Добро пожаловать!  Регистрация  Автопилот  Вопросы..?  ?  
   
  НачалоАвторыПроизведенияОтзывыРазделыИтогиПоискОпросыНовостиПомощь   ? 
Вход в систему?
Имя:
Пароль:
 
Я забыл(а) пароль!
Я здесь впервые...

Сводки?
Общие итоги
Произведения
Авторы
 Кто крайний?
Старый Брюзга

Поиски?
Произведения - ВСЕ
Отзывы - ВСЕ
 Персонажи
ВСЕ в разделе
Произведения в разделе
Отзывы в разделе

Индексы?
Начало
  Наблюдения (9)
По содержанию
  Лирика - всякая (5837)
  Город и Человек (373)
  В вагоне метро (25)
  Времена года (293)
• Персонажи (281)
  Общество/Политика (122)
  Мистика/Философия (644)
  Юмор/Ирония (629)
  Самобичевание (103)
  Про ёжиков (57)
  Родом из Детства (330)
  Суицид/Эвтаназия (75)
  Способы выживания (294)
  Эротика (67)
  Вкусное (36)
По форме
  Циклы стихов (129)
  Восьмистишия (269)
  Сонеты (92)
  Верлибр (145)
  Японские (178)
  Хард-рок (49)
  Песни (158)
  Переводы (170)
  Контркультура (8)
  На иных языках (25)
  Подражания/Пародии (148)
  Сказки и притчи (67)
Проза
  Проза (607)
  Миниатюры (341)
  Эссе (33)
  Пьесы/Сценарии (23)
Разное
  Публикации-ссылки (8)
  А было так... (450)
  Вокруг и около стихов (85)
  Слово редактору (8)
  Миллион значений (31)

Кто здесь??
  На сервере (GMT-0500):
  09:26:01  25 May 2017
1. Старый Брюзга
2. Гости-читатели: 5

учителю
25-Aug-14 18:55
Автор: Ксения Хохлова KGH   Раздел: Персонажи
Тимуру Гагину

Фортуна для любимцев не скупа,
и все же - пусть и впредь, как можно чаще,
сдаются замки, пропускают чащи,
услышав заклинанье "пурквапа".

А если ночь, глаза свои тараща,
злорадно притворится, что слепа,
пускай пребудет лунная тропа
реальней и надежней настоящей.

Великий Канцлер вновь проговорит:
"кто предан ритму, тем и верен ритм"
и что-нибудь добавит по секрету

(все прочие расслышат "новизна"),
и может быть, пошлет в подарок знак -
котлету ли, конфету ли, комету...
–>   Отзывы (3)

Колобок
08-Jul-14 17:39
Автор: Алёна Трифонова   Раздел: Персонажи
Ты пуст, как ножка одуванчика.
В тебя дымить и дуть легко.
Беспечным престарелым мальчиком
Ошпаришь губы молоком.

Давно сердца ушли за звёздами,
Устав беречь твою хандру.
Ни пряником, ни злыми розгами
Живой не расшевелишь труп.

Не избалован, но безжалостен
К тому, кто Богом обделен.
Благоволишь, когда за малостью
Приходят люди на поклон.

Высок, но карликом озлобленным
Душа скорежилась внутри.
Себе ты кажешься особенным,
В себя не глядя. Посмотри,

Ты пуст, как ножка одуванчика,
И голова твоя лыса.
За глупым колобковым мальчиком
Следит наивная лиса.

И рыжей мнится привлекательным
Отнюдь не сдобный колобок.
Он будет съеден обязательно,
Она сломает свой зубок.

22.05.2014
–>

вода
06-Jul-14 00:43
Автор: Ксения Хохлова KGH   Раздел: Персонажи
Пополняла ряды ледяных истуканов
на просторах тоски.
Септаккордами из грозового канкана
охлаждала виски.

Пересохшей землей ожидалась, как манна,
но спускалась тайком:
облака по оврагам плескались туманным
разливным молоком.

С обесцененным сном уходила сквозь пальцы,
через пряди волос.
Заливала пергаментный флот репутаций,
защищавший колосс.

Превращалась в посуде, от накипи ржавой,
в обжигающий клуб.
...на лице нарисованном не удержалась
и стекла по стеклу.
–>   Отзывы (2)

Ленин
21-Jan-14 19:15
Автор: Семён Беньяминов   Раздел: Персонажи
Лежит Ленин в Мавзолее,
С виду - хитрый мужичок.
Лева ручка отдыхает,
Права сжата в кулачок.

Частушка


Всю жизнь преследовал, глумился и терзал
скуластый человек с раскосыми глазами.
Он то стремительно являлся на вокзал,
то шастал с накладными волосами;
то возникал его калмыцкий лик
над ордами орущих дезертиров,
над бандой изощрённых прощелыг,
разграбивших столичные квартиры.
Смутив рабов, снующих между труб,
и высказав последнюю обиду,
он лёг, набальзамированный труп,
в ступенчатую мини-пирамиду.
Но тень его, его вороний крик -
исчадие монгола и вандала -
ещё столетие терзали материк
от Беринга до Финского вокзала.
И статуи с протянутой рукой
как знаки нищенства на площади стояли.
И захребетники от имени его
ещё свирепее казнили и ссылали.

Что нового под вечною луной?
Что изменилось, кроме ржавой жести?
Он тут ещё со скрюченной рукой
на чёрном фоне в сатанинском жесте.
–>   Отзывы (4)

Ты богиня южных влажных ночей...
20-Dec-13 04:45
Автор: Алёна Трифонова   Раздел: Персонажи
Юлии

Ты богиня южных влажных ночей.
Твой рязанский принц загонял коня.
Ты хотела быть непременно чьей-
То и погадать просила меня.

Зажигала свечи, чтоб, дверь открыв,
Ты узнала сердцем свою судьбу.
Приходили такие, что видеть б их
Только в белых тапках в тесном гробу.

Мы лечили раны и впопыхах
Залечили души до немоты.
Я вскрывала вены в своих стихах,
Задыхалась в письмах подстрочно ты.

Скоро снег растает, и эта боль,
Как сугробы скинет с водою грязь.
Неизбежность, с которою ты срослась,
Опрокинется навзничь. И ты позволь

Быть себе богиней разных ночей,
Чтобы без коней и без хвастовства
Задыхался чувствами кто-то, едва
Видя влагу синих твоих очей.

Расколдуешь сердце от серых лиц
Недопринцев и недо- всего того,
Что стучалось в дверь из своих гробниц,
Не сумев принять твоё естество.
–>   Отзывы (4)

В нем есть что-то от Каина
10-Dec-13 22:57
Автор: Nusy   Раздел: Персонажи
В нем есть что-то от Каина: 
то ли в походке, в манере ли?
Так с надрывом, отчаянно, яростно атаковал!
А чего ты хотела?
Ты и молчала, и верила — 
и когда тебя предал,
и даже, когда убивал.
Он спешил... 
не со зла — 
от вины?
      от греха?
              от обиды ли? — 
откажись от любви!
Ну, а как — от себя?! Убежать?
И дрожала душа,
односложное — "кончено" — выстрелив,
да чего уж — 
и ныне
при встрече стремится дрожать.
Ну, а что бы ты выбрала?
Ведь ничего не оставлено.
Кто кого обокрал?
Кто кого пожелал обмануть?
Посмотри еще раз — 
в нем, и правда, есть что-то от Каина...
Каин кается, 
Каин мается, — 
жаль, что Авеля
не вернуть...
–>   Отзывы (2)

УМ
09-Dec-13 18:31
Автор: Alex Korzhuev   Раздел: Персонажи
Кто-то переводит километры кинопленки,
Кто-то таскается по кастингам и съемкам,
Кто-то писаниною марает бумагу,
Но лично я не понимаю: для чего все это надо?
Кто-то малюет картины - вот кретины, -
Все креативные такие, что становится противно!
Кто-то дрочит гитары ради премии Гремми,
Но у меня совсем нет времени для всей этой хрени.
Я реально занят очень важным делом,
Я реально зарабатываю деньги,
Сутки через трое каждую неделю
Я — охранник в продуктовом отделе.

Я первый и последний чемпион по кроссвордам,
А кто не согласен - тому сразу в морду.
Вот слово из двух букв: вторая “эм”, первая - “у”,
Но че это за слово до сих пор не пойму.

Послушайте-ка дети, что вам скажете взрослый дядя.
Если тут никто не хочет стать тупым, как дятел,
То с детства надо выбирать ответственно занятия;
Дядя умный, дядя бывший сторож на книжном складе.
Советую задуматься о будущей профессии;
Себя вы не прокормите ни книгами, ни песнями,
Хоть ты тресни, бля,
другое дело - это я:
Свою прекрасную работу я ни на что не променяю.

Я реально занят очень важным делом,
Я реально зарабатываю деньги,
Сутки через трое неделя за неделей
Я — охранник в продуктовом отделе.

апрель-ноябрь 2013
–>   Отзывы (3)

ЕЖОВЫЕ ВРЕМЕНА ГОДА
24-Nov-13 01:30
Автор: Ксения Хохлова KGH   Раздел: Персонажи
ВЕСЕННИЙ ЕЖ
Наивный еж надежд - весенний еж,
пронзительно нежны твои иголки.
Стеклянный сувенир на пыльной полке
хранимый той, кого не предаешь.

Ты так старался нужным быть - и что ж?
Тебя не тронут слухи, сплетни, толки
Прозрачным амулетом для стаховки
Моей удачи, может быть, сойдешь.

Пусть не сбылись аккорды обещаний
Но что бы мне другие ни вещали,
ты одинок и одиноким рад -

ну кто ж еще за покер приголубит?
И вот сидишь со мной в подпольном клубе
залапанным протектором для карт.

*протектор - игрушка - амулет, который ставится игроком
на розданные карты. Разновидность тамошних понтов.

ЛЕТНИЙ ЕЖ

Июнь. Кудепста. Солнца рыжий еж
Мне спину проверяет на защиту.
Шепчу - ну, что ж, дыра зимы зашита,
А новую ты вряд ли в ней пробьешь.

Цена, грызун, твоим стараньям - грош.
Спали вон, лучше, чтобы шито-крыто
спасателей разбитое корыто
на берегу которое найдешь.

Трех пальцев принимай мою фигуру!
Расслабилась. Заснула, право, сдуру.
Еж спрятался в нору из облаков.

Ах, как хотелось загорелых плеч, но
за хамство небу и свою беспечность...
ожоги мажу кислым молоком.

ОСЕННИЙ ЕЖ

Когда на юг с листвой рвалась душа
краснушно полыхающей осины,
осенний еж какой-то депрессивный
переходил дорогу не спеша.

Мы с ним по настроенью кореша.
Спросила - хочешь, милый, апельсина?
Я, жалкий продолжатель Ибн-Сины,
ужель не пожалею малыша?

Тем более, что день делить мне не с кем...
Кто ж знал, что еж тот крови королевской,
не то, что апельсины грудой ел,

а забивал и ямбами офсеты,
и за рифмовку убивал поэтов,
И был завален вечно грудой дел.
–>   Отзывы (3)

Однажды в Вероне
21-Nov-13 20:15
Автор: pgregory   Раздел: Персонажи
Скрывая надежду в прощальном поклоне
с притворно-холодным, смущающим взором,
Ромео умчался на розовом пони
к тревожащим разум далеким озерам
сквозь вечные джунгли, срубая лианы,
игрушечной саблей махая неловко...
...И корчат гримасы ему павианы,
лишенные места привычной ночевки.
Он прочь отгоняет ночные кошмары,
и племя пигмеев тревожно и строго
из зарослей смотрит на странную пару-
красивого зверя и белого Бога...
Ах, милый Ромео! Ах, преданный рыцарь!
Все в прошлом осталось. Как дым, отлетело...
... Воинственно охрой раскрашены лица,
и ядом кураре намазаны стрелы...
-Прощай, мой красавчик, мой розовый пони!-
Джульетта смеется натужно- жеманно.
...В палаццо фамильном в притихшей Вероне
Ей сальности шепчет посол чужестранный...
–>   Отзывы (2)

осенний ответ
16-Nov-13 06:45
Автор: Ксения Хохлова KGH   Раздел: Персонажи
http://www.stihi.ru/2013/11/12/905


1.
Кем одарен неземной возница!?
На всем скаку, после чаши рома -
Дрожа, в дорогу стрела вонзится.
За миллиметр от стопы. Не промах,

скорее знак: посмотри на тучи,
там капли ждут, чтоб упасть на губы
Не поцелуем - а словом жгучим,
простывшим хриплым, почти что грубым.

Не рук объятья - норд ост закрутит.
Порывы марши на ноты делят.
И календарь, будто столбик ртути
в стекле, покажет - за тридцать девять

и девять где-то... Не лжет, паскуда...
Как в реверансе, склониться в боли,
и падать, падать под звон посуды,
разбитой на неземном застолье.

Соncеrto grosso и танго смерти...
Звенят в наушниках килогерцы…
Эй, там, на небе, мишени сверьте!
И цельтесь лучше. Чтоб сразу - в сердце.

2.

Каноны, ямбы - да Бога ради -
формат, как будто лист А4...
Сосуд осенний зимой украден,
И карты древние шулер стырил.

Мечи и жезлы (туда же стрелы),
Динарий из кошелька Иуды...
Уйдет Грааль за железо смелым -
Подделку слепит поклонник Вуду.

Кто понял знак, тот прошепчет: "тень я"
Кто не прочел - ею точно станет,
И дрожь из солнечного сплетенья
Как от касаний горячей стали.
–>

Баллада о великом актере
07-May-13 01:26
Автор: snom   Раздел: Персонажи
Бомж Андрей, замерзший в понедельник
Под забором Троицы Святой,
Негодяй, разбойник и бездельник,
С детства стать мечтал кинозвездой.

А теперь его худые мощи
На холодном кафеле лежат,
Их в формальдегиде прополощет
Равнодушный пьяненький медбрат

И под жидкие аплодисменты
На тележке в светлый зал ввезет,
Где кружком рассядутся студенты,
И профессор скальпелем блеснет...

Вынет сердце, почки, селезенку,
Высосет спринцовкою мозги,
Вытряхнет увядшую мошонку
И отпилит ровно полноги.

Бомж Андрей, divisee en quatre,
Публику пленил своей игрой,
Став в анатомическом театре
Первой и единственной звездой.
–>   Отзывы (3)

* * *
05-May-13 07:42
Автор: Эльвира Пархоц   Раздел: Персонажи
По рассветной траве,
Глядя вверх,
Я пройду,
задевая кусты черёмух.
Услыхав колокольца птиц,
Пораспустит вязанье дрёма -
Шерстяную туманную нить.

Крещена я водой криниц.
Отшептали меня стернИ
Да лозинник отпел
белый.
Уж не стану тебя винить:
Что предписано - то и делай
(А судьба твоя, знать, такая ж).
Руки зябнут, как на свиданье.
На десяток шагов воли дай мне.
На поляне, у пегого камня
Меня расстреляешь.

Жаль полынных небес
Да несчитанных вёрст.
(Лес -
Тихим эхом в груди.
Подожди...)
Жаль
Желторогой козы - чёрной ночи,
Что по крыше цокочет
Копыцами звёзд;
Да косматого рыжего пса,
Что бежит голубыми лугами;
Жаль
Светлоярых озёр овса
Со берёзовыми берегами;
И приснившихся дивовых гор;
И тропинок нехоженых...
Жаль -

Мы похожи с тобой, похожи...
Слышу:
щёлкнул затвор.

