Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
• Yaroslav
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
Геннадий Казакевич

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Проза
ВСЕ в разделе
Произведения в разделе
Отзывы в разделе
 Yaroslav
ВСЕ от Автора
Произведения Автора
Отзывы Автора

Индексы?
• Yaroslav (4)
Начало
  Наблюдения (12)
По содержанию
  Лирика - всякая (5957)
  Город и Человек (394)
  В вагоне метро (26)
  Времена года (297)
  Персонажи (294)
  Общество/Политика (121)
  Мистика/Философия (641)
  Юмор/Ирония (635)
  Самобичевание (102)
  Про ёжиков (58)
  Родом из Детства (339)
  Суицид/Эвтаназия (75)
  Способы выживания (298)
  Эротика (68)
  Вкусное (39)
По форме
  Циклы стихов (135)
  Восьмистишия (269)
  Сонеты (96)
  Верлибр (142)
  Японские (178)
  Хард-рок (49)
  Песни (160)
  Переводы (170)
  Контркультура (8)
  На иных языках (25)
  Подражания/Пародии (149)
  Сказки и притчи (67)
Проза
• Проза (613)
  Миниатюры (348)
  Эссе (33)
  Пьесы/Сценарии (23)
Разное
  Публикации-ссылки (8)
  А было так... (470)
  Вокруг и около стихов (86)
  Слово редактору (11)
  Миллион значений (35)

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0600):
  22:46:50  13 Dec 2019
1. Гости-читатели: 5

Смотрите также: 
 Авторская Сводка : Yaroslav
 Авторский Индекс : Yaroslav
 Поиск : Yaroslav - Произведения
 Поиск : Yaroslav - Отзывы
 Поиск : Раздел : Проза

Это произведение: 
 Формат для печати
 Отправить приятелю: е-почта

Мыло
13-Jul-05 10:26
Автор: Yaroslav   Раздел: Проза
Какие только комические ситуации не возникают вовремя пьянки на даче... Иногда это действительно забавно...

Мыло.

Рассказ.

Чувство меры не свойственно многим русским мужчинам,
особенно если это касается алкоголя…


Игнатий Петрович Рызалко - мужчина небольшого роста и с сухонькой фигуркой, был человек скромный и безобидный. По крайней мере, ничего плохого этот человек за сорок пять лет своей жизни для человечества не сделал, если конечно не считать огромного количества испорченных нервов совей родни. Но вот, чего - чего, а нервы близким ему людям Игнатий Петрович, умел, что называется вытягивать с каким то изощренным хладнокровием. И что самое интересное, сам он этого не понимал…


