Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• Чёрный Куб
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
Людмила Яричевская

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Чёрный Куб
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• Чёрный Куб (49)
Начало
Список разделов

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0500):
  00:08:26  09 May 2021
1. Гости-читатели: 28

Давай поделим
10-Oct-20 06:03
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


1. Давай поделим - тебе на запад, а мне на дно
Ростова ночь иметь,
Иметь, как свойство.
Прибьём к дороге пыльной колесо
Любви, и -
Смойся.

2. И смойся пылью с августа дорог
Дождём
Запоминая запятые -
Казнить нельзя помиловать не смог.
Слова и числа могут быть простыми.

3. Смелее.
Если словом не помочь,
Давай молчать. Молчи, сложней не станет.
Посмотрим.

4. Пробиваются сквозь ночь
Подсолнухов ряды. Воронья стая
Берёт своё. Оседлость не в крови,
В крови осадки. Я считаю буквы
От Я до Ты шагами. Улови
Не сказанное нами в речи смутной
Дождя.

5. Ну что ж, не станем усложнять,
Давай делить - мне дверь, тебе окно,
Я буду уходить, а ты встречать -
Сложилось так из нашего дано.

6. Оставим. Не жалей и не зови,
Не плачь - я столько раз омыт, оплакан...
Смотри в окно - идут за мной дожди,
Земную пыль размешивая в слякоть.

7. А я шепчу считалки на ходу :

а) И снова еду а затем иду
Иду за тем что превращу в еду
Моя еда есть пища для меня
Когда я ем я глух и нем ням ням
Не мне неметь но номер мой молчит
Вне зоны я вне взора не ищи
Ещё не вечер но уже вчера
Ни что не лечит кроме топора
И прочих вил того кому ломы
Но это до. Теперь мне снятся сны.

б) И снова снится поезд и песок
Засыпал сном по окна или снег
Становится прозрачным потолок
Перехожу со станции на бег
Луна нечеловеческим лицом
Упала в реку с чёрного моста
И мёртво воет ветру в унисон
От поезда последнего отстав
За лесом поле полем белый дым
Иное время осторожней шаг...

Я снова дома. Говоришь - Где был?
- В лесу.
- Что делал?
- Делал так,
Чтобы вернувшись больше не уйти.
До завтра точно. Шутка. Спи.


–>   Отзывы (3)

Круги
04-Apr-17 22:06
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


Опять дороги белое крыло,
Ложится снег на сумрачную пустошь
Страны, в которой всем нам повезло
Настолько, что ни письменно, ни устно.
Устав от сна, и снова расшатав
Себя от основания до срыва,
Я наблюдаю в небе ледостав
Остывших душ.
Их отраженья криво
Ложатся снегом в снег большой страны.
Исторгнуты прямой кишкой проспекта
Сметаются в метро ветрами сны
Людей, живущих по законам секты.

***

Январь. Я останавливаю время,
Меняя часовые пояса
На лётные очки.
Лечу похмелье
От всех тяжёлых взглядом разбросав
Себя по карте нашей необъятной
Пасьянсом симок, снимков, слов и сна,
Ложусь под снег.
Молюсь.
Вороньи пятна
На фоне солнца белого пятна
Уносит ветер.
Жду весны и чуда.
Оттаяв, выхожу искать людей,
Предсказывать погоду, снега груды
Разбрасывать. И возвращаться к ней.



–>   Отзывы (2)

Среда.
03-Apr-17 20:24
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Проза
Я долго пробирался сквозь подсолнуховый лес. Твари злобно зыркали исподлобья, бодались иссохшими головами, цеплялись за ноги, скрипя «чужой, чужой». С курса я сбился два дня назад, когда пропил компас, обменял его на полулитровую пластиковую бутылку воды у безногого человеческого обрубка, торчавшего из норы, в глубине которой был родник. Вода закончилась.

Земля колебалась. Местами валялись черепа и кости заблудших людей и других животных. Счастливые двуглавые перепёлки маленькими группами сновали среди стеблей. Чирикая, вспархивали пугливые стайки воробышков. Ползли змеи. Кишел мир насекомых.

Солнце скрылось за тучей, сверкнула молния, прогремел гром, передо мной открылась поляна, в центре которой росла старая конопляная ель. От веса дум голова её склонилась до самой земли, выгнув тело в дугу. Погладил ель по спине, заметил, что испачкал ладонь смолой.

Начался дождь. Я присел под дерево.
Наступила ночь. Напился, наполнил бутылку и промок. Лёг под дерево и стал лепить из еловой смолы модель идеального общества на базе вечного двигателя. В результате у меня вылепилась человеческая фигурка, держащая в руках мяч. Я посадил футболиста рядом с собой, посмотрел на небо и задумался.

Небо очистилось, луна размазала по миру свой вязкий мягкий свет, доверчиво перемигивались звёзды.
Мне захотелось сказать кому-нибудь умное слово с приставкой мета-, но вспомнить его не удалось, а говорить было некому. Хотя, почему некому, - с надеждой взглянул на футболиста, но тот уже сбежал. Тогда я встал и пошёл дальше.

Шёл всю ночь и весь день до следующей ночи.

Издалека послышался неясный звук, он приближался. Подсолнухи забеспокоились, зашелестели-захрустели. Они дрожали, извивались, скручивались, это была паника, истерика. Дул ветер, падали звёзды. Я стал смотреть и слушать мир вокруг.
Нечто большое ехало по лесу, громыхая светящимся облаком пыли. Комбайн, понял я. Вскоре можно было видеть, как скрежещущая чёрная машина сноровисто режет тела визжащих подсолнухов пополам и деловито пожирает.

Комбайн остановился и заглушил двигатель. Из кабины выпрыгнула маленькая девочка в красивой серой робе с буквами «Т-Руданал». Ты кто, – спросила меня девочка. Я рассказал, как ехал по трассе, остановился по нужде, вышел на обочину и заблудился, что зовут меня Егорка и что дома меня ждут вот такая же маленькая девочка, её старший брат, и их мама.

– Евдокия, – представилась девочка и крепко пожала мне руку, – шахтёр из Сибири. Руду добывала, тоска под землёй, ни солнца, ни птиц, ни цветов. Только шахтёры и крысы. Решила я однажды копать не туда, где руда, а туда, куда душа зовёт, и докопалась до сюда. Тоже по лесу блуждала долго, пока комбайн не угнала. Теперь на юг еду. К морю.

– Не жалко тебе подсолнухов, Евдокия?
– Жалко, но комбайн не едет, если не ест. А когда не ест, то теряет смысл существования, чахнет и умирает. Видишь, наш комбайн, – она указала мне на борт, где было клеймо «Т-Руданал», – из нашей руды сделан. Я добывала руду, чтобы из неё сделали инструмент для добычи руды и комбайн. Мне надо ехать, могу подвезти, я на юг еду, к морю.
– А что ты будешь делать на море?
– Буду писать натюрморты.
– Пейзажи?
– Нет, натюрморты.
– И всё?
– А разве этого мало? Вот ты, чем занимаешься?
– Я делаю подшипники на заводе «Т-Руданал».
– Какие подшипники, для чего?
– Не знаю, разные подшипники, большие и маленькие.
– Ты даже не знаешь, для чего ты их делаешь.

Я задумался. Шахтёр добывает руду, из которой делают инструмент для шахтёра, комбайн и подшипники. Водитель управляет комбайном, своевременно выводит его на пастбище, ухаживает за ним. Я делаю подшипники для, например, комбайна. За это нам платят деньги. На эти деньги мы покупаем себе еду и продолжаем делать инструмент, подшипники и комбайн. Подумал, и сказал вслух: Как же достала вся эта ерунда.
Девчонка расхохоталась. Я сказал, – Поехали. И мы поехали.

В кабине кассетный магнитофон жевал Цоя. Мы проезжали под двумя трубами большого диаметра. Они тянулись над лесом неизвестно откуда и куда.
– Ты знаешь, что это за трубы? – спросила Евдокия.
– Нет, – ответил я.
– Они идут от электростанции, которая находится далеко на Урале. По этим трубам транспортируется зола, оставшаяся от сжигания каменного угля в котлах электростанции.
– Куда транспортируется?
– На зольник. Берётся территория, где живут ненужные люди, и обносится дамбой. Потом эта котловина заполняется золой. Потом на золе вырастает лес. Таким образом восполняются лесные и почвенные ресурсы, а электростанция освещает и обогревает жизнь нужных людей. Тех, которые добывают уголь для электростанции, или которые делают подшипники для, например, комбайна.

Я вспомнил, что телевизионные передачи про ненужных людей никогда не имеют продолжения. Покажут городок, в котором закрылась шахта, и услуги людей стали не нужны. Людей ненужных покажут, детишек их, холод и голод. А потом всё, больше этот городок не показывают. Труба дело, не иначе.

– Откуда ты всё это знаешь?
– Я так вижу, – ответила девочка, – и видеть этого больше не хочу. Поэтому еду на юг, к морю. Буду писать натюрморты. Это будут красивые картины. Там будет закат на море и скалы. На этом фоне – дощатый стол с живыми цветами и мёртвой рыбой. Рядом со столом – мольберт с картиной, на которой изображены закат на море и скалы, на фоне которых стоит стол с цветами и рыбой. А рядом со столом и мольбертом – зеркало, в котором отражаются закат, стол, мольберт, и маленькая девочка в стороне…

– А в руках у девочки большой подшипник, – сказал я, – и цветы на столе – подсолнухи.
Евдокия резко остановила комбайн.
– Выходи, – спокойно сказала она, – вон трассу видно, дойдёшь. Катись вместе со своим мячом, Егорка, делай подшипники.
– Мне детей кормить надо, семью обеспечивать, – сказал я, стоя на земле.
– Всё верно, и позаботься об их правильном образовании, чтобы не руду добывали, и не комбайн пасли, а занимались подсчётами поставок инструмента в шахту, или изобретали новую модель подшипника, или планировали затопление очередного города ненужных людей.

Она уехала.

Я двинулся в направлении звуков трассы и вскоре вышел из леса прямо к своей машине. Сел за руль, завёл, закурил, тронулся. Я ехал в город, домой. Подвывал левый ступичный подшипник. Над горизонтом всплыла привычная заставка: Спонсор восхода Солнца – Концерн Т-Руданал.
–>

Бег
22-Nov-15 22:58
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


Будем играть на бубнах, забьёмся в дым.
Выйдя на вы, забудем, где зыбкий дом.
Больше обломков, боли – куда молодым –
Нас не догнать в этом бреду седом.

Писем последних нет, и не стоит ждать,
Что в предыдущем вдруг ты найдёшь ответ.
Там, где слова пудами, седьмая пядь
Кажется лишней, выбьем её из бед.

Там, где сгорели годы, дымится месть.
Лучше забыть, смириться, но не для нас.
Нам непременно нужно ведь всё учесть.
Чей бубен крепче, сойдёмся в последний раз.

Там, где играют бубны, не нужно пик.
Хочешь кормить червей – приготовлю крест.

Может, вернуться в дом, усмиряя тик.
В мире худом немало хороших мест...




–>

Просьба.
15-Nov-15 00:12
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

Бог, поставь за меня свечку.
Я один, а тебя так много.
У меня голова, сердце и печень.
У тебя железные ноги.

Поступь твоя тяжелее моих поступков.
Кто-то вовсе шагает правой.
А я не хочу, чтобы люди падали в мясорубку.
Хочу, чтобы вообще не падали.

Не гадаю, не строю планов, живу, как дышится.
Прохудились ботинки – покупаю другие.
Расскажи мне лучше, как правильно пишутся –
Переносятся жизни людские.

Кто-то льёт воду, кто-то носит её обратно.
Говорят, что... Да, люди говорят слишком много.
Бог, поставь свечку. За здравие – за меня, и за чужого брата.
Не обещаю жить. Не прошу иного.







–>

Конина
05-Oct-15 13:10
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

Хочешь остаться в стойле – считай до ста.
Мне будет в радость скинуть тебя с хвоста.
Мне станет легче дышать. Я ушастый нянь.
Буду стирать из памяти муть и дрянь.
Буду ходить в спортзал и бухать с конём.
Конь говорит мне «Прыгай!», но я на нём.
Я на коне в канун Рождества Христа.
Верю-не верю, на мне не найти креста.
Он не поставлен мной, не стоит на мне.
Может не стоит, поздно, я на коне.
Конь говорит мне «Прыгай, сигай с моста!»
Стивен сигал, а толку, ушёл с поста.
Постмодернизм шагает, машет хвостом.
Я ему бил татухи в классе шестом.
Шествие это должно привести в тупик.
Я не туплю, но конь мой внезапно сник.
Я в тупике напишу на стене слова.
Слева направо, верно как дважды два.
Выйду на улицу, гляну, а там село.
Лягу на печь и буду чесать седло.
Самое время окончить пока рассказ.
Кто прочитал – герой.
Кто нет – дикобраз.




–>   Отзывы (2)

Пыль
24-Sep-15 22:22
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Проза


Всегда. Не знаю значения этого слова, это какое-то неразумное слово – всегда.

О чём.

В том городе часто тряслась земля. Тряслись стены дома, пол, гремело и звенело всё, что могло греметь и звенеть. Никто не кричал, не спешил выбраться на улицу. Просто говорили – опять взрывают.

Пацан любил наблюдать за муравьями. Это были хорошие чёрные муравьи. Жили они под землёй. Просто дырочка, отверстие в твёрдой корке серого пыльного грунта, вокруг неё бегали муравьи. Пацан мог часами сидеть и наблюдать за ними, изменять палочкой их маршруты, тормозить их движение плевком, делиться чем-нибудь съедобным. Что было там, за входом в муравейник, неведомый мир.

