - верёвки,
а на белой груди -
синь татуировки.

***
Ты зачем провожаешь меня,
меднолобый, увёртливый месяц?
Ты сойди с вороного коня
и встречай меня лет через десять.

***
Давали "Чайку",
когда попал я в чрезвычайку.
Вернулся, больной и горбатый -
дают "Без вины виноватый".

***
За стеною каменной
толкуют рецидивы,
каменные челюсти
ворочают лениво:
"Война, конечно, -
небольшое удовольствие,
но, кто останется,
тем хватит продовольствия".

***
Сорвалось с языка:
может, был я бухой;
может просто
был молод и глуп.
Десять лет прохрустел
я морозной трухой,
где на вышке -
конвойный тулуп.
–>   Отзывы (2)

Мелодия простого джаза
25-Apr-11 21:59
Автор: piet   Раздел: Циклы стихов
Очаровательно ловяще,
Луч света на себе таяще,
Расцветье острогранных стразов…
Мелодия простого джаза.

Интрига в отраженье нот
От стен хрустального бокала.
И люди, приоткрывши рот,
Впускают внутрь, чего душа алкала.

Изгиба и раздолья мало,
Душа ещё чего-то странного захочет…
Поёт мелодия простого джаза,
Осколками разбившись на просторах ночи.
–>

Звезда Алсу
27-Mar-11 05:01
Автор: pentatonika   Раздел: Циклы стихов
I

Я долго блуждал меж болотных огней.
Пьянили меня их холодные чары,
И пил я тлетворных растений отвары,
От памяти средства не зная верней.

Меня в малярии душили кошмары
Чредой безобразной отравленных дней,
Но, бледные вестники царства теней,
Огнями забвенья цвели ненюфары.

И, словно их зову совсем покорясь,
В трясинную мглу я входил не таясь,
Кого-то любя, проклиная кого-то.

Любовь распиная, над нею глумясь,
Я впитывал сердцем болотную грязь,
Ликуя в бреду в самом сердце болота.


II

Ликуя в бреду в самом сердце болота,
Порой я мучительный чувствовал страх,
Когда вспоминал о потерянных днях,
Что прожил в полчувства и в пол-оборота.

Я тоже когда-то мечтал о морях,
Бесплодного прошлого жалкий сколоток,
Но я был не нужен прекрасному флоту,
И лишним бы стал на его кораблях.

Меня не пускали земные пустоты.
Я счастью быть ветром в тугих парусах
Тогда предпочел струйки липкого пота,

Противную дрожь и бессилье в ногах;
Сусального счастья сорвал позолоту,
Юг теплых морей презирая за что-то.



III

Юг теплых морей презирая за что-то,
Я сам предавался трясине сырой,
И с чувством, похожим на ласку порой,
Меня обвивала тугая гаррота

Тоски заповедной, дремучей, лесной.
В пещеры Урала из крымского грота
Я плелся, а ты, будто память полета,
Откуда-то сверху следила за мной.

И было мне странно подумать, что где-то
Есть край, где со смыслом жизнь слита сильней.
Я тщетно искать бы пытался ответа

У топей безмолвных и мшистых камней,
И в этом блужданьи без звуков и света
Болотному северу стал я родней.


IV

Болотному северу стал я родней.
Где руки берез так безвольно повисли,
В бесстрастную дрему впадал я от мысли,
Что дни здесь короче, а ночи длинней.

Я шел без желаний, без цели, без смысла,
Но только хотел отдохнуть средь камней,
Как память моя устремлялась ко мне,
Бросая в лицо мне созвучья и числа.

И руки тогда прижимал я к вискам,
И больно хлестала меня по щекам
Голодная память в слепом исступленьи.

А выдержав памяти бешеный спазм,
Я дальше бежал по звериным тропам –
Лишь там иногда обретал я забвенье.



V

Лишь там иногда обретал я забвенье,
Где рыскали стаи волков по ночам,
Где месяц ущербный светил их очам,
В которых сверкало его отраженье.

И я становился подобен волкам,
Мне нравился ужас в окрестных селеньях,
Охоты обряд и добычи деленье,
И кровь жеребят, что течет по губам.

На время я чувствовал успокоенье
В кругу беспощадных волков, но и там
Опять настигали меня сожаленья,

И вновь возвращался я к прожитым дням.
Да, я забывал ненадолго мученья
Юродства надежд и позора паденья.


VI

Юродства надежд и позора паденья
Нельзя без ключа кандалы разомкнуть –
Я снова пускался в бесцельный свой путь
С каким-то безумным желаньем движенья.

А ты стала ближе. Туманную муть
Вокруг раздвигая упрямым свеченьем,
Всегда указуя одно направленье,
Ты мне не давала с дороги свернуть,

С дороги нелегкой, ненужной, обманной,
Как будто решила мне быть маяком.
И было мне это так ново и странно:

Идти в никуда, но известным путем.
Об этом я думал в пути непрестанно,
Тобой утомлен, словно ярким костром.



VII

Тобой утомлен, словно ярким костром,
Я стал привыкать к предназначенной роли,
Как старый скупец – золотые пистоли,
Сиянье твое начал видеть во всем.

И как воплощенье неведомой воли,
Вперед меня следуя в небе ночном,
Ты стала желанным моим палачом,
Прогнав пустоту пароксизмами боли.

Меня так изъела бессмыслицы ржа,
Что хлещущий бич или жадный кинжал
Мне были желанней, чем эта пустыня.

Но, вспомнив, что ты лишь искус миража,
Я, криков восторга не в силах сдержать,
Едва ли не жаждал забыть твое имя.


VIII

Едва ли не жаждал забыть твое имя
Я, знающий твердо, что новый обман
Не многого стоит и мой караван
Пройдет и без света путями своими.

Не нужен свет тем, кто из сумрачных стран,
Чужие всему, отовсюду гонимы,
С привычною мукой тропами пустыми
Уходят в сырой предрассветный туман.

Рассвет… Ты цветами любви золотыми
Украсишь их утро, иль, вечный тиран,
Их ночь никогда не расстанется с ними?

Я дальше бежал, злой тоской обуян,
В костюме чужом, в опостылевшем гриме,
Боясь быть сожженным лучами твоими.



IX

Боясь быть сожженным лучами твоими,
Мечтая тебя потерять, позабыть,
К тебе обращал я глухие мольбы:
- Погасни! – но ты отвечала: - Приими.

Заложник своей окаянной судьбы,
Не смел никого я назвать бы любимой,
Но что это было меж нами двоими?
А было ли что-то, и сам-то я был?

Иль может, опять меня ковы соблазна
Морочили, взгляд ослепляя огнем,
И может, я так же, как прочим, напрасно

Стал верить тебе в бездорожье моем?
Пусть ночью твой лик мне светил неугасно,
Я верить хотел, что погаснешь ты днем.


X


Я верить хотел, что погаснешь ты днем,
Что снова все станет привычно, как прежде,
Что ты перестанешь усталые вежды
Дразнить беспокойным, манящим лучом;

Опустится сумрак под вечер, понеже
Померкнет, как раньше, пустой окоём,
И вновь с темнотою я буду вдвоем,
И места не будет напрасной надежде.

Желаньем покоя, как счастья, объят,
Я больше не мог выносить этот ад,
И то ли с признанием, то ли с укором

Просил темноты воспаленный мой взгляд
И смерти огня был кощунственно рад,
А ты все не гасла, и взгляд мой стал взором.



XI

А ты все не гасла, и взгляд мой стал взором.
Сначала открылась ему тишина,
И, зримая, вмиг разрешила она
Все страхи мои, и сомненья, и споры.

Затем эта злая, чужая страна,
Меня истерзавшая жгучим простором,
Оделась роскошным и теплым узором –
На смену зиме приходила весна.

И память вернулась, весною согрета,
Но вместо обрывков названий и дат
Я вспомнил бессмертные лики поэтов

И лучших поэм, и я понял тогда,
Поверив в тебя с наступленьем рассвета:
Любви моей имя – не луч, а звезда.


XII

Любви моей имя – не луч, а звезда,
Звезда бесконечно-огромного счастья,
Божественных звуков сияющий кластер,
Гармония музыки, искры и льда.

С восходом твоим все земные ненастья
Уходят, как бред, не оставив следа.
И я признаю этот мир, лишь когда
Его подчиняешь ты собственной власти.

Единственный свет мой, бесценный мой дар,
Души моей тайнам одна сопричастна,
Ты роза земли, ты живая вода.

Во всех ипостасях ты равно прекрасна,
И мне все равно, что не скажешь ты да.
Сияй же и впредь, и свети мне всегда.




XIII

Сияй же и впредь, и свети мне всегда,
Нежнейшего имени сладкое слово.
АЛСУ – повторяю я снова и снова,
И не устаю повторять никогда.

Столетья промчатся, но сна золотого
Не сможет стереть их слепая орда,
Хоть в прах обращает она города,
Смеясь над тенями величья былого.

Но что мне угрозы грядущих веков,
Ведь взором провидящим знаю, что скоро
Не станет ни зла, ни тоски, ни позора,

Наш мир станет лучшим из лучших миров.
Я слышу сонет своего приговора:
Уже на пути я в надзвездный твой город.


XIV

Уже на пути я в надзвездный твой город,
Где встретит меня поцелуем земным
Любимая женщина, мой серафим;
Преграды разрушатся, рухнут затворы,

И встретится каждый со счастьем своим,
И роли чужие отложат актеры,
И будки покинут злодеи-суфлеры,
И каждый полюбит и будет любим.

И руки тогда мы протянем друг другу,
Великое братство любимых людей,
И больше не будут водить нас по кругу

Нестрашные демоны темных страстей,
Покорный которым, как ветру фелюга,
Я долго блуждал меж болотных огней.


МАГИСТРАЛ

Я долго блуждал меж болотных огней,

Ликуя в бреду в самом сердце болота.
Юг теплых морей презирая за что-то,
Болотному северу стал я родней:
Лишь там иногда обретал я забвенье
Юродства надежд и позора паденья.

Тобой утомлен, словно ярким костром,
Едва ли не жаждал забыть твое имя.
Боясь быть сожженным лучами твоими,
Я верить хотел, что погаснешь ты днем.

А ты все не гасла, и взгляд мой стал взором:
Любви моей имя – не луч, а звезда.
Сияй же и впредь, и свети мне всегда.
Уже на пути я в надзвездный твой город.
–>   Отзывы (3)

Меркурий
24-Feb-11 04:58
Автор: Виола Нелидова   Раздел: Циклы стихов
Пьет вино
Меркурий юный,
Избалованный поэт.
И пощипывая
Струны,
Сочиняет менуэт.

Невзначай
Слагает оды
И смеется над строкой.
И записывает
Ноты
Он ленивою рукой.

Стих рождается
Мгновенно,
Будто вспыхивает день,
Будто вальсы
Юной Вены
Над землей скользят, как тень.

- Люди смертные,
Потея,
Напрягают бедный ум.
Что за глупая
Затея-
Избавляться так от дум.

Как забавны
Сочиненья,
Что бесхитростный поэт,
Не боящийся
Забвенья,
Именует: мой сонет.

Ни к чему
Рыдать и плакать,
Ведь известно всем, везде-
От рыданий
Только слякоть
На линованном листе.

Улыбается
Меркурий:
«Боль и старость не для нас…
Шабашу
Словесных фурий-
Наш насмешливый отказ».

Разрывает он-
О Боги!-
Драгоценную тетрадь.
Надоели
Рифмы, слоги,
Нынче время - торговать.

Сочинитель
Многогранный
Преподносит нам сюрприз.
Что за прихоть?
Что за странный,
Неожиданный каприз?

Об искусстве
Позабывший,
Разорвавший все труды,
Будто не слагавший
Вирши,-
Встал в торговые ряды.

Неужели
Променял он
Свой изящный дар певца
На профессию
Менялы,
Свет Луны – на блеск кольца?

(Слышен тихий
Стон гитары:
- Петь ужель не суждено?)
Продает купец
Товары:
Ткани, золото, вино!

Так невинно,
Так лукаво,
Да с приветливым лицом…
Восхищаемся мы,
Право,
Предприимчивым юнцом.

С равным пылом
Предлагает
Он и ткани, и стихи.
Впрочем,
Разница какая:
Те да эти – неплохи!

И зеваки
Раскупают
Моментально весь товар.
Видит Бог,
Не пропадает
Хитреца лукавый дар.
–>   Отзывы (19)

Не-Андерсен. Снежная Королева. Ред. 2010г.
14-Feb-11 15:01
Автор: Поляк   Раздел: Циклы стихов
Вместо предисловия: все эти четыре текста уже есть на моей страничке - по отдельности, публикуемые по мере написания. Но с течением времени я уверился, что это единое и цельное произведение, которое, будучи расчленено (хоть бы и по объективным причинам), вместе с цельностью утрачивает и идею и настроение. Собрал вместе ледяную мозаику. До ВЕЧНОСТИ, конечно, далеко, но уже чуть лучше, чем было ) Заодно и поправил выявленные шероховатости.

1. Мертвый Кай

Жизнь вокруг елозит сукой течной,
Я ж - спокоен, собран, тих и шелков,
Из сердечноледяных осколков
На асфальте складываю: "в-е-ч-н-о-с-т-ь"...

Господи, вчера еще дымилось
Палочкой восточных благовоний,
И - остыло. И - остановилось.
Без скандалов, сплетен, мук, агоний...

Так сижу теперь я, бессердечный,
Ощущая мертвый холод слева,
В ожиданьи Снежной Королевы
Из осколков складываю: в-е-ч-н-о...

2. Не-Герда.

Нет, господа, я во сне не кричала, сон растворился, как дым.
Мало ли снов пролетает ночами по коридорам пустым?

Вздорный мальчишка, отрезанный локон, память в хрустальном ларце
В мягкий паучий укуталась кокон – я остаюсь во дворце.

Снежную бабу, холодную цацу вольно ж тебе выбирать?!
Я с королевишной, с принцем-красавцем стану в лошадок играть!