...Ветер гладит пуховый,
Сероватый ослинник.
Травные слёзы горят.
Из корзинки ольховой
Брусникой
Раскатилась заря.
–>   Отзывы (2)

У костра - трое
21-Nov-12 11:59
Автор: unona   Раздел: Персонажи
У костра – трое

Импровизированный костер соорудили в подвале разрушенного дома. Здесь они и жили. Вчетвером. Им хотелось согреться и покушать. Пекли картошку и вели беседу. Мирную, потому что были еще не под градусом.
- Мы даже настоящих имен друг друга не знаем, - голос принадлежал женщине, хоть и был покуренным и низким, - Живем вместе, а не знаем.
- А зачем тебе наши имена, Чекушка? Их нет давно уже, как и паспортов,- ответил ей хриплым басом мужчина.
Впрочем, их пол можно было различить только по голосам, настолько они были грязные, и одеждой их могла бы похвастаться любая помойка. Они привыкли к такой жизни, их уже ничто не смущало. Были довольны, что есть общение и уголок, где можно выпить и выспаться.
- Кабан, добавь дровишек, я еще не согрелся, выпить нечего.
- Подними свою задницу, Ментяра, а то хорош приказы раздавать. Может, Шуруп принесет, он проворный.
- Может.
- А, может, и нет. Ментяра, хлеб есть?
- Немного. Эх, братва, а когда-то мы людьми были. Я в ментуре служил, уважали меня. Звали тогда меня Пал Палыч. Хорошие были времена, солидные, не то, что теперь. Фигня, не времена, люди поганые, хрень, не людишки.
- Как ты на улку попал? – спросила любопытная Чекушка.
- Жена мне такое устроила. Отхапала квартиру, а я прописан там не был. Она специально к теще меня прописала, а та…не стоит вспоминать. В деревне у матери домик, так в Приморье. Пока хотел оформить на себя, мать померла, а дом подожгли. Общагу в ментуре дали, а потом…Связался с одной подсудимой, и…чуть на зону не загремел. Выгнали с ментуры. Идти некуда было…Эх, давно не спал я на чистых простынях да с красивой бабенкой, давно…
- Дык теперь со мной спишь, - сказала Чекушка, - Иль я тебе не нравлюсь?
- Не, ты – баба сексуальная, только мужиком от тебя прет, куришь, как паровоз и пьешь, да еще и одна на всех.
- Везде успеваю, правда, Кабан?
- Успеваешь. А меня, стыдно сказать, родная дочь на улку выгнала. Не скрываю, выпивал, но в меру. Спать ложился, не буянил, тихий я. Только ей плевать было, почему я выпивать стал. Когда Марусю, жену мою любимую похоронили, я ни спать, ни есть не мог. Дочка ко мне прописалась, обещали они с муженьком жить со мной до скончания моих дней, а сами…даже отравить пытались. Не мог же я на родную дочь заяву писать. Ушел, а идти некуда. С Шурупом в пивнухе познакомился…он меня сюда привел. А работал я раньше шофером. Вадимом Степанычем звали. А теперь я дерьма не стою. А ты, Чекушка?
- Любимый бросил. Я пианисткой была, по заграницам моталась, а он спутался с другой. Я не выдержала, увлеклась выпивкой, вот и осталась на улке. А мне весь мир хлопал, я – классная пианистка. Елизавета Полянская, слышали?
- Ха! Откуда? – промолвил Кабан, - Теперь ты, как и мы, бомж. Ой, чего я нашел! Пианистка, тащи одноразовые. Шуруп пузырь затырил. Получит сегодня, ой, получит, наглец. Чего сидишь, Чекушка?
- Не Чекушка, Елизавета Ивановна.
- Лизавета, так Лизавета, какая разница? Тащи, Лиза, стакашки, пора и на грудинку принять…
нояб 2012
–>

Разбуди меня!
26-Sep-12 16:33
Автор: unona   Раздел: Персонажи
Разбуди меня!
Разбуди меня! Прошу! Мне снится удивительный сон. Ты идешь по широкой лужайке, а вокруг тебя полевые цветы, такие, какие ты дарил мне в России летним днем: васильки, колокольчики, ромашки, кувшинки… Пытаюсь идти за тобой, но не могу: не идут ноги, не желают идти. Стою и жду, когда обернешься, а ты, не поворачивая головы, куда-то спешишь, не обращая на меня никакого внимания. Это обидно и больно, любимый, ты никогда со мной так не поступал.
Плачу от безысходности, падаю в траву и успокаиваюсь. Не сердись, я все понимаю, значит, так надо. Буду ждать тебя столько, сколько необходимо. Ты придешь, нежно поцелуешь меня в щеку и будешь с упоением рассказывать, что нового увидел. Вечером мы поставим в хрустальную вазу букет полевых цветов, зажжем свечи и устроим ужин для нас двоих… только для двоих, и никаких гостей.
Разбуди меня! Теперь сон уже другой. Ты объясняешься мне в любви и даришь кольцо с солнечным бриллиантом, а я его не принимаю. Ругаю, что ты потратил на такой пустяк все сэкономленные деньги для поездки на юг. Мы их копили несколько лет, а ты… Нет, я, конечно, хочу иметь такую роскошь, но понимаю: нам это пока не по карману.
Разбуди меня! Нет, не буди! Потому что, пробудившись, не увижу тебя рядом на нашей супружеской постели. Ты погиб более года назад в теракте, нелепо, глупо, непоправимо… Эх, вернуть бы назад время, как бы мне хотелось снова оказаться рядом с тобой. Ты ехал на работу, а….нет, не буду, а то разревусь, ты не любил слез.
Не надо меня будить! Хотя бы во сне еще раз увижу тебя и поговорю с тобой, мой любимый. Но прошу тебя: не зови меня к себе, я хочу пожить за тебя и за себя. Ведь когда меня не будет, некому будет увидеть тебя даже в сновидениях.
Закрываю глаза. Это ты идешь по дороге навстречу солнцу, улыбаешься, а в руках у тебя букет полевых цветов. Может, тебе и на небесах живется неплохо? Хоть бы…
Открываю глаза. Я одна в комнате, если не считать маленькой канарейки, которую приобрела, чтобы не слишком сильно ощущать одиночество. Даже имя птичке дала на ту же букву, что и твое.
Разбуди меня! Живым – жить. Пожелай мне поскорее избавиться от тоски, она горю не поможет. А вот память о тебе, мой дорогой, оставлю себе. И пока я живу на свете, жив и ты. Так нам суждено.
–>

под сердцем
07-Jun-12 12:39
Автор: Даша Дарвина   Раздел: Персонажи
опять тавро
и лучшего забрали

я грею руки на чужих смертях
некрофилия
суперхит сезона
меланхоличности
от Ларса за тебя
растопятся последними лучами

её держали
не пускали
говорили
там на земле
людей болото
и слова перепачканного грязь
любовь
как вечная работа
а все добро
молчанье и цветы
посмертно

звезда
подумала
заплакала
и сбросилась на землю
а где-то шевельнулся ты
под сердцем мамы
–>

научи меня ждать как они...
14-Apr-12 12:09
Автор: Даша Дарвина   Раздел: Персонажи
не учи меня ходить по воде
лишь ползти к тебе по тонкому льду
петербургом пахнет их никотин
и собаками свердловий ебург

мы командуем
сидеть...
и апорт...
добавляя то
ко мне..
то лежать...
мы за борт
собака след наш берёт

в нас находит возвращая назад
человека
и мокреют глаза

научи меня ждать как они...

–>   Отзывы (2)

Сигнал потерянного марсохода
12-Apr-12 23:21
Автор: Ольга Багаева   Раздел: Персонажи
"Обрывается связь, исчезает контакт,
Затухают сигналы привычных команд
Сквозь простор марсианского неба.
Я в бескрайней пустыне, средь красных песков,
Поиск дальше вести постоянно готов
В тех краях, где никто из вас не был.

Точкой старта в пути, первым знаком с Земли,
Вы на эту планету меня донесли -
Первый якорь в космической дали.
Неполадки в системе уже не убрать.
Всё, что мог, я прошёл. И теперь буду ждать
Тех, что первым меня отправляли.

Пусть годами бродил я в чужом далеке,
Повинуясь умелой и верной руке -
Знанья брать по крупицам непросто!
Я - земное творенье, посланник людей.
Подпитавшись от Солнца искрой батарей,
Каждым утром всё слушаю космос.

Хоть закончен мой труд, отключиться не смог:
Не положено так в бездне космодорог.
Одиночество? Не понимаю.
Я машина. Я жду. И мечтаю, суля,
Что увижу на Марсе посадку землян.
Говорите, Земля! Принимаю..."
–>   Отзывы (6)

Мальчик хорошенький, мальчик улыбчивый...
25-Mar-12 07:17
Автор: Инна Амирова   Раздел: Персонажи
***
"Спи себе, девочка – без – мальчика,
Requiescat in pace…"
(Е.Вольховская)

Мальчик хорошенький, мальчик улыбчивый
руки протягивал, звал, завлекая.
Мальчик играл, точно льдинкою, личиком -
Кай, превратившийся в Каина.
Мальчик, хорошенький, добренький - чинно
льдинки вгонявший под теплую кожу;
мальчик давно обратился в мужчину –
на Королеву похожего.
Мальчик прелестный влюбленную девочку
продал за Вечность. Зеркальная частность:
был он тебе, мой холодный, предтеча -
Кай, не сложивший из кубиков «СЧАСТЬЕ».
–>   Отзывы (3)

Персей
26-Dec-11 04:54
Автор: snom   Раздел: Персонажи
Еще по двести, брат! Пора!
К самой Медузе в гости едем!
Там будет ложками икра
И недолюбленные леди…

Возьмем с собой фривольный стих,
Лукавые наденем маски,
И будем пить за шестерых
И за шестнадцать строить глазки!

Пора, мой друг! Вспушим бомонд!
Горгона ждет, пустыня внемлет,
И багровеет горизонт,
И звезды падают на землю…

Итак, вперед, товарищ мой!
Нам не страшны любые змеи!
Лишь только тот, кто слеп душой,
Под женским взглядом каменеет!

Но неподвижен твой зрачок,
И черен нимб над головою…
За печкою скрипит сверчок,
И в дымоходе Грайи воют…
–>   Отзывы (9)

Сосед Михал Семеныч
17-Oct-11 01:15
Автор: cimoneta   Раздел: Персонажи
Сосед Михал Семеныч
Он хоть и высокий, но похож на всклоченного седого воробья. Вечно в каком-то суетливом движении. Ему уже за семьдесят, но к дамам интерес явно не утратил. Выбился на старости лет в депутаты от партии «Ветеранов» и при всяком удобном случае напоминает окружающим о своем депутатстве. Его квартира как и наша на первом этаже дверь в дверь. Первое наше столкновение произошло следующим образом. Прихожу домой с работы, мама в панике.
- Доченька, приходил сосед Михал Семеныч, говорит, ему наши обои в кухне понравились.
- Ну и прекрасно – успокаиваю я ее.
- Да нет, не прекрасно, он хочет их отмочить – с ужасом уточняет мама.
- Как это отмочить. Зачем?
- Ему такие обои хочется иметь в прихожей. Он обещал придти с тазиком и аккуратно их отмочить.
- Что за бред? С каким тазиком? Зачем ты вообще ему обои наши демонстрировала?
- Я не демонстрировала, он их в окно увидел и теперь предлагает отмочить.
- Мама, успокойся, ничего он тут отмачивать не будет. Пусть пойдет и купит.
- Говорит, искал, таких нету.
- Чушь какая-то. В конце концов, это его проблемы, не парься. Скажи ему, что я запретила отмачивать наши обои. И у нас то, что теперь стены голыми стоять должны. Мне эти обои тоже нравятся.
- Он обещал какие-то другие принести.
- Не надо нам других, мне эти хороши. В общем, я запрещаю трогать обои и точка.
- Ох, хорошо, я ему так и скажу, что ты запретила.
- Вот так и скажи. И не переживай.
- Как же не переживать только въехали, соседи все-таки.
- Вот именно мама, надо сразу определиться в отношениях. А то - на тебе, обои он отмочит. А в следующий раз, что ему в голову взбредет отмочить?
В следующий раз Михал Семенычу понадобилась наша стремянка. Он ее взял, а назад решил не отдавать, так она ему подошла. Принес какую-то свою, которая ему не подходит. Мама опять в панике. Пришлось снова мне разбираться. У нас, я в качестве цербера или пугала, в зависимости от обстоятельств. Остальные все такие белые и пушистые, приличные в общем люди.
Далее дело было так. Суббота, полдень, завершаю уборку квартиры. Звонок в дверь. Открываю Михал Семеныч. Спрашивает с таким укором
- Вы чувствуете запах дыма?
Я принюхалась, действительно попахивает дымом.
- Да,- соглашаюсь - пахнет дымом.
- Это, наверное, что-то горит в подвале, немедленно идемте в подвал – заявляет он.
- Нет, я не могу, я занята – упрямлюсь я – и вообще, если дым надо в пожарку позвонить, чего по подвалам-то гулять.
- Но, надо же проверить - настаивает он.
- Так идите и проверяйте, если вам надо – уже грублю я.
- Почему это - мне надо. Это всех касается. Идемте в подвал.
- Я не пойду, и не настаивайте – заключаю я и намереваюсь закрыть дверь.
- Ну, пусть ваш муж со мной сходит – просящим тоном говорит он.
Зову мужа и они уходят в подвал.
Минут через пятнадцать, снова звонок в дверь. Открываю, Михал Семеныч.
- Где ваш муж – спрашивает сердито.
Я прямо оторопеваю.
- Так вы же его в подвал увели. Это я могла бы у вас спросить, где мой муж?
- Он куда-то делся. Надо его найти, идемте в подвал.
Мне уже смешно.
- У меня такое впечатление, что вы сегодня поставили себе задачу, сводить меня в подвал – с улыбкой говорю я ему.
- Что тут смешного – вопрошает он – Ваш муж потерялся в подвале, а там дым. Неужели вас это не беспокоит
- Нисколько, мой муж взрослый самостоятельный человек…
В это время появляется мой муж, живой и невредимый.
- Там кто-то матрац ватный поджег, потому и дымило. Я его загасил. Теперь все в порядке – говорит он, и мы, наконец, расходимся.
Потом Михал Семеныч явился к нам за нашей дрелью. Видимо его дрель ему не подходит, но возможно ее нет. Увидев в дверях меня, он огорчается.
- А где ваш муж?
- Он в командировке, будет через неделю – злорадно сообщаю я.
- Мне нужна ваша дрель – робко произносит Михал Семеныч.
- Я не знаю, где муж ее хранит – пытаюсь я отказать.
Но не тут-то было.
- А я знаю, там, в кладовочке справа – нахально заявляет сосед
- Ну, нет - говорю я – без мужа ничего я вам не стану искать, ни в какой кладовочке.
- Я мог бы сам…- робко мямлит он.
- Нет уж, придется вам обойтись без нашей дрели.
Михал Семеныч зная мой характер, молча, уходит ни с чем.
Затем как-то в выходной он является в разгар моей еженедельной уборки и требует прекратить шуметь пылесосом, так как к нему приехал внук и спит на лоджии. Но меня уже такими глупостями не проймешь. Белый день на дворе, да и пылесос работает в комнате. Я мотивирую свой отказ его выключить тем, что внук привозной и в квартире не прописан, значит, права качать не имеет права. Михал Семеныч, возражений не находит и ретируется на свою территорию.
Последняя попытка Михал Семеныча привлечь наше семейство на оказание помощи в решении его проблем состояла в следующем.
Тем вечером лил дождь, и было прохладно, я только пришла с работы. Звонок, открываю дверь – Михал Семеныч.
- У меня проблема – понуро сообщает он.
- Какая – спрашиваю я обреченно.
- Захлопнул дверь, ключа нет, жена в отъезде, дома мама, но она глуховата, не слышит звонок. Что делать?
- Не знаю, может в окно залезть?
- А вы не могли бы?
- Нет уж, простите, я не полезу. Вы Диму попросите, он всем так помогает.
Дима это сосед сверху, ему пятнадцать лет.
- Да я ходил к ним, никто не открывает. А ваш муж…
- Его еще нет, будет поздно – обрываю я его надежды.
Тут возвращается с работы мой папа. Ему уже за шестьдесят, он моложе Михал Семеныча лет на десять. Объем у моего папы внушительный, а рост метр шестьдесят. «Метр с кепкой» как говорит мой муж. С Михал Семенычем они смотрятся как Пат и Паташон. Папа застревает в дверях, и они начинают искать выход из создавшейся ситуации. Я быстренько устраняюсь с поля действий.
Через некоторое время слышу под окном возле лоджии голоса. Выхожу на лоджию, точно эти двое стоя в грязи, под дождем бурно обсуждают вариант влезания друг на друга, дабы попасть на территорию Михал Семеныча.
- Вы что, соображаете лезть друг на друга, в такую слякоть. Вы же перепачкаетесь. И только представьте себе эту картину. Не дотянетесь, и рухнете в грязь, возраст свой вспомните, что за мальчишество. Немедленно уходите из-под дождя. Идите в дом оба, ужинать пора – ору я им.
Они возвращаются, но застревают у раскрытой входной двери. Я выхожу, перекрыть сквозняк. Оба стоят на лестничной площадке, что-то бурно обсуждая. Мимо проходит, тот самый искомый Дима, приветливо здороваясь с обоими. Мужчины кивают ему и продолжают дебаты. Я восклицаю
- Дима, ну вот же Дима, что же вы зеваете!
- Ах да, Димочка – спохватившись, кричит Михал Семеныч.
Я быстро втаскиваю папу в дом. Минут через пятнадцать, довольный Михал Семеныч приходит сообщить, что проблема решена. Мы облегченно вздыхаем.
Больше Михал Семенычу не пришлось нас беспокоить своими проблемами. Соседка Кира живущая на втором этаже над его квартирой, оставила открытыми краны и капитально затопила только что отремонтированные хоромы Михал Семеныча, сгубив полностью и новый паркетный пол, вздыбившийся от воды, и обои, и мебель и даже электрику. Он так страдал, что сердце его не выдержало, и он скоропостижно скончался.
Дочь Михал Семеныча устроила на его похоронах жуткую истерику злосчастной Кире, но что уж тут, человека не вернешь.
–>