- Я говорю Игнат все бабы дуры! Дуры, одно слово - курицы! - шипел Семен, вбивая большой гвоздь в бревно. - Вот ты скажи мне строишь эту баню, а на что, вернее зачем?! - молоток лупил по ржавому гвоздю.
Игнатий Петрович улыбнулся и пожал плечами.
- Ну… не знаю…. Ну мыться. Отдыхать в банке то…
- Ан нет! Отдыхать, что б их ублажать, нужна она тебе это банька то?
Игнатий Петрович с усмешкой покосился на Семена и протянул ему следующий гвоздь. Тот ловко выхватил его и пристроил на длинное тело бревна:
- Нет Игнат! Мыться в ней ну сколько ты раз будешь? – молоток опять заколотил по шляпке, - раз, два за лето, ну три и все!
Потная рука легла на плечо Игнатия Петровича. Тот поддержал Семена за локоть.
- Сеня, ты ведь мой брат! Сколько раз ко мне на дачу приедешь - столько раз и будем в этой баньке мыться! Для себя ж строим!
- Тьфу, для себя! Да я ж тебе говорю - для бабы своей ты строишь! Вон - она сейчас перед моей хвастается! - Семен кивнул в сторону дома, - и говорит. Точно говорит, что тебя в узде держит, вот и вся баня!
Семен спрыгнул на пол и положил молоток. Игнатий Петрович посмотрев на брата, весело подмигнул:
- А мне и плевать, что там она кудахчет я для себя баньку лажу давай а?
Игнатий Петрович кивнул на полку, висевшую в углу.
- А че есть, у тебя здесь? - радостно воскликнул Семен.
- Конечно! Обижаешь! Я ж тебя ждал! Запрятал на черный день, а то мало ли чего! - Игнат полез в углубление в стене.
Достав оттуда бутылку со спиртом, бережно поставил на пол.
- Давай стакан - там за дверью.
Семен крадучись достал стакан. Спирт заполнил граненую плоскость.
- Ну, за встречу!! – выдохнул Игнатий Петрович.
Семен жадно посмотрел на брата и тоже выпил. Лицо его скорчилось от напряжения и покраснело. Губы сложились смешным бантиком
- Как ты - так, без закуси?! - пыхтел Семен.
Игнатий Петрович самодовольно погладил живот и ответил:
- Ну, извини, закусь - там дома, надо будет запастись.
Семен протер губы и кинул. Его загорелое тело еще раз дернулось от принятой дозы спирта. Игнатий Петрович вновь бережно спрятал бутылку в дырку за полкой.
- Эй! Игнат! Вы, что там затихли? - прозвучал с улицы властный голос жены Игнатия Петровича. Полная женщина заглянула в маленькое окошко предбанника, словно надзиратель в тюремную камеру.
- Да, вот, примеряем, куда, еще полок присобачить! – крикнул ей Игнатий Петрович.
- А ну, хватит! Давайте обедать! - женщина исчезла из мутного оконца как неожиданное видение.
Мужики довольные, что их тайное употребление спирта не было замечено, потянулись к двери. Бутылку словно семейную реликвию бережно убрали обратно в дырку за полкой.
- Вовремя мы ну как будто нюх у нее. – шепнул Семену Игнатий Петрович.
Тот нерешительно вышел на улицы, жмурясь от солнца. Во дворе пахло свежими овощами и готовившимся обедом. Дым от летней печки стелился над небольшим огородом. Женщины суетились возле стола, накрытого цветной скатертью. Большая и толстая Маргарита Степановна – жена Игната, и худенькая и низкая Светлана Васильевна – законная супруга Семена.
- Руки мойте, там вода есть в умывальнике! – властно приказала Маргарита Степановна.
Братья подчинились приказу хозяйки и поплелись к краю дома, где весела груша умывальника. Семен разделся до пояса, обнажив синие наколки на спине и груди. Замысловатый замок, черти и мечи - синими пятнами шевелились на его загорелом теле. Игнатий Петрович покосился на тюремную живопись и поморщился. Он представил себе – сколько времени накалывались эти картинки, и какое количество чернил было загнано под кожу брата.
Семен, брызгая и урча, облевался холодной водой из бачка:
- Аа, хорошо! – похлопывал он свое загорелое тело, – Игнат! Вот видишь - она тобой как холопом каким! Уах, хорошо! – летели холодный брызги. - А ты ей прямо можешь, хотя конечно у вас ведь - разные весовые, так сказать категории.