Если подступит тоска (да с чего бы ей?) - в легком утопим вине…
Вдруг зимним вечером милый, заботливый принц улыбнется и мне?

Ты не шепчи, что на совести камень, камень источит вода.
И золотую карету с гербами я за тебя не отдам!

Детская дружба в сусальном издании – в верности ей не клянусь!
Там, в Копенгагене, в сказочной Дании высох наш розовый куст…

3. Плач Снежной Королевы.

Тушь потекла… Всё по бабьей беспечности…
Как удержаться от слез?
Глупый юнец! В полушаге от вечности
Умер. Скончался. Замерз.

Что ж сделал ты с размечтавшейся дурою?
Встань и вокруг посмотри,
И без того ледяными скульптурами
Полны чертоги мои!

Златом осыпаны лунные пустоши,
Серебром вьюжит зима.
Я утопаю в богатстве и роскоши,
Да – я роскошна сама!

Стразами, блестками и бриллиантами
Блещет дворец из стекла.
Если б ты знал, как ночами полярными
Хочется просто – тепла!

Не отогрел. Злую бабу постылую
Снег с головою занес…
Вздорный мальчишка! Нелепый мой. Милый мой…
Умер. Скончался. Замерз.

4. Послесловие Сказочника.

Оставим сказки в запертом ларце.
А я сегодня расскажу вам, дети,
О Герде, что осталась при дворце
(Дай Бог ей принца к золотой карете!).

Карета мнет крестьянское жнивье,
Охрана топчет грядки… Так-то, дети!
И Маленькой Разбойнице её
Обновы драгоценные не светят…

О Кае здесь не будем поминать…
О Снежной Королеве?.. Как ни странно,
Она, поплакав, вскорости опять
Присмотрит Ханса или Христиана,

Немало их… Прихватит наобум,
Неймется ей согреться, старой дуре…
Причем здесь, дети, «крибле-крабле-бум»?
Какие, богу б в уши, «снип-снап-снуррэ»?

Все возвратится на круги своя:
«Нет повести печальнее на свете…»
Здесь – занавес, откланиваюсь я,
А вы – подольше не взрослейте, дети…


2005-2010 Томск-Москва
–>   Отзывы (14)

Эскизы
20-Aug-10 17:41
Автор: snom   Раздел: Циклы стихов
1.

Горящая свеча в неясном полумраке
Не в силах ослепить уставшие глаза.
Чудовище души в груди больной собаки
Не верит в благодать и божьи чудеса.
Не первозданный свет холодного рассудка
Заполнит эту тьму и воскресит любовь,
Но яростный огонь и дьявольская дудка,
И дерзкие стихи, и варварская мовь.

2.

Страх, метнувшийся из мрака,
Потянул души струну, –
Как бездомная собака
Завываю на луну.
Странное, больное время
Притаилось под столом,
И стучит в седое темя
Ленинградский метроном.

3.

Когда-то я был ученым
С горящим квадратным глазом,
Считал себя посвященным
Во все эти гитики сразу,
Питался травой и пивом,
Практически жил в публичке,
Ужасно был некрасивым
И ночевал в электричке.
Полгода копил на ботинки,
Зимою ходил без шапки,
Меня боялись блондинки,
И презирали бабки.
Зато – я был настоящим,
Зато – я был первороден,
Я был бесконечно счастлив,
Я был от всего свободен.

4.

Осенняя печаль знакома всем поэтам:
На сердце возлежит необъяснимый груз.
Ни золото листвы, ни отголоски лета
Не в силах разбудить задумавшихся муз.
Все так же небеса светлы и бесконечны,
И звездная тропа прекрасна, как всегда,
И линии руки все так же безупречны,
И омут синих глаз глубок, как никогда.
Но дивная свирель безгласна и невнятна,
И замер в полусне волшебный метроном,
И между стройных строк – расплывчатые пятна,
И неизменный дождь бормочет за окном.

5.

Лицом к лицу – начало столкновенья
Бессмысленно вращающихся глаз.
И сухость губ, и жар прикосновенья,
И боль, переходящая в экстаз.
Безумием отмеченные души
Свивают жала в яростный клубок,
И кровь кипит ключом, и руки душат,
И плавится безжизненный зрачок.
В мучительной, горячей круговерти
Слепого заполнения пустот,
Через любовь ведет дорога к смерти
Гораздо чаще, чем наоборот.
–>   Отзывы (15)

На дощатых полах красоты
11-Apr-10 10:57
Автор: ada   Раздел: Циклы стихов

Золотая твоя голова
Бьётся танец души
Словно старый испуг
Улетевшего в небо авто

Дети…Дети…

Не то и не так
Жизни боли спитой кавардак
Только танец и маски чердак
В одинокой гримёрке души
Потуши ты меня
Поспеши
Босиком
На дощатых полах красоты
Не пройдет не спасет
Ни угар ни восторг
А под небом надежда и дети
Как глоток напослед
И судьбы брудершафт
Золотой
Эшафот на любовь
Обменяют как шаг на паркете
В степ чечётки и чёткие линии глаз
Опрокинутых млечно
Запятой на звенящем поэте
Падре Патрик из карточки ретро
Рвущим шоры тепла
И любви удила
Как ребёнка припомнят ладони
Шёлк и ветер тоски
Разожмутся тиски
И душа как Титаник потонет
Пригуби моей жизни условий печать
На чужом языке непонятном
И восторг и печаль
От желаний кричать
И тепло как с плеча
Ночью день обвенчав
Рубит прошлое и с головой
Льётся нежностью винной в крови
Искру тонкая сна
Отпускает весна
Под звенящее эхо полёта…

Не сдержать
Отпустить
Молодой
Уходи
Конь буланый лети на свободу
И беспечно услужлив
Из временных кто-то
Прислонившись ночною спиной
Даст карету и розовый хлыст
К одиноким ее поворотам

Чтобы помнить всегда
Не лицом не к лицу
Не жалея украдкою плача
Просто мальчик
Авто как на шарик затянет петлю
Шарфик сдержит испугом земное
Подлетает душа
В жизни кадр мельтеша
Золотая его голова
Или сердце
Её золотое

Сверху маленький маленький город
Яблонь дым
Навсегда
Айседора

мы читаем его или помним
словно ангел его электронный
это имя и босые ноги
–>   Отзывы (2)

д-верь
07-Feb-10 23:31
Автор: inok   Раздел: Циклы стихов
ничем еще и всем одновременно
пуская свет растечься по листве
безудержно таинственно и бренно
в осеннее желтея на траве
под шорох заводного листопада
росло оно пока не стало дверью
обычного житейского расклада

рубанок тёрка шкурки шок олифы
пожизненного скрипа две петли
безбожия порога злые рифмы
а кто-то лёг кормой на корабли

день за год ручки стёрты под мозоли
след трещины на масляной коре
тень в комнате ночной кроватный столик
нечаянных попыток не стареть
не броситься петляя через стёкла
роняя подорожнику слова

цвет вечера прожитого поблёклый
маренго да подсохшая халва

и дверь дождливым лесом погрустнела
а ночью в тихой ласке сквозняка
старалась распеваться неумело
скрипела колыбельную без слов
про добрую лесную стаю сов

никто её не слушал и не верил
что люди это съехавшие двери
–>   Отзывы (4)

Линия Меркатора
10-Oct-09 04:10
Автор: Silver   Раздел: Циклы стихов
Большой разлив. Сырые острова.
Вдоль берега сырая накипь глины.
На глубине колышется трава
Зеленая, как волосы Ундины.


Река – везде. В поселке крайний дом
Вдруг оказался посреди теченья!
И трактор пробирается с трудом
Чтобы помочь попавшим в заточенье.
–>   Отзывы (2)

В ночь на 9 мая 2004 года
07-May-09 00:57
Автор: unona   Раздел: Циклы стихов
В ночь на 9 мая 2004 года

В эту ночь жгли костры, потому что праздник Дня Победы совпал с Лаг-ба-Омер в честь праведника автора книги «Зоар» Шимона Бар Иохая. В Лаг-ба- Омер жгут костры, такая традиция
Горят костры, повсюду пахнет гарью.
А завтра май, девятое число.
Но нынче на костре уху не варим,
И не бежим мы к озеру с веслом.

Клубится дым. Но не домов сожженных,
Горит пророка негасимый свет.
Мы ветеранов войн заворожено
Все слушаем, желаем долгих лет.

Они немолоды, но взгляд у них лучистый,
Девчонок и парней военных тех времен.
Они по-прежнему минеры и танкисты,
Пехота, артиллерия – свет боевых знамен!

Они споют и запросто станцуют,
Им не слабо стихами говорить.
Жаль, годы им отметины рисуют,
Но их-то тоже надо заслужить!

Порой гудят застуженные ноги,
Места ранений до сих пор болят.
Но не свернули вы, бойцы, с дороги,
Жаль нету многих среди вас ребят.

Не вечны человеческие жизни.
Но на дворе опять шумит весна.
В бокал чуть-чуть «Шампанского» мне брызни.
Не повторись, проклятая война!
8 мая 2004 Зинаида Маркина
–>

нефильтрованная вселенная
29-Mar-09 23:17
Автор: shizoku   Раздел: Циклы стихов
Человек одинок, как мысль, которая забывается ( бродский )


1.

от великих историй любви остаются выцветшие имена
правда - черно - белая, тонкая что фольга
и кажется только лишь пропасть-наоборот с тысячью га души
что сколько ее не утюжь - не суши, не накладывай вето -
- не обращай внимания на очередность - это
как и вся жизнь - сущая перестановка предметов
по комнате..
иногда у предметов случается доплеровский эффект..

лиличка! вместо письма (с) - чертова жизнь, високосный connect
[ между кожей и кожей - из кожи вон ]

перетираешь меж пальцев собачьи дни -- это похоже на гон,
это похоже на то, что боишься давить крупного паука,

оттого, как у священника -- ряса по случаю - но нет непрочтенных молитв,
теплые вещи - это не в теплом носке нога, это -- море болит
да к ляду все, к богу бы

и поставить на отдельный рингтон, признать, что существует не в том
измерении - не только в твоем кармане..
а еще.. вспоминаешь о маме,
думаешь - какого цвета ее глаза, кажется - [ карие.. ]


2.


[ я не помню когда перестал сочинять бесконечные письма в страну
утекающей бронзы, в страну многоточия мака, опыления одуванчиков..
я не спал девять медвежьих месяцев - долго искал дом на лысой горе,
а нашел - черно - белое платье, в нем - простуженный голос..
и теперь я знаю откуда растут ржаные косы, хлебные злаки, пшеничные волосы
и я видел послушную мягкую рыжую медь, плавился о нее, и до нее
девять раз мелом чертил, входил в этот круг - отрекался-крестился-крестил
просыпался во сне - вставал, спотыкаясь о темноту брел на кухню - пил
из трехлитровой посудины кислый гриб, просыпался-вставал-брел-выходил-бредил-птицей кричал
находил алфавит, что умеет молчать. молчал. ]
и воскрес в сентябре семьдесят пятого
.

это слепок сетчатки глаза в момент, когда в нем отразился испуг
и слово ложится в рот точно по форме рта..
и с утра на теле как на контурной карте границы географии той постели
где ты был в мае восьмого.. и нарративом - [ что выгладить первым -
джинсы или лицо ? ]



3.

трется время прошедшее неоконченное о настоящее..

где вы, флегматично - плюшевые
выстиранные-полинялые-как вобла-высушенные под северным солнцем ?

я отбился от губ, я от лап-рук ваших, кажется тоже отбился,
я отвык-одичал и смирился
с аэрофобией..


4.

а ты выходишь на площади у вокзала - там продают пироги,
а ты выходишь
но ты их не пробуешь, и сколько тебе не пеки - не добежишь
до тех - твоих пирогов..
наверное, так был создан первый пирог - сколько не пробуй второй -
- только изжога..
и ты подходишь к зеркалу, втягиваешь живот - показываешь язык
и оттуда-из глубины на тебя пялится вещий ребенок-старик,
хочет дойти до предела вещей - вытолкнуть их за грань
раскрывает книгу песка, говорит - рассмотри хорошенько якорь - больше его не увидишь
где твой грааль, скажи, где твой родник ?

[ а к пасхе дорожает луковая шелуха.. ]


5.

там, в далеких восьмидесятых - длинные, что рукава, очереди в союзпечать
глубокая тайна высокой печали - начать
вспоминать
кажется, у Лао Цзы - подлинное совершенство выглядит как изъян
я не читал тех газет, что я знаю об океане, если я океаном пьян ?
помню только, что их наклеивали на осыпающиеся стены
помню - ощущал себя правым притоком огромной реки Лены..

[ солнце стряхнешь с подоконника - штору задернув.. ]


6.

а на этом
краю песочной вселенной глядишь
в прозрачное зеленое стеклышко, через которое -
голое небо, оседло провисшее над сутулостью города - тоже зеленое

кажется вот они - гагарин, гайдар - и изумленно -
улыбаешься, пишешь длинное-бесконечное " как я провел лето "

и расползаются со страниц озера-леса - по щелям деревянного дома -
- жук-олень, гусеница, мотылек..

[ а в игрушечном городе -- дорожает глина, дешевеет солнце, мельчает река
переводишь с -детского на -взрослый.. мальчика-старика ]

и на форштевне - кажется, якорь


7.