Вокруг шли люди. Это был проход между двух пятиэтажек, посреди которого сидел пацан в белой кепочке и наблюдал за муравьями. Иногда кто-нибудь из людей останавливался и заговаривал с ним, а он охотно отвечал на вопросы.

Иногда внезапно начинал дуть ветер, усиливаясь с каждой секундой. Надо было быстро добежать до подъезда и суметь открыть дверь, суметь, потому что ветер был сильным и мешал этому. Подняться на четвёртый этаж, войти в квартиру. И смотреть в окно, как ветер гонит тучи песка, рвёт деревья, как прохожие спешат добраться до своих убежищ. И слушать, как цокают песчинки по стеклам окон.

В деревне у бабушки муравьи были совсем другие, мелкие красные. Те, чёрные, кусали просто, щипали и всё. А эти кусали жгуче, и вид у них был какой-то нехороший, недобрый. И жили они в разных непонятных местах, например, под вросшими в землю красными кирпичами, ограждавшими клумбы в палисаднике. Пацан решил, что красные муравьи враги чёрных.

В лесу жили другие муравьи. Жилища их были серьёзными строениями, пирамидами. В одних жили большие чёрные, в других большие чёрно-красные. И те, и другие были явно солдатами. Брошенная на муравейник лягушка не успевала упрыгать, она замирала, подёргиваясь, валилась, вытягивалась, облепленная муравьями.

Со стороны пацана это не было убийством лягушки, ведь он накормил ею муравьёв. Так, однажды, бездумно убив камнем птицу, он очень пожалел о содеянном. Но сразу принял верное решение, сбегал домой, принёс кошку и показал ей мёртвого воробья. Это уже не о муравьях. О чём.

Всегда – это с момента первой памяти и до сейчас.

Сегодня иду двором двухэтажки, а там пацан с палкой в руках, важный такой. Спрашивает – Ты кто. Я иду, говорю – Человек. Он – Какой человек. Я иду, говорю – Взрослый.

+++

Весело было. Весело было внутри, весело было вокруг. В восемнадцать лет мне было очень весело.

Регионом управляли бандиты, весело выкосившие топорами других бандитов. Бандиты управляли городом, заводами, торговлей и вообще всем. Остальные люди это знали, это было нормой.

Я устроился работать на завод электриком, что было для меня, не имеющего профессии, очень хорошо. Зарплату тогда ещё не отменили, жил я по-прежнему в студенческой общаге.

Рабочий коллектив делился на три категории – алкаши, травокуры и трезвенники. Количество алкашей и травокуров было приблизительно равным, к тому же некоторые, включая меня, свободно принадлежали к обеим этим социальным группам. Трезвенник был один.

Строения из бетона и ржавчины, трубы, дым, огонь, грохот. Скрап под ногами, свинцовый воздух в лёгких.

Людей давило пачками металла, убивало током. Люди падали с высот, попадали на путях под составы, разрывались в клочья различными механизмами. Люди теряли здоровье, части тела, жизнь. Люди бухали.

Когда и наш комбинат перестал платить зарплату, люди озверели. Город и так дышал злобой и ненавистью, сам по себе такой, а тут вообще с ума сошёл. За предложение оплатить проезд кондукторов выбрасывали на остановках. Улицы были заполнены группками грабителей, действовавших в меру своей отмороженности. В привокзальных ларьках продавались колёса. Бабки на базарчиках торговали цыганской ханкой.

Потом бандитов арестовали. Но на улицах ничего не изменилось.

Власть поменялась и у нас в заводоуправлении. Новые хозяева захватили здание с помощью вертолёта и людей в чёрном. Но денег нам платить не начали.

В городе была поймана семья людоедов - мать, дочь и сын. Несколько лет они ели детей.

Местная газета с удовольствием рассказывала о деяниях бандитов. Как будто раньше этого никто не знал. С ещё большим удовольствием газета рассказывала о способах ловли маленьких и не очень девочек, приготовления из них различных блюд и поедания их.



Мне было восемнадцать лет. Я не думал о неправильном устройстве мира. Я принимал этот мир как должное, без внутреннего несогласия.

Мне было хорошо и весело.

+++

Вова любил апельсины. Он жрал их за рулём, очищая зубами и выплёвывая кожуру и зёрнышки на пол, сок тёк по морде и рукам, Вова любил апельсины. Вова вообще опрятностью не блистал, он был свином, часто и в поступках. А тогда тем более, год плотного употребления героина ускорил процесс деградации. Порода людей такая – всеядные кайфоманы. И я был таким.

Началось всё, наверное, давно, и через годы, убеждённый травокур, убеждённый отрицатель для себя внутривенной наркомании, я встретил Саню.

Саня ехал домой, из большого города в глухомань, по срочному вызову старшего брата, прознавшего о саниной наркозависимости. Санина семья дружила с вовиной, поэтому Саня остановился у Вовы. Он вынул из кармана бутылёк из-под витаминов Ревит, почти полный героина, и сказал, что никуда не поедет, пока не кончится порошок, и мы должны ему помочь в уничтожении зелья. Потому что ехать с этим домой он не может, это самоубийство. Ну и чего не нюхнуть, это же не уколоться. Продукт был качественным, Плейстейшен не выключался вообще, мы помогали товарищу.

В течение следующих лет Саня ещё не раз присаживался на иглу, брат сдавал его в клиники, откуда тот дважды сбегал (они там сумасшедшие, говорит, зарядку заставляли делать, обливаться холодной водой и песни петь). Потом ему сделали операцию, просверлили коловоротом череп в двух точках надо лбом, что-то там исправили, сказали мол ни тянуть к наркотикам, ни, в случае употребления, переть – не будет. После процедуры Саня проснулся, позвонил барыге, получил через форточку передачу, укололся. Обманули, говорит, прёт как и пёрло.

Саня уехал, а опыт остался.

Так я и жил, частенько пихая в нос порошок разного качества и разных оттенков. Пока не подумал, а почему бы не уколоться. Подумал – сделал. Вмазался, сверху курнул, и стоял лунной ночью перед лежащей на земле трубой метрового диаметра, задумчиво говоря в неё – Уууу-Уууу, и слушая ответные вибрации космоса.

+++

Дистанции стадии степени…
Извините, вы не подскажете?
Что, опять потерялся?
Ну да, заблудился.
Нет, ты не заблудился, ты именно потерялся. Теряешься, находишься, опять теряешься. Да потому что и не находишься. И не найдёшься. Так ты потеряйся совсем уже. Навсегда. А чё мозги-то ебать себе и людям. Давай, чего ты.

Индикатор слова реакция.
Изменения состояний обмен клеток на кубики
Грибные дожди кислотные испарения времени
Растворение радужной оболочки
Цветочки.

+++

Вот ситуация, тебе нельзя жрать апельсины. Нельзя вообще, ни одного. Потому что когда-то раньше ты так жрал апельсины, ты обжирался ими, тебе было от них плохо, было очень плохо, но ты всё равно жрал апельсины, жрал и жрал, жрал апельсины. Это ужасно, быть зависимым от апельсинов.

Поэтому от тебя ушла жена, сбежала в другой город на другом краю страны, забрав маленькую дочь. Ты жрал апельсины ещё несколько дней, потом сел в кресло перед выключенным телевизором и завыл. Тебе никогда раньше не было так плохо. Твой мир перевернулся, мозг сломался, душа, душа. Что душа. Душа. Ладно.

Твои мысли и чувства метались, ты не знал, просто не знал, что делать дальше, что делать в следующую секунду, сожрать пару апельсинов – но ты уже убедился что это не лечит, бежать догонять семью – но куда, куда, тупо ехать в другой регион и там сдохнуть в поисках её, сдохнуть от апельсинов, так можно и здесь сдохнуть от апельсинов. Точно. Так и надо сделать, подумал ты, это всё решит. Ты взял столько апельсинов, чтобы, сожрав их все, сдохнуть наверняка. И сожрал.

Но почему-то не сдох. Тебя подвёл твой собственный организм, он переварил все эти апельсины, и, очнувшись, ты. Тебе было очень плохо, просто пиздец как плохо. Когда ты смог встать на ноги, вжав голову в плечи, потому что любое движение отдавалось в ней взрывом боли, ты отправился в магазин, скрюченным абсурдным существом, которое чуть приоткрывало глаза, ровно настолько чтобы не потерять тело в окружающем пространстве, взял в магазине литр водки, вернулся и стал пить её, жадно, большими глотками, веря, что она поможет. Она помогла, скоро ты уснул.

Ты бухал две недели, блевал, дристал, бухал и бухал, выходя только до магазина и обратно, стараясь делать это по ночам, никому не открывая дверь, бухал, смотрел на Их фотографии плакал и бухал, раз за разом перематывал видеокассету фильма РеквиемПоМечте и бухал, долго, пока организм не отказался пить дальше.

Потом было страшно. Было очень и очень страшно, страшно долго, страх хотел сожрать тебя, чтобы ты стал его рабом, но ты выдержал.

Потом ты вышел на улицу, к людям. Стал работать, разговаривать с людьми, отвечать на вопросы, люди ведь любят задавать вопросы другим людям, зная, что тем плохо и почему плохо. Стал не отвечать на вопросы. Устал, от людей, от себя, стал бухать, опять заперся дома и бухал, пока опять не стало страшно.

Пистолет был однозарядный, переделка слесаря-недоучки. Ты встал с кровати, с когда-то вашей кровати, взял пистолет, подошёл к зеркалу, приставил пистолет под подбородок, глядя в зеркало примерился, куда направлен выстрел, и выстрелил. Ты выстрелил, а пистолет щёлкнул и не выстрелил. Ты пошёл, сел в кресло, и долго сидел, недвижно, не моргая.

Потом ты вышел на улицу и пошёл к людям за помощью. Люди помогли тебе, вскоре ты находился в избушке в глубине зимнего леса, и ближайшая деляна была километрах в двадцати-двадцати двух. У тебя было ружьё, табак, литр спирта и другие продукты. В лесу было хорошо, там не было людей. Спирт ты почти не пил, тебе было хорошо и без спирта.

Но однажды ночью тебе опять стало страшно, не из-за спирта, просто вдруг тебе стало страшно ночью. Ты начал разговаривать с этим страхом, слыша его многоголосье, начал делить голоса на сущности, но потом понял, что не надо их делить, иначе заблудишься в них, потеряешься и станешь одним из них, этот страх и эти сущности есть ты, всё это в тебе и из тебя, ты сам поселил в себе это когда-то, пожирая апельсины и запивая водкой. Осознав, стал бороться, и победил.

И в лесу стало совсем хорошо. Ты перестал следить за временем, оно было тебе не нужно, ты сам был своим временем.

Потом люди забрали тебя из леса. Они дали тебе работу, ты работал, работал, тебе было хорошо и светло, ты был силён.

Потом тебе стало не хватать денег. Казалось бы, обычное дело, но ты ведь помнил, что раньше, когда-то, денег было больше. Ты молчал и работал, работал, но мысль материальна, и вот.

И вот ситуация, тебе, которому нельзя жрать апельсины, нельзя вообще, ни одного, потому что ты помнишь, чувствуешь, как это было, тебе предлагают поехать далеко, в тёплые края, где повсюду апельсиновые плантации, и привезти оттуда много апельсинов. Ты знаешь, что ты ответил этому человеку, человеку, которому верил и доверял во всём.

+++

Сказала мать бывает всё сынок
Быть может ты устанешь от дорог

Я ей ответил не волнуйся мам
Твой сын как прежде тот же наркоман.

Последние две строки заменялись на мычание, многократное повторение куплета, тупая абстинентная мантра. Что я здесь делаю. Работаю, да. И схожу с ума, или уже сошёл.

Командировка, быстрый и качественный электромонтаж строящегося здания аэропорта. Поэтому я здесь, мы трое отправлены первыми, позже прибудут остальные. Что ж мне так повезло зло, нарваться и нарвать, две посевные грядки мака, вдвоём мы ели его две недели, потом мыли всё что можно было смыть, потом откуда ни возьмись три грамма пороха низкого качества, съели за три дня, больше найти не удалось, перебои с поставками, и на следующий день я оказался здесь. Я, младший товарищ Юра и старший товарищ Дима. Не бухал семь месяцев, а тут организм ослаблен, мозг работает в дурном режиме, контроля нет никакого, ну вот, начал с баночки пива и до отключения, на следующее утро продолжил, на следующее утро продолжил, на следующее утро продолжил.

На следующее утро был вынужден признать, что дальше будет хуже. Поэтому в сараеподобном магазине купил не алкоголь, а питьевой йогурт, кефир, минералку, банку печени трески, бананы, бульонные кубики и ещё всякую дрянь, которую пожелал купить воспалённый разум. Мой воспалённый разум. Возвращаясь через пустырь на объект, выпил йогурт, после чего пал на землю и долго жестоко блевал никотином, мычал и плакал. Встал, вытер слёзы и сопли, отнёс пакет на стройку, и пошёл.

Я знал, что в этом населённом пункте у меня есть знакомые, нужно было их найти. Искал, нашёл. Добрые отзывчивые люди, я растёкся по креслу блаженно вмазанный и снабжённый готовым зельем ещё на раз. Жизнь продолжалась.