Арсению Платту. С днем рождения!
07-Sep-11 01:14
Автор: Эвелина   Раздел: Персонажи
А х, какой мужчина, ей же Богу!
Р ыцарь слова, бездарей гроза.
С еятель выходит на дорогу -
Е сть ему что вечности сказать.
Н е страшась наезда и навета
И предав игнору гонорар,
И стов, как положено поэту,
П ылок, как воитель и корсар,
Л юбит море, мистику и маски
А втор, не приемлющий вранья...
Т ы - поэт, и ни к чему отмазки,
Т ы - поэт, а музой буду я... :)
–>   Отзывы (4)

Неизвестный гражданин
11-Feb-11 02:40
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Персонажи
(Вольный пересказ из Вистана Хью Одена)


В секретных организациях и официальных документах
На него не было жалоб и других негативных моментов.
По внегласным докладам и по меркам своей эпохи,
Oн был образцовым святым до самого последнего вздоха.
Ведь вcё, что он делал,- служило общему благу,
Даже когда на фронте случайно попал в засаду.
На заводе трудился и ни разу не был уволен.
Босс его показателями был, несомненно, доволен.
Скромен был и не драл перед ближними носа.
На собраньях молчал, и исправно сдавал профсоюзные взносы.
Он с коллегами был на короткой ноге до работы и после.
Никогда не отказывал, если занять до получки денег попросят.
Был в газетном киоске он образцовым клиентом. –
Регулярно искал в печати на свои вопросы – ответы.
Он имел страховку от всего, что только возможно.
Раз, в больницу попав и поправившись, жил осторожней.
Относился по данным статитстики к среднему классу.
Каждый месяц платил по рассрочке в жилищную кассу.
То, что нужно в доме иметь лояльному гражданину,
Он купил: телевизор, приёмник, гараж, машину;
И имел своё мнение обо всём, что положено знать народу,
В соответствие с темами каждого времени года.
В мирное время он активно боролся за мир,
А во время войны делал то, что приказывал командир.
Был женат и прибавил пять человек к населению,
Что обычным считалось для супругов его поколения.
Был он счастлив, свободен? Этот вопрос уместен едва-ли.
Если что-нибудь было не так, мы бы об этом узнали.
–>   Отзывы (9)

Собака
25-Dec-10 23:28
Автор: dimi   Раздел: Персонажи
На прогулку возьму тебя вечером
Неуклюжую четверолапую,
Будем мы рассуждать о вечности...
Что ж ты лаешь моя лохматая?

Сколько лет мне судьбой оставлено,
Чтобы тело покинуть бренное?
Ты меня понимаешь правильно,
Я тебя - иногда, наверное...

Я б отправил тебя к офтальмологу,
Ты меня, может быть, - к психиатору.
Но дорога у нас не долгая,
И пути у нас нет обратного.

Над тобой - облака чёрно-белые,
Надо мной - чёрный зонт брезентовый,
А на улице - теплое лето, блин,
И любовь, как всегда, безответная.

Ты по лужам счастливо хлюпаешь,
Воду пьёшь дождевую, милая,
Знаю я, что граничит с глупостью
Твоя преданность неодержимая.

Мне б послать тебя к чёртовой матери,
Иль отдать тебя первому встречному.
Тебе нравится жизнь собачья,
Мне не нравится - человечья.
–>   Отзывы (5)

Воспеватель
14-Oct-10 10:39
Автор: Виктория Грановски   Раздел: Персонажи
Посвящаю А.Грейвсу.

И жизнь, и гордость, и полет
Я вознесу в свою обитель.
Я очарованных красот
Небезнадежный покровитель.

Одушевленной красоты
Безмерна сила подчиненья.
В бреду создатель вдохновенья
Творит бессмертные холсты.

Одушевленной красоты
Бездушна также сила власти.
Где похоть есть, где бредят страсти,
Там гений ищет чистоты.

И боль, и небо,и любовь
Я вознесу в свою обитель.
Душисто-амбровых грехов
Я добровольный искупитель.

Ее цветами не измерить,
Они умрут в ее лучах.
И каждый превратится в прах,
Едва посмев в нее поверить.

Слезами к ней не достучаться,
Она неумолима к нам.
И обезумевшим сердцам
Вовек за нею не угнаться.

И свет, и пепел, и цветы
Я вознесу в свою обитель.
Я вновь робеющей мечты
Неутомимый искуситель.

Она и цель, она и средство
Для недалеких и пустых.
Она убьет и их самих,
Едва найдя потише место.

Лишь для ее существованья
Был сотворен цветущий мир.
И лишь для самых пылких лир
Открылась прелесть созерцанья.

И гнев, и музу, и полет
Я вознесу в свою обитель.
Я очарованных красот
Разочарованный спаситель.
–>   Отзывы (2)

Героическое
19-Sep-10 21:48
Автор: Гаффаров Алишер   Раздел: Персонажи
(К. Е. Ворошилову)

На мне сойдутся взгляды поколений
Нерукотворки планом воплотят
В мечи, щиты и вороны сомнений
Как в сталь и медь годами облачат

Я как плевок чугунного дракона
Я - заячья губа имперского лица
Я - исключение немыслимых законов
Я - Рай и Ад народного Отца

Шагаю вольно километрами историй
И прах мечты я напою слезой
Я стану миллионом аллегорий
Я - Клим!
..........Я - Ворошилов!
........................Я - Герой!

(17.04.2007)
–>   Отзывы (3)

Голос, звучащий сквозь время
28-Aug-10 22:56
Автор: unona   Раздел: Персонажи

Свердловск. Год 65 или 66. Сохранившийся домик из дерева в центре города. В нем жили мои друзья: бывшая одноклассница Галка и ее муж Ушанги, приехавший в Россию из Абхазии учиться, да так и оставшийся в уральском городе. Эта прекрасная молодая пара снимала жилье у приятелей, частенько в доме бывали гости с Кавказа - веселые , жизнерадостные люди. Они привозили из теплых, хлебосольных краев домашнее вино, аджику, мандарины, бывало, и чачу. Начинались разговоры, пение, танцы. Как прекрасно поют в Грузии мужчины! Заслушаешься! А как умеют пить чачу! Все трезвые, веселые, острословы. И никаких пошлостей, никакого мата - может, при женщинах?

Однажды я пришла к ним, когда гостей в доме не было.
- Хочешь послушать необычное пение? – спросила Галка, хитро поглядывая на меня веселыми серыми глазами.
- Хочу! – сразу же отозвалась я, понимая, что подруга включит самое главное семейное имущество и богатство – магнитофон. Я даже не мечтала о нем в ту пору. У Галки и Ушанги не было своего угла, а эта чудо-техника у них была, и я немного завидовала. Галка нажала на кнопки и полилась песня: «И чего ты такая неласковая, альпинистка моя, скалолазка моя?», а потом: «В суету городов и потоки машин возвращаемся мы, просто некуда деться»….
Песни пел хриплый баритон, казалось, сидит на нашей улице парень с гитарой и немного приблатненно, необычным, далеко не вокальным, голосом поет песни мне, Галке, другим людям.
Запись была тихая, звук отвратительный, но хотелось слушать и слушать про горы, про окаянного быка, да и про все остальное.
- Галка, кто это поет? – спрашиваю, - Я просто без ума, даже эту скрипучую запись слушала бы бесконечно.
- Это запись запрещенная, а привезли ее ребята-грузины для нас. В Москве втихаря записывали на концерте, но не в зале. А барда зовут Владимир Высоцкий, он артист, а песни – его хобби.
Я часто ходила к моим друзьям, каюсь, чтобы слушать Высоцкого. При первой возможности купила в кредит приставку «Нота», чтобы записать эти песни.
Я не фанатею, мне нравится или не нравится, а вот фанаткой Высоцкого хотелось бы быть, конечно, в хорошем смысле этого слова. Мне казалось, что он говорит те слова, какие я сама хотела бы сказать. Неужели он думает, как я?
В 80 году я узнала о смерти Высоцкого и впервые увидела, каким он был. Судя по голосу, он казался мне здоровым, крупным мужчиной, а я увидела худощавого, невысокого человека и даже не слишком красивого. Но было в его облике столько внутренней силы, столько мужества, что казалось, краше его нет. А после выхода фильма Киры Муратовой это впечатление усилилось.
Долго не было в продаже книг поэта, потом появился «Нерв», тогда его достать было невозможно.
…Прошли годы. На работе мы создали самодеятельный театр, вместе отмечали праздники, дни рождения, помогали друг другу в жизни.
Мой день рождения, собрались друзья и соратники по театру. Принесли подарки: плед, торшер... и толстенную книгу в синем переплете.
- Высоцкий, твоя любовь, - говорят мне друзья. Я вскрикнула от радости: вот это подарок!
Только теперь замечаю: книга самиздатовская, напечатана на машинке, прекрасный переплет. Все ясно: наша самодеятельная артистка Таня – переплетчица высокого класса, а печатала ее дочь Женя. Эту книжку я берегу до сих пор. Она тяжелая, но я взяла ее с собой в Израиль, никогда не расстанусь с ней.
Ушла из жизни Таня, ее создательница, нет среди нас ее дочери, судьи Жени, ушедшей из жизни очень рано, …это все случилось после моего отъезда, а книга живет. Уже давно можно свободно купить книги и диски Высоцкого, но мне нужна эта – тяжелая, не очень удобная, но такая родная. Она хранит тепло рук ушедших друзей. И я вспоминаю их.
Теперь я слушаю Высоцкого нечасто, не кручу специально его записи, но, узнавая знакомый голос, не могу не остановиться.
То же хочу сказать и о фильмах, в которых играет мой любимый артист. Он – особенный, не такой, как все. Бог наградил его талантом, но не научил правильно им распоряжаться. Отсюда такие неровные повороты судьбы, порой кажущиеся странными для обычного человека.
Ему было только 42, возраст расцвета, возраст созидания. А он ушел. Ушел, чтобы вернуться к нам сыгранными ролями, песнями, стихами, гитарными аккордами….
Сегодня ему исполнилось бы 72. Вся Россия отмечает его юбилей, уже без него. К счастью, у него есть дети – Никита и Аркадий, которые своей деятельностью укрепляют память их отца. Живы женщины, которые его любили. Значит, поэт и артист жив!
–>   Отзывы (3)

Яблочная трагедия
25-Jul-10 04:42
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Персонажи
(Из Тэда Хьюза)

«Библиистику» Тэда Хьюза не стоит воспринимать как святотатство или как атеистическую пропаганду в духе кукольного спектакля Сергея Образцова. Скорее это – театр абсурда в эстетике Олби и Ионеску.


Так вот, был день седьмой.
Змей отдыхал.
Бог, подойдя к нему, сказал:
«Гляди, я новую игру придумал».

Змей с удивленьем посмотрел
На возмутителя покоя.
А Бог: «Ты видишь яблоко.
Его я выжимаю – выходит сидр» .

Змей, хорошо глотнув,
Свернулся в знак вопроса.
Адам, попив, воскликнул: «Ты мой Бог!»
А Ева выпила, призывно возлегла,

И подманив скукоженного Змея,
Беднягу довела до полусмерти.
Бог побежал, чтоб сообщить Адаму,
А тот спьяна и с горя влез в петлю.

Змей попытался крикнуть «Погоди»,
Но онемел язык от выпитого сидра.
А Ева, стукнув Змея по башке,
«Бессовестный насильник!» - завопила.

Теперь, когда бы Змей ни появился,
«Насилуют, скорее помогите!» - она зовёт.
Ломает стул о голову рептилии Адам,
А Бог провозглашает «Я доволен».

Всё катится к чертям.
–>   Отзывы (12)

Купчиха и другие
12-Jul-10 21:33
Автор: unona   Раздел: Персонажи
Купчиха и другие
(картины Кустодиева)

Кустодиев – художник необычный,
Играют краски, смотрится лубок.
Все мило и довольно симпатично.
Какие люди! Дивный городок.

Дома и церкви выписаны тонко,
И слышен теплый аромат земли.
Ликует жизнь! Торжественно и звонко,
И контуры домов видны вдали.

Сидит купчиха на переднем плане,
Довольная, с холеным пышным телом
Чай вкусно пьет! А вот красотка в бане,
Нагая, рыжая. Как написал умело!

Писал картины колоритно, смело.
Посмотришь: и увиденным доволен.
Здесь каждый штрих и четкий, и умелый…
… Художник был неизлечимо болен.

Кустодиев. Такой он - мастер-праздник,
Нам подарил счастливые минуты…
Волшебник и немножечко проказник.
Запомнится нам светлым почему-то.

Закончились жестокие мучения…
Ушел из жизни добрый человек.
Его картины – радость, увлечение
Всех поколений. Их так долго век!
–>   Отзывы (4)

Песня
10-Jul-10 00:42
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Персонажи
(Из Тэда Хьюза)


Не хотела ни воздуха
Ни далекого неба

Песня
Не хотела склона холма от которого отражалась

Не хотела листьев
Вибрировавших от её звука

Не хотела камней - безразличных
Но всё равно участвовавших в игре

Не хотела воды

Песня не хотела своего рта
Не заботилась ни о своём горле
Ни о легких или венах
Из которых лилась

Песня сделанная из счастья
Как элегия искала

Того что не существует

Разливалась над пустой могилой
Того что еще не родилось
–>   Отзывы (4)

Он носит странную музыку в сердце...
26-Jun-10 22:17
Автор: Drugoyya   Раздел: Персонажи
* * *
Он носит странную музыку в сердце
И нестройные речи во рту.
Когда приходит пора выносить старые вещи,
Он вынимает отслуживший сюртук -
В нем не хватает трех пуговиц и черепаховый гребень
До сих пор из кармана глядит.
Одевшись и причесавшись, тяжело дышит,
Хватает газетный лист
Или пыльную книгу,
Неизвестно где взявшийся
Обломок карандаша ТМ
И пишет, пишет, пишет
Странные ноты...
Печальные ноты...
Той музыки.

Пока еще есть время.
–>   Отзывы (5)

[ladybird]
22-May-10 01:23
Автор: Она идет по жизни смеясь   Раздел: Персонажи
легкая
прикосновение пористого неба
поцелуй утреннего сна
предрассветная
синева безупречная
ласковая
нежная весна

хрупкая
ранимый лепесток тюльпана
каплей росы берегу
неповторимая
мечта воздушная смелая
не равнодушная-невыносимая

терпкая
корицы ароматом манящая
кофейная крепкая любящая
вдыхаемая
волнующая
робкая
необыкновенная моя
–>   Отзывы (3)

МЕЧТА
28-Apr-10 22:11
Автор: Антип Ушкин   Раздел: Персонажи
Как-то тихой ночью при луне
Ты меня увидела во сне.
А потом, средь солнечного дня,
Бросилась разыскивать меня.
Бросилась искать мечту свою.
Бросила работу и семью.
Бросила родителей, детей.
Бросила подружек и друзей.
Исходила тысячи дорог.
Истоптала тысячи сапог.
И в полях искала и в лесах.
И в морях, и даже в небесах.
Но нигде меня ты не нашла.
И на рельсы от тоски легла.
Поезд шёл «Санкт-Петербург – Москва».
Отлетела с треском голова.
И упала в пыльную траву.
Ехал я из Питера в Москву.