трется время прошедшее неоконченное о настоящее..
–>   Отзывы (4)

Задевая кончиком взгляда
27-Feb-09 06:32
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
* * *

Задевая кончиком взгляда,
затеваешь бурю в стакане.
Ты пришёл из ада на ладан.
Ты уйдёшь обратно, и канет
канитель каникул, концертов,
каруселей, капризов, красок…
Ты пришёл, как приходят в церковь
устроители светских празднеств.
Ты уйдёшь, но оставишь карты,
чтобы я, не стесняясь Бога,
нагадала тебе Икара,
и агонии, и дороги.
Ты пришёл и уйдёшь внезапно,
только буря в стакане грозно
поднимается. Счастье залпом
выпиваю, пока не поздно.
Ты пришёл, кипятками взглядов
полосуя меня бессчётно.
Ты – уходишь… Какого ляда?
А точнее, какого чёрта?
–>   Отзывы (3)

Оперировать снова
21-Feb-09 13:29
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
* * *

Оперировать снова – чур меня!
Ибо сердце пока что живо,
ибо я тебе не божилась,
что отныне оно бесчувственно,
и не буду – любовь привиделась.
То гормоны, больное эго
и привязанность – до побега
из бессмысленности в зависимость.
И спасибо за вдохновение,
возбуждение эпицентра,
отвечающего за цену
удовольствий. Твоя же ветреность
научила меня терпению,
всепрощению, пониманию,
афишированию не мании,
а чего-либо постепенного.
Я всего лишь хотела выяснить,
неужели конец полётам,
и осталось глотать колёса,
будто тело почти на выносе.
И спасали меня не медики,
не поэзия и не клубы.
Просто с теми, кто слишком любит,
умирала я слишком медленно.
Приезжаешь? Мне фиолетово.
Не расстроятся инструменты,
если дело дойдёт до смерти –
лишь бы я не дошла до этого…
–>

ПЕПЕЛ
20-Feb-09 01:06
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
Ты мною у неба выстрадан,
но что-то всё гложет, гложет.
Пожар превратился в искорку?
Да этого быть не может!

Я небо спросила, кто же ты:
родной, посторонний? – Странный.
И станешь ты пеплом, может быть,
которым присыплю раны.
–>   Отзывы (3)

Ты есть. Остальное слепо...
18-Feb-09 03:11
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
* * *

Ты есть. Остальное слепо.
Во тьме - ни добра, ни истины.
Ты есть. Остальное - слепок
блаженства с одним-единственным.
–>   Отзывы (1)

Лечу мороженым
17-Feb-09 13:28
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
* * *

Лечу мороженым
больное горлышко,
а если пью чего,
гляжу на донышко.
Алкоголичная
да похотливая,
не угостишь меня
компотом сливовым?
Не угостишь меня,
судьба-мошенница?
Тебе до истины,
как мне до «женится»,
тебе до Господа,
как мне до истины:
за что ниспослан Им
такой единственный?
–>   Отзывы (2)

Аллюзия в соль-миноре
15-Feb-09 04:11
Автор: Инна Амирова   Раздел: Циклы стихов
1.
Эти линии, тонкие,
гнутые,
расплываются пленками:
скомканными, переслоенными,
плавными, вздутыми…
Потом – понимаю,
что это –
игра света…
Пританцовывать
образцовыми цапками
лучики, улучив рассеянность,
решили в честь частного
(присно!) поста
на пустом столе:
есть нечего;
писать – тем более.
2.
Прижмись, как мальчик:
будем мельчать.
Только медленно –
в млечность
полосы под ногами,
которая
разлеглась на ковре –
в расслоенные окна –
всем, кто только и ждет,
когда во всем городе
включат
полночь.
3.
Оп-па! Проснулась.
Одна ли? – почти что:
сунулась вправо –
там, мой мальчишка,
чтишь ты,
продавив локтем
морду подушки
по центру,
бесценность
золотой стружки
сна (моего!!)
Кто
ты
?
4.
Выкурить – верностью;
хряпнуть – чекушечку;
выползти из дому
в призме (с подушечкой
под челюстью);
выскрепеть, вызвенеть
вылить в безбрежие
(или – безбрешие)
сброшенных лампочек,
лопнувших косточек
выходку рьяную
(или – походку) –
вернулась – пьяная
в крепкую досточку
(водкой ли?)
5.
Так
познаю безразличие
разных личностей
в системе двоичности.
А я, вроде, приличная,
четко вычерченная
(на фоне
вселенского бесфигурия!)
совсем не фурия
в сфере истерики.
От звезд – в тернии;
в голове – безветрие…
Но с Вами
такая
дура я!


-----------------------
(Из книги "Вскрытие нимба")
–>   Отзывы (6)

На безрыбье...
27-Dec-08 21:14
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
* * *

На безрыбье и рак рыба,
но молчунья сто лет снилась
в самом страшном из снов, ибо
неизвестно, в какой гнили

протекают её думы,
то есть где их Гольфстрим носит,
что за ветер с луны дует,
и куда я клюю носом.

Мне бы ухо востро, мне бы
нос по ветру: косяк, драка.
Пусть неволит тебя невод,
золотая, не стань раком!
–>   Отзывы (3)

Бледным луноподобием
25-Nov-08 07:21
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
* * *

Бледным луноподобием
грела заблудших.
Верили: очень добрая.
Выпили душу –
не оказалось светлого
в дымчатой жиже.
Осень взмахнула ветками,
ты – своей жизнью, –
не на корню загублена –
клубы да клипы.
Нет бы на месте рубликов
листики липы!
Вот бы не зелень долларов –
долгие вёсны!
Жизнь и душа поспорили,
кто из них звёздней.
–>   Отзывы (3)

Перламутр заката
20-Nov-08 04:04
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
* * *

Перламутр заката.
Солнце – розовым жемчугом.
Померещилось как-то:
я – счастливая женщина.

Только жемчуг бледнеет
и сползает в пучину.
С кем ты был, с кем ты не был,
мой любимый мужчина?

Не осталось над морем
перламутра и жемчуга,
но куда-то всё смотрит
несчастливая женщина.

То ли был, то ли не был,
то ли сбросил личину…
Одинокое небо.
Нелюбимый мужчина.
–>

И вновь пришёл, увидел, захотел...
12-Nov-08 07:08
Автор: Екатерина Скиба   Раздел: Циклы стихов
* * *

И вновь пришёл, увидел, захотел.
Другое дело, что во мне рассмотришь,
на дне сердечной камеры (каморки)
под грудой всякой рухляди и тел…
Деление на плоть и дух – твоё.
Другое дело, стать обычной тёлкой,
со специями – гримом – на «пятёрку»
состряпанной. Но ты не прожуёшь
прощание – прощение – отъезд
под утро к одинокому гурману,
который всю оближет, и обманет,
и, знать не зная как, возьмёт и съест
надкостницу адамова ребра –
когда-то на заказ меня лепил Он,
ведь ты предпочитал закуски к пиву
из свежеприготовленных как раз…
И вновь пришёл, увидел, захотел.
Заметь, я ничего не предлагала,
поскольку от природы моногамна,
а ты сменил на логово постель.

И вновь пришёл, увидел, захотел…
–>   Отзывы (1)

Нон-стоп
28-Jun-08 02:26
Автор: Инна Амирова   Раздел: Циклы стихов
Нон-стоп

1.
Мне нравятся твои тени:
на сгибах локтей и
в ушах, и под носом,
и даже в пупке,
полукруглая;
косо
как будто в пике,
прислоненная
к козырьку из ладони,
когда ты все ждешь в полдень,
что вот-вот
из-за угла…
А я не смогла
устоять.
И смотрю на живот
из-под
козырька кафешки.
Где ж ты?
Где ж я?

2.
фывапролджэ
Ну что же,
компьютерная клавиатура –
тоже клавиши,
им тоже хочется,
чтобы не дуры
на них гаммы
играли.
Ты будешь охотиться
или станешь
моим роялем?

3.
Когда смеркается, зачем-то забываю,
что я уверена в себе на сотню баксов.
И подхожу к тебе, что к караваю
и караваню нас - опять на кухню.
А лучше б: гладенькой несносной таксой
забраться на колени или
хотя бы в ухо.
–>   Отзывы (6)

Вилланели
27-Jun-08 02:02
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Циклы стихов
Мне показалось интересным сложить вместе написанные в разное время вилланели.

В отличие от сонета, эта западноевропейская твёрдая форма мало известна в русском стихосложении. Возникновение вилланели связывается с именем французского поэта XVI века Жана Пассера (Jean Passerat). Вилланель встречается в английской литературе XVIII- XIX веков и возродилась в XX веке в творчестве таких поэтов-модернистов, как Уистан Оден и Элизабет Бишоп. Вилланель состоит из девятнадцати строк - пяти трехстрочных строф и последней строфы-четверостишия. Первая и третья строка первой строфы по очереди повторяются в последних строках последующих строф и появляются вместе в последних двух строках стихотворения. Все средние строки трёхстиший рифмуются между собой. Как правило, классические вилланели написаны ямбической, чаще всего пятистопной строкой. Однако, в современной английской поэзии подход к этой форме не такой строгий. Встречаются вилланели, написанные четырёх- или шестистопным ямбом, дольником или даже вольной строкой. Вместо рифм могут использоваться ассонансы. Повторяющиеся строки могут немного меняться от строфы к строфе. Все эти вольности так или иначе заметны в моих упражнениях.

Мое искусство

“The art of loosing is not hard to master…”
Elizabeth Bishop, “One Art”


Терять – не так уж велико искусство.
Потерь случалось много без следа.
Еще одна. Не так уж это грустно.

Приносит каждый день потери чувство.
Ключи,.. уходит время, навсегда...
Терять – не так уж велико искусство.

Живет в душе воспоминаний сгусток.
Чужие люди в брошенных домах...
Оставить дом - не так уж это грустно.

Все реже густо, много чаще пусто.
Не жалко денег. Деньги – что вода.
Найти еще – не велико искусство.

Но продолжается утрат беспутство...
Краев непосещенных имена.
В Париже не был. Разве это грустно?

Под каблуком стакан раздавлен с хрустом.
Мосты разрушены, забыты города...
Твою любовь беречь – мое искусство.
И не смотри, пожалуйста, так грустно.

* * *

Стихи последствий не имеют...


«Poetry makes nothing happen»
Wistan Hugh Auden


Стихи последствий не имеют -
Поэтов chorus - не слышней.
Мир не становится добрее.

Добро чем старше - тем дряхлее,
Уже не впрок ему елей.
Стихи последствий не имеют.

А зло чем старше - тем умнее,
Всё больше дамок и ферзей.
Игра не сделалась добрее.

Встречаются все реже феи,
Все чаще вижу крыс и змей.
Стихи последствий не имеют.

Гиганты гибнут, не старея,
А властью тешится пигмей.
Жизнь не становится добрее.

Ни, амфибрахий со спондеем,
Ни ямб, ни дактиль, ни хорей
Сей мир не сделали добрее.
Стихи последствий не имеют.

* * *

Косточки хотят оставаться в вишнях...

Косточки хотят оставаться в вишнях.
Чешутся плечи – без погон.
Офицер не бывает бывшим.

Денег никогда не бывает лишних,
Будь то доллар, или миллион.
Косточки хотят оставаться в вишнях.

Пусть их самолеты летают выше.
Будет заграница нам бить челом.
Офицер не бывает бывшим.

Пряников на всех? Где же взять их тыщи?
Ставим те что есть поскорей на кон.
Косточкам много сытнее в вишнях.

Ум холоднее, руки чище,
Сердце горячее – и весь закон.
Чекист никогда не бывает бывшим.

Пахан ухмыляется в усище,
Глядя, как бабанов* берут на понт**.
Урка никогда не бывает бывшим.
Косточки хотят оставаться в вишнях.

_____________________________________
*Бабан (феня) – простак, деревенский мужик
**Брать на понт (феня) - обманывать


* * *

Авраам

Чей голос слышал ты во сне, глупец?! –
Для жертвы этой время не настало.
Тебе ли знать, кто – жертва, кто – отец.

Вокруг пасутся сонмища овец.
Кому приплода их недоставало?
Ты что затеял, выскочка, глупец?!

Подумал ты, что сын твой – образец,
Что агнец непорочный он – тот самый?
Тебе ли знать, кто – жертва, кто – отец.

Вот горлица, вот овен, вот телец,
Вот праведников хор поет осанну…
Твой дар нужнее, думаешь, глупец?

Смотри! Что ни властитель, то - подлец -
В строй под ружье юнцов отряды ставит,
Не думая, кто – жертва, кто – отец.

Что от ножа, что на кресте конец -
Адамову отродью дела мало.
Не важно вам, кто – жертва, кто - отец.
Все это зря. Ступай с горы, глупец.


* * *

Бросив Русь...

“Мне голос был...”
(Анна Ахматова)

Бросив Русь, поселившись на время в раю, -
Я другого такого не видывал рая, -
Ностальгических песен я в нем не пою.

Не бывал я давно в бледнолицем краю,
Но случается – мимо границ проезжаю,
Бросив Русь, поселившись на время в раю.

А тогда, еще больше свободу ценю,
Вспоминая ярмо приказного раба я,
И поэтому новым князьям не пою.

Как же жаль, что и верные прежде царю
О свободе отечества снова мечтают,
Бросив Русь, поселившись на время в раю.

Как прохлада лесная мила сентябрю
На Руси и в просторах заморского края,
Вместо оды и гимна я лучше спою.

Но проверив засечку по календарю,
Слов не знав никогда и мотива не зная,
Бросив все, поселившись навечно в раю,
Ностальгических песен я не пропою.


* * *


Январь в Мельбурне


Вопрос о смысле жизни неуместен,
Как кашель, вдруг прервавший поцелуй,
Как громкий разговор во время мессы.

Вода кончается, по заявленьям в прессе.
Колодцы сохнут,.. плюй или не плюй...
Рахиль с кувшином нынче неуместна.

В манто на фото – датская принцесса.
Свежо сейчас в Мадриде королю...
В Париже льет. Но он не стоит мессы.

Не мерзнут ли в сегодняшней Одессе?
И подают ли газ теперь Кремлю? -
Ирония здесь вовсе неуместна...

Нет мне на этом континенте места.
Как пережить январскую жару?
Кто из богов готов услышать мессу?

Вот-вот в церквях объявят повсеместно
Что так же жарко будет и в раю.
Зачем тогда вообще все эти мессы.
И спор о смысле жизни неуместен.



Нет у меня ответа...


(Из Уистана Хью Одена. Вольный перевод)


Время молчит. Ты ведь знаешь отлично об этом.
Но лишь ему и известна жизни цена.
A у меня нет для тебя ответа.

Стоит ли думать над каждою строчкой поэта?
Стоит ли плакать от каждого слова шута?
Время молчит. Ты ведь знаешь отлично об этом.