Начал добросовестно трудиться, до позднего вечера, бессонная ночь, уколотый день в труде, бессонная ночь, визит к отзывчивым людям, уколотый день в труде, бессонная ночь. И вот, я работаю и схожу с ума, или уже сошёл. Слух обострился до невероятности, открылось чтение мыслей и понимание нерусских языков, речью которых был наполнен эфир стройки. С верхнего этажа слышно обсуждение того, как достала моя мантра, что я мол явно наркоман, под окнами начальство объекта обсуждает проблему наркомании мол проклятые нарки лазают по огородам и наверняка здесь на стройке есть наркоманы предположительно из молодёжи значит тот тот и возможно тот, в перечне я, да вторит голос этот точно нарк у него глаза бешенные, в коридоре какое-то интернациональное сборище обсуждает проблему спида и наркомании, так же слышны голоса, говорящие какой я негодяй и подлец его товарищи работают а он бухал неделю да ещё и наркоман походу, голос накладывается на голос, образуя хор настроенный против меня.

Я присел и закрыл уши ладонями, часть голосов пропала, но осталось очень много, сделал вывод что голоса суть мой бред, посталконаркопсихоз, и надо его стойко переносить, продолжил работать, но они мне мешали, они сбивали меня с мысли, наводили на меня панику что это не пройдёт, это навсегда, мне было трудно.

Я вышел в коридор, в холле сидела толпа строителей, они курили и беседовали, почему моё появление вызвало паузу, почему они прячут глаза. И меня понесло. Я говорил громко и убедительно, все были виноваты, нефиг тут сидеть и базарить, я всё слышал, вот ты сказал это, а ты это, понесло. Закончил речь, плюнул на пол и пошёл работать. Прибежал Юра, что мол случилось, объяснил ему своё видение ситуации, читая в глазах сомнение.

Визит к отзывчивым людям, бессонная ночь, уколотое утро, приезд шефа, работа. И тут меня начало подрывать вообще серьёзно. Неуёмное желание выключить голоса молотком, передвигаясь по стройке, ждал неверного взгляда, неосторожного слова. Поделился мыслями с Юрой. Он посоветовал пойти и лечь спать, шефу мол объясним, лёг, но спать не смог.

Встал, пошёл в магазин, купил бутылку водки, выпил граммов двести, голоса немного успокоились, продолжил работать. Подошёл шеф, алкаш со стажем в завязке несколько лет. Чё, говорит, белка пришла. Типа того, говорю, рвёт меня напрочь, добром не кончится. Езжай завтра домой, отойдёшь, позвонишь Володе, в городе поработаешь, говорит. Хорошо, говорю, извини, Саныч, виноват перед тобой. Да ладно, говорит, забудь.

Ранняя ракета несла моё тело домой, домой скорее домой.

+++

Там живёт эхо. Эхо разных голосов из разных точек времени жизни. Голоса движутся, отражаются от стен ёмкости, сталкиваются, меняют направления и скорость, рисуя нелепые узоры.

Тили-бом загорелся кошкин дом.

В синем небе плавают чёрные кошки. Люди кричат им — кис-кис — пытаясь заманить в Кошкин Дом и сжечь там, но они хитры и зловещи. Плывут и улыбаются, нагло и презрительно, и мяукают так отвратительно, что весь мир, и даже полярники Арктики и Антарктики, пьёт водку, жрёт колёса, вдыхает порошки и дымы, измождённый неумолкающим ни днём, ни ночью мяуканьем. И только я один спокоен, лежу на плоской солнечной крыше, закинув ногу на ногу, подложив руки под голову, смотрю в синее небо с чёрными пятнами кошек и, улыбаясь, наслаждаюсь днём солнечным кошачьим пением, довольный, потому что все они, эти самые кошки — мои.

На, держи, добьёте. Монгол из раскрытого окна первого этажа протянул мне недокуренную папиросу. Потом мы зачерпнули литр браги из фляги в кладовке у Димоновских предков. И вот я сижу на краю крыши недостроенной девятки на краю города, свесив вниз ноги, смотрю в степь, в небо, вниз, в пространство, и тонко ощущаю грань между жизнью и смертью своего организма, вместе с тем зная, что я — безсмертен. Потому что ветер несёт мне в лицо запах пыльно-зелёной степи, потому что саманные хибары внизу скоро разрушат зодчие, потому что я слышу это мерное Вечное Бом, Бом, частью которого являюсь. И кажется так просто оторваться от края крыши, чтобы за один миг прожить сотню жизней и не умереть. Но нет, нельзя. Потому что

Я полез. Это говорю я. Мне нужно залезть на трубу котельной и куском сварочного электрода выцарапать там на вершине себя, рядом с теми, кто сделал это раньше. Так надо.

Гвозди нужны? Два солдата с неожиданным вопросом. Чё, говорю, сынки, Родину продаёте? Гвозди купил, гвозди нужны.

А что если. А не, не надо.

Где-где в Караганде. Ну это вы сами знаете.

Ну кто бы мог подумать?! Все могли подумать. Так почему же никто не подумал?! Какие хy*вые люди.

А как здорово было в детстве орать с балкона четвёртого этажа. Просто орать звуки Миру. Сейчас же, идя по улице, не то что орать, говорить не хочется. Так, чтобы из тебя в мир людей вообще информации не поступало. Кроме той, что они уже знают или читают по тебе.

А эхо. Ну живёт, да. И голоса, движутся. Можно только их и слушать, не отвлекаясь. Эфир.

Киянкой в лобешник закатать. Устойчивое словосочетание учителя труда. Жестяные спичечные коробки. Монетки, раскатанные под составами на железной дороге. Монетку можно выхватывать во время движения поезда. Так надо.

Ну рассказывай. Утром пошёл в школу, потом ничего не помню, очнулся здесь, в больнице. А вот твой друг говорит, что. Ничего не знаю, ничего не помню, у меня болит голова. Прикольной дрянью болезнь Паркинсона лечат. Или не лечат, а наоборот. Если не один, то главное не вестись на чужой глюк, не верить, не участвовать. И уж тем более не становиться его частью. Или вовсе порождением чужого глюка. А вот что этот мир, как не коллективный глюк его обитателей.

Алё-алё, пойдём на рынок китайцев бить. Это не китайцы, это вьетнамцы.

Журнал на немецком языке. Надо выбрать статью и перевести. Пьеса Арбузова на немецком, и сразу следом оригинал на русском. Переписал русский текст своими словами и пошёл отвечать. Эта старая жаба опешила от такой тупой наглости. Обучение окончено. Встречай, завод.

Ты зачем Петруху покалечил? Не помню. Наверное, он был неправ. Менты выяснят, кто там прав. Ты иди в дурку проверься, а то у тебя походу вот отсюда часть мозга вытекла. Серьёзно, без обид, давно сказать хотели.

Капуста, Капуста! Орёт санитар, развалившись на диване в коридоре отделения. Двухметровый деградант Капуста. Танцуй, Капуста. Эх, яблочко. Капуста танцует и поёт за сигарету. Нарки лечатся по направлению от военкомата, санитары проносят им ханку. Я приношу психам чай и курево. У Курского вокзала стою я молодой, поёт Капуста. Я — здоров. Это просто остаточные явления. Извини, Петруха.

Нет, гул холодильника это не Бом Бом Вечности. А героиновый кумар или алкогольная абстиненция это не очищение, нет. С самого рождения только и делаешь, что очищаешься.

Ты сейчас слышишь звуки мира людей? Это всё вибрации грязи. А Мир — чист и прекрасен.

Братан, налей ведро соляры.

Спасибо.

+++

Люди спали, люди пытались увидеть новые сны. Пространство содрогалось от топота небесных коней. Вибрации времени незаметны, потому что привычны. Люди измеряли время часами, но время никогда не было часами. Люди измеряли часами свои жизни. В такой-то час ты живёшь там и так. Как ты живёшь — хорошо или плохо? Люди измеряли свои жизни словами, измеряли словами себя, стараясь соответствовать. Ты соответствуешь?

Был зимний солнечный день. Я выключил телефон, взял пса и пошёл в лес. Мы шли, и нам было хорошо. Мы вышли на след снегохода и шли по нему. Через некоторое время я вспомнил, что не закрыл форточку на кухне. Это меня обеспокоило, но я утешил себя словами и прикинул приблизительный маршрут, достаточный по расстояниям для прогулки.

Расстояния. Тик-так скрипело большое дерево. Сквозь деревья двигалось солнце. В вымерзшей малой речке спали в анабиозе души мальков. Неслышно высоко летел самолёт, оставляя за собой прямые линии лыжни. Мы шли и нам было хорошо. Неслышно высоко ветер плавно сносил самолётную лыжню, заметал её края небом.

Мы вышли к обрыву. Внизу справа был лес, за ним большая река, туда уходило солнце. Внизу прямо был карьер. Люди забирали из земли плитняк для строительных нужд, взамен щедро возвращая строительный мусор и другие отходы жизнедеятельности. Снег скрывал нутро карьера, но я знал, что вон там лежит смятый кузов бывшего автомобиля, и там то же, и вообще знал что в карьере много человеческого мусора.

За карьером было небольшое замёрзшее болото, за ним лес, а за лесом город. Я смотрел на город и знал, что совсем не хочу туда возвращаться. Вспомнил про незакрытую форточку.

Мы шли, слева было замёрзшее болото, справа большой пустырь. Раньше на этом пустыре была ферма, коровник. Посреди торчали останки ёмкости, в которой раньше была вода. Шли по бывшей дороге, по которой раньше люди возили корма коровам и молоко другим людям. Мы шли по останкам бывшего моста через малую реку.

Мы пришли в город. Пришли домой, я включил телефон. Пропущенные вызовы. Люди звонили мне из города по каким-то городским делам. Всему своё время. Время принять вызов, и время пропустить его.

Сейчас ночь, потому что темно. Звуки из комнаты сына заставили меня встать и проверить, что там. Оказалось, что пацан встал, оделся и уже начал играть в каких-то трансформеров. Он решил, что уже утро, потому что проснулся.

Как ты живёшь — хорошо или плохо?

Ты — соответствуешь?

+++

Николай был должен мне за небольшую работу небольшую сумму денег, вместо денег предложил забрать вагончик. Вагончик этот я уже видел, но поехал осмотреть ещё раз. Вагончик – сварная конструкция на телеге обшитая профлистом снаружи, утеплённая урсой и двп изнутри, два окна, одна дверь. Стоял он на территории одного фермерского хозяйства, в черте города, в укромном месте. В вагончике жил Заяц.

Николай занимается разными делами, связанными с лесом, техникой и нефтепродуктами. Для работ ему нужны люди, которых он находит среди населения окрестных безденежных деревень и среди бродяг.

Бродяги, часто бездомные, часто беспаспортные личности, многие из братских республик. Кто не опускается совсем на дно, кто умеет работать, находят себе место у таких как Николай. Кто потолковей, да с навыками какими, строят что-нибудь, на пилорамах работают, технику убитую на ноги ставят, лес валят. Другие живут при гаражах, складах, базах, топят печи, дрова колют-пилят, ворота открывают-закрывают, снег чистят – ну это те, кому ничего сложнее доверить нельзя. Я раз взял с собой Зайца этого в помощники, светлой ночью забрать с охраняемой территории железяку, нужную мне в хозяйстве, идём по территории, говорю – сейчас подходим, забираем и уходим – подошли, я присел, свой край поднимаю, а Заяц свой край не поднимает, я оборачиваюсь, а он верхонки надевает, придурок.

Вот приютит хозяин такого бедолагу, койку в гараже выделит, кормёжкой обеспечит за работу всякую, пообещает с документами помочь, пообещает потом денег дать, когда документы будут готовы и человек поедет на свою далёкую родину к старушке матери. Так и живёт человек, не нужный никому, кроме своего хозяина и старушки матери, которая уже пять лет как померла, а он об этом и не знает.

Иногда Николай отправлял Зайца в лес, на деляну. В бригаде Заяц был огрёбщиком, профессия такая. Тот, кто постоянно огребается, если что не так. Шутка, с долей правды.

Так вот, подъезжаю к вагончику. Рядом под навесом стоит стол, за столом сидят татарин Равиль и башкир Наиль, невесёлые, хмурые даже, на столе полбутылки водки. И сообщают они мне, что вчера вечером и ночью бухали здесь они, Заяц и ещё пять человек из Колиной бригады, бухали, а потом Заяц повздорил с Макароном, и Макарон Зайцу нож в бок воткнул и сбежал. И что Заяц сейчас лежит в вагончике, живой, и даже стопец накатил недавно. Коле они не позвонили, потому что у них телефона нет, к Коле домой не пошли, потому что нажрались вчера сильно, проснулись недавно, и вот сейчас надо опохмелиться, а потом уже да, что-то надо делать. Короче, говорю, Зайца грузим ко мне в машину, я везу вас поближе к больнице, где-то в тихом месте высаживаю и уезжаю, а вы заводите Зайца в приёмный покой, там сразу на первом этаже, молча кладёте на кушетку, молча уходите и идёте к Коле в гараж, так сказал.

Выходил из вагончика Заяц самостоятельно, ещё и выпил напоследок. Увёз я их.

Потом поехал к Николаю и рассказал об этих событиях. Мы дождались монголоидов, Коля их обругал всякими словами, потом поехали в вагончик, они оттуда всё вычистили, потом Наиль с Равилем починили колесо на телеге вагончика, потом Коля вызвал большую машину и мы утянули вагончик туда, куда я сказал.

Через несколько дней, приготовив всё необходимое для ремонта вагончика, я привёз двоих в меру ответственных бродяг, которые за три дня сделали то, что требовалось. Рассчитался я с ними большей частью продуктами, немножко просроченными пельменями, котлетами и мантами, которые за умеренную плату забрал с одного склада, а вагончик продал.