ссылка на первоисточник
–>   Отзывы (2)

Оставив свои голоса
07-Apr-10 05:59
Автор: ada   Раздел: Персонажи




К живущим в душевные храмы
Уходят певицы и мамы
Оставив свои голоса

Слепой незаласканной птицей
На свет прорывалась как выстрел
И дождь вызывающий дрожь
От звуков срывающих кожу
Мелодии лижущей душу
Где память короткое
Жду
Из маленькой кляксы на сцене
До неба круги по воде
В дыханьи туманов и вен
Минёр равнодуший и
Гений
И сердце как плот по нигде
Рекою в сердечных порогах
Предательства близких смертей
И роза и крест…соловей…

Фонарик тоннеля не богом
Альянсом осенних детей
Её никогда не взрослевшей
Его сократившем разрыв
Сна лет
Разве души считают
Страницы сюжетом ожив
Рукою негнущейся ветки
Почти невозможно держать
Подарка короткого лета
В игрушках из плюша кровать

Мальчишка…
И нянькой и мужем
Когда беззащитности крюк
Цепляет под рёбра до стужи
Как взрыв и сирена ревут
Молчание
Нужен…из кружев…
Так скоро
Дороги полёт…
Предчувствие выхода в небо
Слезой о последних глазах
Нелепым манёвром каприза
Сходи за водой мне дыша…

Скользнёт словно газовый шарф
Душа от судьбы приустав
Как выстрел и птица
Пиаф…



–>   Отзывы (2)

Постучался Господь к поэту
26-Jan-10 21:28
Автор: Поляк   Раздел: Персонажи
Дело было в начале лета,
В предзакатный дремотный час.
Постучался Господь к поэту
(Стало быть, к одному из нас.
Кто откроет, с тем хлеб преломит,
Дом и трапезу освятив).
Только в этом почтенном доме
Он услышал иной мотив:

«Что за шум за моим порогом?
Уж не ангелы ль мне поют?
Проходи, проходи, убогий,
Здесь прохожим не подают!
Я – творец и рая и ада,
Несть числа всем моим мирам!
И соавторов мне не надо,
Я неплохо справляюсь сам!
Не желаю учений ложных,
Тех, что силой вошли на Русь!
Что мне можно и что не можно
Как-нибудь без вас разберусь!
Это – кстати и между прочим,
Но станцуем-ка от угла:
Я евреев – как-то не очень,
Гей, славяне, (и бла-бла-бла)»

...Подождал, постоял в сторонке...
Не впустили. И что ж теперь?
Отошел Спаситель тихонько,
Постучался в другую дверь.
–>   Отзывы (60)

Ты — кукла в моих руках
17-Nov-09 17:58
Автор: sonushko   Раздел: Персонажи
Ты — кукла в моих руках,
ты слышишь? — смешная кукла,
пляшущий человечек под дудочку чувств моих,
тебя, как перчатку, ловко
сниму и отброшу в угол,
конечно, потом жалею, но жалость слабей, чем стих.

Ты плачешь, когда страдаю я,
смеёшься, когда шучу я,
ты — кукла в театре жизни, марионетка дней,
и, то о тебе забывая,
то страстно в губы целуя,
с каждым стихотвореньем люблю я тебя сильней.

Ты — кукла, смышлёный мальчик,
заверченный жизнью в песню,
шарманщик забыл о времени, считая монеты свои...
А по ночам мне снится, как пальцев число, известный
сон, что имеешь ты душу, распахнутую любви....
–>   Отзывы (6)

За семь шагов
03-Nov-09 20:45
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Персонажи

Стихотворение написано китайским поэтом Цао Чжи (192-232)
за семь пройденных им шагов - по приказу своего брата-императора
под угрозой смертной казни

ГОРИТ СОЛОМА ПОД ГОРШКОМ С ГОРОХОМ
ГОРОХ ВОПИТ ПОД КРЫШКОЮ ГОРШКА
ЗА ЧТО КО МНЕ ОТНОСИШЬСЯ ТАК ПЛОХО
ИЗ ОДНОГО РОСЛИ МЫ КОРЕШКА
–>   Отзывы (6)

но миру мы об этом не расскажем
06-Oct-09 19:41
Автор: ada   Раздел: Персонажи
У расстояний
разлинованных умом
подобием не детского рисунка
иллюзий тихий сад
и вечный дом
скамейки
где воркуют два ребёнка
дорогою подраненые птицы

у расставаний
нежности бумаги
небрежности движения руки
словесные надёжные овраги
и любящие верные враги
не люди
и не ангелы нисколько

там счастья апельсиновую дольку
снесёт не Новый год
не Рождество
пусть выпито
похмелия нисколько
и дерево зимою зацветёт
ядро сыграет блюз на вакуоле
и ты опять на время заглянёшь

мы станем исчислять
души начало
ребром доисторических эпох
а вечером обронишь – полегчало…
и в воду превратится всё вино
уставши от назойливых людей
бог выпустит на ниточках чертей
которыми пугали от начала
чтоб выдать направление в оффшор
на поиски небес под одеялом

найдём во тьме источники фракталов
но миру мы об этом не расскажем
и звёзды заговорно улыбнутся
на молоко из маленького блюдца
для нашего дежурного ежа...



–>   Отзывы (4)

Трагик – Шуту
01-Oct-09 22:08
Автор: Геннадий Казакевич   Раздел: Персонажи
«...Да, трагик - амплуа.
Но шут - предназначенье!»

Геннадий Нейман, "Шут-Трагику"

http://kotlet.net/article.php?story=20030115130552970




Когда, мой друг, тебе наскучит строить рожи
И глупости болтать, чтобы смешить царей,
Подумай и скажи, кому сошли дороже
Несвежая постель и миска кислых щей.

Ах да, помимо щей тебе достаться может
От царственных щедрот и пожирней кусок.
Но плата за него – и стыд тебя не гложет –
Всегда готовым быть на царственный пинок.

Его ты примешь так, как принимает плату
На рынке городском бродячий музыкант –
Небрежно медяки народ кидает в шляпу,
А он кивает всем, но не сбивает такт…

Но если в сей игре - обычные законы –
Когда один – дурак, тогда другой – подлец,
То кто есть кто из нас – вопрос вполне законен.
И кем назвать того, чьим кровом стал дворец?

И кем назвать того, кто думает, что слово
Пробудит у толпы cознание святого?..
–>   Отзывы (9)

Поэт
29-Sep-09 21:39
Автор: Семён Беньяминов   Раздел: Персонажи
Очерствел
за четвертьстолетие
и губами замшелыми
шевелит поцелуй,
декоративной пуговицей
испуганно отстёгнутый
перед лицом товарищей,
традиционно торжественных.
Торжище ценностями,
духовно смердящими,
для смердов,
на миг оторвавшихся
от трудов белокаменных.
Остановился поэт,
в любви растревоженный,
на прекрасные
ясные дали глядит,
губошлёп.
–>   Отзывы (3)

…а еще ярко-изумрудные волосы
29-Aug-09 06:10
Автор: alef   Раздел: Персонажи
Одет он был весьма необычно. Длинный, до пят, балахон ярко-кремового цвета, из-под которого выглядывали грубые носы армейских ботинок.
- Добрый день! – сказал он улыбаясь, и присел рядом.
- Добрый, - тихо ответил я.
Не сказать, что он удивил меня, пройдясь по воде и вознесшись на край обрыва, где сидел я, свесив ноги. Не особо поразил он меня и ботинками-говнодавами. Да и глупого вопроса “Ты – ангел?” у меня не возникло, современная литература хорошо меня подковала.
Он вытащил сигаретку из-за уха (тоже весьма посредственное явление), не спеша прикурил зипповской зажигалкой, извлеченной из джинсов, которых и следовало ожидать под рясой, и принялся любоваться бликами на носках своих ботинок.
И все же спокойное течение моих мыслей он нарушил. Невольно в моей голове зароились тысячи фраз, которые отметал мой разум, помечая многие из них ярлычком “попсово”. Вот так сидел я рядом с ангелом из современной литературы и думал, что бы такое ему сказать непопсовое.
- А я не ангел, - усмехнулся он, як хоббит выпуская колечки, одно круче другого.
- Ага, - согласился я, - техасский рейнджер.
Сказать, что он чуть не свалился с обрыва от истерического хохота – значит ничего не сказать, но могу официально заявить, что чувство юмора у него было.
Мы в общем немного помолчали, каждый по-своему. Потом еще помолчали вместе, пока наконец я все же не решился стрельнуть у него сигаретку. Однако прежде чем я это сделал, прикуренная сигарета оказалась у меня. “Техасский рейнджер” довольно демонстративно приподнял левую бровь.
- Ты ж бросил?
- Ну дык, раз такой неординарный случай… - начал оправдываться я.
- Ты уже сколько куришь? – хитро спросил он, - судя по всему, все это время с тобой происходят неординарные случаи. Ты бы сам сказал, что это слишком попсово.
Юморист, тоже мне.
Я с наслаждением затянулся. Все-таки он прав, кем бы он там ни был. Бросать курить можно только под тем предлогом, что при первом же благоприятном случае снова закуришь. Хотя мне больше по душе, когда люди не курят, и не пьют к тому же.
- Кстати, может по рюмашке? – предложил он.
- На халяву?
- На халяву.
- Давай.
Рядом с нами появилась очень красивая девушка с подносом, на котором стояли две полные рюмки и чашка со льдом.
- У-у, сервис, - многозначительно кивнул я головой.
- А ты думал.
Вино было хорошим. Настроение весенним, сказочным, приятно было помолчать, мысленный поток величаво и неторопливо маршировал где-то на границе сознания.
- Слушай, я тебе не надоел? – вдруг спросил он.
- Да катись ты к черту, - махнул я рукой.
- Только ты обещай не забывать меня.
- Ну вот еще.
- Ну уж нет, - он замотал головой, - смотри, я еще слишком бледный, - он поднял руку на солнце, и сквозь нее пробились солнечные лучи. – Если ты меня так сразу и забудешь, то я исчезну.
- Придумай что-нибудь, вино же ты организовал с сигаретами.
- Вино это ты организовал.
- Спасибо на добром слове. Да ладно уж, ступай, я обещаю о тебе хорошо думать, может быть, даже набросаю рассказик.
- Вот это добренько.
- Только ты веди себя хорошо, чтоб мне за тебя краснеть не пришлось.
Он исчез.
Интересно, где в нашем разговоре кончается шутка и начинается правда? С самого начала? Или все это сплошная шутка?..
Но я оборвал себя на этих мыслях, пометив их как попсовые.
Снова захотелось курить.
- А не мог бы ты заменить это? – появился он снова.
- А ботинки?
- Нет, боты лучше оставить.
Ряса на нем исчезла, теперь он был в узких джинсах и майке с агрессивными каракулями.
- Еще раз покорно благодарю.
Он вновь растворился, оставив мне пачку “мальборо” и свою зиппо.
Я рассмеялся, дополнив его вид ярко-изумрудными волосами, и прикурил сигарету.
Ничего, пусть пару лет и помучается…
(17.01.04)
–>   Отзывы (2)

Печальная история дяди Степы, зверски убитого дядей Петей.
25-Aug-09 04:46
Автор: snom   Раздел: Персонажи

Вдруг, из маминой из спальни,
Кривоногий и хромой,
Выбега…

Тятя, тятя, наши се…

На переднем – Сте…

Е…

Е…

Патефон подкрути!



Растворим… в банке,
Разбодяжим …ин…
Жил в подвале на Гражданке
Нехороший гражданин.

По фамилии Степанов
И по имени – Степан,
Из районных наркоманов
Самый главный наркоман!

Он бродил по переулкам,
Совращая молодежь,
И в своем кармане жутком
Прятал всякую балдежь.

То достанет из кармана
Преогромнейший косяк,
То предложит растаманам
Отвратительный ништяк.

Он в своем гнилом подвале
Мочит в черной жиже бинт
И в электросамоваре
Постоянно варит винт.

Если вам хреново стало,
Если вам грозит беда,
Дядя Степа – добрый малый,
Не откажет никогда.

Он от грусти и печали
Всех излечит, исцелит.
И друзья его прозвали
«Добрый Доктор Айболит»…

А еще в районе нашем,
Неподкупен и суров,
Сторожит покой сограждан
Участковый Петр Петров.

Дядя Петя на мопеде
Объезжал микрорайон,
И на целом белом свете
Не сыскать таких, как он.

Ведь когда под звуки вальса
Он цитировал «Му-му»,
Все коллеги и начальство
Отдавали честь ему.

Не любил он дядю Степу
Потому, что тот не пил,
Обзывался идиотом
И вообще подонком был.

Знают взрослые и дети,
Что, когда уйдет в запой,
Участковый дядя Петя
С наркоманами крутой.

Как-то раз Петров напился,
Свой «Макаров» зарядил
И к Степанову вломился,
И Степана замочил.

Плачут малые детишки,
В детский садик не идут.
И девчонки и мальчишки
Семена в руках несут.

Над могилой дяди Степы
Конопля стеной встает,
На могиле дяди Степы
Круглый год торчит народ.

Слава, слава дяде Степе,
Слава добрым докторам!
А Петрову-идиоту –
Фигу в нос и вечный срам!
–>   Отзывы (5)

Ведьма
16-Jul-09 03:57
Автор: Инна Амирова   Раздел: Персонажи
Заприметить, встать, очнуться,
разметать и разметаться,
возжелать, взлететь, помчаться,
удивиться, встрепенуться…
Запредельничать, глумиться,
вырастать, парить и реять,
не касаться, таять, бредить,
ладить, ластиться и литься…
Но – опомниться, рвануться,
разорвать и оттолкнуться,
пронестись, восстать из бездны,
увидать, помедлить, взвизгнуть,
подлететь, проникнуть, вызвать,
помолчать, обнять, исчезнуть…


(Из сборника "Разрешите одеться...", 2005)
–>   Отзывы (3)

Наблюдатель
26-May-09 01:25
Автор: Вениамин Ленский   Раздел: Персонажи
Он прятался в кустарнике: следил
За женщиной, уснувшей на балконе
Среди отполированных перил
И ящичков с фиалками. Напомни
Ему о прошлом – вздрогнет, потому
Что не было в судьбе его удачи
Все сорок лет. Бездомщину, тюрьму
Он испытал и жил теперь иначе,
Чем представлял когда-то по ночам…
Нашёл приют в заброшенном домишке
И, если что, не бегал по врачам,
Лечил себя смирением. Излишки
Продуктов продовольственных носил
Приблудной шавке: жареный картофель
И гречку. Огородничал. Из сил
Не выбивался. Спал на койке вдоволь,
Укрывшись замусоленным рядном,
Такое же под спину постеливши.
И часто уловлял себя на том,
Что погружён в утробное затишье…
А женщина? Он точно знал – когда
Прийти и наблюдать за ней, всё время
Предчувствуя, что скоро холода
Её заставят выехать со всеми
Её детьми туда, куда забресть
Он не решался (в славный город Киев),
Где неуютно, призрачней, чем здесь
Быть без неё, надежду в ней увидев.
***
–>   Отзывы (1)

Вы шли по бульвару...
23-May-09 05:25
Автор: pgregory   Раздел: Персонажи
Вы шли по бульвару походкой расслабленной,
кивая учтиво поклонницам встречным.
Вы были известны и даже прославлены,
я Вас обожала, но втайне, конечно.

Раскланялся с Вами, сняв шляпу почтительно,
прямой и суровый полковник в отставке.
Забыв про клиента, согнулся просительно
проворный приказчик в кондитерской лавке.