Игнатий Петрович лениво ждал, пока брат закончит водные процедуры. Но тот как морж, плескался, размахивая руками как ластами, и не торопился отрываться от водной процедуры. Покосившись на супругу, Игнат тихо ответил Семену:
- Знаешь, Сеня, это на людях она такая, а дома тихая, да я и не знаю зачем к ней зачем, ее воспитывать и так хорошо..
- Дурак, ты! Игнат! – вытираясь, бросил ему брат, – Баба и на людях должна мужика слушать, а то вон разоралась на тебя! Моя то глянь. Козочка. Ласковая, тихая, скромная… - Семен кивнул на Светлану Васильевну.
- Так конечно, ты вон, какой задира! А она? маленькая… Не бось саданешь ей по пьяне между глаз, она и дрессированная становится…
За столом Семен развалился как князь на пирушке. Одной рукой он обнимал свою Светлану, другой брата. Маргарита Степановна сидела напротив их, занимая своим пышным телом добрую половину стола. Семен захмелел после второй стопки. Сказывалась не учтенная доза спирта принятая им тайно с братом в бане. На улыбающемся лице Семена светилось самодовольство:
- Я вот, что вам говорю - сейчас главное момент не упустить. Видишь, что в стране твориться. Главное сейчас, что б сильная рука была! А то распустились, понимаешь ли!
Игнатий Петрович улыбнулся, и разлив по стопкам водку произнес:
- Ты Сеня про политику то сам наверное мало знаешь!! От куда ж тебе знать то?! Поэтому не лезь ты в нее! Вон что она с людьми то делает. Если говоришь - сильная рука нужна, так потом она тебя эта сильная рука и придушит за болтовню во время пьянки! Давай - выпей лучше!
- Ээ, нет! Я никогда глупостей не говорю - даже пьяный! Я всегда меру знаю, так сказать старая закваска!
Маргарита Степановна презрительно уставилась на мужиков. Ее пышное тело дернулось, когда рука потянулась за стопкой:
- Эээ! Болтуны! Вы только болтать то и можете, заткнулись бы лучше! Вон работы море нет все болтаете! А ты?! – женщина кивнула на Игната, - Ты то - вон баню, второй год строишь, все никак - построить не можешь! То с одним друганом тут напьешься, то с братаном вот!
- Второй год, второй год,а я может потихоньку. Суеты то такое дело не терпит! Да и вот почти готовая банька то - завтра протопить попробуем! – оправдывался Игнатий Петрович.
- Завтра, ты ж сегодня обещал? – не унималась Маргарита Степановна, - Завтра - ты опять не хрена делать не сможешь! Болеть после сегодняшнего будешь…
Игнатий Петрович насупился и налил еще водки, причем плеснул только в свою стопку. Увидев это, жена пристыдила его:
- Эээ, что все себе только начал плескать!?… кончилось гостеприимство?..
- Да замолчи ты, всю плешь мужику проела! – вступился за брата пьяный Семен.
- А ты сам не лезь! Вон рожа уже красная, небось, Игнатка где то налил тебе, ты то слабенький! Разморить тебя - делать нечего! Не то что мой! Тому хоть ведро – все не по чем!
- Нечего я не слабенький?! А ну, Игнат - плесни мне еще! Я покажу твоей, что пить умею! – потребовал оскорбившейся Семен.
Его тихонько за руку дернула Светлана Васильевна. Она улыбнулась и медленно сказала:
- Хватит Сень! Мера твоя уже прошла… постой немного…
- Ничего не хватит! Наливай Игнат! – взбеленился Семен.
Игнат залпом выпил свою стопку и закусив салатом весело сказал:
- А нету, нету больше - если конечно она не припрятала! – кивнул он на жену.
Маргарита Степановна покачала укоризненно головой и вышла из – за стола. Ее массивное тело скрылось в сенях домика. Сидевшие за столом молча наблюдали, как она там проделает волшебное действие по извлечению запрятанной бутылки. Словно маг, неизвестно откуда женщина достала стеклянный цилиндр и вернулась к столу:
- Это - последняя, больше нет, хоть запроситесь!!!
- А нам больше и не надо! – весело произнес Игнатий Петрович, - Мы, не алкаши ж, какие! – и подмигнул брату.