Проговорить я с тобою могу до рассвета.
Можно ли всю любовь уместить в слова?
Нет у меня и на этот вопрос ответа.

Где отыскать начало и где окончание ветра,
И почему в сентябре опадает листва?
Время молчит. Ты ведь знаешь отлично об этом.

Розовый куст разрожается новою веткой.
Xочет мечтой навсегда оставаться мечта.
Но почему, я пока не нашел ответа.

Что если львы собрались и оставили клетки,
А ручьям и солдатам настала бежать пора.
Будет ли время молчать? Ничего ты не знаешь об этом.
И у меня нет, как всегда, ответа.


* * *

Старый слайд


Переведен в компьютер старый слайд -
О, восхитительная сумма технологий!
И я влюблен, как жизнь тому назад.

Твой сквозь улыбку долгий грустный взгляд.
Московский вечер за окном один из многих -
Переведен в компьютер старый слайд.

Забыты Псков, Пицунда и Арбат.
Забыты авторы несбывшихся теорий.
Но те же мы, что жизнь тому назад.

Проходит всё, и нет пути назад.
И вдалеке уже увиден спуск пологий.
А на экране – тот московский слайд.

Другой народ, других событий ряд,
Вокруг другие проповедники утопий.
Но та же жизнь, что жизнь тому назад.

Другие окна и вечерний сад,
И ароматы эвкалиптов и магнолий.
Но рядом ты, как жизнь тому назад.
И на экране – тот московский слайд.


* * *

Ключ

(Вилланель-вариация на
тему из Зинаиды Гиппиус)

«Был дан мне ключ заветный,
И я его берёг.
Он ржавел незаметно...»

Зинаида Гиппиус, «Ключ»
1938 г.



Был дан мне ключ заветный,
Но адрес не был дан
Двери той незаметной.

Не знаю - цель предметна,
Или сокрыт обман
В ключе моем заветном?

Богатства там несметны,
Или стоит капкан
За дверью незаметной?..

Как день осенний блеклый
Уходит в никуда,
Ржавеет ключ заветный...

А я же в час рассветный
Люблю смотреть, когда
Проснёшься незаметно.

Хочу тогда бессмертья
С тобою навсегда. –
Зачем мне ключ заветный
К двери той незаметной?

* * *

Что нужно знать, чтобы писать вилланели?
В сколько слогов умещается слово любви?
Новые песни сегодня поют менестрели.

Как уместить в стихотворный размер птичьи трели?
Есть ли какой-нибудь ритм в завыванье пурги?
Что нужно слышать, чтобы писать вилланели?

Чудятся в ветра ворчании стопы хорея.
Ямбом стекают по крыше ночные дожди.
Звуки другие волнуют теперь менестрелей.

Краски восхода нежней бирюзы акварели.
День угасает пастелью вечерней зари.
Что нужно видеть, чтобы писать вилланели?

Пахнет поэзией хвоя у сосен и елей
И повышает процент вдохновенья в крови.
Запахи эти теперь не нужны менестрелям.

Осенью листья в саду, как всегда, облетели,
Раньше зимой зажигают ночные огни,
Снова весна – повторение строк вилланели...
В моде другие сравнения у менестрелей.
–>   Отзывы (2)

Сны мистера Гэри Олдмана
19-Jun-08 01:05
Автор: Павел Феникс   Раздел: Циклы стихов
Записки, найденные под подушкой

Дзэн

Да, чтобы нас не спалил конвой,
нам придется сделать наш маленький дзэн.
Мы весьма преуспели в практике – нажить геморрой,
под нами бы не устоял Карфаген,
с нами бы рядом не улежал и уж.
Челка от жажды липнет ко лбу, к вискам.
Взялся за гуж – теперь залезай под душ.
Весной все случается, словно мучительный хэндикам.
Будто в спагетти-вестерне выхватываем друг друга
из одежды, одновременно, никто не первый,
от нашего точка-тире-дыхания расступается кали-юга.
мы лежим на спине, открытые, словно консервы,
и у нас в голове копошится не так много слов,
эту страсть лучше всего передает обсцен.
Больше всего нам сейчас хочется остаться офф
и сделать неторопливо наш маленький дзэн.

Рана

Таянье льдов – обоюдоострый процесс,
знаешь.
Я не буду дальше развивать эту мысль – и так понятно.
Скажи, маленькая, а ты выдержишь мой вес?
Не растаешь?
Задумай число и сосчитай на мне родимые пятна.
На счастье – собери осколки стекла на полу в ванной.
Чем еще можно порадовать нас таких, видящих сны заживо?
Однажды жил мальчик, у него не было почти ничего, только рана,
он ее холил, всюду с собой носил, но никому не показывал.
Мне снилась падающая звезда, и я загадал желание:
Фриде не будут больше подавать платок, и мальчику станет легче,
никто не уйдет обиженным, простое пятибуквенное заклинание
умеет порой совершенно невыразимые фотообъективом вещи.
Я проснулся в неясной тревоге, не смысля ничего во времени,
почти задыхаясь, напился воды из-под крана,
и только скобля по щекам тупой бритвой, заметил в зеркале изменения:
у меня теперь есть ты вместо раны.


Убить голос

Убить голос в телефонной трубке, вытащить его оттуда, уложить рядом.
Март, облезлая кошка, жмурится по ночам, а днем не дает курить.
Воздух помешивая рукой (он такой густой, словно измазан твоей помадой),
не обращайся к врачам, они, конечно, не мойры, но что им стоит обрезать нить?
Многословность стихосложения с лихвой компенсируется беседой,
в которой не можешь выдавить из себя ничего – кроме завалящего стона
и мантры, сильно надеюсь – не голословной: жди, я скоро приеду.
Через плечо заглядывают посторонние – жми кнопку отключения микрофона,
делай вид, что просто мурлычешь песенку – не более,
что выдумываешь очередной анонимный стишок.
Смотри, какой я шпионистый – напрасно ты сердце вообще паролила.
Смотри, какой я подвижный – я приеду, вот только выпью на посошок.
Убить голос. Мир FM-станций и сотовой связи более не нуждается в голосах,
мир отдает предпочтение незаметным наушникам-капелькам.
Смотри, какой я хамелеонистый – в одно мгновение, прямо на твоих глазах
романтичный циник становится циничным романтиком.

Словарь

Знаешь, что происходит с воздушными шариками на морозе?
Нет? У тебя все меньше шансов обрести это знание,
ибо снег тает, мягко говоря…
Кто-то споткнулся на крепком словце, кто-то осел в неформатной прозе,
кто-то говорил о себе снисходительно: ну вы знаете, это раннее…
Но все это происходило в пределах нашего словаря.
Монитор уставал от энтузиазма клавиатуры,
старый мудрый повидавший всякого View Sonic,
а эта нахалка юная! все ей неймется – словно в одном месте акупунктура.
Вечер. В это время суток весь мир обычно дальтоник.
Главный герой этой радиопостановки – бар напротив.
Там пропивают свои зп и таланты окрестные циркачи,
взять хоть вот эту девицу – она то метает, а то глотает один и тот же кортик,
неизменно срывая овации, глотает кортик… Эй, ты, который в штанах, молчи!
Нужно отвлечься, подумать о чем-то высоком или абсурдном, например,
о лестнице в небо или о том,
что урчание в животе зависит от степени освещенности, иначе – от фонаря,
задать вопрос несущественный: тебе что? Литий-ион или литий-полимер?
А вообще, знаешь, какой бы не случился облом –
любая херня возможна в пределах нашего словаря.

Команчи, сны и старый велосипед

Внезапно в памяти всплывает слово из детства - команчи…
Вот же, блин! Как было здорово - никаких тебе пикачу.
А теперь у нас джэм-сейшен на вольную тему - сидим на ранчо,
друзья поют про Никиту, а я про Никиту молчу.
Бескрайние поля маиса, междугородние трассы,
и я - на стареньком школьнике, его потом с дачи украли.
В голове - сплошные команчи, представители гордой уничтоженной расы,
они привстают в стременах, а я наворачиваю педали,
спешу за ними. Постойте! я с вами! я не отстану!
Не слышат - как не слышат меня мои сны.
Вот такое все лезет в голову после полуночи, когда мысли опийным караваном
уходят в раскрытую пасть неугомонной беспроводной весны.

Провокация

Мы умеем там, где другие нет,
например – на люстре.
Ко мне заходит подружка, чую – сейчас будет рассказывать
о том, что она уже освоила нелегкое искусство – минет,
и теперь специализируется на капусте,
я говорю: покажи, и она начинает показывать.
Ничтоже сумняшеся, проходит на кухню,
я – следом за ней, с интересом в паху почесывая.
Ага, сейчас, вот-вот уже все преграды рухнут,
а утром она будет стоять у зеркала – некрасивая, босая.
Вот так оно и бывает с поддавшимися сомнительным провокациям:
приходится порой перед сном говорить унитазу – ах!
Для успешной контрацепции нужна немалая концентрация
чинзано в крови и женских половых органов в штанах.


По законам вендетты

В одиннадцать тридцать шесть из пачки достаешь сигарету.
Вниз не спускаешься, в бар. Пить с утра? Нет, что вы! По законам вендетты,
по кармическому недосмотру, по космическому невезению
наступает долгожданное (да?) похмелье,
одно от него спасение – сила трения,
кофе с лимоном и сны, летящие необузданной каруселью.
Господин судья! Чего вы долбите своим молоточком?
У меня и так голова гудит… Можно я воспользуюсь вашим графином?
Осторожно, ступенька! А здесь – осторожно – кочка!
Когда-то в дневнике у меня была запись: самовлюбленная скотина –
это я, и я этому самовлюбленно рад.
В бар не спускаюсь, нет. Смотрите, над головой у меня – плакат:
не пью с пидарасами, они меня, в общем, тоже не жалуют,
я не огорчаюсь по этому поводу. Двенадцать без малого
уже на часах, можно сказать, без двух минут.
Сказать-то можно, только вряд ли тебя поймут,
что ты вообще имел в виду, когда озвучивал
это безудержно концептуальное заявление?
Не смотря на законы вендетты, мы все еще живучие –
по кармическому недосмотру,
по космическому невезению.

Про древних людей

В стране добровольной зимы тоже жили люди,
и люди тоже там жили, и еще звери – на пропитание людям.
Это было в незапамятные времена несбыточных мерехлюндий.
Они рассаживались за стол и восклицали – то поехали! а то – будем!
Люди прожили так не один век, и никто им не сказал: какого рожна? –
потому можно было со спокойной совестью кануть в лету,
чем они все после и занялись, и вот теперь эта страна –
не более чем сомнительное достояние больной головы поэта.


Про ракету

Однажды тому назад
в далекой-далекой комнате
произрастала жестянка –
удивительнейший представитель флоры, производная анекдота
про вечный любовный треугольник: Васильиваныч, Петька и Анка.
Какие интересные вещи происходят в общественной бане по субботам!
Утром я натягиваю вельветовые джинсы и растворяюсь в копоти
переведенных на час вперед стрелок: это страшно, нелепо и тяжело.
В нашей похоти шепотом, в нашем похотливом шепоте
засыпает ракета, опасная потому, что основной ее материал – стекло.
Здесь возникает два закономерных вопроса: надолго ли дуракам
ракета стеклянная? И второй: почему, интересно, Вудсток
так и не смог передать двухтысячным главное утешение облакам –
пусть нас развеет ветром, но мы не превратимся в блуждающий кровосток.
А между тем ракета стеклянная уже стоит под парами!
Уже головастые белолицые космонавты выпрыгивают из скафандров,
песни поют имбецильные, кричат: пора в путь-дорогу! Поехали! давайте с нами! –
и потом улетают – что характерно, отсюда, а приземляются где-то в Андах.
Нелегко из Чили домой звездному страннику, не обременному местной валютой,
не знающему языка, и вообще думающему, что опять ошибся планетой,
и хотя звезды смутно знакомы, космонавт принимает их за вспышки салютов:
это наша с тобою нежность летит в стратосфере стеклянной ракетой.

Про медсестру

Одинокая медсестра озирается в коридоре
и прячет в кармашек халатика ампулу с метадоном.
Разумный переход после зависания на тетрагидроканнабиноле,
так ей кажется, если уж быть не в ладах с законом –
пускай по полной. Откуда она это знает, вот интересно,
такому едва ли учат в медицинском колледже.
Она приходит домой, ложится в ванну, ожидая ареста,
и вспоминает, что вчера остановилась на Кольридже.
Чтение озерной школы – необходимый элемент аскезы,
дхарма сурова, она никому не дает поблажек.
Медсестра зажигает свечу и шепчет: весьма сомнительный тезис
про время, длину сигареты и глубину затяжек.
Где она прочитала такое у Сэмюэля Тейлора, в какой поэме?
Отличницей не была, к примеру, с трудом сдавала химозу,
и поэтому теперь неуверенно вены ищет по схеме,
но твердо при этом знает, сколько нужно, чтобы превысить дозу.

Про фотографа

На кой черт в темноте пялиться в потолок?

Что это было?
А, это так – нечто вроде вступления,
надо же как-то начать торжественный спич о том, как одинок
фотограф из самых средних слоев населения,
мечтающий прикупить зеркалку взамен компакта,
и потому отчаянно снимающий дошкольные утренники.
Эй, приятель, будь осторожнее, тебе уже грозит катаракта,
расфокусируй взгляд, обрати внимание на внутренний
мир своих снимков, забудь правила композиции,
и вообще – лучше какое-то время пощелкай пейзажи.
Отличная новая камера! Но как объяснить милиции,
что ты непричастен к этой дурацкой краже?
Потолок в темноте – не самый лучший помощник
в попытках настроить вручную правильный баланс белого
Слепой фотограф передвигается по комнате осторожно:
где-то здесь лежала, помнится, эта камера херова…

Про Джима

Ловля драконов сачком до добра не доводит:
коллекция переполняется, заканчиваются иголки.
Смотри, господи, вот мы уходим под воду,
научи нас дышать, когда в небе летят двустволки.
Кто-то едет на юг, кто-то стремится на северо-запад,
колеса одинаково черные вне зависимости от направления.
Дай, Джим, на счастье лапу мне, дай, Джим, на лапу.
Ты знаешь, Джим, мы не умрем, нам нужно решить уравнение
со многими неизвестными словами, многими непонятными,
слишком много иксов – нас обвинят в нецензурщине,
нас окрестят площадными и скажут: тусуйтесь парадными!
И мы пойдем по небесным дорогам, больные, опухшие,
спиваясь и клянча внимания в разверстый зев беломора.
Драные джинсы, Джим, ритуальный наряд для адептов джа.
Мы идем, а за нами катится заводной апельсин раздора,
наматывая седые волосы, превращаясь в противотанкового ежа.
Необструганные бревна сомнений торчат из глаз,
выдавая присутствие в нас внутреннего Буратино,
выдавая нашу малую родину – внутренний Гондурас.