Спешили привычно курсистки на лекции,
лощеные денди слонялись без дела.
И зрелая дама солидной комплекции
на Вас вожделенно и страстно смотрела.

Я Ваши поэзы, дурманяще – сладкие,
на память учила в бессонныя ночи,
писала Вам письма в заветной тетрадке я,
а утром рвала их решительно в клочья.

А классная дама, ханжа и распутница,
твердила занудно о нормах бонтона...
Вы шли по бульвару. Случайная спутница
взяла Вас под руку, смеясь оживленно.

И сидя за партой в унылой гимназии,
остыв от ночного тревожного жара,
себе представляла я в глупой фантазии,
как об руку с Вами иду по бульвару...




–>   Отзывы (2)

Глаз Давида
14-May-09 06:47
Автор: Вениамин Ленский   Раздел: Персонажи
(стихосценарий)

Когда у царя Давида глаза
силятся перекатиться через переносицу,
значит, он видит купающуюся Вирсавию.
А она, ища возможность
укрыться от его вероломного взгляда,
ещё глубже погружается в воду,
в панике забывая, что вода,
омывающая её стан,
слишком прозрачна,
а глаз, уставленный,
слишком царственен.

Давид приподнял ногу,
собираясь перешагнуть с кровли на кровлю.
Но разве не глубока пропасть?!
– Кто восседает в доме напротив? –
спрашивает он служку.
– Раб твой, Урия Хеттеянин, –
кланяясь, отвечает тот. –
А женщина, которую ты видишь, –
узел сердца его.
– Я хочу, чтобы сегодня она посетила меня, –
говорит Давид и, повернувшись
спиной к Вирсавии,
быстро скрывается во внутренних покоях
своего дворца.

Вечером, стоя на овечьей шкуре,
под аккомпанемент бубнов
Вирсавия исполнила перед Давидом
танец оливковой ветви,
на которой в струях дождя танцует голубь…
Давид делает знак и слуги идут от него.
– Вирсавия! – восклицает он
и направляется к ней,
но не по прямой, а сбоку:
наверное, так подступила к Саулу
Аэндорская ворожея,
дабы показать восставшего из земли Самуила…
– Это большая честь для меня, –
робко произносит Вирсавия,
чувствуя на своей руке руку Давида.
К ложу ведёт он её.
Светильники гаснут.

На одной из иерусалимских улочек,
стиснув зубы и сжав рукоять меча,
гаснет тень Урии.
***

–>   Отзывы (3)

Сказ о Шауле
14-May-09 06:46
Автор: unona   Раздел: Персонажи
Сказ о Шауле
Человек- это звучит гордо ( Максим Горький)

Дню Победы посвящается

Эта история произошла в латвийском городе Даугавпилсе. Там жила дружная еврейская семья Фридманов: отец Иосиф, мама Эстер, Шауль, и две его младшие сестренки Сара и Рахель. К началу Второй мировой войны Шаулю исполнилось 22 года. Чернокудрый красавец – атлет с бархатными карими глазами, опушенными длинными ресницами, парень был привлекателен, он нравился многим девчонкам. Они умоляли сестренок познакомить их с братом. Чтобы не обижать сестренок, он в знакомстве не отказывал, но девчонки Шауля не интересовали. Парень обожал спорт: больше всего ему нравился бокс, но и другими видами спорта он тоже занимался с удовольствием. Бокс не сделал его жестоким, любовь к людям и доброту он впитал с молоком матери. Одно огорчало Эстер: парнишка не тянулся к учебе. Шауля увлекло столярное дело, он любил возиться с деревом, запах древесной стружки нравился ему с детства. Он считал, что главное найти свой путь в жизни, а в столярном деле он, несмотря на юный возраст, преуспел и считался специалистом. Жизнь его шла по накатанной колее, казалось, что все безоблачно. Строил планы, мечтал о будущем, имел авторитет среди товарищей…

Ох, война, что ты сделала подлая?
Стали тихими наши дворы.
Наши мальчики головы подняли,
Повзрослели они до поры. ( Булат Окуджава)

Война для семьи Фридманов началась через несколько дней после прихода немцев. Первой жертвой стал отец. Иосифа Фридмана сгубили в душегубке вместе с другими мужчинами, которых согнали на площадь. Затем собрали три тысячи евреев в синагоге и привели в Даугавпилскую тюрьму, где мужчин и женщин разместили по разным камерам.
Шауль оказался отделенным от мамы и сестер. В камере были мужчины разного возраста: от молодого до престарелого. Надзирателями были немецкие пособники: поляки, латыши, украинцы, русские. Они издевались над заключенными еще более изощренно и жестоко, чем немцы. Каждый день молодых и сильных мужчин водили на работу. Никто не мог предсказать, что будет завтра: ежедневно десять человек выводили за пределы тюрьмы и расстреливали. Крепыша Шауля ежедневно выводили на работу, но, благодаря физической закалке, ему было работать не так тяжело, как людям нетренированным. Однажды Шауля на работу не вызвали, он остался в камере среди пожилых людей. Парень лежал на нарах, а бородачи молились, обсуждали слова и выражения Танаха. Шауль с большим интересом вслушивался в разговоры. Ведь он был потомком известного рава Кука. Неожиданно открылась дверь, и в камеру ворвались пьяные полицейские. Они набросились на несчастных стариков, стали бить, таскать за бороды, вырывать клочки волос. Наиздевавшись вдоволь, ушли восвояси.
Вновь послышался звук открываемого замка, в камеру вошел сам начальник тюрьмы, лысый и угрюмый человек, глядящий исподлобья. Крупный сильный мужчина стал бегать по камере и своими железными кулачищами бить стариков в лицо, дергать за бороды, при этом ругаясь отборным матом. Старые люди не могли дать ему отпор, они плакали, стонали, кричали… Но этот подонок испытывал удовольствие, издеваясь над беспомощными стариками, радовался, что властвует над ними.
Шауль не выдержал, легко, по-спортивному, спрыгнул с нар и двинулся к разбушевавшемуся тюремщику. Начальник тюрьмы попытался ударить парня, но тот перехватил его руку. Вспомнив все наставления тренера по боксу, произвел меткий удар прямо в лицо негодяя. Нокаут. Тело подонка рухнуло на пол, как мешок с нечистотами, с его побледневшего лица текла ручьем кровь.


Узники с восторгом смотрели на молодого человека, а он гордо стоял возле поверженного врага. На шум в камеру один за другим врывались полицейские, а юноша отправлял их в нокаут по все правилам бокса, никакая сила уже не могла удержать его. Восхищенные узники затянули песню времен Бар-Кохбы, ее подхватила вся тюрьма. Шауль понял: его жизнь кончена, но он не жалел ни о чем. Но…тут произошло то, что не должно было случиться. Возможно, помогли молитвы старейшин.
Шауля вели на расстрел, а в это время в помещение тюрьмы вошли немцы. Один из них, седовласый и немолодой, ткнул Шаулю в лоб пистолет и спросил, какая у него специальность. Профессия парня ему оказалась нужной, он отправил его работать к себе в гараж, предупредив при этом, что неумеху он расстреляет на месте. Немец остался доволен работой узника, вскоре он помог Шаулю перевести маму и сестренок из тюрьмы в гетто. Вскоре, благодаря деятельности общественников в гетто, еще 300 человек перевели в гетто. Так Шауль спас родных от преждевременной гибели. Те, кто остался в тюрьме, в большинстве своем погибли. Они нашли свою смерть не от рук немцев, а от палачей- полицейских.
Очень хотелось бы закончить сказ о Шауле на более оптимистической ноте, если бы… К сожалению, это я сделать не могу, судьба Шауля оказалась трагической.
Шауль Фридман не пережил войну, так и остался в памяти людей двадцатидвухлетним. Вместе с другими рабочими он возвращался на ночевку в гетто, прямо на входе его арестовали. Искали беглого коммуниста с такой же фамилией, тот был старше лет на 20. Вероятно для того, чтобы продемонстрировать свою оперативность и усердие, схватили человека по фамилии Фридман и уничтожили. Шауль был замучен и убит в гестаповских застенках.
Память уничтожить невозможно. Его сестра Рахель осталась жива, всю свою жизнь эта маленькая белокурая женщина была верна идеям сионизма. Ее не испугала тюрьма, которая была уготована ей советским правительством после войны. Она много помогала людям, приехавшим на ПМЖ в Израиль, вела активную общественную работу. И рассказывала о брате, каким она его запомнила: молодым, красивым, сильным, настоящим борцом. Ее дочь Тамара родилась в тюрьме в далеком 1946 году. Ей, своей единственной и любимой дочери, она передала любовь к еврейскому народу. Ведь они, как и погибший Шауль, потомки рава Кука.
Эту историю мне рассказала Тамара Аронс (в девичестве Фридман). Появление на свет в тюремной камере не прошло для Тамары даром, у нее всю жизнь были проблемы со зрением, а в последние годы она стала абсолютно незрячей. Но Тамара, дочь Рахели и племянница Шауля, не сидит дома в обиде на судьбу. Она – председатель амуты инвалидов. Уж такое у нее предназначение – помогать людям. Так, как делали это Рахель и Шауль.

Автор: Зинаида Маркина
–>   Отзывы (7)

Мама моей подруги
06-May-09 04:32
Автор: unona   Раздел: Персонажи
Мама моей подруги


Анатолий Матвеевич Литвин считался завидным женихом. Фармацевт, имеющий два высших образования и жилплощадь в Москве, выбрал в спутницы жизни девушку из Ельни – медсестру Анюту, Анну Исааковну Пруткину. Анюта поставила будущему мужу жесткое условие: он должен покинуть Москву и поселиться в Ельне. Анатолий ее условие принял. Произошло это в 1919 году, а в 1920 на свет появилась героиня этого очерка, их единственная дочь Ида.
С Идой Анатольевной Теминой я знакома более сорока лет. Она – мама моей подруги Татьяны. 9 мая, прикрепив все свои награды, эта женщина спешит отмечать свой самый любимый праздник День Победы. И она, и ее муж Темин Михаил Ефимович с войной знакомы не понаслышке. К сожалению, ее верный друг и спутник уже ушел из жизни, но и эту утрату Ида Анатольевна переносит стойко. Как много раз она была в тупиковых ситуациях и с честью выходила из них. Она до сих пор активная, жизнерадостная и гостеприимная. Приехав в родной Екатеринбург, спешу к Теминым.
-Расскажите о вашей жизни, Ида Анатольевна.
-Кому это надо? Разве моим детям… Внукам и правнукам это уже абсолютно не интересно, у них уже все другое.
- Вот и надо, чтобы и они знали. Больше нельзя допускать такого…
Ида Анатольевна улыбнулась и начала свой рассказ.
« Ты просишь о войне рассказать, а мне хотелось бы не только об этом. Начну с детства»

1) Довоенные годы


В 1932 году наша семья переехала в Свердловск, отцу предложили интересную работу. До сих пор существует во втором профессорском корпусе Уральского политехнического института аптека № 11, которую поручили открыть моему отцу. Вся моя жизнь связана с Втузгородком (районом Екатеринбурга, где расположен крупнейший на Урале политехнический институт), там я и начала свою школьную жизнь в школе №36, которая в ту пору была развалившимся бараком. Боже, как надо мной смеялись одноклассники! Мой странный для них певучий смоленский говор вызывал хохот, пришлось заново учиться говорить на местном диалекте. На улице стоял жуткий мороз, и в нашей комнате промерзали стены: отопления сначала не было. Все это не вызывало никаких неприятных эмоций. Как отличается теперь район, в котором я живу от прежнего. Он не хуже столичного, мой город студентов, но и раньше я любила его не меньше! В 1932 году для нас построили новую школу. Помню, как меня принимали в пионеры в Ельне: прием происходил торжественно, на сцене. У моей подруги Сонечки Фарберович папа был ремесленником, ее в пионеры не приняли, она плакала безутешно, а я не могла разделить с ней печаль: я –то стала пионеркой! Горда была до безобразия. А потом прием в комсомол в Свердловске. Шел 1935 год. У меня была подружка Фаля Плоскова. Однажды девочка без спросу взяла мамино колечко и одела, так и пришла на занятия. И результатом этого явилось: Фалю в комсомол не приняли, вот какие были порядки. Комсомольская жизнь полностью поглотила меня. Седьмой класс, где я была вожатой, был признан лучшим пионерским отрядом в городе. Нас пригласили на показательный сбор во Дворце Пионеров. Как мы радовались выступлению известной сказительницы в необычном наряде. Нет, что ни говори, пионерская и комсомольская жизнь была интересной и дисциплинировала нас. В литературном кружке я начала писать стихи, мне нравилось писать об испанских событиях, все мы были больны Испанией. Но пасаран! Я была стопроцентным гуманитарием, а к точным наукам пристрастия не имела. Поэтому, перед окончанием школы у меня появилась мечта: поступить в Московский коммунистический институт журналистики, тогда я не знала, что этой профессии можно было выучиться в Свердловском университете. Но…Родители убедили меня поступать в медицинский, мотивируя это тем, что у них нет возможности содержать меня в Москве. Сдала экзамены успешно, и в 1938 году стала студенткой. Студенческая жизнь мне нравилась, учеба мне давалась легко. Я увлекалась танцами, была отличной танцоршей, говорю это без ложной скромности. Цыганочка, краковяк, па де грасс…я буквально упивалась движением.
Учеба мне давалась легко, но случались и курьезы. Вот один эпизод из моей студенческой жизни. Анатомию у нас преподавал известный профессор Лаврентьев. Я готовилась к экзамену по учебнику, но то, что было написано мелким шрифтом, прочитать поленилась. Взяла билет.
Профессор спрашивает:
-Сколько родничков у человека на голове?
-Один.
-А больше бывает?
-Бывает, - отвечаю.
-А если родничок не заживает, что получается?
-Идиот.
- Кант по-вашему был идиотом?
Опозорилась я, но получила четыре. На всю жизнь запомнила, что не важных сведений в медицине не бывает.
Впервые я увидела врача от Бога в 1940 году. Заболел мой отец, и мы вызвали к нему известного доктора Сосона. Некрасивый внешне, этот человек становился очаровательным, когда осматривал больного: выслушивал и выстукивал все тело больного с макушки до пят, пользуясь только деревянной трубочкой. Как красиво работал доктор! Больше таких врачей я не видела.
Отец ушел из жизни 24 ноября 1940 года. Мы пришли из гостей, он стал читать газету о визите Риббентропа и сказал:
-Какие события надвигаются!- и скончался.
Жизнь без отца стала тяжелее, зарплату мама получала маленькую. Пришлось мне устраиваться на работу, чтобы продолжать учебу.
И вот мое первое место работы. Я – медсестра у доктора Аристовой в политехническом институте. С этого дня начался мой трудовой стаж.


2) Первый год войны

Война…Как трудно было поверить в это. Нас в институте стали обучать по программе военврачей. Мы стали учиться без выходных и каникул. В корпусах политехнического института стали ставить в коридорах двухъярусные кровати, чтобы разместить эвакуированных, из-за скученности было много больных и просто голодных. Должность врача к этому времени освободилась, и ее предложили мне, студентке. Вернее, назначили, и все. Пришлось согласиться. Мне выделили две комнаты: в одной я принимала больных, в другой был стационар. Работали вдвоем: я и санитарка, прерываясь только на сон.
В то время ректором института был Аркадий Семенович Качко, коммунист в хорошем смысле этого слова, благодаря которому многие выжили в войну. Прошли годы, я преклоняюсь перед этим человеком.
Однажды мне сказали, что меня срочно вызывает Качко. Прибежала. Смотрю, стоит толпа людей.
- Мы вынули этого человека с петли. Приведите его в чувство,- сказал Аркадий Семенович.
Человека, пытавшегося покончить собой, я увидела впервые в жизни, у меня не было опыта спасать таких людей ( потом мне пришлось очень многое делать самой без всякого опыта), пульса не было, петля обвита вокруг шеи. Что же с ним делать? Заставила стоящих вокруг людей дергать его за конечности, а сама стала делать искусственное дыхание. Потом – уколы в область сердца. Парень очнулся, ничего не понимая.
- Я живой?
Хотела его расцеловать.
- Зачем вы меня спасли? Я ненавижу вас.
Впоследствии узнала, что парень мухлевал с продуктовыми карточками и ему грозила тюрьма. Мне стало его жалко, и я устроила его, как совершавшего суицид, в психобольницу.
-Не убегай, - сказала я ему перед выездом, - а то меня посадят.
- Нет, не убегу.
- Зачем ты так, ты молод и умен, лучше бы на фронт пошел, - убеждала я его.
Я сдала его в психобольницу на Агафуровских дачах и уехала.
В институте мы праздновали встречу нового года. Я была молода, и обрадовалась возможности потанцевать. И вдруг… увидела на пороге моего спасенного самоубийцу.
- Я хотел увидеть тебя, вот и ушел из больницы, - сказал он.
-Тебе грозит тюрьма, я специально договорилась с врачами и устроила тебя в больницу.
Уговорила его вернуться. Больше я его никогда не видела.
Всех мужчин нашего курса мобилизовали на фронт заурядврачами в мае 1942 года, то есть врачами без диплома. Сдавать госэкзамены , оставшимся в живых, придется после войны. Девушки продолжали учебу.