А Заяц помер в больнице в тот день, когда мы его туда доставили. На краю кладбища много деревянных крестов в глинистых лужах торчат, многие безымянные. Где-то там и его крест.

+++

Ты знаешь, сколько планет в Солнечной системе?
Знаю, говорит, восемь.
Разве восемь? Я думал, что девять.
Восемь : Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун.
Хм. А Плутон?
Плутон? Там не написано такого.

Смотрим. Нет Плутона. Детская энциклопедия с обнадёживающим названием «Всё, что тебе нужно знать», год 2008.

Ну-ка, посмотрим, что в другой книжке сказано, принеси, где она.
Со скелетом?
Да, со скелетом.

Название тоже сильное, «Всё обо всем», год 2008. На обложке улыбающийся человеческий скелет в гимнастической позе. Читаем : ..и самый маленький Плутон, который всё ещё считается планетой, хотя о нём известно слишком мало.

Что-то тут нечисто.

Заглядываем в Википедию, видим. С 1930 года Плутон считался девятой планетой Солнечной системы. В 2006 году выяснилось, что Плутон не соответствует определению планеты.

К чему говорю. Точно не знаю. Но что-то тут не так.

+++

Это город скульптур из чёрного снега. Они передвигаются. Глядя на них, я не могу понять, сами они движутся, или кто-то движет ими.

Тебе знаком вкус человеческой души? Помнишь ли ты его?

У меня в глазах дым, у меня в голове стекловата. Сны города проникают в приоткрытую форточку, стелются по полу плотными вязкими слоями. Я сижу на кухне и наблюдаю, как она заполняется чужими снами. Становится трудно дышать. Нельзя допустить, чтобы они выползли из кухни, иначе они отравят сны моего дома. Я открываю кран, вода притягивает их и уносит. Я смотрю на течение чужих снов от форточки к воде, пытаюсь найти в них что-то интересное. Ничего. Ил человеческих душ.

Помню, раньше у меня были жабры. Помню, как разучился ими дышать. Не знаю, куда они исчезли. Человек — идеальное существо.

Слышно, как на улице дерутся человеческие организмы. Голосов несколько, они кричат и хрипят. Они близко, но если я посмотрю в окно, то увижу только забор и ночь. Завтра утром, выйдя из дома, увижу на снегу человеческую кровь. Почти каждый день я вижу на снегу человеческую кровь.

Говорят, что это место — круглая планета Земля. Если я включу интернет, то увижу множества букв, которые пишут люди в разных местах Земли. Наверное, их пишут люди. Я пытаюсь найти в этих буквах что-то интересное. Не новости, нет. Найти человека, его душу. Иногда, редко, мне это удаётся.

Тебе знаком вкус человеческой души? Ты когда-нибудь ел свою душу? Обжигая гортань ядом, выблёвывая чёрную зловонную слизь. Оставляя лучшее себе.

+++

Из чего состоит время?

Когда я был маленьким, то складывал время из специальных кубиков:

В.
Р.
Е.
М.
Я.

Потом поделилось на уроки и перемены.

Потом время вновь стало кубиками, но другими, разбитыми на точки. Три точки, полкуба, два куба – в зависимости от качества.

Потом я оказался взаперти. И, пока звёздные люди решали, как распорядиться моим временем, иногда спрашивая меня об этом, оно замерло, в ожидании. Я просыпался, испражнялся, ел, спал, просыпался, испражнялся, спал – а время не двигалось.

Потом моё время освободили, и оно навалилось на меня, спеша наверстать упущенное. Оно вертелось с немыслимой скоростью, вращая меня вместе с собой. Я не могу определить его составляющие в тот период.

Потом время стало бензином. Оно лилось от заправки до заправки.

Потом я заключил его в пластиковую пятилитровку из-под моторного масла Шелл. Машина стояла на барже, баржу тянул СК, течение реки ускоряло движение, но время не двигалось, оно всё было в канистре.

Канистру времени я обменял на деньги. Время стало деньгами.

Потом оно снова превратилось в кубики и точки.

Потом время опять стало деньгами, но я научился выключать его с помощью специальной жидкости. Это было циклично.

Циклы прекратились после одного особо серьёзного прозрения, ужасающего до сих пор. Я понял, что так распоряжаться временем нельзя, иначе оно выключится навсегда.

Из чего состоит моё время сейчас? – спрашиваю я себя.

И ухожу от ответа.

+++

–>   Отзывы (3)

Мир.
03-Aug-15 19:25
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

К нему подошли, представились и говорят:
Здравствуйте, отче, мы очень устали в дороге.
Нам бы лопаты и пойло – нарежем ягнят,
Выроем норы и станем вполне себе боги.

К нему привели, поставили. Те говорят:
Здравствуй, отец, твою мать, мы устали от пыток.
Дай нам лопаты и пойла – сегодня в закат
Выроем норы, отбросим рога и копыта.

К нему прилетел, уставился и говорит:
Слушай сюда, старый хрыч. Я устал от людишек.
Дай мне лопату и пойло – меня веселит
Копка могил, удушение чистых малышек.

+++
Проснулся к обеду. Вышел на двор, кликнул челядь:
Чада мои, вашу мать, я устал в вас верить.
Теперь ухожу, оставляя вам спички и разум –
Когда победит человек, сожжёте всё разом.


–>   Отзывы (6)

Нагавногу
25-Jul-15 20:29
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

Чистый четверг. Ангелы моют ноги.
Пахнет ногами дождь, праздник ступает в мир.
Земли соседей засеяны минами. Многим
Праздновать жизнь без ног. Тем, и другим.

Здесь не родится хлеб – те продадут.
Те голодают – им поднимают цену.
Всхожесть колоссов одна: нога там, ногатут.
Головы падших царей украшают стены.

Песни разбитых армий взаимных действий
Учат любить людей и топтать врага.
– Трудно быть богом с людьми в родстве и соседстве?
– Быть человеком хуже, – сказала нога.


–>

Край.
16-Jun-15 23:24
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

Каждую ночь темно, каждый день ветра.
Правильный вдох, не менее правильный выдох.
Катится детский мяч по траве двора,
Крутится взрослый мир в мире проб. Ошибок
Трудные дети выросли в сложных людей.
Каждую ночь – спи. Каждый день – злей.

Ему не хватило хлеба и рыбы. Он
Шёл по кривой, срезая иглой углы
Веры и правды. Город рожал бетон,
Город рождал людей, заполняя рвы
Новых жилищ. Счастье меняло лик.
Каждую ночь так. Каждый день – тик.

Нервы и нормы. Ему не хватало дня
Выспаться к ночи, высыпать в землю соль,
Выйти из рамы окна в реку города для
Поиска дна себя. Проплывая вдоль,
Уплывая вдаль, расплывались вширь
Каждую ночь зло, каждый день мир.

Дважды вода – вода, дважды два – повтор.
Мирное небо, минное поле – среда.
Мерно жующее стадо пасёт живодёр.
Пробуя перья, падает тень из гнезда.
Синее племя любит себя и еду.
Помню каждую жизнь. Каждый день – живу.



–>   Отзывы (7)

Плоскость Сферы.
04-May-15 23:23
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


Контроль за качеством произносимых фраз –
Всё взвешено и подано на блюде.

Хирурга, что кого-то недоспас,
Сегодня растерзают злые люди…

В бумаге тонут сотни умных тем
Что их молчание не золото, а проза
Для пленника декартовых систем
Гипербола – естественная поза.
Земля плоска, как голова евклида,
Спит лобачевский, пухом ему сфера,
Остатки homo sapiens, как вида,
Утилизируют на благо новой эры
Борцы с умом форматом кроссвордиста,
Аршином общим под одну гребёнку
Стригут и рубят головы так чисто,
Меняют содержание так тонко,
Что не спасут ни травки, ни грибочки,
Ни торжество ножа – лоботомия,
На медицине можно ставить точку,
И красный крест хирургу на могиле,
(Он говорил – я сделал всё что мог!)
Судите люди, да судимы будьте,
Но узел многотысячных дорог
Пусть никогда не станет перепутьем
Тому кто знает и не рассуждает,
Тому кто верит и не усомнится –
Солёный снег на ранах не растает,
Кровавый дождь из глаз не просочится.

+++

Как ошибался гойя, ведь не сон,
А игры разума чудовищ порождают,
Вот и сейчас – гляжу на небосклон,
Где сальвадоровы кузнечики летают,
Вдали видна багровая десница,
Детсадовская манка льётся вниз,
Проказник фаэтон на колеснице,
Ворота, старый пётр, проверка виз,
И я,
На крыше вавилонской башни,
Сбежал от нечленораздельного мычанья,
То ли говно у них во рту, а то ли каша,
Которую полюбят англичане.
Что в вымени твоём, скажи, блудница,
Рубил бы сук на составные части,
Где твои пасынки, великая волчица,
Какой стране несут войну и счастье
Быть подданным империи великой
И, чтя юпитера, в натуре быть быком,
Одним из многих в стаде многоликом,
Пришибленных одним большим совком
Большой медведицы по умному затылку,
И чем сильней удар, тем дальше влез
В общественную винную бутылку.-
Я умер летом,
Осенью воскрес
Туманным утром на больничной койке.
Глядел в окно и думал, что я мыслю.
Жилищ многоэтажные помойки
Врастали в твердь, что называют высью.
Какая башня, к чёрту вавилон,
Где был не помню, не пойму где есть,
И я не я, и явь не явь, и сон не сон..
Окно, кровать,
Палата номер шесть…

+++

Ура, измена!
Плохиши
Взрывают жёлтые патроны,
На зодиаке анаши
Пасутся дойные коровы,
Из отпечатков их копыт
Сочится сома – млечный путь, –
Испив, усталый следопыт
Прилёг на землю отдохнуть…
Измена – время перемен,
Переворот, и вновь песок
Струится меж стеклянных стен
Из колбы в колбу.
Молоток
Достал из левого кармана –
Удар, ещё, и время в пыль.
Теперь по весу, без обмана
Пусть покупают себе быль
Взамен истории…
Измена.
Менять себя на порошок,
Бежать и думать, что из плена
Открыта дверь, на три – прыжок,
Изрезан парашют – о горе!
И в нём зияет не дыра –
Три буквы, будто на заборе,
И восклицательный – УРА!
Ура…
Измена…
Изменяться
С карандашом в руке, как Тот,
К кому приходит поклоняться
Древнеегипетский народ,
Он зооморфен, а точнее
Антропос орнитоцефал,
Когда-то, выйдя из шинели,
В начале слово он сказал
И трижды повторил – учиться,
Обману, счёту и войне,
И умер. да. такая птица,
Гореть всегда, гореть везде…
Измена.
Ночь сменило утро.
Проснулся странник-следопыт,
Взглянул на ложе своё мудро,
И вдаль ушёл, под шум копыт…

+++

Меняя жизнь не к лучшему на деньги,
На зеркале посеял и пожал
Я душу той, что холоднее сельди,
Чей хвост животрепещуще дрожал
Ещё вчера,
До рыболовной сети.
На карте – точки маковых полей,
Резвятся комбайнёры, а их дети
Ещё вчера учились нюхать клей,
Сегодня собирают урожай.
Я – на стене, не шведской, не китайской,
Залез сюда с тоски, и мне не жаль
Внизу оставить прошлое.
Вот райский
Привиделся мне сад.
Я – садовод,
Ценитель винограда, конопли,
Медовых берегов и млечных вод,
Брожу, спокоен и нетороплив.
Грядет страда уборки, жатвы, пробы
Плодов пера, вина, труда и пота.
Адам зовёт принять у евы роды -
Я не пойду.
Не хочется мне что-то
С утра глядеть на человечье племя -
Испортить настроение на день.
А ну их к змию.
Лягу под деревья
И погружусь в заслуженную лень.

+++
2003


–>

Погода.
03-May-15 18:43
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


Время прямой наводкою пить рассвет.
Город ровняет сети, усвоив пищу,
Пишет тебе проклятия: Выхода нет,
Здесь ты чужой, а там за стеклом ты лишний.

Хмурое утро в атаке на грязный бетон,
Бой безнадёжно проигран, грязь безупречна.
Мечутся люди по миру собак и ворон,
Согнуты спины, но гордо расправлены плечи.

...Потому что нельзя календарь утопить в вине,
Облетая листами истин стремиться к нулю,
Изводиться на нет, ожидая погод извне,
И молчать своему отражению - Застрелю.

...Потому что стоять - утонуть, говорить - солгать,
Обрубать провода, что мешают листве расти.
Люди - капли дождя, отражаться в них, помня мать,
И врагу напоследок - Мы одной крови, прости...


–>   Отзывы (3)

Вокзал.
10-Mar-15 21:44
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


Жалею нервы, но рву остатки
Моё - не суйся, ходи краями
Кому веселье, кому припадки
Кому весны ждать в сугроба яме

Ума палата - латаю стены
В бутылке воли - осадок веры
Досады волны взбивают пену
Не пей - подохнешь, возможно первым

Снежок искрится, мирок кривится
Душа моя не в ладах с рассудком.
И мне уже далеко за тридцать.
И в отражении кто-то жуткий.

+++

Глазами видишь - да зуб за зуб,
Разбой - баланда, не жди добра,
Рождённый ползать в утробах труб
Стремится к центру взамен ядра.

Дровами мыслей топить село,
Утопших - за борт - бродить по дну,
Нужнее слова порой весло -
Пахать надбровную целину.

Лишённый сна из-за тяжких снов
Скребёт косой мне по скулам снег,
Стекает, плавясь в замес стихов,
Стихает. Время продолжить бег.