Тот понял намек о спрятанной заначке в бане и поддержал Игната:
- Да, сейчас вот выпьем и пойдем, попробуем, баньку - как она топится.
Распитие бутылки длилось еще пол часа. Надоедливые мухи то и дело атаковали еду – садясь на салат, хлеб и консервы. Игнат пару раз хотел ударить по насекомым ладошкой, но сдерживал себя, боясь, промахнутся. Семен немного присмирел. С повышением процентного отношения алкоголя в крови, у него снижалась и жизненная активность. Причем тонус настолько упал, что его глаза начали закрываться. Выпив последнюю стопку разомлевший Игнат довольный поглаживал живот и улыбнувшись посмотрел на брата, тот стал совсем пьяный и низко склонив голову клевал носом:
- Ну! Сень, ты готов к пробе баньки?
- Эммм… да. Готов … с тобой хоть на край … света… хоть на подвиг… - промычал тот.
Его жена Светлана Васильевна, с опаской посмотрев на состояние Семена, робко сказала:
- Может не надо а, погляди - он еле шевелиться, Игнат ему поспать надо…
Семен, вздрогнул - услышав голос супруги и ударив кулаком по столу, крикнул:
- Цыть! Женщина, когда мужики на дело идут - не суй своего носа!
- Но, но разбушлатился! Смотрите ка! Орел домашнего разлива! - осадила шурина Маргарита Степановна, – И правда идите ка лучше спать, а то кривые уже как турецкие ятаганы!
Но Игнат ее не слушал, он резко встал и пошел к сараю. Семен тоже сделал попытку оторваться от стола, но ослабевшие, словно ватные ноги подогнулись, и мужик рухнул лицом в тарелку с салатом:
- Ай, ай! - завизжала Светлана Васильевна.
Часть брызг майонезного подлива попала ей на платье, оставив жирные пятна. Женщина помогла Семену подняться:
- Сеня, ну куда ты - посмотри на себя! Игнат то еще трезвый, а ты? Давай, иди, ложись на диван! - вытирая белое от салата лицо, приговаривала жена.
Тот упрямо отмахивался от женщины. Маргарита Степановна смотря на это представление, укоризненно покачала головой:
- Эх, давай его отрезвим немного! Все равно не успокоится.
- Легко сказать отрезвим, как ты его Рита сейчас отрезвишь?
- Да очень просто - смотри! - Маргарита Михайловна ловко схватила шурина за воротник и поволокла к углу дома. Там стояла большая железная бочка, для сбора дождевой воды.
- Ой! Рита!
Может не надо! Ой, осторожней! - причитала рядом бегущая Светлана.
- Не боись! Сейчас мы из него ихтиандра делать будем! – властно отмахивалась от нее Маргарита Степановна.
Семен как обреченный переставлял ноги. Его голова была зажата воротником, поэтому сказать, что - то члена раздельное он не мог и лишь мычал:
- Эмм… не... надо иххх..тиандддра…. я воды…. Не люблююю..
- Ерунда! Все мы из воды, как говорят ученые вышли! - словно палач во время исполнения приговора ответила Маргарита Степановна.
Семен уперся руками в край ржавой бочки. Но сильные руки Маргариты Степановны приподняли его. Центр тяжести тела сместился к голове, и Семен нырнул в темную зеленую воду.
- Ап... холодно... ап хватит… – хватал он воздух между нырками.
- Нет! хорошо, хорошо, купайся - вот водичка дождевая, без хлорочки! - словно издеваясь приговаривала Маргарита Семеновна окуная шурина в бочку.
- Рита, смотри, что б не захлебнулся. Рита, Риточка!! – лепетала рядом Светлана Васильевна то и дела вскидывая к лицу ладони.
После десятого опускания тушки Семена в мутную воду Маргарита Семеновна тяжело дыша, откинула его на траву. Ее большая пухлая грудь - вздымалось как тесто, под тканью халата.
- Ну, во… ттт… водные процедуры. Закончены! - удовлетворенно сказала она.
Семен словно постиранный, сидел на мокрой траве и тоже тяжело дышал. В его глазах после пьяного безразличия появились трезвый испуг и удивление:
- Ну, Ритка, ну узурпаторша. Езди к тебе на дачу - гляди утопишь…
Рядом суетилась Светлана Васильевна, она вытирала мужу лицо подолом своего платья и приговаривала:
- Сеня, Сенечка! Ну миленький, так ведь тебе полегче. Тебе ведь полегче?