3) Сельский доктор


Во время сдачи госэкзаменов всех студентов города отправили на уборку урожая. Я со своим курсом не поехала, отныне – я врач, и должна следить за здоровьем студентов-политехников во время сельхозработ. Ответственность огромная, а опыт работы никакой. Медпункт в селе был закрыт. В селах была эпидемия трахомы, люди катастрофически слепли. Узнав, что приехал доктор, шли ко мне за помощью. Но что я могла сделать? Только вытащить трахоматозные зерна, ведь даже инструментов у меня никаких не было.
Ранним утром мне привезли молодую женщину. Она косила траву, и «литовкой» отрезала себе верхнюю губу. Губа висела на «волоске». А я в жизни скальпель в руках не держала. Стали искать в медпункте какой-то инструмент, мне помогала местная акушерка.
-Помогите, - умоляла молодуха, - мой муж придет с фронта, увидит меня изуродованную и бросит, помогите!
Нашли в медпункте скальпель, спирт, иголки для зашивания промежности у женщин после родов и стрептоцид. Все было нестерильное, что меня пугало больше всего. Положила инструменты и нитки в обычный спирт.
- Будешь терпеть?- спросила ее.
- Стерплю все, поверьте.
Я знала, что такую боль терпеть невозможно, но женщина оказалась волевая, мы не услышали от нее ни звука.
Она после операции уехала домой в соседнюю деревню.
-Завтра покажись мне, -прошу.
Целую ночь я не спала, думала, жива ли моя пациентка. А если нет?
Она приехала утром.
- Все отлично, докторша, не переживай.
Через несколько дней убрала швы. Когда я уезжала, она снова приехала ко мне. Рубец на ее губе был почти не заметен. Такого я не ожидала сама. Радовалась больше моей пациентки победе.
Меня вызвали на госэкзамены в мединститут, а меня не отпускают, нужен врач. Разревелась. Тогда меня отпустили, я успешно сдала нужные предметы и получила заветный диплом. Теперь я – настоящий врач!



4) Очень медленный поезд (почти по Вере Пановой)


Начался новый этап моей жизни. Меня вызвали в военкомат, чтобы сопровождать эшелон с пополнением на фронт. Мне выделили в помощь двух медсестер, надо было принять 1000 человек. Оборудовали товарняк с нарами. На улице стоял мороз свыше 40 градусов. Зимнего пальто у меня не было, телогрейку попросить у начальства постеснялась. Принимать солдат полагалось в бане, осматривать в обнаженном виде, чтобы не было на теле высыпаний и других болезней. Рядом со мной на этих медосмотрах был зам. начальника Облвоенкомата. Я попросила снабдить меня большим количеством лекарств, мне не отказали. Один из вагонов оборудовали под изолятор, где я должна была жить. Но там было холодно, и начальник разрешил мне проживать в штабном вагоне. Мой дядя пожалел меня и отдал мне свою борчатку – тулупчик с мелко
присборенной талией, доходивший мне до пят! Зато тепло и уютно!
В каждом вагоне ехало по 50 солдат и командир. Контингент разный: раненые бойцы, выписавшиеся из госпиталей, выпущенные из тюрем по случаю войны заключенные для пополнения армии. Поезд ехал очень медленно, изредка останавливаясь. За месяц пути ни разу не были в бане: заедали вши. Питались, в основном, сухариками и кипятком. Несколько раз на узловых станциях по ночам нас кормили обедом. Я снимала пробу, было вкусно и питательно. Но, как оказалось, после пробы из супов вынимали мясо и разводили их водой, а потом кормили солдат. Об этом я узнала от начальника поезда. Мне было только 22, и я еще не ведала, сколько в мире нечестных и недобрых людей.
Однажды проснулась, услышав жуткие крики и мат. Оказывается, на продуктовый склад проникла группа голодных солдат. Их избивали с особой жестокостью, поломали ребра. А на складе, кроме сухарей и ржавой селедки с червями, ничего практически не было. Начпрод был из КГБ, и все его боялись, страшный был человек!

5)Как тяжело девчонке на войне!

Я была молода, отчаянна, не всегда осознавая опасность. Каждый день я должна была обходить вагоны.
- Девочки, не ходите по вагонам одни, берите с собой мужчин, - просил командир.
Часто женщины на станциях просили солдат подвезти их. Но… не все солдаты были порядочные. Зазвав в вагон женщин, они насиловали несчастных и выкидывали с поезда.
Однако мне приходилось ходить по вагонам, перевязывать раны, большинство солдат относилось ко мне с уважением. За время поездки все приходилось выслушивать: и объяснения в любви, и предложения о замужестве, да и негативных моментов было много.
Помню, вела прием в санвагоне.
-На что жалуетесь?- спрашиваю.
-У меня обострился триппер, смотрите, - и снимает штаны, весело улыбаясь.
- Одевайтесь,- говорю, - Я дам вам лекарство.
Что поделаешь, такие шутники тоже попадались, приходилось вести себя так, как будто перед тобой обычный больной. Не поднимать же из-за этого скандал!
Это все мелочи. Для нас, женщин, главными врагами были вши, да и туалет для нас был проблемой. Но мир не без добрых людей. У нас был дневальный, следивший, чтобы всегда топилась печка. Обычно он говорил на крупных станциях:
- Девочки, сейчас будет остановка, идите под вагоны в туалет, а я покараулю.
Добряк был и заботливый, словно отец родной.
Зная, что мы измучены вшами, сказал:
-Я сейчас закрою дверь, а вы разденьтесь и прожарьте свои вещи на печке.
Так и сделали. Треск стоял невообразимый. Мое шерстяное платье и валенки были сплошь покрыты гнидами.
Сквозь годы говорю:
- Спасибо тебе, добрый человек!
Станция назначения – Сухиничи. Там шли суровые бои. Мы везли пополнение для Сталинградской дивизии. На улице настоящая весна, а я в валенках и борчатке. Кругом вода и глина. Прошу начальника поезда отчитаться за меня, ведь идти надо десять километров, но он строго сказал мне:
-Вы должны сделать это сами, иначе пойдете под суд.
Пришлось идти в мокрых валенках, утопая в глине. А вода почти по колено. Спасибо солдатам, они подхватили меня под руки и стали тащить. На месте стала передавать солдат по списку.
Люди там оказались хорошие, стали жалеть меня, видя, что я одета в зимнюю одежду. Предложили остаться у них в дивизии. Я отказалась: обязана была сдать документы. Поехала снова в Свердловск. До Москвы добирались на перекладных, а вот из столицы мы могли уехать только группой: у нас был групповой проездной документ. Начальник поезда был из штатских, поэтому, никогда не заступался за своих подчиненных: трусил, и это естественно. Командовали всем люди из КГБ, их все боялись. Они никому пощады не давали. Страшно!
В дороге у меня сильно распухли суставы, лечилась я у ученицы знаменитого кардиолога Ланка. Острый ревматизм, отягощенный высокой температурой – мое первое серьезное заболевание. Но я несерьезно отнеслась к этому, я рвалась на фронт, едва залечив болезнь.


6) Фронтовой врач


В нашем бедном доме были две ценные вещи: золотые часы, подаренные папой маме на свадьбу, и тонюсенькое золотое колечко с микроскопическим бриллиантиком, которое мне подарила тетя в честь окончания десятилетки. Эти вещи я, не подумав, взяла с собой на фронт. Часы мама мне давно отдала, и я считала, что, глядя на эти вещи, буду чаще вспоминать родных людей. Что произошло с этими вещами, расскажу позднее. А пока я еду в Москву за назначением.
В Москве меня спросили:
-Девочка, ты какие курсы медсестер окончила?
-Я врач, дипломированный.
Их смутило мое наивное детское личико. Уж очень молодо выглядела я со своим лунообразным лицом и курносым носом. Странно, но за еврейку меня никогда не принимали, считали украинкой или армянкой… Я никогда от своей национальности не отказывалась.
Получила направление на Центральный фронт, его штаб был в Ясной Поляне. В мае 1943 года там было все полностью разрушено, а в доме Толстого при немцах держали лошадей. С трудом нашла могилу великого писателя, она была практически уничтожена.
Меня направили в Тулу, в госпиталь 2100, но он перебазировался, и меня временно отправили в госпиталь, специализирующийся на конечностях.
Огромные перевязочные, большой поток раненых…Все постигалось на практике.
Много было самострелов, особенно, среди жителей среднеазиатских республик, трусили они, потому что в мирное время жили они в своих кишлаках и даже по-русски не умели говорить. А тут вырвали их из привычной обстановки, и…на поле боя. Один солдат с характерно раскосыми глазами, простреливший себе руку, жестами умолял меня не разоблачать его. Встал на колени. Но я была неумолима: мы, девчонки, воюем, родина ждет от нас подвига, а он… Нет, я не могла простить ему трусость и предательство.
Нас постоянно атаковали самолеты. Мы хватали носилки с ранеными, и по каменным, высоким ступеням уносили их подвал, а по окончании налета – обратно. Физически было тяжело, но что поделаешь? Мы спасали чужие жизни, не думая о своих. Было страшно,
Очень, но думать об этом не было ни времени, ни сил.
Раз вызывает меня начальник СМЕРШа. Спросил:
-Ида, как ты живешь, как работа?
-Нормально,- отвечаю, - Всем довольна.
- Тебя обижают?
-Нет.
-У меня к тебе есть поручение. Если услышишь что кто-то из персонала или раненых говорит плохое о Советской власти, о Сталине и других вождях, скажи мне, ясно?
- Не смогу, посмотрите на меня, на моем лице все написано. Дайте мне другое поручение. Кстати, а за мной тоже следят?
-Да.
-Хорошо, пусть следят, но я ни за кем следить не буду, делайте со мной, что хотите.
Похожий разговор был у нас еще неоднократно, и снова я отвечала отказом. Но видно он был мужик неплохой, потому что сказал:
- Ида, если тебе будет нужна помощь, обращайся ко мне. И еще: оставайся в нашем госпитале, а в госпиталь 2100 мы отправим письмо с просьбой, чтобы ты осталась у нас.
Оказалось, что из госпиталя 2100, из города Плавска, пришло письмо о моем возвращении к месту службы, было в августе 1943 года.

7) Госпиталь – 2100


Госпиталь-2100 переезжал из Плавска в Орел. Я воспользовалась этим и попросила разрешения съездить в Тулу и отремонтировать золотые часы. Мне позволили. Я пошла к начальнику СМЕРШа и попросила найти мастера по часовым механизмам. Он помог мне, а затем долго рассуждал о том, что я зря не осталась работать у них. Так что не такой этот СМЕРШевец был бесчеловечный, видимо, таким сделали его обстоятельства.
Орел…Вокзал разбит, кругом ямы, виселицы…жуткая картина.
Шли сильные бои на Курской дуге. Было очень много раненых. На передовой им оказывали первую помощь, после этого на товарных поездах, так называемых «летучках», их отправляли до ближайшей станции. Этой ближайшей станцией был Орел, где я и работала. Снимала с поездов умерших, тяжелораненых, которых дальше везти было невозможно, поэтому их оставляли в Орле. Если в госпиталях Орла были места, то часть раненых оставляли. Если мест не было, приходилось отправлять раненых дальше. В одном из составов ехало несколько раненых офицеров, у них была сильная контузия, поэтому, они были явно не в себе, но оружие у них почему-то не конфисковали. Отборным матом они орали на меня, требуя оставить их на месте, а не везти дальше. Я сказала:
-Это запрещено, да и у меня нет мест, вот доедете до другой станции, тогда…
Раздались выстрелы, я еле успела спрыгнуть под вагон, а то бы…даже страшно вспомнить и сейчас.
А как тяжело было работать на рампе по ночам! Рампа – это прирельсовый распределительный медпункт. Полная темнота, даже луна не светит, ужас. Шум самолетов. Санитары уносят раненых, а я подписываю документы, одна, совсем. Жили мы в палатках. Как найти ее в такой мгле? А сколько раз я падала, часто бывала в ушибах и ссадинах. А еще и в самом госпитале приходилось работать, он в нескольких домах располагался. Как-то парнишку молодого привезли, ранен он был в правую ногу. Я одна дежурила в госпитальном бараке. Поместили его в хирургию: у него развилась газовая гангрена. Надо было срочно ампутировать ногу, или конец. Нога раздута, синяя, температура у парня высокая, бредит.
Операционная сестра имела большой опыт работы. Покачала головой:
-Надо ампутировать конечность, доктор, как можно быстрее.
- Я никогда этого не делала, очень боюсь.
-Не бойся, доченька, я помогу, - сказала она.
Электричества в помещении не было, его заменяли немецкие свечки-плошки. Ногу надо было удалять полностью, ситуация сложная. Он был без сознания, я разрезала , зажала и перевязала ему сосуды, перерезала нервы, а потом надо было сделать самое тяжелое: распилить кость.
- Не бойтесь, - сказала мне сестра, - У вас получится, руки хорошие, умелые.
Она подбодрила меня, я распилила кость, сделала лампасные разрезы, чтобы в мышцы попал кислород. Много я пережила во время этой ампутации, но молодой человек, к сожалению, к утру скончался.
И так бывало, не всегда могла спасти. Чувствовала каждый раз, что отвечаю за жизнь раненых солдат, и была увлечена своей работой. Конвейер раненых не иссякал, работали в любое время суток.
Ночью перевязывала раненого в бедро. Это было в 1944 году в Бобруйске.
-Вы откуда? – спросила.
-Я из Свердловска, студент горного института.
Как я обрадовалась земляку! Я сделала ему перевязку, поставила деревянные шины, и вдруг…! Он шевельнул рукой, задел светильник-плошку, и вата заполыхала. Воды не было, стала сбивать огонь, парень мне помогал, но ничего не гасилось. Вата и дерево разгорались. Вдруг в голову мне пришла мысль, как потушить огонь. Я всем телом легла на него. Вата потухла. Халат мой обгорел, но я осталась цела и невредима. К счастью, раненый земляк тоже не пострадал. Правда, пришлось перевязывать его заново, но это уже пустяки.
Я уже рассказывала о том, что мой бывший начальник помог мне починить мои золотые часы. Однако эти часы я не сохранила. Они были в кармане, случайно выпали, и на них наступил здоровенный дядька, наш сотрудник. Так кончилась моя эпопея с часами.
А с кольцом произошла другая история. Я уже ложилась спать, разделась и легла под одеяло. В это время в комнату, где спали медсестры и врачи, вошел политработник.
-Какое красивое кольцо! – проговорил он, увидев лежащую поверх одеяла мою руку с кольцом,- Позвольте я посмотрю? Снимите на минутку.
Я сняла кольцо и протянула ему, а он мгновенно положил мою драгоценность в свой карман.
- Вы что делаете? – спросила я, - Верните кольцо, оно мне дорого, это подарок.
- А я ничего не брал, - ответил политрук и вышел из комнаты.
Я не могла побежать за ним сразу, надо было одеться. Пошла к начальнику госпиталя. Тот вызвал политрука и попросил вернуть кольцо. Наглец вытащил из кармана простое копеечное колечко с красным камешком и протянул мне.
- Это не мое кольцо.
- Не хочешь, не бери,- промолвил офицер. Так я навсегда лишилась тетиного подарка, очень дорогого для меня.
Через некоторое время я снова встретила этого политрука.
- Вы опозорили честь советского офицера. Вы – вор. Такие предают родину,- сказала я ему.
Он посмотрел на меня, как на неодушевленный предмет, и пошел своей дорогой. Что ему до какой-то девчонки, у которой он отнял веру в торжество справедливости.