–>   Отзывы (5)

Остров.
16-Jul-14 19:25
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


Ветер выдувал море из стекла мозга.
Рыбные места берега костей лобных.
Незачем спешить к тем, кому уже поздно.
Некому сказать то, что никому. Орды
Серого песка ветер подымал в бури.
Засыпал во мгле рыбой неживой берег.
Некогда читать ценник на чужой шкуре.
Нечем удивить бога, что в людей верит.


–>

Лето.
09-Jan-14 00:43
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

У меня через шаг то дымы, то бинты, то вендетта.
Not to be? – Не беда.
Но теперь я обязан тебе.
Ты мне даришь для жизни своё уходящее лето,
Я пашу побережье, килем гремя при ходьбе.

У меня две руки и психоз — у тебя два диплома,
Унавоженный быт – мы питаем его, он ест нас,
Устаканенный рай, край кровати, уютная кома,
Симбиоз плодоносит.
На кухне цветком горит газ.


–>   Отзывы (2)

Сон.
20-Mar-13 18:25
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


Доктор сказал мне :
"Бойся инъекций,
Тех, что приносит сестра милосердно,
Чувствуй, как дома любящим сердцем
Ждут тебя, ждут тебя неимоверно.
Слушай, как ветер хлопочет на крыше,
Шепчутся тени в углах параллелей,
Но не сходи с ума, слышишь. Ты слышишь -
Дети смеются тебе, там, в апреле.
Сон исцеляет от тягостных мыслей,
Спи, да хранит тебя Бог человечий,
И помолись за далёких, но близких" -
Так мне запомнились ангела речи.



–>

Неделя.
12-Jan-13 14:54
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Сибирский лёд, свирепый люд,
На блюде дня дела и доли.
Я покидаю сна уют,
Опять межгород, клетки поля.

Рассвет, застигнутый врасплох,
Ползёт позёмкою по трассе,
Бросая стаи снежных блох
В глаза автобусу. В запасе

Ходов проссчитанных едва
Хватает, время делит квоты.
Неизречённые слова,
Неразрешённые заботы.

Субботний вечер, путь домой,
Меня шатает от разъездов,
А между мною и тобой -

Бездна.











–>

пей за ж.
16-Dec-12 02:27
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая


Седьмое чувство. В городе болот
Глодает небо пёс земной юдоли.
Летят снежинки. Падает пилот
С трубы завода разума и воли.

Дымы, шумы. Железный календарь
Ворует жизни спиртом и деньгами.
Бетон течёт. Плодится божья тварь
С неисправимо плоскими мозгами.

А мне никак. Мне тупо похую,
Я вышел в свет с фонариком на каске.
Рисую мир. И в этот мир сую
Свои картины, смешивая краски.



–>   Отзывы (2)

поезд
14-Oct-12 00:01
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

Восточное время, неточные карты путей
По звёздному небу блуждают дымы и вороны
В моей голове бродят стаями тени людей
Ломают лопаты, копая могилы и схроны.

Охрипшее утро плевком на осенний асфальт
Вагоны, перроны, созвездия точек маршрута
Гудит перегонами рельсов усталая сталь
Теория струн в масштабе стакана цикуты.

По вехам обугленным числа дорожной судьбы
По векам уставшим печатью тревожные тени
Горит горизонт, перегонные рвутся кубы
Скрежещут лопаты, восток, неточное время.



–>   Отзывы (5)

Ходы.
15-Jul-12 10:48
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая



Днём с огнём в дугу – ночью глаз коли
Коли в раж вошёл – отражай беду
Не моли увязшего на мели
Не буди ослепшую в ночь вражду

Разговоры гроз градом бьют посев
Веселей дышать после слов под дых
Уходи без крена – кто прав кто лев –
На твоих весах много глаз слепых

Обрубил хвосты – не ломай рога
Не горит – не плюй, не горишь – не ссы
Всем усопшим – райской травы стога
Всем живущим – мера. Скрипят весы.



–>   Отзывы (2)

Жаба.
24-May-12 13:59
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая



Вот так. А вокруг бегут ускоряются частицы снежные,
В эту трубу кто ни дует – всё одинаково тромбами.
Где музыкант? И ведут его люди прилежные,
Сняли с креста, посадили на цепь, придавили колодами,
Играй давай, говорят.

Он в глаза им смотрит, ноты ищет, а там стаканы и вилки,
(То ли не так построили, то ли фундамент в пролежнях),
Хочет сказать, а нечем, зубы выбиты, язык выдран.
Эх, говорят, бестолковый, послал бог в наказание,
На, выпей хоть.

Так и жили.

Но труба забивается, тормозится течение.
Ток слабеет, а напряжение возрастает, вот такой парадокс.
Это статическое напряжение, частицы трутся, да без толку.
И разряжаются часто и в никуда попусту.

Это лягушка в банке,
Её спицей тычут, она лапкой дёргает, педаль крутит.
Одни говорят,
Прекрасная лягушка, великолепная банка.
Другие говорят,
Необходимо обновление организма, дайте мне спицу.
Да много кто чего говорит, как всегда.
Трутся без толку, болтают без умолку.

А сами все думают,
Да чтоб ты сдохла, мерзкая жаба,
Пожрать бы успеть.

Так и живут.



–>

Дорога.
30-Apr-12 11:35
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Проза


В возрасте трёх лет я ушёл из дома.
Бросил с балкона четвёртого этажа клубок пряжи, катушку лески, шарик от подшипника, и пошёл, куда глаза глядят.
Иногда по дну рек, иногда по поверхности вод, плавя пятками асфальт или не сминая трав, лесными тропами или сквозь стены городов, шёл.
Жил дома, ходил в детский сад, учился в школе, в ПТУ, в институте, работал на заводе, работал вне завода, не работал, заводил, разводил, разводился, бухал, кололся, зарывался, закрывался – и всё время шёл, параллельно, или внутри.

Реальность – это место, где тебе могут оторвать голову.
Реальность – это место, где ты можешь голову потерять.

Старший брат моего отца сапожник, младший – художник. Мой папа алкоголик.
Он был художник по жизни, творец миров и объектов внутри мира, в котором он был алкоголиком. Мир нашей семьи был стабильно нищ деньгами, предметами быта, продуктами питания, одеждой. Богат тараканами и мечтами.
Отец умел из ничего сделать нечто. Например, из стеклянных бутыльков и трубочек, используя газовую плиту и плоскогубцы, он быстро делал диковинную люстру, довольный собой и результатом быстро нёс её на близлежащий базарчик, и вскоре возвращался пьяный.
Из штапика и ватмана в считанные минуты он делал большой планер, который летел долго, плавно, через детский сад, в другой двор.
Однажды мы делали корабль. Бригантину. С парусами, бамбуковыми мачтами, нитяными вантами. Это была настоящая модель, белоснежная и прекрасная. Я хотел, чтобы корабль всегда стоял у нас дома, но отец сказал, что корабль должен плыть, идти к морю. Потому что это корабль, таково его предназначение.
И мы пошли на реку. На берегу вокруг нас сразу столпились пацаны, каждый из них хотел бы забрать корабль себе и унести домой. Отец посадил меня на шею, мы зашли поглубже, и я отпустил корабль. Быстрое течение, оно несло его вперёд и к середине реки, к морю.
Несколько пацанов пытались догнать корабль, не удалось. Мы очень радовались их неудаче, скакали на берегу и кричали: Плыви, плыви, кораблик, плыви скорее!

У отца я научился не устанавливать новогоднюю ёлку, а подвешивать к потолку. И так же умею из разрозненного хлама создавать цельный нужный предмет.

У него были усы и кудри. Иногда он работал в театре художником. Однажды вечером он закричал: Серёга, смотри, я усы себе оторвал! Он держал в руках усы, на лице усов не было. Я очень удивился. Потом он объяснил, что усы это грим из театра, а свои он сбрил, чтобы вот так пошутить.

Иногда он жил с нами, иногда нет.

Большую часть лета я всегда проводил в деревне у бабушки с дедушкой. Потом за мной приезжала мама и мы возвращались в город.
В то лето мама приехала очень толстая. Я закричал на вокзале: Мама, ты почему такая толстая? Потом в магазине она покупала всякие вещи, явно не мне, а я спрашивал: Кому это, это кому? Потом в городе мама ушла в роддом, а к папе пришли друзья. Папа и его друзья много и долго пили вино и водку. Пол был очень грязным. Потом мы с папой ходили в роддом, мама показала нам в окно свёрток, и приложила к стеклу бумажку с надписью: Юра. Потом дома папа опять пил с друзьями. Потом папа собрал и вынес пустые бутылки и мы пошли за мамой и братиком. Когда мы вместе вернулись домой, мама положила братика на кровать и стала мыть пол.

Я учился в четвёртом классе, брат ходил в детский сад, папа с нами не жил. У меня была копилка, баночка, в ней лежало почти пять рублей. Однажды пришёл папа и спросил, дома ли мама. Он был очень грустный. Мама была на работе. Папа спросил: Серёга, у тебя случайно нет денег? Я сказал, что нет. Папа сказал: Извини меня, пожалуйста. И ушёл. Я заметался по квартире. Мне было очень плохо. Я схватил деньги из баночки и побежал за папой. На улице была холодная осень. Сыпала снежная крупа, грязь была замерзшей и твёрдой. А я был в трико, футболке и босиком. Я бежал и плакал. Какой-то дядька хотел меня остановить, но я увернулся. Папу я не нашёл и вернулся домой. Дома я стал плакать ещё сильнее. Мне было плохо, потому что я не отдал папе деньги. Невыносимо плохо. И я решил повеситься. Рыдая, взял зелёный пояс от маминого плаща, сделал петлю. Петли я делать умел, потому что надо уметь делать арканы. Привязал к полотенцесушителю, надел петлю, согнул ноги, начал давиться. Вешаться таким способом оказалось очень сложно, и я перестал.

В тот момент я оказался на перекрёстке, где лежал большой чугунный самородок в виде говорящей головы с выгравированной на лбу надписью: Тебе пиздец. Я положил его за пазуху и пошёл прямо.
На следующей остановке вышел. Там был колодец, у колодца четыре злобные старухи – Вера, Надежда и Любовь, с вёдрами и коромыслами. Я встал в очередь, а они посмотрели на меня нехорошо и начали говорить обо мне: Вот, мол, пришёл, стоит, а чего стоит, не понятно, без вёдер, наверное он воду нам отравить хочет, чужой какой-то, ишь ты, будто не слышит, стоит, – бормотали злобные старухи, а воду не брали.
Мне надоело их слушать, тем более, что от их слов стало почему-то страшно, и я подошёл к колодцу и спрыгнул в него. Вода была холодной и вкусной. На дне было тихо и сумрачно.
И пошёл дальше.

Дома у меня была настольная игра, вроде лото, из которой я знал, как выглядят многие водные твари и растения.

Вот лежит, затаившись, морской чёрт, хочет на меня напасть, но чует, что я страшнее, потому не осмеливается.
Вот катятся морские ежи, несут на спинах морские грибы и ягоды.
Вот табун морских коньков режет ледовые пласты, несёт шайбу к воротам своих соперников, коньков-иноходцев.
Вот свет впереди, это батискаф. Подхожу к нему, заглядываю в иллюминатор и вижу внутри свой двор, где я пинаю мяч в кирпичную стену кочегарки, поджидая, когда на улицу выйдет ещё кто-нибудь.

У меня был мяч и книги. Я ходил в библиотеку, брал несколько книг, залпом прочитывал их, неделю не выходя гулять, потом брал мяч и шёл на улицу пинать его, неделю не заходя домой.
У меня были асики, такие косточки, детали бараньих ног. Чик, бук, алча, таня – варианты падения кости на поверхность. Всё зависело от выпавшего положения и от меткости броска. Это была серьёзная игра, я выигрывал всех в своём дворе, ходил по соседним, выигрывал. За это меня иногда били, иногда бил я. У меня было много асиков, в картонной коробке в прихожей, в выдвижном ящике шкафа, в школьной сумке. Потом мне надоело играть, и я их продал. Позже узнал, что многие народы использовали эти кости для гаданий, предсказаний судеб и событий. Чик-бук.

Тик-так.

Степь казалась бескрайней. В степи жили зелёные пауки и кузнечики, пахло пылью и травами. Когда я вспоминаю этот запах сейчас, то чувствую его вкус.

Шёл по степи, обласканный вечерним солнцем, закрыв глаза, подняв лицо к небу, улыбаясь, вдыхая её запах, и вдруг провалился в нечто мокрое и вязкое. Мир оказался разделён на две части – степь и болото, и я не заметил, как переступил границу между ними. Стоял по грудь в трясине, твёрдая кромка была близка, но дотянуться до неё я не мог. Стоял и ждал, что будет дальше, потом заметил, что дрейфую, удаляюсь от края степи дальше в болото.
Надо мной стали кружить чёрные птицы, молча, медленно. Я поймал одну особенно наглую за крыло, схватил за горло, поднёс лицом к своему лицу, душил и смотрел в её глаза. Насмешка в них сменилась ужасом, птица трепыхалась, тщетно. Я съел её вместе с перьями, оставил только клюв и лапки, и положил их за пазуху.
В свете заката поверхность болота стала красной, это было красиво, но не радовало.
Вскоре я услышал баранье блеянье, оглянулся, среди болота на кочке стоял чёрный баран и плакал. Дрейф медленно нёс меня к нему. Когда мы поравнялись, я рванулся изо всех сил, схватил барана за заднюю ногу и заорал: Пошёл! Он в испуге прыгнул в болото, вытянув на кочку меня. Болото жадно чавкнуло и проглотило барана, у меня в руках осталась оторванная баранья нога.
На следующее утро я съел ногу. На следующее утро сгрыз кости, оставил только асик, положил его за пазуху. И стал ждать.