Довольная Маргарита Степановна, сверху взирая на чету родственников, величаво проронила:
- Купание красного коня - Петров Водкин! Га Га!!
- Эй, физкультурники! – прозвучал издалека, голос Игната.
Он стоял на пороге баньки и держал в руках охапку дров. Кривые сосновые поленья торчали в разные стороны. Игнат торжественно улыбнулся и повернувшись к двери, пытался ногой приоткрыть предбанник. Но это ему не удалось. Дрова посыпались на ноги.
- Аа, мать его, вот скотство! - заблажил Игнатий Петрович.
- Эээ! Давай, давай, ты еще копыта себе сломай! – крикнула ему Маргарита Степановна. - Но только учти! Я тебя на электричку не поволоку! Так и будешь тут валяться! – грузная женщина сурово смотрела на мужа.
Игнатий Петрович стал собирать рассыпанные дрова. Семен, увидев суету брата, оттолкнул Светлану Васильевну и зашагал ему на помощь. Походка его после водных процедур была более уверенной.
- Ты, какими дровами топить то собрался? А? Это же сырой валежник… он не возьмется. Тем более в новой печке - не известно, как там дымоход, надо было нормальных мелких дров взять! – наставляла мужа Маргарита Степановна.
Ее громкий командный голос разносился по садовому участку. С одиноко стоящего пугала слетела испуганная криком ворона. Маргарита Степановна плюнула и посмотрев на Светлану Васильевну позвала:
- Свет. Пойдем, ну их к черту! Пойдем в избу… полежим после обеда…
Семен помог собрать дрова и раскрыл дверь банки. Игнат сбросал кривые деревяшки возле аккуратной маленькой печки. Ее новая блестящая нержавейка на боках словно умоляла не портить ее сажей. Игнатий Петрович открыл топку.
- Сейчас попробуем, как топится…
- Игнат, а может правда дрова то, какие то сырые, может щепок настругать? - высказал сомнение Семен.
- Нет, все нормально, если печка хороша! Тянет если - то как раз и такие возьмутся! Дай ка лучше там газетки кусок! –отмахнулся Игнат от брата.
Щупленький и вялый огонек пламени цеплялся за бока поленьев, и ни как, не хотел разгорятся. Игнат встав на колени, усердно дул в поддувало. Его лицо покраснело от напряжения.
- Ну, вот видишь, не хрена не горит! Я же говорил - сырые, - скулил под руку Семен.
Игнат дунув еще пару раз, поднял целый ворох обгорелой бумаги. Понимая, что затея разжечь огонь не получится, он встал с колен и почесал затылок:
- Мать его! Зараза, ну ка доставай спирта сейчас вмажем и подумаем, как ее растопить!
Семен послушно полез в дырку за полкой. Извлек от - туда бутылку и налил в стакан. Игнат, выпил дозу и за нюхав рукавом, плеснул остатки спирта на тлеющие головешки. Вспыхнул огонек, и пламя зализало поленья.
- Во! Вот это выход! Че раньше то не догадались?! – удовлетворенно воскликнул Игнат.
Но радость была не долгой. Вспыхнувшее было пламя, вскоре угасло. Игнат разочарованно посмотрел на дымящееся дрова и тихо сказал:
- Стимул, видишь и дровам нужен! Не то что людям - даже дровам! – и он кивнул на бутылку.
- А давай … еще?! – Семен с готовностью схватил стеклянный пузырь.
- Нее.. ты что ?! Одурел?! На дрова спирт изводить! Нее... – осадил он брата.
- А че делать то, так и в баньке не помоемся! Дымоход то протянуть надо…
Игнат вновь почесал затылок. Семен вопросительно смотрел на него и ждал пока родиться мысль.
- Во! Знаю че! У меня там в сарае от мото - пилы бензин остался в бутылке, так на всякий случай! Сейчас мы его с бензином, то она у нас быстро растопится… - воскликнул довольный своей идеей Игнат, – Сиди и жди! Я сейчас!
Он хлопнул Семена по плечу и пошел в сарай. Семен с сомнением посмотрел на стакан и бутылку, но все - таки налил себе немного спирта:
- Только чуточку, я же трезвый! – успокаивал он сам себя.
Игнат вернулся через пару минут с большой зеленой бутылкой. Откупорив, он тщательно налил бензин в топку.
- Осторожней! Вспыхнет - опалит лицо!! - предостерег его Семен.