8) В партию меня не приняли

Барановичи. Мне присвоили звание старшего лейтенанта. Весна 1944 года. Клейко пахнут листья на деревьях, кажется, что вся природа против войны. А у нас работы добавилось. Теперь это танкисты- обожженные, переносящие жуткие боли. Стали поступать штрафники и власовцы. Поступил 19-летний паренек, бывший москвич. Воевал на стороне предателей-власовцев. Ох, и ненавидели мы эту публику! А приходилось лечить, перевязывать.
-Почему ты перешел к Власову? – спрашиваю с негодованием.
- Я ничего не знал. Куда вели командиры, туда и шел.
Мы поняли, что многие из них даже не знали, что воюют против своих.
Один из штрафников пытался сбежать из госпиталя, его поймали и зверски избили, сильно покалечили. Я лечила его, в истории болезни написала всю правду. Штрафник написал жалобу, приехала комиссия для проверки. Мое начальство просило меня не говорить, что произошло, но, как я, комсомолка, могла соврать?
И я рассказала обо всем, не искажая фактов. Это в моей биографии сыграло не лучшую роль. Мне не повышали звание и не награждали. В партию тоже не приняли.
- Нечего язык распускать,- разъяснил мне политработник после собрания.

9) Поляки мило улыбались…

Брест. Здесь мы погрузились, проехали всю Польшу до границ Германии. Разрушена Варшава полностью. Пришел приказ: всем госпиталям вернуться в Польшу. Шел победный 1945 год. Наш госпиталь базировался в Лодзи. На улице прекрасная весенняя погода, в природе чувствуется обновление. А мы чувствуем, что скоро закончится кровопролитная война, и будет Мир. Здорово! Но…нас не выпускали на улицу. Поляки оказались двуличными. Улыбаясь тебе милой улыбкой, могли выстрелить в упор или из-за угла. Так что все не так просто. Получила письмо от мамы, была рада без памяти. Мамочка, мама, теплый наш дом, как тебе тяжело было ждать меня всю долгую войну! Мамочка писала, что в военной прокуратуре Лодзи работает Антон Антонович Карбовский, бывший начальник жилищно-бытового отдела политехнического института.
Я обрадовалась. Карбовский по национальности был поляком, его поставили руководить военной прокуратурой Варшавско-Лодзинского округа. Наша встреча была теплой. Карбовский посылал за мной служебную машину, и меня отпускали к нему в гости.
В ночь на 9 мая была жуткая стрельба. Мы испугались, решили, что нападение. Выбежали во двор, а охранники говорят:
- Радуйтесь, друзья! День Победы! Мы победили!
Как мы танцевали в этот день! Радовались, плакали, смеялись, пели… Не будет больше смертей и горя. Как мы ошибались!
Часто погибали выходившие в город солдаты: в них стреляли поляки. Взрывались поезда с нашими солдатами, возвращавшимися домой. Даже на наш госпиталь напали польские националисты. В городе Лодзи были «Жидови комитеты», туда обращались люди потерявшие родных. Я тоже зашла сюда. В комитете я познакомилась с солдатом-евреем, он служил в польских частях, были тогда такие. Наше знакомство произошло после Дня Победы. Этот парень познакомил меня с двумя мужчинами и двумя женщинами. Это были евреи, выжившие в Освенциме. Они показали мне футляр скрипки с макетом Лодзинского гетто. В гетто, которое состояло из нескольких городских улиц, соединенных мостом, собрали все еврейское население города. Немцы забирали людей из гетто якобы на работу. Сначала – молодых мужчин. Богатые евреи пытались выкупить своих детей, давали деньги и драгоценности. Но в этой мясорубке выжили единицы.
Польша - красивейшая страна со здоровым климатом, как было бы хорошо, если бы не эти предательские выстрелы. Много работало в обслуге немок - «фольксдойче», они были молодыми и приятными на вид девушками. Наши солдаты симпатизировали им, а у них цель была другая. Они поили наших солдат отравленной водкой, многие слепли, многие умирали…Коварные это были люди, нельзя им верить. Но наши парни были отчаянными, молодыми, им хотелось любить.
Я видела матрацы, набитые человеческими волосами, книги с обложками из кожи человека, абажуры из такой же кожи… Все это стоит перед глазами, я поражаюсь, как можно выжить после такого. Мне повезло: я осталась жить и дожила до старости, сохранив ясный ум. За это благодарна судьбе и людям, которые меня окружали.

10) Мирное время, другая жизнь.

Интересная штука война. В это тяжелое время не было заболевших простудными заболеваниями, не беспокоила язва и прочие хронические болезни. Только все стихло, и началось! Болезни сразу обострились. Мое здоровье полностью подорвано: отекали суставы, мучила одышка, стала плохо видеть. Сказались результаты многочисленных падений, ушибов о рельсы, о камни. В октябре 1945 меня мобилизовали из армии по состоянию здоровья. Оформлять инвалидность мне было стыдно: стать инвалидом в 25 лет, полный крах! Ревматический процесс с пороком сердца, нарывы на всем теле – вот результат моей военной деятельности. 12 лет эти нарывы мучили меня, потом появились сильные антибиотики, и я избавилась от них. Вернулась на старую работу. Вскоре я вышла замуж за молодого красавца-офицера Мишу, Михаила Ефимовича Темина. Он тоже воевал, пришел с фронта. Меня Миша раньше не замечал: он был другом моего двоюродного брата Лени. Так что мы были знакомы с детства. Он старше меня, я в его глазах выглядела малявкой. А тут вспыхнули чувства. Прожили мы с ним долгую жизнь, дружно и в согласии. Родила я ему двух дочек: Танечку и Леночку. Теперь они взрослые, даже внуки уже выросли, подрастает мой правнук Давидушка. Беленький, ясноглазый. И я счастлива.
В 1951 году мне дали вторую группу инвалидности, я перешла на работу в больницу, работала с кардио и онкобольными. Меня приняли в партию, окончила в Казани институт повышения квалификации, и тогда со мной стали считаться даже опытные специалисты. О моем здоровье ничего хорошего сказать было нельзя: оно продолжало резко ухудшаться. Меня лечили такие светила, как профессора Кушелевский и Коротыгин, но… толку было мало. Резко упало зрение. Я боялась слепоты, это мне пообещали еще в сорок пятом. Старалась об этом не думать.
Моя бывшая соученица Елена Губина работала в Горздравотделе. Она предложила мне заняться лечением туберкулезных больных новым физиотерапевтическим методом.
-Не бойся, у тебя получится, - сказала она.
Перед моими глазами сразу встало лицо красивого мальчика с длинными ресницами. Диагноз – туберкулез легких.
- Я не хочу умирать, спасите меня, - умолял он.
Но я не смогла ему помочь. Зато я могу помочь другим, и я согласилась. И снова учеба: сначала в институте курортологии, а затем в Ленинграде. Приехала в город на Неве, устроилась в гостинице. Перед праздником меня стали оттуда выселять: надо устроить итальянских туристов.
- Я – инвалид Войны, я защищала родину, неужели эти итальянцы имеют большие права, чем я? Я иду в Смольный.
И пошла. На дворе был 1967 год, я попала к заместителю секретаря горкома партии и изложила свои претензии. Праздник я встретила в Ленинграде.
Оборудовала кабинет в Свердловском тубдиспансере, ездила делиться опытом, воспринимала чужой опыт. Активно работала редактором в стенной газете диспансера, которая заняла первое место среди газет медработников в стране. Приятно. А после инсульта с работы пришлось уйти. Мне было 59 лет.


11) Две монетки

Вот уже 60 лет я храню латунную монетку Лодзинского гетто, подаренную мне бывшими его узниками. Их было сначала две, но одна из них пропала, о чем я жалею. Что поделаешь, время. Может, кто-то пополнил свою коллекцию? Жаль, ведь этой монетке нет цены. Вторую монетку я обязательно сдам в Музей Катастрофы в Израиле. Я мечтаю об этом. Я не была на исторической родине, не довелось. Но эта монетка обязательно будет храниться там.
Я уже не молода, почти ничего не вижу. Похоронила любимого мужа и друга. Я не жалею ни о чем, у каждого своя молодость, своя судьба. Только хочется, чтобы мои дети , внуки и правнуки были счастливее и удачливее меня. Чтобы не знали, что такое война. Поэтому они должны больше знать о войне, в которой погибло огромное количество еврейского населения Европы.
Евреи на войне… Как часто приходится слышать, что евреи не воевали. Абсолютно неоправданное, несправедливое утверждение. В моей фронтовой жизни мне частенько приходилось сталкиваться с воинами-евреями, я гордилась их фронтовыми доблестями. Как и люди многих других национальностей, они делали все, чтобы СССР одержал победу над оккупантами. Среди воинов – евреев много орденоносцев. Уже не помню фамилий и имен за давностью лет, но передо мной до сих пор, словно на киноленте, мелькают лица тех евреев, с которыми пришлось столкнуться в суровых условиях войны. Не всех конечно, всех упомнить невозможно. Трусов и предателей среди евреев не встречала, об этом заявляю твердо. Какие только воинские специальности не освоили евреи: артиллеристы, летчики, пехотинцы, медперсонал. Нет, не посрамили воины-евреи свой народ. В госпиталях, где я работала, были евреи среди персонала, я сталкивалась с героическими воинами- евреями, которые лечились в госпиталях и снова шли на фронт, чтобы защищать свою страну. Громкие слова? Да нет, было все именно так. Я горжусь, что защищала свою страну, свой Свердловск, город, ставший мне родным, мой любимый Втузгородок. Эту гордость и любовь к родному краю хочу передать моим дочерям, внукам, правнукам. И любовь к солнечному Израилю – стране наших предков. Потому что человек, любящий свою землю, всегда будет делать все возможное, чтобы сохранить МИР.

Автор: Зинаида Маркина





–>

Любовь длиною в целую жизнь
06-May-09 02:06
Автор: unona   Раздел: Персонажи
Любовь длиною в целую жизнь
1) Двое

После войны знакомая цыганка нагадала Борису Грину:
- Ты, парень, будешь жить 70 лет, но, если проживешь дольше, то будешь жить далеко отсюда.
Посмеялся Борис, не верил он в гадания, но после 70 оказался в другой стране, южной и солнечной, там, где плещется Средиземное море, а землю называют святой. И ходят к этой земле паломники на свидание с Всевышним. Как ни суди, цыганка оказалась права.
Семья Грин репатриировалась из Днепропетровска в 1997 году, когда и Ирине Васильевне и Борису Михайловичу было за 70.
В их жизни была трудная боевая юность, тяжелые послевоенные годы, смерть ребенка… Но эти двое не пасовали перед трудностями. В войну их ратная доблесть была отмечена многочисленными наградами. Дружные, веселые, жизнерадостные… они и сейчас в гуще жизни, а им обоим уже за 80. Нет, не уже, а еще, потому что они молоды душой и сердцем, активны и жизнерадостны.
Сижу в небольшой съемной квартирке, где проживают эти милые люди. Уютно, всюду вязаные салфеточки, вышитая крестиком подушка, а на стенах – целый музей из таких вышитых картин – увлечение Ирины Васильевны. Обилие красок, бисер, блестки, - во всем чувствуется хороший вкус, душа человека, который все это мастерит. Хозяйка – эмоциональная и приветливая, а хозяин – уравновешенный, спокойный, улыбчивый.
-Не удивляйтесь, - говорит мне Ирина Васильевна, - я обожаю вышивать, мастерить, платья всю жизнь сама себе шью. Борис Михайлович раскладывают передо мной письма, фотографии, газеты… Нет, не для того, чтобы похвастаться, они таким образом пытаются рассказать мне историю своей жизни и любви.
Боря Грин родился в Днепропетровске, в большой и дружной еврейской семье, в 1939 году ушел в армию, да и застрял там до 1946 года - так уж получилось. Белокурая голубоглазая Ирочка Комарова из Свердловска ушла на фронт, окончив курсы медсестер, в 1941 в двадцатилетнем возрасте. Встретились в 1945 на фронте, а 9 мая 1945 года командир части зарегистрировал их брак. Правда, потом его признали недействительным, и им пришлось расписаться еще раз, в ЗАГСе.

2) Очаровательная блондинка и красавец-лейтенант


Ирина: Можете мне верить: красавицей я не была даже в молодости, но мила чертовски! Точно, как Раневская сказала. А Боренька – он был очень красивый, даже описать трудно, насколько красивый. (При этих словах жены Борис пытается протестовать : « Обычный был, как все»)
Начался наш роман так. В сорок пятом это было, уже чувствовался конец войны. После тяжелых боев воинские части теряют большинство своих бойцов, вот и отправляют их на пополнение, на отдых. Раненых в нашем медсанбате не было, и девчонки-медсестры занимались, кто, чем хотел. Мы стояли в небольшом городишке невдалеке от Секешфехервара, а там был клуб. Ходили иногда мы с подружками на танцы. И, как в песне «стоят девчонки, платочки в руках теребят». Ждем, чтобы пригласили. Вдруг ко мне подходит красавец-лейтенант и приглашает на танец. Я сразу его заметила, уж настолько мне показался красивым. С ним я протанцевала весь вечер, мы познакомились и стали встречаться. Дивизия пошла в бой, наши встречи стали редкими, но Боря приезжал в медсанбат в редкие свободные минуты, чтобы повидаться со мной.
9 мая мы занимались обработкой раненых, вдруг услышали, что война закончена. Сколько радости было! В этот день ко мне приехал Боренька, мы пошли к командиру части и зарегистрировали наш брак. Поняли, что мы должны быть вместе. Нашей семье столько лет, сколько Победе – 61 год!
Сейчас много нелестного говорят о нас, фронтовичках. Не верьте! Нет, мы не были девицами легкого поведения, вели себя скромно, не позволяли парням вольностей. За это они нас ценили. Мы были нецелованными, в силу своего возраста влюблялись, но…ни-ни. Я переехала к мужу в квартиру штаба дивизию. Забеременела, и уже через несколько месяцев после войны была демобилизована, а муж еще остался служить. Я уехала в Свердловск, устроилась на молокозавод начальником отдела кадров. Потом за мной приехал Борис, случилось это на второй день после смерти нашего месячного сына. Похоронили малыша и уехали на родину Бори, в Днепропетровск. А там у нас – ни кола, ни двора. Брат Бори любезно выделил нам комнатенку, в которой я навела порядок и уют, с его родственниками нашла общий язык, научилась вкусно готовить.
Я – русская, но теперь уже больше еврейка, чем мой Боря. В Свердловске я жила на Загородной улице, моими соседями были евреи, добрые люди. Подружки в школе у меня были еврейские девочки, их лица до сих пор перед глазами, имя одной помню – Роза. Поэтому, о быте и еврейских обычаях представление имела. Стала готовить и еврейские блюда. Надо сказать, что Борина родня встретила меня сердечно.
Прошли годы. Наши дети Наташа и Володя послевоенные, у нас три внучки и четверо правнуков. Здорово! Артем и Настя, наши двойняшки – чемпионы Израиля по таэк-
вондо, гордимся ими. И мы не сидим, сложа руки, по мере сил и здоровья помогаем им.