Через два дня выяснил, что можно прожить на этой кочке долгую жизнь, питаясь комарами, лягушками и пиявками.
Подбросил кость, выпала алча, а я не знал, как это истолковать. Поэтому шагнул вперёд и пошёл по поверхности болота на север.
Надо мной плавно пролетел белый планер. Кажется, я увидел пилота, который махал мне рукой и улыбался.

+++

В девятом классе я начал курить траву и пить алкоголь. Сигарет поначалу не курил, опасался, что не вырасту, но потом вырос.

Димоновский отчим был лесничий, часто и подолгу бывал в отъезде. В кладовке у них всегда стояла фляга браги. Димоновская мама была директор хлебозавода, она часто устраивала себе выходные, блуждая по квартире с кружкой пойла в руке. Мы зачерпывали литр браги, доливали во флягу литр воды. Вскоре возникала необходимость зачёрпывать два литра. Да и мама Димкина жаловалась, что брага слабая, подозревая вслух нас, негодяев.
В гараже у них стоял оранжевый «Москвич-412 АЗЛК». Мы с Димоном поехали кататься, задавили чёрную кошку, убегали от ментов, сбили два дорожных знака, одну старуху, пробили поддон картера, долили масла, взяли с собой Макса и поехали в степь на карьер купаться. Пришлось ночевать в степи, кругом аулы и волки, хочется жрать, курить только трава и папиросы, в коробке две спички, костёр разводить страшно, курили непрерывно от папиросы к папиросе. Магнитофон бормотал: В Багдаде всё спокойно, спокойно, спокойно. А потом: Бомбей буги, буги-вуги Бомбей. На восходе солнца мы пожрали розовых степных цветочков и пошли в город. Жара, трасса, степь, двадцать километров. Дошли до окраины и долго по очереди пили из водопроводной колонки. В луже под ногами плавал морской чёрт. Дома нас ругали.

Меня накрыла большая тень, я увидел над собой снижающийся воздушный шар. В гондоле сидели петух и утка. Ты баран? – спросила меня утка. Я сказал, что нет, не баран. Барана не видел? – спросила меня утка. Я сказал, что он погиб. Летим с нами, вместо барана, – сказала утка. Я сказал, что с петухом не полечу. Петух обиженно отвернулся, утка раздосадовано крякнула, шар начал подыматься. Чей шар? – крикнул я им. Монгольфьеровский , – ответила утка.
Я с грустью вспомнил оставленную за болотом монгольскую степь, и в этот момент внутри меня появилась своя, моя личная Монголия.

Жизнь пацана полна обязанностей, обязан делать взносы, обязан ходить на сборы, обязан жить в стае. Сначала я участвовал в общественной жизни района, потом перестал, увидев несоответствие системы мне. Не в стае, значит должен откупаться добровольно, и тогда ты как бы не лох, или принудительно, тогда ты лох, и тебя надо унижать и отнимать всё. Эти варианты меня не устраивали, моя бесполезность для общества противоречила системе, старшие натравили на меня младших. Это было весело, выходишь из подъезда, а тебя караулит стайка пацанят на год-два моложе, бить начинают сходу, без разговоров. Такие процедуры повторялись несколько раз, но потом мне помогли, и я стал просто жить.

«Я начинаю вертеться, индеец, смотри!» Шарообразное кукушкино гнездо. Комбинат уже не жевал людей, он блевал ими. Просто жить.

Из школы ушёл в ПТУ, потому что хотелось перемен. Советский Союз уже год как не существовал, вряд ли взрослые понимали, как они жили в тот период. Всеобщая растерянность, потерянность, неразбериха, неизвестность – из этого состояла атмосфера, мы ей дышали. Рубль был обменян на тенге, цен ещё никто толком не разумел, пачка сигарет на одном углу дома стоила в несколько раз дороже чем на другом, но повод для радости найдётся всегда – оказалось, что на одну казахскую копейку, тийын, в аптеке рядом с училищем можно купить два хороших советских презерватива, или две пачки порошка от тараканов в соседнем хозмаге. Это был праздник, пакеты порошка подбрасывались вверх, или метались из окон, при падении на асфальт двора ПТУ они разрывались, двор был в сугробах порошка. Гандоны раздувались в воздушные шары и отправлялись в плавание по классам и коридорам, или заполнялись водой, массовая истерия веселья.

Болото закончилось внезапно, под ногами была земля поросшая травой, дальше – редкие кусты боярышника и земляничные косогоры. Я лёг на спину и, улыбаясь, смотрел в небо. Обрывал на ощупь в траве ягоды и рассасывал их, глядя в синее небо, в котором купались чёрные кошки. Я сказал: Кис-кис! Одна из кошек плавно спланировала в траву возле меня, улыбнулась, легла рядом и замурлыкала. Я спросил её: Вы зачем, вы почему, вы откуда? Не открывая глаз, она ответила: Мы существуем только потому, что ты нас видишь. Спи, – сказала мне чёрная кошка. И я заснул.

Мне снилась деревня в Сибири, картофель, валенки, дедушка с бабушкой, чёрная овца Бяшка, и сахар.
Потом мне снились институт, бабы, водка, общага, трава, бабы.
Потом мне снились пакистанский штык-нож, менты, наркоманы, цыгане, золотое кольцо.

Меня разбудил грохот. Это гремели железные шары в шаропрокатном цехе. Вокруг был дымящийся лес труб.
Местами росла конопля неизвестных расцветок, пропитанная дыханием комбината. Из неё варилась сома, напиток Млечного Пути, на котором паслись священные коровы, космонавты и зелёные человечки. Зодиак вращался нимбом, расцарапывая голову изнутри терновым венцом. Колесо сансары хрустело рассыпавшимся подшипником.
Не пей, козлёночком станешь! – Сам не сдохни!
В цехе эмалированной посуды можно было заказать аккуратную овальную эмалированную фотографию.

Потом колёса мотоцикла ударили меня головой о трубы, сломав мне шею, голову, лицо, руку, и я опять долго спал, в больнице, просыпаясь только для приёма пищи, испражнений, и курения травы. Мой багаж пригодился – при ремонте тела использовали вороньи лапу и клюв, чугунный лоб и баранью косточку.

Когда проснулся, под окном палаты ревели картинги, я бросал в них пустые пивные бутылки и матерно бранился.

Потом я встал и вернулся на завод. Комбинат улыбался мне, приветливо и мудро.

+++

Эффект от лечения тяжёлой черепно-мозговой травмы травами обогатил мою жизнь новыми цветами, многие из которых были идентифицированы не сразу по причине частых внезапных помутнений. Эта игра теней и красок забавляла и озадачивала так, что я на некоторое время оставил бродяжничество по степям, болотам и косогорам и вернулся к себе. В итоге после одного нелепого травматичного избиения коллеги я задумчиво отправился к психиатру, планируя наблюдать за внешними событиями из-под наблюдения докторов, дабы, в случае вероятного вмешательства в мою жизнь чужеродных органов защиты правопорядка, иметь возможность списать недоразумение с коллегой на досадный факт своего умственного помешательства. Уклончиво и неоднозначно мыча в ответ на вопросы врача, я подставлял голову под опасные электроприборы, беседовал с санитарами, эпилептиками, наркоманами, алкоголиками и прочими деградантами о жизни, созерцал замысловатые перемещения психически нездоровых людей по коридору отделения, и ждал. Вскоре выяснилось, что опасности нет, поэтому, после быстрого и внятного диалога с доктором, из лечебницы я выписался, а в военный билет была записана отсрочка до двухтысячного года с нестандартной формулировкой – «по болезни».

Однажды, тёплым летним вечером, выпив чаю с ханкой, я сидел на балконе седьмого этажа общежития и медленно курил, одновременно наблюдая комету со сложным названием в небе и суету милиционеров, вылавливающих из городского ручья отходы незаконной жизнедеятельности семьи людоедов, на земле. В тот момент мне открылась удивительно ясная и прозрачная картина мира, настолько доступная и подвластная, что я мог запросто переместить любые сферы и основы движениями рук, как магнитные наглядные пособия для начальных классов средней школы. От неожиданности я поперхнулся дымом, драгоценное мгновение было безвозвратно утрачено. Бросил окурок с балкона вниз, почесался и пошёл к Гале. Для меня навсегда осталось тайной, почему Галя с удовольствием и пониманием сосала, но не позволяла вагинального секса.

Зима наступила на горло моему единству с собой, и я отправился в добровольное изгнание в свою Монголию, где, оплодотворив пустыню Гоби радужным смехом, залёг в спячку на опушке макового леса.
Я спал, и мне снилась зима, отсутствие зарплаты, непрерывное спасительное хищение материальных ценностей с завода, мама, брат и картофель.

Проснулся я в безуспешно взлетающем грузовом самолёте. Он разгонялся на взлёт, но тормозил, разворачивался, останавливался, бегали люди в комбинезонах с большими отвёртками и непонятными словами, и самолёт снова разгонялся и разворачивался. Потом всё же взлетел, а потом даже удачно приземлился в пункте назначения, который встретил меня волной жара и пыли.

Первой достопримечательностью на пути из аэропорта в город был памятник, установленный на обочине в честь молодожёнов и их спутников, погибших в день бракосочетания под колёсами пьяного якутского ЗИЛа. С тех пор посетить памятник, побухать и пофоткаться рядом с ним – обязательная традиция для всех вновь брачующихся.

Потом я поздно ложился, рано вставал, много работал на дядю, видя светлое будущее близким и скоропостижным. А потом устал работать, и полез в рай сквозь игольное ушко. Летела кровяная стружка, всё лишнее отметалось, цели стали просты, задачи однодневны. Внезапная жена благоразумно резко самоустранилась подальше вместе с неожиданным ребёнком. Это заставило меня остановиться и задуматься, взяться за ум, но руки были слабы, а мысли тяжелы, они размазывали меня в сопли, поэтому я решил выключить их вместе с собой навсегда. Спасла осечка, повторять не хотелось, мысли стали ещё тяжелее, пришлось везти, вывез. И снова увидел свет. Который быстро померк в свете истины – «любишь апельсины – занимайся апельсинами».

И я поехал за апельсинами.

В чудесной апельсиновой стране я познакомился с Кэмэлом, разговаривал с баранами на вороньем языке. Там я нашёл тот самый клубок пряжи и связал из него тросовую переправу через бурную реку. В моей душе пело лето, апельсиновый сок тёк по морде и рукам.

Асик в моей голове, отскочив от чугунного лба, упал в положение алча. Я не собирался заниматься толкованием знамений, я был уже в дороге. Время звенело «тиктактиктактиктак», мир вибрировал в унисон.
Время замерло на середине моего пути, когда меня грубо схватили враждебные зелёные человечки, замаскированные конечно, и повезли в специальное помещение для бесед. Они пытали меня, желая узнать историю России за последний месяц.
Через двое суток время выключилось совсем, после того как их агент встал и сказал, что всем нам есть над чем подумать, а потому я должен погостить у них.
Я лёг и уснул.

Через четыре месяца меня разбудил январский морозный свежий чистый воздух. Он питал меня, он стал моей кровью, тёк по жилам жадно и зло, а я его успокаивал, и улыбался.
Ещё через месяц я скромно забрал коробку апельсинов, которая терпеливо ждала меня.

Овчарки дохли в петлях моих следов.
Монголия цвела.

+++

Я купил автомобиль «жигули», поселился в маленькой деревушке, неподалёку от транспортного узла, дождался открытия навигации и погрузился вместе с автомобилем на баржу.
Однажды, туманным утром, когда я ссал за борт в реку, нас обогнал маленький белый парусник, капитан которого погрозил мне кулаком и крикнул: Ты должен следовать своему пути! Из глубины на меня холодно смотрели глаза морского чёрта. Белый планер резко спикировал, выхватил чёрта из воды, поднялся повыше и, крикнув чайкой, швырнул добычу к моим ногам. Омерзительная тварь трепыхалась и стонала, я отвернулся и пошёл завтракать. После обеда дохлый чёрт начал невыносимо вонять под солнцем, что заставило меня подойти и столкнуть его в реку.

На берегу ждали зелёные человечки, это было предсказуемо. После дотошного научного техосмотра нас с автомобилем, мы были отпущены.

Занимаясь реализацией апельсинов, я, конечно, жрал их и сам. Неумеренный бесконтрольный аппетит сменился несварением, обманываться и не замечать далее факт пожирания апельсинами меня было невозможно. Избавившись от остатков, я тяжело захворал чёрной тоской. Монголия не спасала, она тоже была отравлена моей диетой.

И я вновь спасся в лесу.

Я шёл по лесу и слушал его дыхание. Умиротворение нарушалось неприятным ощущением, что за мной следят. Шёл, прислушивался, разделил звуки на внешние и внутренние, и тогда понял, что долгие годы к шумам в моей голове примешивался чуждый звук-паразит, лягушачье кваканье. Резко обернувшись, заметил жирную жабу, которая, не успев спрятаться, попыталась сделать вид, что она здесь живёт, что всё в порядке. Я понял, она следовала за мной от самого болота, привлекая ненужное постороннее внимание ко мне своим подлым кваканьем, схватил её, внимательно посмотрел ей в глаза и увидел, что за всё это время жаба сроднилась со мной, стала моей частью. И это не она квакала, а я сам. От этого открытия меня стошнило, после чего, преодолевая жалость к себе, но не сомневаясь в правильности поступка, швырнул жабу в большой муравейник.