- Не боись, там все потухло, где мать его, спички…
Игнат пошарив на полке, достал грязный коробок. Достав, спичку он взглянул на брата:
- Ну, Сеня сейчас будет - бьется в тесной печурке Лазо! Ха… ха… - исковеркал слова популярной песни Игнат.
Горящая спичка слабо тлела в его руке. Игнат бережно прикрыл ее ладонью, не давая затухнуть. Когда огонек окреп – швырнул спичку в чрево печки.
Раздался оглушительный взрыв. Печку сорвало с креплений и швырнуло к маленькому окну. Пламя, вырвавшееся из топки, горящей волной - перекинулось на полки.
В углу дико заорал Семен. Его отбросило туда взрывной волной. Сам Игнат вылетел в предбанник, больно ударившись головой о стену. Рухнул шкаф и посыпались тазики.
- Ааа, ааа. Горим!!!! – вопил Семен и ползал по полу.
Игнат в ужасе выполз на улицу. Но и там он увидел не менее страшную картину. На него словно пожарная машина неслась туша жены. Обезумевшая Маргарита Степановна раскрыла рот и издавала угрожающий рык:
- Уууу…ведро, ведро, хватай! Ууу… ведро! Поскуда… хватай!!!
За ней бежала хрупкая Светлана. Она в панике пищала словно оса:
- Иии!!! Сеня!!! Сеня… мой сгориииит…
Игнат увернулся от их ног и подскочив бросился на помощь. Семен выполз из дымящейся парилки на четвереньках. Он хватал воздух как рыба и бормотал:
- Ну мать его, ну мать его - как в бою!! Как в бою… Хиросима!!! С нагосакой!!! - Маргарита Петровна и Светлана таскали из бочки воду ведрами. Игнат сбивал огонь тряпкой. Семен, выхватывая ведра из рук женщин - плескал их на пламя. Но тушить было не удобно. Тесное помещение парилки не давало хорошо залить огонь…
… Через десять минут, все уставшие и чумазые сидели на крыльце обгоревшей бани. Маргарита Петровна протерев, грязный лоб тряпкой, влепила Игнату смачный подзатыльник.
- Уу… протопил баньку… протопил… скотина…
Тот виновато поежился, потирая место удара.
- А че, я хотел как лучше… - попытался оправдаться Игнат.
- Ууу как лучше, как дам еще по твоей бестолковой башке! Кто ж в печку бензин то льет?! Пары ведь - идиот!!! - и женщина вновь замахнулась на мужа.
Игнат с опаской попятился от супруги. Семен посмотрев на брата поднялся и встав напротив уперся руками в бока:
- А… че… давай хоть выпьем… за спасение, Ритка - есть же у тебя?
Тут неожиданно сорвалась Светлана Васильевна. Она бросилась на мужа как бультерьер на соперника:
- Я тебе дам выпить! Я тебе дам выпить - сволочь! Еще один! Чуть не сгорели заживо! – орала она, вцепившись руками в волосы мужа.
- Ааа, - орал тот, - Светка… ты , что совсем?!! Аааа!!!
Игнат рассмеялся. Маргарита Петровна посмотрев на сцепившихся, родственников громко сказала:
- А ну цыть!!! Хватит - чего устроили побоище?! Убьеж мужика! Он то не при чем?
Светлана отпустила мужа и посмотрела на Игната:
- Да, ладно! Все они не при чем! Козлы иногда им полезно пару клочков вырвать…
- Ага, вырвать, так до пенсии вообще лысым будешь…– обиженно огрызнулся Семен и пошел к дому.
Игнат прищурившись, посмотрел на небо. Маргарита Петровна взглянув на хитрую физиономию мужа , толкнула его в бок:
- Ладно, та ки быть дам я вам выпить, все ж не спалили баню до конца! Но одно условие - спать в ней и будите!
- Это почему? - удивился Игнат
- Хропите оба сильно, пьяные, а мы сюда отдохнуть приехали со Светой, а не ваши рулады слушать!
Светлана хотела возразить, но Маргарита Петровна махнула на нее рукой:
- Света, они все равно нам всю плешь проедят,… пусть уж выпьют, там в банке…
Игнат довольный попытался при обнять жену за ее могучую талию,… но та отмахнулась и ударила его тряпкой по рукам:
- Хорош свои чувства показывать, как будто ты по мне соскучился из - за бутылки благодарен…
Игнат скорчил жене довольную рожицу и запел:
- Протопи… ты мне… баньку… хозяюшка. Я от белого… света … отвык. На болоте… у самого.. краешка…..