Джим машет рукой и еще наливает джина.


Про лорда

Надменный английский лорд входит в свою палату.
Койка его у окна третий день не убрана.
Лорд читает Таймз, а по выходным за отдельную небольшую плату
в профсоюзовской самодеятельности исполняет роль старого штурмана.
Роль не ахти, конечно, но и плату он берет овсянками,
это такая птичка, а не то, что имел в виду Бэрримор.
Но лорд вживается в образ – часы называет склянками,
и даже в минуты сплина держит себя уверено.
Всему на свете он предпочитает сепию –
и потому никогда не покупает цветные пленки.
Поджав тонкие губы, смотрит в окно на темноволосую бестию,
что движется по мостовой, являя собою принцип гребенки –
задевает бедром наповал мужчин через одного,
о, она может двигать собой! Но лорд все время проскакивает,
с удовольствием сохраняя свой чопорный статус кво.
Безумное чаепитие при дворе короля Иакова –
вот, что снится ему в послеобеденный час,
просыпаясь, он начинает реальность какой-нибудь фразой крылатой,
например, о том, что уже все равно и хоть наводнение после нас –
поэтому лорд никогда не выходит из душной палаты.

Индейские приметы

Снятся стихи – еще не значит, что ты поэт.
Сказки пишет не только Ганс Христиан.
Когда поезд навстречу – он врубает всегда дальний свет,
вырубая последнего из могикан:
тяжело на виски, если привык к пейоту,
а впрочем, в резервации тоже вполне можно жить,
называя койотом подержанную тойоту,
свято веря, что только кайя – растение не по лжи.
Скальпы снимаются плохо – будет недобрый год,
и много еще других рассказал примет
индеец по имени Беспокойный Крот,
в том числе: снятся стихи – не значит, что ты поэт.
Ты во многом, как я, говорит, только язык другой:
моя точка b соответствует твоей точке б.
Протягивает мне банку: я не могу, попробуй, открой, –
делает хороший глоток, и я прошу рассказать о себе:
практикующий инвалид, каждый год – за два,
если уж хочется вечность отдать гвоздю –
тщательней подбирай в свой некролог слова.
Он говорит: не бзди!
И я не бздю.

Сон на последнем ряду кинотеатра

Ты видишь сны. Феерический слоу мо. Всякий раз забываю,
какого цвета моя зубная щетка. Когда-то в военкомате
мне говорили о нарушенном цветовосприятии.
Меня становится больше в твоих снах, скоро составлю конкуренцию даже Китаю.
Посещение больницы на автопилоте всегда так не кстати.
Доктор, взгляните, что случилось с моим приятелем?
Ничего страшного, голубчик, вы просто очень измучены,
советовал бы вам больше спать, использовать для этого любые удобные случаи.
Да нет, уважаемый, я и так уже весь во снах, правда, в чужих,
но тем не менее – это не так уж легко, вам знакомо
чувство, будто вы слоеный пирог, и от вас отлепляют коржи,
и кто после этого захочет вернуться в кому?
Проснись, мистер Грин! Твое состояние промотано,
слишком далеко ты зашел, забавляясь этими играми.
Засыпать с телефоном в лучших традициях Парижа и Лондона,
чтобы, проснувшись, успеть насладиться финальными титрами.

За белым кроликом

Следуй за белым кроликом!
Охуенный совет – следовать за белым кроликом, знаешь, да?
Сам-то хоть раз пробовал? В прериях, расцвеченных только железной дорогой,
воздух желтого цвета – единственный заменитель льда
в стакане виски, и небо, выглядящее стареющей недотрогой,
норовит заглянуть в салун, посидеть в углу,
а ты говоришь – за белым кроликом, вот как тут
за ним следовать, если даже нечем заправить иглу?
Аптека закрыта сто лет. Приходится жрать, обливаясь слезами, кактус.
Здесь, в пространстве, набитом солнцем, настолько необходима вода,
что кажется, будто большие рыбины парят в атмосфере.
Катафалк не спешит. Да и то верно – спешить куда?
Под пение Игги Попа за рулем почти спит старый Терри
по прозвищу Таксидермист, и его сторонятся все,
но совершенно напрасно, у него есть хороший вопрос: зачем мы меня боимся?
Мы еще соберемся вместе в серой сомнительной полосе,
если и впрямь решимся за белым кроликом, а мы решимся.
–>   Отзывы (4)

Сказки братьев Люмьер
18-Jun-08 10:12
Автор: Павел Феникс   Раздел: Циклы стихов
Уцелевшие черновики

Плохая примета

Как-то весьма неуютно написал цифру три в конспекте,
сидя на лекции, - так, что захотелось переместиться во времени или пространстве,
лишь бы подальше отсюда, оказаться где-нибудь на концерте,
отравленном дым-машиной, оказаться слегка новобранцем,
который не может даже сказать, на какой именно войне он погиб.
Преподаватель истории рассказывает так, будто только у прошлого монополия на ужас,
и хотя в будущем и не видно ни зги,
но самое страшное, что там случится - будешь слегка простужен.
Министерство здравоохранения внутри черепной коробки
не станет читать нотаций и вообще никому не поверит.
Нужно долго учить ребенка, чтобы он сделался робким,
только водители маршруток делают это быстро. О, они известные изуверы!
Разбитый стакан на зеркале в ванной комнате - плохая примета.
Мне снилась шариковая ручка и вечное возвращение,
из которого невозможно вернуться туда, где будет понятно - где ты.
Лора Палмер вымоет руки, но не вымолит этим прощения,
всем известно, чем закончится ее непростая история.
На ночной трассе - гололед, метель и камазы в кюветах.
Человек, рассыпанный по ветру, в интерпретации крематория -
когда он смешивается со снегом - это тоже плохая примета.

Премьера

Она была слишком красива, слишком сисяста,
чтобы не стать первой жертвой в этом бездарном слэшере.
Как не вовремя попкорн кончился, слетела повязка,
как мало еще лапши, выясняется, нам вешали!
Человек-маска, человек-карнавальный костюм…
Джинсы на жопе порваны - не со зла и не моды ради.
Маньяк прячет посох и возвращается в свой Великий Устюг,
самолеты с шахидами приземляются в спокойном Багдаде.
Обыкновенные чудеса - целлулоидные спазмы желудка.
На каждого зюскинда в итоге найдется свой тыквер.
А нам повезло - белая горячка не тронула остатки рассудка,
и значит, есть шанс пережить очередной сиквел.


Помутнение

Боб Арктор садится за руль, нажимает газ,
лицо у него такое, будто в 95 за ним гонялись якудза.
SMTP-сервер надрывно кому-то кричит - пидарас!
Синими цветочками залеплены веки. Никак не проснуться.
Иван Вырыпаев придумал новый (правда, очень противный) наркотик:
степь абсолютно прозрачна, и даже люди в ней не думают мыслями.
Фред просматривает форумы: вот некто по имени Бегемотик
срет в тред, то есть изрекает: вышли мы из дому
поздно вечером, трамваи не ходят с этого болота,
ездят такси, но нам нечем платить, и мы двинули пехом,
встретили человека, он пел, по подбородку стекала блевота,
мы, конечно же, не будь дураки, отмудохали этого лоха,
отработали телефон, кстати, совершенно новый самсунг,
пусть не Финляндия, Южная Корея - тоже зекинско.
Фред думает: неужели и я порой подобную чушь несу?
Боб Арктор хохочет. Бобарктору, сцуко, весело!
В этот момент из головы начинают ползти насекомые,
от них не отмоешься, их не поймаешь в банку.
Стоп! Я все это видел уже. И лицо в зеркале заднего вида - знакомое.
Наверное, в следующем фильме кто-то будет стряпать печенье и изображать из себя цыганку.
Но мы ведь не останемся здесь до утра? Не останемся? Нет?
Страшно подумать - впереди еще восемь серий!
Под подушкою неслучайно лежит табельный пистолет.
Боб Арктор сомневается в этом. Фред уверен.

Поездка на побережье

Только когда сплю, я тебя понимаю.
Приехал в незнакомый район города - там все иные.
Календарь назло мне изо всех сил листает
сам себя. Вопрос в магазине: - Цитрусы есть? - Есть. - Заводные?
- Нет, заводные закончились. Подвезут после обеда.
- Это слишком долго. Поищу в другом месте. Например, в книжном.
Я не поеду к морю. Я жить хочу. Хочу, чтобы продолжалась беседа
остренькая, вызывающая шевеление в нижнем
белье, беседа, к примеру, о Генри Миллере,
о том, что в любой книжке можно найти что-то хорошее,
не обращая внимания на то, что в самой читающей стране все читатели вымерли,
остались одни потребители злаков пророщенных,
берегут здоровье, стараются не смотреть фильмов, где режиссер на пляже
пускает себе пулю с лоб, не нашлось под рукой кусунгобу.
Трудно писать, разрываясь между ложью и лажей.
Может, плюнуть на все и поехать к морю, чтобы…
Да нахрен все эти чтобы!

Чтобы смотреть

Хорошая, наверное, видеокамера - Canon XL2…
Где бы такую взять, чтоб в нее записать слова
в виде фотографий разговаривающих людей…
Хотя Хичкок не велит и не велит Эйзенштейн.
С утра снег падал картинками, на пальто
они оседали, превращали очки в решето.
Бар напротив не работает после полуночи - жаль.
Странные буквы роятся в мозгу - бемоль и педаль.
Параноидальная книга за авторством какого-то хрена
повествует о том, как картинками становятся стены.
Сцены насилия привычны настолько, что нагоняют сон.
- Пойдем в кино?
- Да ну, там, небось, какой-нибудь люкбессон…

Джим Джармуш слушает Дженис Джоплин и курит гандж,
это весьма хоррор-шоу, как сказал бы Алекс де Лардж.
Плохо другое - распространенность на западе имени Джим,
даже меня так зовут в глубине души, поэтому неотличим
каждый конкретный носитель (слово какое - носитель!),
и я говорю, не обращаясь по имени - что ж, проходите,
коль пришли… Здесь у меня коллекция фильмов, здесь - музыки, а вон там, в пыли - это книги…
Мне показалось, вы произнесли буквы - параллелепипед?
Зачем вам параллелепипед? У меня есть отличный шарик,
составите мне компанию? Да нет, мысли он вам не смешает,
напротив - голова станет ясной как никогда
и может быть, вы больше не станете ко мне заходить…. Не станете? - Да.

Диск крутится так, будто ему сорвало катушку.
Кто там на очереди? Ах, этот… Лучше б снимал порнушку,
и вообще, как завещано башем, пусть он идет на север.
Вечер закончился снова ничем. Снимаю очки. Выключаю плеер.


Второе февраля

Он смотрит в глаза и говорит: свободных вакансий нет.
Я про себя шепчу ему: идиот!
Свободная вакансия - это же плеоназм!
Потом иду по улице и думаю: свет
у меня не было уже целый год -
не так противно, как в нос, но и не так больно, как в глаз.
Собственно было много других имен,
достаточное количество - вон продавил диван.
По утрам из зеркала глядит на меня Билл Мюррей.
Что еще нам покажет твой старый Flatron?
Я предпочитаю вот это - маде ин Казахстан,
чуешь - специфическим запахом мой флэт прокурен?
Выходные бездарны - хоть не отбрасывай тень,
к вечеру бумажник подкладывает свинью,
но поздно звонить домой, дома все уже спят.
Имя не помню, прозвище помню - тюлень,
я тебя уважаю очень, а после трехсот - даже ценю,
далее собеседник скатывается в неразборчивый мат.

Пустые слова

Она заходит в метро - и связь обрывается.
А мне что? Я в метро-то не был ни разу.
Теперь мне ясно, из какой темноты кричат: постой, красавица!
С годами мне все более понятны мои идиотские фразы.
Засыпая под нечто среднее между IDM и построком,
я размышляю о том, почему мое бусидо
так неожиданно пошло прахом и теперь под боком
нет никого. Расписание исчеркано от и до.
Непройденная карта времени на тумбочке в виде диска,
на котором тысячи книг, что я никогда не стану читать.
Она, спускаясь в метро, (даст бог) ни за что не узнает, какой я пиписька,
и о том, что я практически бомж, место прописки - кровать.
Хочешь ириску? Могу угостить - то немногое, что еще у меня осталось.
Нет? Почему? Ах, предпочитаешь конфеты из шоколада…
Помнишь, я говорил, что куда-то там не приближается старость?
Я ошибался. Правда в том, что выхода нет, не было и не надо.


Ночь с пятницы на субботу

По-настоящему великие литераторы в общении между собой
каждую фразу начинают со слова ну и заканчивают словом нах,
они любят белый стих, в нем легко рифмовать жизнь - отстой.
Сердце где-то там бьется. Где-то там - впотьмах.
- Ну и что, жирный? - Кто? - Ну, этот загадочный зверь - впотьмах.
- Да нет, ледащий совсем. Скоро, видимо, сыграет в коробку…
- Правильно - в ящик. - Не важно. По вертикали: крах
полный, окончательный, шесть букв, нецензур. - в скобках.
Не знаешь? - Не знаю, но что-то смутно знакомое…
Детка, ты не поверишь - нам скоро тридцать!
В пятницу вечером остаюсь почему-то дома я.
Я дома. Трезв абсолютно. И потому не спится.
Я снова в две тыщи четвертом, сижу подбираю слова
к картинкам, все феньки заброшены, нечем уберечься от сглаза.
Когда сказать нечего, я говорю: ага, конечно, бывает, согласен, права.
Темнота. Тишина. (Аптека, фонарь.) Телефон шепчет: заррраза!