Я устроился на работу, разумно выбрал себе жену, и жил, тихо и скромно, планомерно расходуя остатки средств, вырученных от продажи апельсинов.

На следующий год, прогуливаясь в этом же месте, обнаружил, что муравейник заброшен и пуст.

Сейчас я сижу дома в кресле перед компьютером, задумчиво ощупывая невесть откуда появившуюся жировую складку на животе. Дочь, обнимая Чебурашку, довольно смотрит одноименный мультфильм. Сын невзначай упоминает о скором своём дне рождения, высказывая при этом умозаключение, что в день рождения должны сбываться мечты, а он хочет psp. Я отвечаю ему, что реальность несравненно интереснее всех компьютерных игр вместе взятых, что игра это вредоносная трата времени, и что, чем сидеть дома, лучше шёл бы он пинать мяч.

В болоте кровоснабжения организма дрейфует белоснежный парусник, когда он проплывает рядом с печенью, капитан бьёт по ней кулаком и говорит: Следуй своему пути! Белый планер разбился о чугунный лоб, пилот катапультировался и блуждает по лесам мозга в поисках спирта. Монголия дремлет.

Держу в левой руке доминошную косточку. Я её сам сделал из осколка бивня мамонта. Она немного кривая, и точек на ней пока не обозначено. Просто осколок одного из млекопитающих, которых давно не живёт.

Если меня спросить, счастлив ли я, то я не задумываюсь отвечу – сам не сдохни.

+++

А, иногда стихи пишу:

Я долго гнул велосипед,
В итоге разогналась доза.
Свернулся чеком белым свет,
Свернулась кровь комком навоза,
Свернулся полем синий дым.
Я шёл к мосту, а вышел лесом,
Свернулись все дороги в рым
Под звёздно-клетчатым навесом.
В завязке развязав узлы,
Пошёл смотреть, где ставил ноги,
Но там уже паслись козлы,
Светились красным цветом роги.
Свернул с маршрута, бил тропу,
Увяз в болоте, стало по уй.
От неба ждать его крупу?
Там только сечка, жри не охай.
Одыбал, вылез, стал рабом,
Пахать и сеять господину,
Завёл жену, собаку, дом,
Большой экран, детей, машину.

Прямым проверенным путём
К могиле ближе день за днём.

Но иногда на сердце муть,
Мелькает – может быть свернуть…


–>   Отзывы (4)

Храп.
09-Feb-12 14:36
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

В океане борща и сала
На поляне пурги и спирта
Часто скорости не хватало
Чисто мудрости пары литров

Пары кубиков эндорфина
Пары роликов механизму
Утомлял беспонтово спину
Усыплял бестолково шизу

Пары ноликов после чисел
Пары камушков между стрелок
Под парами в осадке смысл
Под глазами мешки для белок

Улыбался башкой о стену
Упивался собой и спиртом
Наблюдая погоды смену
Разбавляя запои спринтом

От винта через лес до ручки
Добегал доходил до точки
От прикола до злой трясучки
От прокола до одиночки.

+++

Обожравшись борща и сала
В океане диванных думок
Я смотрю на себя устало –
Натюрморт из кубов и рюмок.


–>

шуба
24-Nov-11 07:25
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

Когда наступит зима на горло, такая, что зуб за зуб,
Когда приедут с дарами гости, такие, что глаз да глаз, –
Ночная смена завода вил и больших кровосточных труб
Закроет ставни и выйдет в город, чтоб делать добро для вас.

Начнёт крушить гаражи и рожи, рвать двери, сажать цветы,
Сдирать награды, коронки, кожи, в костры выносить святых, –
Когда наступит огонь на пятки, и пики сыграют власть.
Какие ставки – такие прятки. Заройся, игра началась.




–>   Отзывы (3)

Природа.
21-Aug-11 20:19
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
В этом лесу пожар.
В этом лесу выгорают дела и контакты,
Ветер разносит локальные вспышки окрест,
Дымная завесь – симптом возрастной катаракты,
Данная повесть – синдром отторжения мест.

В этой степи стена.
В этой степи тупиковый тоннель и лопата,
Пыльные травы, бараньи лопатки, шумы,
Дружное племя ломает забор дома брата,
Жадное время ворует и строит умы.

В этой горе родник.
Эта гора вырождает крысиные стаи,
Мутный поток растекается кастой врага,
Божьи наместники ставят кормушки из стали,
Местные жители ставят себя на бега.



–>   Отзывы (2)

Рёбра.
19-Aug-11 08:48
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
В июньском небе роются кроты,
Противотанковые рвы хранят коровник,
У кротких поводком зашиты рты.
Условные рефлексы, краткий словник.

Чугунный завтрак бога на бегу,
Обугленных ветвей больные жесты,
И тысячи чертей на берегу
Ведут учёты, розыски, аресты.

Дыханье восстановлено, подъём,
Броня крепка, готовы к ходу траки.
И похуй этот мутный водоём,
В котором круглый год зимуют раки.


–>   Отзывы (3)

Лёг кость
21-Jul-11 00:53
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

Два поколения зимы, улитки снов, улики смыслов
На ископаемой земле под изголовьем из травы,
Деревья ждут своей судьбы, свивая в кольца жизни числа,
Где деревянные кресты растут посмертны и новы.

Два поколения тепла в тени полынного тумана
На утекающем песке, касаясь пальцами воды,
Река питает корни трав и песни спящего шамана,
И ждёт, когда её тепло ладонями накроют льды.

Два поколения любви под синим серым белым небом,
Приходят и уходят дни печали радости тепла,
Земля хоронит плоть людей, живых питая горьким хлебом,
Деревья ждут твоей судьбы. Вода течёт. Вода текла.
–>   Отзывы (4)

Шутка.
25-Apr-11 21:57
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Благие помыслы людей -
Кривых дорог дурные знаки, -
За мной! - кричат вожди идей,
Ко мне, - зовут степные маки.

Крути не думай, всё путём,
И не кручинься бесполезно, -
Согреет тело глинозём,
Душа вернётся
В бездну.
–>   Отзывы (1)

память.
07-Jan-11 03:30
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Заснеженный пляж отражается в зеркале неба,
Усыпан деталями снов обезвоженных рыб,
Уходят под лёд корабли навсегда и бесследно,
Ломая колени на дне из оскаленных глыб.

Оторванный ветер вернулся, сметая картину,
Хлестнув по глазам белой пылью ничейных дорог.

Я ночью прошедшей увидел во сне паутину –
В ней плакал ещё не рождённый, но проданный Бог.


...............
видео "или ил."
http://www.youtube.com/watch?v=sYTDuuQ7s28
–>   Отзывы (1)

Мультик.
06-Jan-11 02:58
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая



Привет!
Тебя удавят петли моих следов.
Смотри –
Я оставляю лучшее на потом.

Совет –
Укрывшись картой больших снегов,
Сотри
Еловой лапой свой тёмный дом.
Ума
Палата вскрыта, бегут врачи,
Рассчёт
Пожаров точен как календарь,
Туман
Хрустит костями дорог в ночи,
Течёт
По жилам жадно и зло январь.

Кричи,
В кармане сажа, на сердце шов,
Оставь
Глаза незрячим как память сна, –
Врачи
Вернутся снова из тех лесов,
Где явь
Еловой лапой рисует знак.

–>   Отзывы (2)

молчание.
26-Dec-10 22:16
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
На этих улицах люди теряют лица,
Роняют слова неуместные прямо в стужу.

Я мысленно тихо спрошу, – Что тебе снится? –
И тронусь умом в темноту на шаг ещё глубже.


Трезвеет утренне. Белым болеет небо.
Наброски пейзажа вьюжит обрывками ветра.

Я мысленно чуть улыбнусь, мягко и немо,
И тронусь душою к тебе, легко, незаметно.

–>   Отзывы (2)

омут.
31-Oct-10 09:38
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
В мире без неба
Рыбы без горя
Трутся бортами
Бьют плавниками
Мечут мечты
Ищут выходы к морю
Жадно враждуют
Сбиваются в стаи
Истово верят в резон направлений
Рабски кидаются в нужные сети
Знают законы и смыслы явлений
Силу вливания в правильном свете
Ветер течения времени судеб
Будит и водит учёты слоями
Рыбы без неба
В округлом сосуде
Мечут мечты
В радужной яме.

.........
видео на текст
http://www.youtube.com/watch?v=-tupgmmlpKk
–>   Отзывы (2)

зрение.
16-Aug-10 21:17
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Спокойствие

Ветер роняет по берегу крылья
Вершины углов растворяются в углях древесных –
Угрюмые дети играют родительской пылью
Весёлые дети играют в расстрелы неместных

Погода условий ловушки готовы к приёму
Угаданых чисел поля зарастают крестами –
Нагрузки расчитаны люди лакают объёмы
Фигурки расставлены люди гордятся местами

Воздействие силы движение вне траекторий
Отрезки орбит осыпаются спичками в лужи –
Тела вытесняют объёмы обманом теорий

Спокойствие

Ветер роняет по берегу души
–>   Отзывы (3)

15.08
16-Aug-10 10:09
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Из угольных углов по головам
Из уст в уста от сердца к сердцу выше
Над миром разлетаются слова
Вскрывая души жизни реки крыши

Уходят люди тени города
Бесследно разрушаются дороги
Живут слова и памяти вода
Живой водой течёт сквозь души многих

Что, человек, двуног двурук двуглаз
Кто ты один в себе под солнца светом
Вне нации вне жизни напоказ
Солги себе и радуйся ответу

Детали дел и мыслей и хлопот
В системе цен в подвале или в башне
Чем засеваешь ты свой огород
И что своё ты сеешь в этой пашне

Фильтруя сквозь себя наружний мир
Что вынесешь на свет в каком обличьи
Кто будет плакать в твой прощальный пир
Чьи голоса — свинячьи или птичьи ?
–>   Отзывы (3)

воздух
10-Aug-10 15:29
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Тревожные реки дымом и льдами словами фрагментами мыслей пространно
настроены карты традиции чисел слои разрушений следы поселений

Дыхание неба не высказать дрожью земли муравьиной
не высмотреть слепо вдыхая цвет листьев блестящих смолою на тонких ресницах дерев предстоящих
шагов отпечатки в рыжеющей глине наполнены соком земли и слезами
не пей за мной хищник ты станешь пыльцою несомою ветром безвесной безвестной
в мирах растворяясь последней весною и каждой весною и снова и завтра которого нет
оно лишь молчание воздуха в лёгких маленькой птицы готовой спеть утро утробе рассудка

С гримасою собственной низости перед величием леса
я гордо шагаю зубами шепча окружающим духам природным
что я – Человек царь природы владыка вселенной
но падаю в павшую хвою и вою на небо сквозь ветви рычу чтоб не плакать

Дышу и приходит
и вот
шепчу прояснённым пространствам –
Прости меня

Прости меня
–>   Отзывы (5)

панорама
01-Aug-10 06:12
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Иди по нити звука сна витками
Оставь на камне камень вспомни слово
В чужой степи тебя цветы искали
И пели травы мира неба склону.

Из памяти врождённой смутно зная
Узлы дорог и ветры направлений
Смотри – переплетается резная
Плита земли телами поколений
В страницы книг реестры и отчёты
Отсчёты хроник ложь архивной пыли
Вне прошлого и будущего кто ты
В реальности из небыли и были ?

Проекты мира – сметы чертежи
Расклады выкладки модели ситуаций
Слоёные мясные этажи
Насквозь пропитанные кровью дружбы наций.
Проект планеты – комбинат монет
Карьеры принципы цепные передачи
Продажных мёртвых душ наложный свет
Тенями герба на бумаге обозначен.
–>   Отзывы (6)

Утро весеннее.
10-Apr-10 01:11
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Рёбра мозга, дебри тонких граней,
Радуга дымов сквозь пальцы сна,
Крен причала, старт ракеты ранней,
Чёрный чай, молекулы, весна,

Выход, выдох, в рыхлый снег окурок,
Мокрым небом утра давит мир
Грязный вечно пьяный переулок,
Норы окон – дыры чёрных дыр.

Хроника зимы в слоях сугробов –
Быта населения куски,
Воздух из угара и микробов,
Грязных красок вязкие мазки,

Лица понедельника навстречу,
Вороны, помойку делят псы –
Общество людей бесчеловечно.

Очной ставки с совестью весы.

Улица. Поверх голов двуногих
Общий гул забот и суеты.
Все как все, и я один из многих.