Стоял прекрасный августовский вечер. С заходом солнца похолодало, но свежесть была приятной. В далеке слышались звуки музыки - на соседней даче у кого то играл магнитофон. Птицы вяло щебетали в темени деревьев – предчувствуя наступление ночи. С каждой минутой становилось все темнее и темнее. Комары с настырным писком лезли в рот и глаза. Игнат отмахиваясь, плевался. Они сидели с Семеном на крыльце баньки и разложив рядом закуску пили выпрошенную у Маргариты Петровны бутылку.
- Вот, видишь Сеня - от пожара и толк есть! Так бы Ритка нам бутылку не дала!
Тот снова опьяневший, соглашаясь - качал головой:
- Да… только вот я сильно испугался, когда шарахнуло!!! Я думал… все… конец!

- Нее… боятся не надо… если тебе суждено умереть в постели - умрешь в постели, если суждено что на голову кирпич упадет – точно шарахнет, и не куда от этого не денешься… судьба! - отбиваясь от настырный комаров филоссовствовал Игнат.
- А если суждено в бане сгореть? Что тогда? Откуда я знал, что мне не суждено - в бане сгореть? – поставил в тупик Игната Семен.
Тот пожал плечами и промолчал. Жирный комар, изловчился и укусил, его в лоб. Игнат громко хлопнул по лицу:
- Да, что б их мать!!! Может, в банку пойдем? Там все этих тварей поменьше, а то закусают.
- Пойдем - только там темно, а зажигать, что ни будь. Я боюсь - после взрыва…
- Ладно, стакан я рассмотрю. Края вижу! У меня глаз как у совы! В темноте все прекрасно видеть могу…
Перебрались в предбанник. Там было даже удобней. Но вот наливать приходилось все же поднося стакан к окну - темень была полная. Закуски видно не было, поэтому ели, беря на ощупь.
- Игнат… ты сало бы нарезал…
Игнат нащупал кусок сала и стал стругать его мелкими ломтиками. Это он делать умел. Но сейчас вдруг почувствовал, что потерял навык. Ножик то и дело срывался, а куски получались толстые:
-Ч то то сало то какое то … жесткое… я вроде его сам солил…
- Да ерунда… это ведь не еда… это закуска…. Давай наливай…
Вскоре кончилась выпрошенная у Маргариты Степановны бутылка и перешли к запрятанному спирту. Как не странно при пожаре бутылка не разбилась, а отлетев под полок так и осталась там лежать. Ее Игнат не заметно припрятал от жены. Сейчас поглаживая, стеклянную тару он довольный, сказал:
- Вот видишь - тоже судьба! Суждено было нам ее выпить! – говорил он пьяным голосом, – выпьем… выпьем… родную… выпьем…а ведь могла разбиться… но бог дал нам возможность ее выпить – бормотал он. Но Семен его не слышал. Он, откинувшись, храпел на стуле.
- Сеня! Спишь… слабый ты…
Игнат налил себе и выпил. Спирт обжег горло. Игнат почустваовал, что совсем опьянел. Потянувшись за закуской - нащупал кусок сала и положил его в рот.
- Что то сало… какое то пресное… черт знает что! – бормотал сам себе Игнат пережевывая кусок, – вроде… сам солил… и перчик и соль все по норме… черт… наверное спирт вкус перебивает…
Через десять минут, совсем в полной темноте он налил себе последнюю стопку. Как Игнат ее пил, уже не помнил, потому, что сразу свалился на пол и уснул…
…Проснулся он от громких криков. Где - то в огороде блажила Маргарита Степановна. Ее звучный голос больно отдавался в висках. Игнат поморщился и встал с пола. Он увидел, что проспал до утра прямо на голых досках. Яркий солнечный свет пробивался сквозь маленькое оконце, причудливо преломляясь сквозь пыльное стекло. Семена в баньке не было. Игнат встал и потянувшись открыл дверь. Свежесть чистого воздуха ворвалась в ноздри. Игнат зажмурился и глубоко вздохнул. Маргарита Петровна, увидев вышедшего из банки мужа - заголосила с удвоенной силой:
- Вот, появился! Явление Христа народу! Алкаш!!!
Игнат зевнул и понял. Что очень хочет пить. Во рту было сухо. На губах - оставался какой то противный привкус. Игнат повернулся к жене и крикнул:
- Что ты орешь… с утра пораньше?! Что орешь..
- Да алкаш ты и все, что на тебя орать - сам то сгоришь, черт с тобой! Ты вот других людей потравишь..
- Ты, что такое несешь то, что несешь - у завелась! А Семен где?! Братан то, не бось - сбежал от вас! Заели с утра то..
Маргарита Петровна выпрямилась в полный рост. Ее лицо как не странно, не смотря на ругань было не злое. Напротив, жена улыбалась:
- Где, где?! Там, где и должен… был быть - в сортире, твой братан!!! Блюет и прочее - уже час сидит! Не знаем, как теперь в город поедет! Вдруг по дороге - прямо в электричке, обосрется…
Игнатий удивился. Он посмотрел на одиноко стоящий деревянный туалет. Из - за серых досок неказистого сооружения доносились странные урчания и вскрикивания Семена. По ним можно было понять, что брат освобождает свой кишечник.
- Чего это - его так? Может траванулся чем?
- Чего это его так?!!! - передразнила мужа Маргарита Петровна, – А водку да спирт меньше жрать надо! Что бы смотреть, чем закусываете!
- А чем это мы закусывали?! Ты же готовила… - удивился Игнат.
- А ты, пойди, посмотри, что вы в темноте жрали!…Как умудрились то?!
Ничего не понимающий Игнат, вернулся в баню. Уже внутри он услышал странный намек жены:
- Игнат, а у тебя самого то пена из задницы и носа не лезет?
Ха.. Ха… - раздавался ее звонкий смех.
Игнат посмотрел на их вчерашний стол и обомлел. Среди разбросанных помидоров, огурцов и редиса лежал… нарезанный кусок хозяйственного мыла, аккуратный коричневый кирпичик, а вернее то, что от него осталось. Мыло было нарезано тонкими ровными кусочками... многие были откусаны и на них остались следы от зубов.
- Боже мой!!! Вот это забухали!!! – Игнат с ужасом понял , что вчерашнее - пресное и не вкусное сало, было не что иное как обыкновенный кусок хозяйственного мыла, который он перепутал. Вот почему сало так плохо резалось в темноте. Но даже не это больше всего поразило Игната. Поразило его то… сколько они с Семеном съели этой гадости. От огромного бруска - осталось несколько пластиков…
В этот момент резкий спазм отозвался в его кишечнике, где -то внутри забурлило и резануло. Игнат пулей выскочил из бани. Но когда он бежал к туалету, в вдогонку ему прозвучал крик жены:
- Не торопись, муженек, там занято!!! Вахта у Семена еще не кончилась. И не вздумай мне на грядки нагадить!


- Я говорю тебе Игнат - бабы дуры! Причем все… Вот ты думаешь - случайно мы с тобой,это мыло сожрали?!!! Нееее!!! Нет, не случайно! Они нам специально подбросили, что бы мы с тобой - так мучались, что бы пить бросили!
- Нее.. Семен… не .. даже если они это сделали специально - то сами себе навредили! Сколько вот мы с тобой уже сидим! Две электрички пропустили, так кто от этого страдает? А пить - мы все равно не бросим! Неее, Семен - зря ты на них…
Игнат и Семен сидели в длинном и вонючем помещении вокзального туалета. За стеной на пироне послышался грохот подъезжающего поезда. В деревянную дверь требовательно застучали. Послышался злой голос Маргариты Петровны:
- Игнат! Семен! Сволочи! Третья электричка уходит!!! Ну и сидите - скоты! Мылоеды хреновы!!!

Апрель 2004.
–>

Произведение: Мыло | Отзывы: 1
Вы - Новый Автор? | Регистрация | Забыл(а) пароль
За содержание отзывов Магистрат ответственности не несёт.

Принято мною
Автор: mitil - 13-Jul-05 10:26
(подпись)

->