Солнечно

Каждому свое. А нам наше напополам:
один тебе пополам, другой пополам - мне.
Нойз грохочет в башке, прибивает голову непривычную к берегам,
за причал нужно платить, спокойные гавани растут в цене,
такая смешная киношная плата - девять пиратских песо,
или по-другому, не так, за приют головы заплатить головой,
недешево, ох, недешево обходятся подушки в эпоху стрессов.
Ну, все, надоело, давайте ведите назад! Конвой!
Одиноко и скучно праздному заключенному - и он пишет сказки
про то, как брали за руку, гуляли его по улице, рассказывали анекдоты.
Если будете приводить в исполнение, не одевайте повязки!
Да-да, я все понимаю, да, чудовищно до икоты,
ну и что же теперь? - в последний раз не увидеть солнышко?
Ах, оно пришлет туда свои фотографии? Тогда спокоен.
Эй! Я же не кусаюсь! Чего вы тычете в меня колышком?
Скажи, крошка, до какого возраста ты жила без пробоин?
От меня пахнет шаманом, но вовсе не туалетной водой,
а тупо шкурами - оленьими, медвежьими и прочих некрупных млекопитающих.
Я шлю тебе файл с трояном и шепчу перед монитором: открой…
Я рад, что у тебя много защитников, но я запасной, а не нападающий.

Сон в дешевом отеле

Номер в отеле - твой персональный неподатливый ад.
Сидя за ундервудом, пытаешься словить то ли кайф, то ли музу.
Трудно бороться с привычкой писать наугад:
липнут цитаты какие-то из дневников Крузо.
Пасьянс косынка - не самое худшее средство от тиканья
электронных часов. Тут, как и везде, главное - не перепутать масть.
Раньше сердца вырывали руками, теперь кликами,
месть невозможна более - по причинам далеким от термина «удалась
как никогда наша случка, детка». В одной далекой спиральной галактике
жил большой космический обезьян, он питался только принцессами.
Твой королевский штамп вырезан на кохиноровском ластике -
и потому работает только когда по Цельсию,
когда по Фаренгейту - не работает, нет, оставляет дурацкие оттиски,
такие буквицы не снились и Гуттенбергу.
Вот тебе мое перышко в бок, любитель экзотики! -
а теперь вон туда - в строй илотов - к вечерней поверке.
Розочку подарил стеклянную. Сам сделал! - из бутылки эля.
Щедрый жест, несмотря на то, что гетера попалась голимая,
вызвал на час, но прошла уже почти что неделя.

…вот такая примерно чушь мне сегодня снилась, любимая…

Мальчик

Мальчик,
уже не маленький, но еще и не слишком большой,
очень любил на стуле сидеть,
этому немудреному занятию
он жертвовал всем -
даже вечеринками с пивом и анашой,
с блэк-джэком и шлюхами.
Он создал немногочисленную партию -
любителей сидения на стуле -
очень немногочисленную,
собственно он там и был один -
любил сидеть на стуле в одиночестве.
Кроме этого любил еще две вещи -
смотреть на ручку двери окисленную
и говорить по любому поводу:
вы еще все спасибо скажите, вы еще все подрочите!
Но иногда мальчику приходилось отвлекаться от любимых дел -
и он стихи писал,
уж не знаю, на хлеб что ли хотел заработать…
Это ему нелегко давалось, он матерился, зубами скрежетал, потел.
Надоело про мальчика.
Иди-ка ты, мальчик, девок снимать, но не в смысле снимать, а в смысле - фотать.
А я меж тем посижу на стуле.
Хм, и чего он в этом такого нашел?
Я другое люблю -
холодец с горчицей, колебания дивана, сыромятные ремешки,
и в отличие от этого мальчика не брезгую анашой,
но так же, как и он, порою мучительно кропаю стишки.

Про японца

У этого маленького японца было так много сумок, пакетов, ящиков,
что он почти не ходил, сидел на месте, созерцал, постигая смысл всего сущего,
в тайне надеялся, что наконец докопается до молчания настоящего,
он не знал (из-за перебора вещей), что молчание - привилегия будущего.
Ему бы, наверное, следовало выключить джаз, выйти из бара,
высыпать из ботинок песок и, засыпая, больше не считать овец.
Но вместо этого японец, тяжело с пакетами поднимаясь, шепнет: сайонара -
что означает: смерти нет, есть только пиздец.

Про морского котика

Жил, был, плыл, зимой стыл, летом млел
котик морской, забавлялся игрой в глагольные рифмы,
человеков не видел, не представлял, что бывает расстрел,
сам себе цивилизацию строил, выдумывал ритуалы, законы, мифы,
вдруг однажды окурок нашел на каменистом пляже -
растаманы гуляли, искали, где нет Вавилона,
забросив жж, танцы в неглиже, проковыряв дырочки в своем камуфляже,
не заметив табу, по пояс вошли в котикову запретную зону,
а там травы такие! такие кусты! еще какие деревья!
Ну, не прет их непонятный котиком сложенный из камней знак...
Котик смыл боевую раскраску, спрятал свои ожерелья,
стал наблюдать, что будет делать, куда пойдет этот непостижимый враг.
Враг разлегся, подставив жопы в трусах неласковым солнечным лучикам,
у каждого то на левой ноге трусов, то на правой - морды каких-то зверюг,
котик зарисовал расположение неприятеля на песке прутиком
и подумал невесело: если птицам положено только - каюк,
знать и мне с моими котятками малыми недолго на камушках нежиться -
и от безысходности начал учиться держать носом мячик.
Враг с тех пор только резал буквы на камнях, как на столешнице,
не отличая фальшивых котиков от настоящих.

Про клоуна

Заходит, бывало, в чужой подъезд опрометчивый клоун:
лампочка разбита, двери распухли и на расщепленной раме немытый локон,
достает из кармана надутый шарик, сворачивает фигу, крестит коврики у дверей,
пытаясь постичь необъятность газет и рекламных их площадей.
Выходит на задний двор, имея за пазухой ворох обколотых пальцев,
он умеет один только фокус - вынимать из трамвая зайцев,
но к порядочному транспорту эту крашенную морду и близко не пустят,
лишенный возможности развивать навыки клоун нетрезв и грустен.
Немыслимые посевы зеленого чая в его штанинах,
коллекция пробок, венчавших горлышки марочным винам,
больше не радует глаз, в этом не поможет уже никакая оптика.
Клоун бредет на пустырь, открывая ржавую спицу зонтика.

Послушай сказку

Послушай!
Если мы не параноики, не значит, что никто не следит за нами.
Один, два, три человека. Не знаю. Никогда себя так гадко не чувствовал.
Будто бы еще большие карлики-великаны -
мы лежим в темноте, соприкасаясь боками,
я счастлив делить с тобой эту лажу прокрустову.
Вот уж действительно - отчаянно вспотел Егор,
а мы с тобой обсуждали его - за день до этого, ты говорила - нравится,
я говорил - нравится тоже.
Зафиксируйте, господин прокурор! -
наши вкусы весьма похожи,
а если еще что хотите знать - вас не касается.
Ладно, хватит уже углубляться в ничего незначащие детали,
лучше расскажу тебе очередную абсурдную сказочку.
Послушай!
Жил человек, он промышлял тем, что откручивал педали
от маленьких велосипедов, продавал их на рынке, а деньги копил на вазочку
династии Тань, наверное, собирался в ней каркадэ заваривать,
а может быть, хранить песок, просыпавшийся из головы…
Старая его голова, плохо научившаяся разговаривать,
единственное, что знала - наизусть все песни Бюль-Бюль Оглы.
Конца у этой сказки не будет, потому что у автора приступ джаза,
можешь взять его глаз за это, прицепить на грудь, как пионерский значок.
Долго рассказывал, а нужна была одна только фраза:
ходит, ходит
по лесу
дурачок.



Декабрь 2007- февраль 2008
–>   Отзывы (7)

Золотая рыбка
23-May-08 14:56
Автор: Ле Поэтдуши   Раздел: Циклы стихов
Разъярилась, окрепла под вечер,
Навалилась на окна метель –
Ветви дерзкой пургою калеча,
В сад проснувшийся ветер влетел.

Но беспечно за рамой оконной
Раскрасневшийся дышит камин…
Вьются вдоль комнатушки бессонной
Ароматы дурманящих вин.

В это вечер в излюбленном месте
Кучка близких друзей собралась.
Им наскучили «буби» и «крести»,
Да и «пики» – не лучшая масть.

Ночь крадётся к утру постепенно;
Голос хрупких бокалов утих;
И часы, ударяясь об стену,
Гонят дрёму друзей четверых…

Взор туманный оставивши в прошлом,
Тишину разорвал тамада:
- Вы позволите, задам вопрос вам,
Не ответите – так не беда.

Вот представьте: вдруг ловится в руки
Рыбка та с золотистым хвостом:
Безнадёжно болтаясь на крюке,
Умоляет: «Пусти в отчий дом!

Дай вернуться в родимые волны.
Пред тобой буду в вечном долгу.
Попроси, что угодно – исполню,
И уверенным будь: всё смогу».

Лично я попросил бы: «Эх, Рыбка!
Чтобы вырвать меня у тоски,
Золотишка побольше отсыпь-ка,
Да деньгами наполни мешки!»

Вот тогда бы я прожил шикарно
Дни, что мне предназначил Творец.
Отдых – вдоль побережий янтарных:
Дом – поистине царский дворец.

Тамада посмотрел на второго;
Тот спросил: «А теперь – мой черёд!?
Соглашусь: в нищете жизнь сурова –
Зависть волей-неволей грызёт.

Но не это меня беспокоит!
Попрошу то, чего не украсть:
Сил душевных, при помощи коих
Заимею безмерную власть.

Где-то дерзостью, где-то лукавством
Быть вершителем судеб чужих:
Вот что стало бы вечным лекарством
Воспалённых мечтаний моих!»

Говоривший умолк. Третий следом
Произнёс вот такие слова:
«Властолюбия мир мне неведом,
Потому попрошу мастерства.

Я – художник, и грежу о славе
Создаваемых мною картин…
Пусть бескрайне талант мой пылает,
И искрится как этот камин!

Вот и всё, что при встрече у рыбки
Попытался бы разом извлечь». –
Свой каприз увенчал он улыбкой,
И последний повёл свою речь:

«Чтобы данный ответ не был зыбким,
Поясни, добрый наш тамада:
«Всё ли может волшебная Рыбка?»
Тот кивнул утвердительно: «Да».

«Ясно! Деньги, могущество, слава –
Нашей жизни три мощных кита…
Перед вами нет смысла лукавить:
У меня есть иная мечта.

Есть мечта, но, увы, только в сказке
Исполняет её чародей.
Потому безразличия маской
Укрываю себя от людей.

Срок придёт – неизменно в могилы
Завлечёт нас судьбы колесо…
К чёрту эти роскошнее виллы;
Мне не нужно картин Пикассо!

К Рыбке я обращусь со словами:
«Мне навечно вернёшь торжество,
Если в детство вернёшь к милой маме!»
Больше не попрошу ничего!

С этой болью живу я в соседстве,
И увяз на мучительный срок
В паутине озлобленных бедствий;
Даже с вами бывал одинок!

А пока мой давнишний приятель –
Белоснежный и скромный гранит,
Что из глыбы воссоздал ваятель,
Над могилой надёжно стоит!»…
–>   Отзывы (3)

Датское
22-May-08 01:37
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Циклы стихов
Взгляд из Датского Королевства на историю Государства Российского

Во время посещения
Варягов цитадели
Возникло подозрение,
Что мы не доглядели,

Как вора и мучителя
Варяги к нам отправили,
А мудрого правителя
Себе служить оставили.

(Копенгаген, Июнь 2002 г.)

Датское

Вроде бы, полный порядок вещей в этом северном королевстве.
Всего у них, кажется, вдоволь и есть всему свое место.
Здесь другая проблема совсем – не еда, не умов броженье.
Местный климат мешает развитию стерео-воображенья.

Если в год выпадает дождей в Копенгагене
Больше, чем в среднем в Евразии,
Очень трудно заглядывать встречным в глаза,
Дав свободу своей безудержной фантазии.

И почти здесь не пишут картины художники
С обнаженной призывно и страстно натуры.
Привыкать им, к несчастью, приходится к облику
Под зонтом и в плаще на работу спешащей фигуры...

Но случилось – забыл закрыть свой волшебный зонтик
Как-то утром рассеянный Оле Лукойе –
И печальный родился в Дании сказочник,
Чтобы так и не встретиться в жизни с ответной любовью.

(2002 г.)
–>   Отзывы (10)

Потому что не умер
07-May-08 20:07
Автор: Инна Амирова   Раздел: Циклы стихов
1.
Подарю тебе
вместо сердца
(парчового; сдобного;
золотого; «Валентинки» и прочего),
вместо букета
(из розовых роз; кактусов; незабудок и лилий),
вместо всего (и себя, порочной)
пучок черных перьев.
Нет ничего между нами
вечного, непосильного.
Когда мне сказать больше нечего,
я хлопаю крыльями.

2.
Слава тебе! -
Потому что не умер,
когда я требовала трагизма;
потому что молчал телефонный зуммер,
когда так хотелось
говорить и прощаться с жизнью.

Слава тебе!
Понарошку, конечно,
ибо я понарошку молчала,
а ты был серьезно глупым.
Когда я крошила окрошку,
ты разделял человечество
на группы;
неровные кубики выходили
из-под ножа.
3.
Завтра
приходи к факультету:
там будут поэты. А меня не будет,
потому что летом
я не смотрю на лица,
а на бицепсы, ноги, груди…
И много смотрюсь в зеркало.