Дебри граней? –
Хаос пустоты.
–>

Пыль.
10-Mar-10 22:14
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Эпиграф.
+
Обезьяны называли это место своим городом и делали вид, будто презирают Народ Джунглей за то, что он живет в лесу. Они усаживались в кружок на помосте в княжеской зале совета, искали друг у дружки блох и играли в людей: вбегали в дома и опять выбегали из них, натаскивали куски штукатурки и всякого старья в угол и забывали, куда они все это спрятали; дрались и кричали, нападая друг на друга, потом разбегались играть по террасам княжеского сада, трясли там апельсиновые деревья и кусты роз для того только, чтобы посмотреть, как посыплются лепестки и плоды. Они пили из водоемов и мутили в них воду, потом дрались из-за воды, потом собирались толпой и бегали по всему городу, крича:
- Нет в джунглях народа более мудрого, доброго, ловкого, сильного и кроткого, чем Бандар-Логи! (С)
+
Рассказ.
+
Всегда. Не знаю значения этого слова, это какое-то неразумное слово – всегда.
О чём.
В том городе часто тряслась земля. Тряслись стены дома, пол, гремело и звенело всё, что могло греметь и звенеть. Никто не кричал, не спешил выбраться на улицу. Просто говорили – опять взрывают.
Пацан любил наблюдать за муравьями. Это были хорошие чёрные муравьи. Жили они под землёй. Просто дырочка, отверстие в твёрдой корке серого пыльного грунта, вокруг неё бегали муравьи. Пацан мог часами сидеть и наблюдать за ними, изменять палочкой их маршруты, тормозить их движение плевком, делиться чем-нибудь съедобным. Что было там, за входом в муравейник, неведомый мир.
Вокруг шли люди. Это был проход между двух пятиэтажек, посреди которого сидел пацан в белой кепочке и наблюдал за муравьями. Иногда кто-нибудь из людей останавливался и заговаривал с ним, а он всегда отвечал на вопросы.
Иногда внезапно начинал дуть ветер, усиливаясь с каждой секундой. Надо было быстро добежать до подъезда и суметь открыть дверь, суметь, потому что ветер был сильным и мешал этому. Подняться на четвёртый этаж, войти в квартиру. И смотреть в окно, как ветер гонит тучи песка, рвёт деревья, как прохожие спешат добраться до своих убежищ. И слушать, как цокают песчинки по стеклам окон.
В деревне у бабушки муравьи были совсем другие, мелкие красные. Те, чёрные, кусали просто, щипали и всё. А эти кусали жгуче, и вид у них был какой-то нехороший, недобрый. И жили они в разных непонятных местах, например под вросшими в землю красными кирпичами, ограждавшими клумбы в палисаднике. Пацан решил, что красные муравьи враги чёрных.
В лесу жили другие муравьи. Жилища их были серьёзными строениями, пирамидами. В одних жили большие чёрные, в других большие чёрно-красные. И те, и другие были явно солдатами. Брошенная на муравейник лягушка не успевала упрыгать, она замирала, подёргиваясь валилась, вытягивалась, облепленная муравьями.
Со стороны пацана это не было убийством лягушки, ведь он накормил ею муравьёв. Так, однажды, бездумно убив камнем птицу, он очень пожалел о содеянном. Но сразу принял верное решение, сбегал домой, принёс кошку и показал ей мёртвого воробья. Это уже не о муравьях. О чём.
Всегда – это с момента первой памяти и до сейчас.
Сегодня иду двором двухэтажки, а там пацан с палкой в руках, важный такой. Спрашивает – Ты кто. Я иду, говорю – Человек. Он – Какой человек. Я иду, говорю – Взрослый.
Быть всегда …
–>

Абзац Пункта.
23-Feb-10 17:35
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Основы права – приёмы лова
На мыло кости, стихия мести
С утра отрава, вода ведома
Мосты наводят дневные вести.
Стирают волны печаль причала
Лазейки-норы – рычат заборы
В печах отчизны горят начала
За блюдо урны дурные споры.
Народ не люди – верблюда голос
Куски колючки плетут корзину
Гаранта ямы, синюшный тормоз
Не думай – делай, мотивы в спину.
Сажай капусту, крути колёса
Работу мозга гаси стаканом
Смотри светлее (не дальше носа) …
Основы лова – приёмы права.
–>   Отзывы (2)

завтра к.
16-Jan-10 06:16
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Утро, зима, минус жесток,
Буря в стакане – завтрак-заправка,
Радость – ветра новых дорог,
Гордость ума – суммарная ставка.
Сделал – забыл, схему и код,
Доктор сказал – не ходи по кривой,
Кровь рыбака каплет на лёд –
Доброе утро, последний чужой.
Жабры людей как память среды,
Вышли на берег, вырыли ямы -
Мутные дети чистой воды,
Наши следы страшней чем капканы.
Канули-сгинули, общий итог -
Все вертикали и параллели
Сводятся в точку.
Минус жесток.
Утро, зима.
Серьёзные ели.
–>   Отзывы (5)

колесо
25-Nov-09 23:42
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая

Скрипят суставы в голове
Идут составы по траве
Отравлен берег гроб забит
Прекрасен с табурета вид
В петле окна горит закат
Того чему вчера был рад
Дары асфальта кормят прах
Руда расплавлена как страх
Залиты формы кирпичей
Для исцеляющих печей
Садится печень на иглу
Свеча аптека на углу
И чем могу тем дорожу
Но без почтенья к багажу
Что нёс и вёз и завязал
Узлы путей базар вокзал
Разбор полётов чёрный куб
Дела труба и дело труб
Разрублен шар напополам
Внутри огонь сжигает лам
Тебе-то что и что тибет
Сансара интернет обед
Иду туда куда иду
Ищу полезную руду…
Не говорите ерунды
Дым это все ваши следы…
Скрипят усталые подшипники сансары,
Но кровь жива и мельницы в работе.
Блестят алмазами свиней осколки тары.
Гербы, флажки…
Свобода на охоте.

..............
видео "колесо"
http://www.youtube.com/watch?v=OhWxWGqtx48
–>   Отзывы (2)

вода.
18-Nov-09 07:22
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Приходил, говорил слова
( слушал, верил, потом забывал ),
у него на плечах голова,
и ко лбу пригвождённый кристалл.
Его речь разрушает мосты,
навсегда разводя берега,
хороня и рождая мечты
там где светятся белым снега.
Гаснет злоба.
Улыбка светла.
Карабин – воронёный предмет.
Что снега очищают дотла –
не истлеет с материей лет.
–>

прогулка-2.
14-Nov-09 05:34
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Греховность гнева – господи, прости,
я бесконтролен, дай мне сил держаться,
верни меня на светлые пути,
с которых я свернул к реке купаться.
И по течению, ускорив бытие,
шестнадцать лет как день прожил бездумно,
на берег вышел и, лицом к воде,
себе себя толкую в свете лунном.

Смотрю, ищу – ещё свежи приметы,
как череда оброненных предметов –
вот первый нож, окурок сигареты.
Вот жирный след большого пальца на странице –
пацан, да разве ж за едой читают ницше.
Вот ложечка изогнутая в копоти и саже –
алхимией он увлечён когда-то был – так скажем.

Будь осторожен.
Циркуль мерит тело,
от точки к точке множатся проколы -
утечки человечности и мела –
я этот путь прошёл от самой школы.
До дна, наверх, опять на дно и снова…
Избавился (под этим словом – бездна,
которая всегда к тебе готова),
весь опустел, осталось лишь железо.
И новью заполняя пустоту,
нашёл вторую бездну рядом с первой.
И снова замерзал, трясясь в поту
во тьме от боли, ужаса и скверны.
И снова пуст.
Как прежде чёрным чёрен,
точа железо в ярости и злобе
и помня вкусы сатанинских зёрен,
чьи всходы выжигал в своей утробе…

Из точки «я» между сейчас и завтра
гляжу воды магический кристалл.
Вот помню, как хотел быть космонавтом.
Вот помню, как подумал, что им стал.
–>   Отзывы (5)

розыгрыш.
31-Oct-09 23:54
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Переполох, холод, долгие дни.
Фото момента на метеосводке.

Люди, всегда оставайтесь людьми,
кончатся стены – поставим решётки.

Приход пророка – шаманский экстаз,
смерчей глаза в первобытных циклонах,
икс – это точка кипения масс,
игрек – ревущее счастье в колоннах,
йод – элемент для лечения ран,
множества мельниц для будущих войн,
воздух свободы течёт через кран
в чистое небо, что над головой,
в светлые головы синих людей
Клуба любителей поиска правд.

Стены не кончатся,
зри веселей
в чёрные корни зубастых оград,
в красную смазку зубчатых колёс,
мельницы пашут просторы эфира,
мельницы гонят по трубам овёс,
в цех производства фундамента мира.
Мира,
которому мера – заряд,
мобиле нобеля двигаем дружно
в мире, где каждый и каждому рад.
Будь позитивен. Тебе это нужно.
–>   Отзывы (3)

под небом...
25-Oct-09 22:49
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Магнитные бури, нейтронные бомбы,
собственноручно забитые тромбы,
над головами измятые нимбы,
мне не запнуться, шагая по ним бы,
ритмы враждующих в теле нейронов…

Страшно бывать на своих похоронах…

Хор обезглавленных, хор обезвреженных
душ, позабытых в пустынях заснеженных
жадного времени, слышен над городом
Чёрного Вымени,
полного отроду
страхом потери и жаждой добычи,
ласкою лести и доблестью бычьей,
бес-человечен и бес-одержим он,
звёзды на плечи – знаком наживы,
сполохи Молоха – звёзды на башнях,
тюрьмы забиты телами бес-страшных.

Глас несогласный утонет во смехе, -
всё позитивно, мечтай об успехе,
делай как мы, делай лучше и чаще,
будь обезьяной-как-надо-ходящей,
будь обезглавленным, будь обезвреженным,
будь единицею право-бережною,
будь существом с человеческим именем,
будь потребителем жидкости синей,
жидкости красной,
жидкости белой,
в Господа Теле-видения веруй,
рой катакомбы с роем подобных,
строящих мир в ожидании бомбы,
дышащих строем в стаде едином,
душащих строем непоколебимым!

Будь или сдохни! Сдохни, но будь.
Капает с чёрного вымени ртуть.

Глохнет тот хор в роковом безразличии –
будь обессмысленным, будь обезличенным,
кем бы ты ни был и где бы ты не был –
равноохваченный времени бегом.

Глас вопиющего? – бред над пустынями.
Жри и питай Город Чёрного Вымени.
–>   Отзывы (5)

Рыбки большие и малые.
25-Oct-09 09:02
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Дым из трубы на восток по теченью реки
запертой в лёд отрицательной силой мороза,
смотрятся в окна в иное на льду рыбаки,
замершие в одинаково скрюченных позах.

Солнце на взвешенный час зависает над сопкой
славным намёком на лето, которое будет,
рыба идёт на кусок, что оплёванный водкой,
брошен в другое иное властителем судеб.

Без изумления рыба случайной добыче
радостно-ловко на крюк надевает гортань,
счастье великой гармонии явлено нынче
миру в котором любая материя – ткань.

Кануло солнышко скушав блаженно наживку,
важное дело подобранный правильно крюк.
Где-то за сопкой, качаясь в явлениях зыбких,
мнимо маячит в иное незапертый люк.
–>   Отзывы (2)

Радуга.
16-Oct-09 22:04
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Чёрные листья падают вниз,
и их заметает снег,
чёрные мысли рождаются из
того, что зовут человек.

Чёрные листья, чёрное небо,
чёрный корабль, капитан Немо.

Немо и зло,
зола от лазо,
глаза навыкат,
зубов скрежет -
ищет выход
наружу нежить,
вдох – судорога,
выдох – рвота,
ох, дорога
жизни квота,
своя горька кровь,
чужая сладкая,
упал и встал вновь,
не напопятную,
бей - не бойся,
не думай – делай,
не беспокойся,
небесный белый,
ни бес, ни ангел
тебе не ровня -
где дохнут танки,
там ходят воины.
–>   Отзывы (5)

Сего дня.
16-Oct-09 00:47
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Обломки улыбок яблок на блюде дня.
Яблочный спас дорог к судному дню.
Быть в зеркале умным гадом, не делая для.
Вдох, за ним выдох – циклично жизнь свою длю.
Обмылки смыслов и вымыслов вымыты из,
не поскользнуться на старом в который раз,
не уколоться, во избежанье скольжений вниз,
не рассуждать, типа – я не я, а всего лишь аз.
Кольца колодцев, нанизывая на язык,
зияющих в сердце выжженных ядом ран,
яблоком заедая едва зарождённый крик,
снова и снова иду на первый таран
на караван врага, что живёт внутри,
чьим почерком я пишу и шучу так зло,
чей голос сказал тогда, -не живи, умри…
но -
здесь и сейчас…
кому-то из нас повезло…
–>   Отзывы (2)

овощи, мясорубки и другие предметы.
14-Oct-09 23:03
Автор: Чёрный Куб   Раздел: Лирика - всякая
Ходил-бродил туда-сюда,
Искал – терял, ломал – ломали,
Соблазнов мутная вода
То в чайной ложке, то в бокале,
И вереница блядских лиц,
И череда бездумных дней,
И крылья сломанные птиц,
Как судьбы сломленных людей.

Что – отрекаться от старья,
И прах стряхнуть, и снова жить,
Себя любимого любя,
И так же ближних возлюбить,
Тоннели строить, видеть свет,
Сажать картофель?
Нет.

Привычных нитей связи рвать,
Гореть, пылать и жечь других,
Терять и веру обретать,
За каждым богом видеть миф,
За каждым мифом видеть ложь,
За каждой ложью – пустоту,
И, вырываясь из всех кож,
Вливаться снова в суету,
И пить, и лгать, и быть как все,
И ненавидеть, и любить …
Переворот.
Опять к весне.
С собой в балансе скудно жить.
Нет.

До предела расшатав
Себя, как маятник без ритма,
Бить головой любой устав,
Вести бессмысленную битву…

Ох как неровно сердце дышит,
Темно в глазах. Где сигареты…
Да, надо подлатать бы крышу,
Пока не увезла карета
В аминазиновые будни,
Расти духовно патиссоном
И рисовать на блюде студня
Маяк, измученный муссоном.
–>   Отзывы (10)

Вы ничего не пропустили? 
 Поиск : Автор : Чёрный Куб
 Поиск : Произведения - ВСЕ
 Поиск : Отзывы - ВСЕ
 Страница: 1 из 1