Завтра
(и лучше ночью
вчерашнего дня)
приноси мне Пруста.
Потому что - пусто,
и нечего рвать в клочья.
Слава тебе! – если выживешь
после меня…
–>   Отзывы (5)

Пасхальный цикл
28-Apr-08 20:05
Автор: Инна Амирова   Раздел: Циклы стихов
(Хоровые миниатюры)

1
Речками свечки
полночью жаркой.
Пенье. И воск на рубашках.
Лег на лавчонке
церковного парка
мальчик-бродяжка.

2
Сходится люд,
перед храмом крестяся,
шапки к груди прижимает.
«Иже еси, Отче, на небеси!»
Тихо поют
небу певчие в рясах:
«Боже, прости нас!» -
И «Боже» прощает.
Иже еси...

3
В адском горниле –
души упавших...
Молятся старые бесы:
«Боже, помилуй
тебя распинавших,
Боже, воскреси!»

4
Солнце очнулось. В любовном восторге
смотрит в остывший алтарь.
Тихо уснул в колокольном чертоге
старый звонарь.

5
«Здравствуй, Ярило! Здравствуй, Полеля!
Нынче Господь отпускает вину!»
Древние боги ответили смело:
«Воистину!»

6
Капельки листьев, теплые лица,
льется прощенье с небес.
Между нарциссов решил притаиться
мелкий, испуганный бес.

7
В парке на скамейке
воскресенье встретил
маленький бродяжка.
Золотистой змейкой
цепочка и крестик
на его рубашке.
Над юнцом умершим
плакал пес бессильно.
Мальчик улыбался:
вниз, едва воскресший,
за душой невинной
сам Христос спускался.

8
Смотрят, смотрят со скатерки
конопаты куличи.
Важно бродят на задворках
перелетные грачи.
- Христос воскрес!
- Воистину!



____________________________
Этот цикл писался для моей сестры: она композитор, и мы тогда загорелись сделать а капельную вещь для хора...
–>   Отзывы (2)

Истории любви
30-Jan-08 20:26
Автор: Юлия Волкова-Арсентьева   Раздел: Циклы стихов
I 

Я помню всё: ответы и вопросы,
Я помню всё, и мне спасенья нет.
В моих лугах давно упали росы,
В твоей пустыне демон древних лет,
Как старый друг, глядит тебе вослед.

Хотела б я, как раньше, пробежаться
К тебе в пески и не обжечь стопы,
Хотела б я, чтоб выходкой паяца
Был страшный сон, но люди не слепы...
Мы не из них, и дикий рёв толпы

Заглушит всё: "Предатель и блудница!"
Тогда и ты поднимешься с колен,
Увидишь их глаза,глаза и лица;
Сухой, и жгучий, и палящий фен
Песок несёт, он у земли кружится...

И мне б сейчас подкошенной упасть,
Забыв про то, что мне так мало лет.
Не знаю, что позорней: смерть иль страсть,
Но помню всё, и мне спасенья нет - 
Мучительна воспоминаний власть.

II

Столкнулась я не с сотнею дилемм,
И разум ослеплён не тьмой, не светом,
И мир не изменился насовсем,
Всё точно так, как и прошедшим летом:
О славе грезят юные поэты,
И камень над могилой так же нем.

Всё точно так, но потускнело небо,
Ведь не живёшь, не ходишь ты под ним...
Ту Тайну Бытия понять и мне бы,
Увидеть всё понятным и простым,
Без отсветов Эдема и Эреба,
Но застит мне пожарищ едкий дым.

III

Ты просто раб, а я великая царица.
О, сколько лет ты только мне служил
И за меня богам хотел молиться?

О, если б мог, ты б мир мне сотворил,
В котором я была б твоей богиней,
Ярчайшей и славнейшей из светил!

* * *
А ночью на твоей могиле иней - 
За ним не видно вязи древних рун,
Лишь звёздный отсвет бело-синий

Напоминает о стране, где, вечно юн,
Ты ждёшь меня, где будем мы равны
С тобою, мой слуга и мой Меджнун.

Друг другу не принадлежав, верны.
И наша пусть история приснится 
Влюблённым двум из северной страны,

И скажут:" Так любить могла царица!"

IV

Для тебя я проснусь на рассвете...
Лишь виденье: смеёмся, как дети,
И танцуем в лучах - 
Мы забыли про страх
И печали - тепло нам на свете.

Для тебя я умоюсь росою...
Для тебя одного, я не скрою,
А роса как эфир:
Серебрится весь мир,
Окроплённый алмазной водою.

* * *
Но, по небу легко пробегая,
Облаков мне поведает стая:
Мой король и герой
Собрал войско. На бой
Он отправился в горы Синая.

Как ваянье стены крепостной,
Днём и в сумерки, летом, зимой,
Под ветром сгибаясь,
Я жду, не отчаюсь;
Я жду - он вернётся домой.

V

Там музыка рыдала без меня
И без меня упала на колени.

А. Ахматова


Душа как музыка, когда она полна
Какой-то странной, словно ждущей пустотою,
Стоишь недвижно, как пустой бокал вина,
Ты весь затих, и тишь страшна перед грозою.

И вот маэстро, плавно взявшись за смычок,
Творит, казалось бы, божественное чудо,
А ты - такое же из угловатых строк,
Рифмуешь пламенно: " Тебя я не забуду"

Тогда и вспомнишь, как, любовью отравлён,
Ты умер для людей, но для печали
Своими строками, как феникс, воскрешён,
Продолжил жить. Они весь яд вобрали

И стали страшными, как смертный приговор.
Откуда в музыке взялась такая сила?
Она погибельна... И ты потупил взор;
Что за мелодия? Безумство возвратила

Твоим глазам, и чашу яда держишь ты,
Как будто не было стихов и тёмных дней,
И распукаются багровые цветы,
И кружит хоровод прекрасных фей. 
–>   Отзывы (2)

Картина мира
16-Jan-08 08:11
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Циклы стихов
Картина мира

Холст загрунтован, подобраны краски и вымыты кисти.
Замысел ясен, продуман сюжет и набросан эскиз.
На завершенье работы нацелены чувства и мысли.
Ждать остается, как станет картиной Творенья каприз.

Пресса раздула по поводу выставки ажиотаж,
И из Парижа шампанского ящик давно уже выслан.
Дамы решают, во что им одеться на вернисаж.
Критик готовит эскпромтом в восторге рожденные мысли.

В творческих муках проводит художник последние ночи.
В красок штрихах отражается бренности мира тональность...
Если неправдой окажется холст, когда будет закончен,
То под картину придется подстраивать жизни реальность.


Закрытие сезона

Выцветший пурпур бархатных кресел
Под полотно от пыли упрятан.
Развал декораций покрыла плесень.
Лоснятся портьеры от жирных пятен.

Заранее выучив новые роли,
В гастрольной поездке давно император.
Пуанты устали не чувстовать боли.
Сезон окончен. Закрыт театр.

Перебирая программы спектаклей,
Ждать осталось самую малость,
Как вырвется жизнь из театра объятий
И наконец начнется реальность.


Мир Сальвадора Дали

Предпочитать улиток шпинату и селдерею.
Не понимать Рембрандта, зато любить Рафаэля.

Предпочитать революции консерватизм и традицию,
Равенству - иерарxию, миру - цивилизацию,

Сложность - однообразию, солнцу - луны мерцание,
Игрушкам прогресса - вечность, сознанию - подсознание,

Меxанике и медицине - таинство сна и магию,
Молодости соблазнам - зрелость и понимание,

Политике - метафизику, музыке – архитектуру.
Музу запрятать за змея бронзовую фигуру.

В расплаве пространства и времени увидеть часов течение,
В единорога роге – поэта предназначение,

Того, который раздвинет - за краем банальности - дали...

В Лауре и Беатриче увидеть одну лишь Галу...



* * *

Поражаюсь различиям в ощущении расстояния
У известных в природе и обществе
Разных видов способной к движению фауны

Почему это птиц окольцованных где-то в Лапландии
Через несколько месяцев видят в Австралии
Или на севере Южного острова Новой Зеландии

И царь зверей замирившись на время с ланью
В поисках воды пробегает пол-Африки
По выжженной тропическим солнцем саванне

И поэты слагающие стихи по-русски
Поют песни ночному костру в Калифорнии*

Или не выдерживая ожиданья нагрузки
Не дают просыхать респектабельной Дании*

Но никто никогда не встречает ежей
В метро или на борту транс-континетального лайнера

Говорят что ежи не умеют жить
В километре от своей среды обитания

_______________
* В 2002 году ссылки на поэта и барда Евгению Райзер (Калифорния, США) и, наверное, самое известное в сетевой поэзии стихотворение Хилины Кайзер (Дания) были понятны многим :-))


(2001-2002)
–>   Отзывы (8)

храмс
08-Jan-08 03:14
Автор: Семён Беньяминов   Раздел: Циклы стихов
храмс

возвели
на хармсе храм
храм абсурда
поэзии хамса


readymade

Бахчанян
Бонифаций
игра:
"присвоение текстов"
ни оваций
ни криков "ура"
ни протестов


сапоги Сапгира

- Это Холин?
- Нет, Сапгир.
- Эти что ли
с а п о г и ?


баня Сатуновского

Ни "Баня" Маяковского,
ни бани Сандуновские,
а баня Сатуновского
промывает мозги благотворно.
Вечные, никогда не смолкающие,
аплодисменты!


водолаз

Влазит в скафандр
водолаз Александр.
- Готово?
- Угу...
- На Курскую дугу!


Чита

Народ говорит:
- Чита!
Чи та чи нэ та?
А я говорю:
- Чита не чета.
Читай, почитай
Чапаева!


кентавр Будённый

кентавр Будённый
не слазит с коня
конь - это Будённый
Будённый - это конь
мы говорим конь -
подразумеваем Будённый
мы говорим Будённый -
подразумеваем конь


голова вождя

болшой
голова!
ыгдэ?
в Улан-
Удэ


амнезия

уже не помню:
ВПШ или ППШ,
вяло протекающая
шизофрения
или
плавно протекающая
шизофрения?
уже не помню...


Курилы

Говорить про Курилы
больше нет силы:
Итуруп
Кунашир
Шикотан
Хабомай
Не замай!


хуту-тутси

хуту - тутси
тутси - хуту
и наоборот
–>   Отзывы (1)

Песни царя Соломона
27-Nov-07 21:56
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Циклы стихов
В русской литературе наиболее известны два совершенно разных эксперимента на тему тему Книги Песни Песней Соломона.

Начну с опубликованного в 1908 году прозаического произведения Александра Куприна «Суламифь». Куприн написал красивую повесть-сказку. Его новаторство было в том, что он обширно и почти дословно цитировал не только Книгу Песни Песней, но и другие книги Ветхого Завета, связанные с именем и периодом правления царя Соломона. Пространные цитаты из Библии в «Суламифи» оказались органически вписанными в ткань современной русской прозы и открыли Писание русскому читателю начала 20 века с новой стороны. Библия – это не только Слово Божие, не только Учение, не только свод законов и правил духовной и светской жизни своего времени, не только исторический первоисточник, не только источник вдохновения писателей, художников, музыкантов, но и литературное произведение само по себе.

Что касается самой Книги Песни Песней, то в этом и так мало кто сомневался. В русском каноническиом переводе текст звучит как поэзия в прозе. И вот, за несколько десятилетий до Куприна, поэт и драмматург Лев Мей под названием «Еврейские песни» попытался сделать русский стихотворный перевод отрывков из первоисточника.

Не пытаюсь сравнивать мои упражнения с написанным знаментыми предшественниками, просто хочу определить, что у меня получилось в смысле жанра. Это не художественный пересказ истории, как у Куприна, и не перевод, как у Мея. Скорее это свободные (в смысле формы) стихи на тему. Стихи о том, как мне слышатся сторфы в Писании.



«Заклинаю вас, дщери Иерусалимские,
не будите и не тревожьте возлюбленной
доколе ей угодно»
(Песн.П. 8:4)

* * *

«Покажи мне лицо свое..»
(Песн.П. 2:14)

- Оглянись, оглянись, Суламифь,
Дай мне взглянуть на тебя.
Ты ли блистаешь зарею прекрасной,
Твой ли свет отражает земля?

Кости слоновой столп - шея твоя,
Очи твои - озерки,
Стадо коз, уходящих с купанья, -
Белые зубы твои.

О, как прекрасны ноги твои в сандальях.
Бедра твои - скульптора рук изваянье.
Чрево твое - в обрамлении лилий венок пшеницы.
Круглая чаша живот твой вином ароматным искрится...

- Мой виноградник мне братья стеречь наказали.
Пробу снимать еще рано - дождись урожая...
Выдержать взгляд твой смогу я теперь едва ли...
Возлюбленный мой, потерпи, пока встречу его сама я...

Я же прошу тебя,
Ой-ой, прошу тебя, -
Не надо искать мой взгляд,
Пока не взгляну я сама...


* * *

«Есть шестьдесят цариц и восемьдесят
наложниц и девиц без числа...»
(Песн.П. 6:8)



- Жен шесть десятков в царском гареме
Ждут днем и ночью меня,
Восемь десятков наложниц
И других девиц без числа.

Но сотни цариц и придворных красавиц,
Всю жизнь окружавших царя,
Не смогут сравниться с моей голубицей -
Так прекрасна она и чиста.

- Не надо, любезный мой царь,
Ой-ой, не надо
Про женщин других говорить,
Пока не спрошу я сама.


* * *

«Я сплю, а сердце мое бодрствует...»
(Песн.П. 5:2)


- Сплю я, но сердце с тобою, возлюбленный мой.
Это не голос ли твой под окном у меня? -
«Дверь отвори мне скорее, любимая,
Здесь я и кудри покрыты росой!»

Ноги я вымыла - как до двери мне дойти?
Сердце стучит все сильнее, сильнее в груди...
С пальцев моих драгоценная мирра на ручке замка...
Как же любимый войдет, если дверь не открою сама?..

- Я ведь прошу тебя,
Ой-ой, прошу тебя...
Нет, не войти мне в твой дом,
Если дверь не откроешь сама...


«Отперла я возлюбленному своему,
а возлюбленный мой повернулся и ушел...»
(Песн.П. 5:6)


Встала я, чтобы дверь отворить -
Не дождался возлюбленный мой,
Повернулся он и ушел.
Что мне делать теперь, как мне жить!?

Не уйти тебе от меня,
У меня тебя не отнять -
Я не перстень на пальце твоем,
Я на сердце твоем печать.

Я пойду во все города,
Я спрошу на всех площадях:
Не видали ли вы того,
Кого любит моя душа?

Если встретите вы того,
Кого любит моя душа,

То скажите ему,
Ой-ой, скажите -
От любви уходить не спеши,
Любовь уходит сама...

* * *

«Виноградник был у Соломона
В Ваал-Гамоне...»
(Песн.П. 8:11)

- Поутру мы вошли в виноградник -
Распустилась уже лоза,
Показались цветы граната...
Для меня ли ты их сберегла?...

Напои меня соком граната,
Молодого вина налей.
Лучше всех ароматов на свете
Благовонье твоих мастей...

- Подкрепи меня, милый, вином,
Соком яблок меня освежи.
Растворяюсь я в ласках твоих,
Умираю я от любви...

- Слаще ласки моей невесты
Ваал-Гамонской лозы вина...

- Я прошу тебя,
Ой-ой, прошу я -
Не надо любовь торопить
Любовь все знает сама...

(2001-2003)
–>   Отзывы (8)

Ночные огни
05-Oct-07 03:11
Автор: Лека   Раздел: Циклы стихов

Намек на балладу

Светлеет печали
                     ночной хоровод
Подходит к причалу
                    ночной пароход
И слышно в лагунах
                        уютных кают
Как склянки на шхунах
                        заброшенных бьют

***

Причаливает теплоход,
швыряя в бухту ожерелья
ночных топазов золотых.
И сходня намертво встает.
И пассажиры, как с похмелья,
в безлунный город за весельем
бредут.
И тихо плещет стих
среди камней береговых.

----------------------------------
Из неопубликованного "Сборника-2"
–>   Отзывы (15)

Памяти брата
10-Jul-07 05:02
Автор: Махаон   Раздел: Циклы стихов
I
Мне отмщение, и Аз воздам...

По ночам я тихонько плачу,
Отвернувшись лицом к стене, —
Так, как делал когда-то мальчик,
Приходившийся братом мне.

Ах, напрасно просить прощенья!
Слишком поздно — третьего дня
Навестил светлый Ангел мщенья
Нераскаянную меня.

Прожигая огненным взором,
Перечислил мои грехи,
Ознакомленная с приговором,
Вот — плохие пишу стихи...

17.03.2005 г.

II

Без многословных запятых,
Многозначительных отточий
Жить, не надеясь на святых
И жалость женскую, и прочее.

Учиться преодолевать
Губительную цепь пристрастий
И загодя не горевать
Над будущим своим несчастьем.

Без сантиментов расставаться,
Встречаться с разными людьми
И неохотно откликаться
На откровения мои.

Построить дом, детей родить,
Не верить в черные приметы.
И научиться просто жить.
И — умереть к исходу лета.

III

Эпитафия

Грустите обо мне — не черною тоской,
Но светлою прозрачною печалью.
Я не внизу — под гробовой доской,
И не в конце пути, а лишь в его начале.

Грустите обо мне — но только в дни поминок,
Когда душа к вам возвращается моя.
И вы, и я — всего лишь пилигримы,
Идущие спиралью бытия.

–>   Отзывы (2)

ЭРФУРТ. ПРИБЛИЖЕНИЕ
18-Jun-07 07:59
Автор: Евгений Сухарев   Раздел: Циклы стихов
1. ALTSTADT
Немецкая муха зудит, как у нас.
Она просыпается раньше на час
И сон ее не тяжелее…
Всего-то и разницы в жизни ее —
Мельканье такое же и колотье
В древесные ребра аллеи,

В оконные стекла альтштадта, в тылы
Дворов его, сплошь из воздушной смолы,
Цветочные и травяные.
На вязкую воду полдневная взвесь
Легла, и в ней город как выгорел весь
От торса нагого до выи.

Мушиный эдем и людской парадиз,
В одежды какие ты здесь ни рядись
И крылья ни грей, воспаряя,
Но Бог тебя видит таким же нагим,
Каким ты однажды предстал перед Ним
В свой день, до изгнанья из рая.

Пойми эту речь, научись различать.
Не все ж паутинку от страха качать,
Забыта неделя страстная.
И словно свой рай пережив или ад,
Гагарин и Лютер в обнимку стоят,
Пейзажа иного не зная.
18.04.07


2. ФРОНТОН
Тут по соседству Бисмарк проживал.
Застывший шаг, лица его овал,
Как будто в продолжение фронтона,
Перемешав музей и карнавал,
Ни выгоды не знают, ни урона.

Вершок вперед — и вскинутой рукой
Тебя означит век совсем другой,
Которому ты вправе ужаснуться —
Уже не воин, но и не изгой,
В мундире, снизу выглядящем куце.

Вот этим мы приравнены к тебе,
Когда, с беззвучным словом на губе,
С повадкою славянско-иудейской,
Мы отличаем в праздничной гульбе
Тебя по стертой выправке армейской.

Стой, стой себе — на стыке, на краю,
Где ты писал историю свою,
Где от тебя уже не отрешиться,
Где ты, как бог, давным-давно в раю,
В лице своем читаешь наши лица.
01.05.07

3. БРУСЧАТКА
Из ворот, которым триста лет в обед,
Темно-синий выезжает Mersedes.
На булыжнике резина ставит след,
Как рекламу — с пепси-колой или без.
На витрину Porzellan Manufaktur,
По-немецки не особенно речист,
Словно выйдя на славянский перекур,
Засмотрелся не то бомж, не то турист.
И рукастый, в белом фартуке, гончар
Ton берет, подвластный только лишь ему.
Глина вязко раздувается, как шар,
И мерцает, глядя в собственную тьму...
Эта улица длиной — в один собор,
Мостовая шириной — в его крыльцо.
А у берега в кафе решает спор
С пивом эрфуртским французское винцо.
Рукотворную брусчатку мостовых,
Как страницы Божьей книги даровой,
Мы проходим, как букварь, от сих до сих,
И густой орган гудит над головой.
27.05.07


4. КУБИКИ

Кто-то в азарте и детском восторге
Селит людей в этот город, и тут-то,
Весь от уборки живя до уборки,
Не оставляет настольный конструктор.
Кто-то заводит электрику эту,
Все в ней меняет, и чистит, и красит,
Юркий трамвайчик пускает по свету,
Свет по пути зажигает и гасит.
Кубики-домики ставит цветные
Под черепицей, и дворики следом,
И берега намывает речные,
Словно скользя между тьмою и светом.
Кто-то, плеснув голубой акварелью,
Реку живую несет под мостами.
Воздух, пропитанный тьмой и синелью,
Даже во сне не прощается с нами.
03.06.07

















–>   Отзывы (4)

мембранное
14-May-07 03:27
Автор: Виктория Скари   Раздел: Циклы стихов
***

и вздохом
оно пронеслось мимо
любимая!
в руки выла я
руки заламывала
в квартире пустой...
где был ты?
раскинулась
там, за окном,
так бессовестно
ночь
страдала -
от страха
рыдала-
от жалости,
от любовной жадности...
целовать до
бесконечности
конечности
мне бы...
где был ты
в ту ночь луноокую
меня, одинокую,
Тишина
убивала...


***

я никогда не видела
неба
такого
мрачного.
сбежала
ступени,
ступени
коснулась лица
твоего
родного
уже чужого.
"мне надо уйти"
"уходи"-
сказал
"уходи"-
прошептал
я умру без тебя
только губы
и пальцы
нервозно
ползут по коленям.
уходи
прошептала
чужому лицу
с твоими губами...
ступени,
ступени.


***

дрожащим голосом,
на спиритическом сеансе
с телефоном

боясь придать значение словам
страшась открыть
болезненность мгновенья

вжимаясь в голос
просачиваясь сквозь мембрану
скрывая искренность
за жалкой чепухой
ты говоришь со мной.
СО МНОЙ! и что ужасно,
что ближе никого,
чем я
здесь нет.


–>   Отзывы (2)

Тишина
19-Apr-07 07:24
Автор: Сергей Артемьев   Раздел: Циклы стихов
1. Лист

Как хочется побыть наедине!
Застыть листом ольхи на водной глади,
открыть глаза, зреть лежа на спине
хоругви ив, небес лазурных складень,
с которого и солнце и луна
в мой пруд пускай попеременно сходят…
Столь скоротечно время, жизнь длинна,
и вовсе вечность бесконечна, вроде.
В глуши лесной забыть свои дела:
здесь веток хруст и рыбок поцелуи.
Покой и мир, и нет, наверно, зла.
А если есть, то сострадаю злу я.
Я лист простой, и, значит, нет меня.
А если есть, что я меж вод и леса?
Придет зима, замерзнет полынья
и скроет мир за ледяной завесой.

2. Исповедь

Упасть в траву, закрыть глаза и плакать,
и исповедать лютику грехи.
Отверзнуть сердце – пусть живую мякоть
покроет лопуха епитрахиль.

Пускай стрекочет проповедь кузнечик
и в утешенье ведает о том,
что Бог простил, что время все излечит...
пусть осенит репейником-крестом.

Потом молиться долго, безмятежно,
блаженно улыбаться и взирать,
как шествует, в злаченые одежды
облачена, небесных мошек рать.

3. Тихий

Родиться птицей где-нибудь на взморье,
гнездо устроить в скалах, и повыше,
и не летать над морем (море, sorry!),
и никого не видеть и не слышать.

Уйти в себя на тонких курьих ножках,
всегда молчать, беречь свой клюв от песен,
лишь иногда из узкого окошка
на млечный путь смотреть, он также тесен.

И умереть однажды на рассвете,
сложив крест-накрест крылья, тихо-тихо,
и не попасть в расставленные сети,
и обмануть тем самым зло и лихо.
–>   Отзывы (18)

Из Огдена Нэша
14-Feb-07 13:19
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Циклы стихов
(Вольные пересказы – старые и новые)


Котенок

Проблема с котенком, что милая крошка
Однажды становится взрослою кошкой.


* * *


Муха


Мудрый Господь как-то муху создал.
Только зачем она, нам не сказал.


* * *


Рыба


Я рыбы был всегда большим любителем.
Но не хочу быть Джеком-потрошителем.
Когда же, наконец, застежке-молнии
Найдется место в рыбной анатомии?!


* * *


Родители


Дети несчастны, когда им не слушаться некого.
Папочка с мамочкой созданы Богом для этого.


* * *


Cлово мужьям


Желая счастья в браке,
Хранить его трудись –
Когда не прав – признайся,
А если прав – заткнись.


* Огден Нэш (Ogden Nash) – наверное, самый
популярный американский юморист ХХ века.

*****************************************

The Kitten

The trouble with a kitten is
THAT
Eventually it becomes a
CAT.


The Fly

God in his wisdom made the fly
And then forgot to tell us why.


The Kipper

For half a century, man and nipper,
I’ve doted on a tasty kipper,
But since I am no Jack the Ripper
I wish the kipper had a zipper.


The parent

Children aren’t happy with nothing to ignore,
And that’s what parents were created for.


A word to Husbands

To keep your marriage brimming,
With love and loving cup,
Whenever you’re wrong, admit it;
Whenever you’re right, shut up.

–>   Отзывы (5)

В том краЮ....
14-Dec-06 15:47
Автор: Джулия Коронелли   Раздел: Циклы стихов
- 1 -

Сон ли это или невежество?
Травы мнут, да полынь горька.
Скука липкая от неизбежности.
Что ж, «печаль моя не легка».

Не ловлю уже звёзды с неба,
Уяснив, кто король, кто шут.
Да, двуглавый орёл не лебедь-
Всё равно дракона убьют.

Под прицелами дрогнут волки,
Златорогих бизонов - во след,
А Мюнхгаузен с книжной полки
Пьёт за город, которого нет;

Город доблести - остров памяти,
Доброта продаётся в срок?
Ритм отстукивает маятник,
День оплакивает рок.

- 2 -

В том краю белогривы кони
Розовеют от света радуг,
Из горсти мирозданья градом
Звёзды падают на ладони.

Тонконогие бродят лани
Опуская ресницы к водам,
Где причалит к мостику лодка
Отдыхая в заветной гавани.

Там и мне не узнать отчаянья,
Ни предательства и не боли.
И наивнее стану, что ли я?
В том краю, где уснут печали.

ВерЮ, что не убиты волки
И драконы летают в небо…
А Мюнхгаузен врал нелепо
Про войну, что на книжной полке.
–>   Отзывы (4)

Сбылась мечта...
19-Nov-06 11:05
Автор: inok   Раздел: Циклы стихов
Сбылась мечта…
Усердием, достойным идиота,
Твержу: её ли ждал, упрашивал с листа,
Разбилась сфера ожиданий , и болото
Сознаний – что теперь? И …пустота…

В холодном отчужденном барабане,
Развенчанным, захлёбывалось сердце.
Дырявит током клапаны-карманы,
И ищет выход. Никуда ему не деться…
–>   Отзывы (17)

Маргональное))
11-Nov-06 05:45
Автор: inok   Раздел: Циклы стихов
Эх, почто нам плевать в эту старую добрую Вечность,
Ей и так не отмыться от сладких гламурных слюней,
Мойдодыром цунами умоет , отправив во Млечность,
За чужие понты абсолютно безвинных людей.

Зажигай и нарушим баланс огоньком сумасбродства ,
Где парад у Кремля принимает седой Асисяй,
Если тУжить душою, а после тужИть от уродства,
Подавиться легко, свой язык проглотив невзначай.
–>   Отзывы (11)

Вы ничего не пропустили? 
 Поиск : Раздел : Циклы стихов
 Поиск : Произведения - ВСЕ
 Поиск : Отзывы - ВСЕ
 Страница: 1 из 3  |     | Стр. 2 –>