3) Антисемит получил по морде

Борис: Расскажу два случая, в сорок пятом это было. Вена. Решили сыграть наши в футбол с американцами. Американцы назвали настоящих футболистов, а наши насобирали тех, кто мог мячик гонять. Проиграли мы. Обидно. Тогда наше начальство решило через некоторое время устроить еще матч. Вызвали из Москвы игроков сборной, напялили на них военную форму, и стали они играть. Победа была за нами. Как мы радовались! Одолели Америку!
На фронте тоже антисемиты попадались. Однажды мы остановились в венгерской деревне Угод. Сели кушать, выпили прилично, разговорились… Атмосфера была дружеская, приятная, с нами были наши командиры. Вдруг заходит старшина дивизии Упир (фамилия у него такая, а кто он по национальности, я не знал, зачем?) Храбрый он был в бою, уважали его за это. Налили ему чарочку, а он говорит:
- Если бы не жиды, мы бы выиграли войну на год раньше.
Разозлился я, общался с ним, да и другие евреи тоже, неужели он не видел, как мы сражались? Я схватил скатерть, и вместе с содержимым кинул в сторону Упира. Он был здоровенный дядька, куда мне, но я подскочил к нему, схватил за мощную шею…Получил я трое суток ареста. В то время я в штабе дивизии печатал приказы. Сутки я пробыл арестованным, а затем меня вызвал генерал. Оказывается, свидетели нашей драки рассказали ему обо всем, и он приказ свой отменил. Зато Упиру дал двое суток ареста: пожалел его, тот делал для генерала много, барахло ему помогал вывозить.



4) Фронтовая дружба – самая, самая…


Борис: Однажды я увидел на трамвайной остановке в Днепропетровске командира своей дивизии. Обрадовались, поговорили. Оказывается, наша дивизия базируется в Днепропетровске. Мы с Ирой пришли туда, стали собирать сослуживцев со всей страны, организовывать встречи. Когда наши войска уходили из Германии (недавно), то нашу дивизию перевели из нашего города, она из пехотной стала танковой. Много лет мы занимались там общественной деятельностью. Ирина моя- артистка, только не дипломированная: поет, играет на гитаре, читает юморные рассказы, просто умрешь со смеху!

Ирина: Я была секретарем Совета ветеранов 42 Гвардейской дивизии. Дали мне адреса 12 ветеранов. Я разыскала еще 200 человек, сколько я имела внимания! Собирала на встречи до 100 человек и более. Вот смотрите: Это 30лет нашей дивизии, это я принимаю хлеб-соль от школьников, это встреча в Москве первой ударной армии , а это – клуб «Фронтовичка»…


5) Немца забрали неизвестно куда


Борис: В 1939 году меня призвали в армию, шла финская война. Офицерской школы я не кончал. Собрали нас 60 человек, которые имели рабочую специальность, и направили нас под Харьков в Балаклею. Там была военная база. Финская компания шла к концу. Среди нас был один парнишка, немец по национальности, наш, днепропетровский. Парень был отменный, руки золотые, а голова соображала здорово, рационализатором он был, везде всякие технические штуки придумывал. Просто, но как здорово! Немца забрали в пожарку, а нас - в охранники. Через три дня мы приехали в пожарную часть, а он уже успел изобрести и сделать сооружение для открывания ворот по тревоге, без всяких изысков, но очень удобное. Молодец! В первый день войны немца забрали неизвестно куда, больше я землячка не видел. Жаль. Я войну закончил в звании младшего лейтенанта.



6) Как тяжело девчонке на войне

Ирина: женщине физически очень тяжело на войне, поверьте. Я служила в медсанбате, там были условия чуть получше, чем в строевых частях. Мы обычно стояли в 2-3 километрах от линии фронта. Летом мы спали в лесу в палатках, и раненых размещали в палатках. Перевязочная была такая: четыре стола в одной половине палатки, четыре – в другой. Ночью идти в туалет по темному лесу – страшно, да и в аптеку тоже. Вот и придумали наши парни делать из гнилушек светящиеся дорожки или между сосен прокладывали дорожку из веревки, мы за нее держались и шли. Мужчины относились к нам исключительно. Когда мы ехали в вагонах, они подсаживали нас и помогали слезть, даже в туалет по дороге ходили так: парни – в одну сторону, мы – в другую, и они ждали нас, как бы охраняли. Не было ни насмешек, ни пошлостей. Война – не родная тетка, часто приходилось сутками не мыться, не ходить днями по малой нужде. Но гигиену соблюдали. Я стояла 12 часов у стерильного стола, это означало, даже на секунду отлучиться нельзя, понимаете? Трое-четверо суток не выходили из перевязочной – столько раненых было! Спать охота, а раненые спать не дают: плачут, кричат… И мы вместе с ними плачем. Многие совсем мальчишки 18-20 лет. Теперь все отразилось на здоровье: у многих болит живот, мочевой пузырь, женские болезни одолевают, руки-ноги…
Была на войне любовь, конечно, была. Нас называли…нет, не хочу я это слово неприличное говорить, не хочу. Не верьте, это ложь. Вот про нас тоже, что угодно говорить, но мы живем 61 год, и ничего у нас до записи не было. Нельзя по отдельным людям о других судить.


Борис: Всякое бывало на войне. У нашего генерала была женщина, с которой он жил. Женатый он был, но на фронте не утерпел и завел подругу. Она любила его очень. Нет, не гулящая женщина, самая обычная. Перед концом войны она забеременела, он ее не бросил, после того, как она уехала на родину, помогал ей материально, хотя сам вернулся к своей семье. И такое бывало, но, в основном, девчонки чистые и порядочные были, как моя Ирочка.



7) Если бы вы знали, как страшно!

«Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне» Юлия Друнина

Ирина: На войне страшно, очень! Однажды мы развернули Красный Крест и остановились в селе. Вдруг видим: танки прут на нас. Оказывается наши не заметили целый клин танков. Правда, потом артиллеристы расстреляли их. Натерпелись мы страху! У нас раненые, их оперируют, операцию прервать нельзя, а тут…Накрывали раненых телами своими.
Один раз бомбили наш медсанбат, это жутко, когда разрываются снаряды над головой, когда бомбят, нет, это я просто не могу вам передать.
Ранений у меня не было. Один раз я чуть не погибла от шальной пули. Я стояла на операции, держала лампочку, вдруг слышу, что-то треснуло. Пуля пробила колпачок лампочки, проехалась по моей гимнастерке и пробила партбилет. А ведь это была левая сторона, где сердце, так что – мгновение, и меня бы не стало. А вот у Бори было два тяжелых ранения.

Борис: Вы слышали про атаки? Это было под Сталинградом, нас поднимали из окопов, и мы шли в атаку. Пришло пополнение в часть – человек 300. Казахи не хотели вылезать из окопа – боялись, да я и сам боялся. Идешь, а впереди немцы, прямо на тебя прут. Ранило моего адъютанта, потом меня. Оказался в госпитале, в Свердловске. Пришлось пальцы потом разрабатывать, на струнном инструменте заставляли играть. Второе ранение было в голову, в Румынии это случилось. О документах на то, что ранен, не думали, а потом они позарез нужны стали. Посмотрите на это довоенное фото, все мои друзья, теперь, кроме меня, никого в живых не осталось…


8) Послесловие


На фотографии в военной форме Ирина и Борис. Она – белокурая миловидная уралочка, глаза – светлые, ласковые. Он – волоокий черноглазый красавец, пышный кудрявый чуб. Они создали семью 61 год назад, и ни разу не пожалели об этом. С годами еще больше ценят и любят друг друга. Они разные. Ирина – бойкая активистка, озорная и веселая, а Борис – спокойный и рассудительный. Наверно, поэтому, им так хорошо вместе.
Пьем чай с вкусным домашним пирогом, который испекла Ирина Васильевна.
- Кто у вас в семье лидер? – спрашиваю.
-Конечно, я, только не говорите об этом моей половине, - улыбается Ирина Васильевна и хитро смотрит на мужа, - если серьезно, многое в семье зависит от женщины, от ее дипломатичности, умения уступать. А характер свой проявлять без причины не стоит. Были и на нашем веку всякое, не без этого, но мы справились. Радуемся, хотя возраст и здоровье подводят. Но живем, нам внучки наши на много лет вперед расписание сделали, придется долго жить!



Я уходила из дома Гринов, исполненная радости. Тем более, что Ирина Васильевна – моя землячка – свердловчанка, а это значит, что у нас много общих воспоминаний, тем более, мы обе любим театр. На прощание она дала мне почитать книжку ее родственника, заслуженного работника Культуры Георгия Энгеля. Он – муж ее родной племянницы народной артистки, примадонны свердловской оперетты Нины Энгель- Утиной. Мы крепко обнялись, и решили, что будем общаться. Потому что с такими людьми, как Ирина и Борис уютно и комфортно. Поверьте мне.

Автор: Зинаида Маркина
–>

Война - игра без всяких правил
05-May-09 02:07
Автор: unona   Раздел: Персонажи
Глядя на этого стройного синеглазого мужчину, трудно поверить, что ему скоро исполнится 84. Он жизнерадостен, с юмором относится ко всем проблемам в жизни. Возможно, эта его черта помогла ему выжить в большой Войне. Когда Аркадий Гуревич начал мне рассказывать о том, какой для него была эта война, мне стало жутко. Неужели домашний 17- летний мальчишка смог пережить весь этот ужас и победить? Он рассказывал об этом без пафоса и грусти, стараясь украсить свой рассказ юмором. Подумав, я решила, что напишу о нем от первого лица, так, как он сам мне это поведал.

«Вы хотите, чтобы я рассказал правду? Пожалуйста. Многие годы я ничего не хотел об этом говорить, но теперь… Теперь все видится по-другому. Многое переосмысливаю, так оно и должно быть. Я — киевлянин, в школе обожал литературу, сам писал стихи, занимаясь в литературной студии.

Во время войны наша семья эвакуировалась в Чарджоу, здесь меня, семнадцатилетнего, призвали в армию, зачислили курсантом, находящегося в в этом городе Орловского пехотного училища. Обучали нас по 6 месячной ускоренной программе (вместо 2 лет) уже в Сталинабаде (Душанбе). Учеба была трудная, занимались по 14 часов, но я на стрельбах выбивал «десятку», да и остальные предметы давались мне удивительно легко. Прошло время обучения. Перед получением звания младшего лейтенанта посадили нас в 2 товарных эшелона по 600 человек и отправили прямо на фронт. Битва на Курской дуге была в самом разгаре. Через 10 дней высадили нас на железнодорожном вокзале. Была ночь, немцы начали бомбить вокзал. Двое суток шли до передовой без пищи и воды, мы были еще ничьи.

Оказались в 6 Гвардейской дивизии, которая подменила на этом участке воинскую часть, потерявшую большинство бойцов. Для пехоты это было обычное явление. Не знали мы тогда, что профессиональный уровень наших командиров был низок, потому, по итогам войны, на каждого убитого немца приходится три погибших советских воина.

Уставшие после тяжелого марша, утром пошли в атаку. Я, как и все, был горячим патриотом, но никакого военного опыта не имел. Бегу, стреляю. Через несколько дней осмотрелся: нет уже и половины тех курсантов, с которыми прибыл на фронт. Даже не заметил, когда их убили или ранили. В каком-то восторге бежал вперед, на врага.

Мы уже на Украине. Впереди село Комаровка. Скошенное поле, впереди видны хаты с садами. Мы с одним курсантом отстреливаемся из пулемета. Вдруг заело наш пулемет: не стреляет. Пришлось вернуться к окопам, чтобы привести его в порядок. Спустившись в окоп, пытаемся, что-то сделать, а что — сами не знаем. Услышал запах горящих скирд, вышел из окопа, и увидел, приближающихся к нам, немцев. Оглянувшись, увидел, убегающего на большом расстоянии от нас, офицера.
«Немцы!» — крикнул я напарнику. Мне обожгло ногу. Но напарника уже не было, а я получил, как потом узнал, касательное ранение от крупнокалиберной пули, благо, кость не задело. Мелькнула гордая мысль, что я тоже ранен. Начал удирать под свист пуль. Наконец, увидел солдата- связиста и сказал ему, что я ранен. Он быстро разрезал окровавленную штанину, достал индивидуальный пакет и перевязал рану очень аккуратно и умело. Я пошел дальше в тыл.

Увидел солдат, копающих окопы для новой огневой позиции. Стал упрекать их: «Мы же советские солдаты, как можно отдавать нашу землю фашистам?!» Никто ничего не ответил, наверное, подумали, что я не в себе. Поплелся дальше по полю. В это время по мне дали очередь из немецкого самолета, но не попали. Пронесло. Добрался до походной кухни. Дрожащий от страха, повар не знал, как в такой обстановке накормить солдат. У меня была ложка, а котелка не было. Повар насыпал мне кашу прямо в полу шинели, только тогда я заметил на ней множество отверстий от пуль.

Когда я добрался до медсанчасти, мне сделали укол от столбняка и дали место в сенях хаты на соломе. Раненый, я сгоряча прошел километра 4, но после этого больше месяца не мог ходить вообще. Только через месяц попал в госпиталь, отморозив по дороге пальцы ног. Наконец, в конце 1943 года, меня перевели в команду выздоравливающих, но рана все еще была мокрой и прилипала к кальсонам. И вот команда из 50 человек во главе с офицером и с медсестрой отправляется на фронт, добрались до Киева.

В 1944 году попал в дивизию, которая временно отошла в резерв, это части знаменитой 18 Армии, начальником политотдела был Леонид Брежнев. Горячие бои были в марте и начале апреля. Погода 31 марта 1944 года резко изменилась. После оттепели начался мороз и обильный снегопад. А мы шли вперед, почти без сопротивления, по территории Западной Украины. 4 апреля снегопад прекратился, и началось быстрое таяние. Был получен приказ остановиться и окапываться в «полный профиль». Мы с напарником, старшиной Светличным, выкопали небольшой ров позади орудия для ящиков со снарядами. Во время боя надо вскрывать ящики (каждый весом по 60 кг) и с молниеносной быстротой, под огнем противника, переносить снаряды к орудию. Каждый снаряд весит 11 килограммов.

Старшина Василий Светличный был поваром нашей батареи. За несколько дней до описываемых событий Василий раздобыл самогон, и, напившись, не накормил бойцов. За это он стал «внутренним штрафником», должность — ящичный. Мне он казался пожилым, ему было лет 35.

Копать окопы мы закончили на рассвете, и нам привезли ведро супа. Мы были голодны, стали, есть, но вдруг осколок снаряда ударил по ведру, суп начал вытекать. В это время раздалась команда: «Орудия к бою!» На горизонте показались немецкие танки. Новобранцы-пехотинцы, побросав ружья, кинулись бежать с поля боя. Наши пушки стали отстреливать танки с расстояния прицельного огня. Старшина Светличный, мой напарник, трясся от страха. Я хватал по 2 снаряда (22 кг!) и бежал к орудию под свист трассирующих пуль и осколков разрывающихся снарядов. А «тигры» были уже на расстоянии примерно 100 метров. Кончились снаряды.

«Тикаем»,- крикнул командир. Я был поражен. Нашпигованный на политзанятиях, я решил ни за что не отдавать врагу нашу технику. Снял прицел и ручку замка. Пока я занимался орудием, увидел, что танки уже в 50 метрах от меня, а никого из наших нет. Я побежал, преследуемый очередями трассирующих пуль. Увидел село с горящими крышами. А справа, под обрывом, толпу в несколько сот солдат, окруженных бойцами заградотряда с автоматами наперевес.

Хотелось есть. В одной из хат нашел буханку черствого хлеба. Жителей не было, возможно, спрятались в погребах. Когда вышел из хаты, увидел танк, стоящий над обрывом. Толпа солдат оказалась как бы в мертвой зоне, орудие танка не могло опуститься настолько, чтобы стрелять по цели. Снаряды рвались со всех сторон. Я не оглядывался, забежал в какой-то овраг, где к вечеру собрались все батарейцы. Удивительно, что ранен, был только один боец. Кухня нашлась только через 3 дня. Я вручил хлеб, прицел и ручку замка пушки командиру батареи, хлеб он разделил всем бойцам по кусочку.

Эта битва под названием « Операция Бучач — Подгайцы» описана в мемуарах многих военоначальников. Весной 1944 года в лесах на Украине осталось много фашистов, им на выручку Гитлер направил 9 и 10 танковые дивизии СС. Маршал Жуков в своих мемуарах отмечает, что у советского командования не было реального представления о количестве окруженных.

Летом 1944 года мне вручили медаль «За боевые заслуги», а я даже не понял, за что. Наивный юный патриот! Впоследствии, узнал, что был представлен к более высокой награде — медали «За отвагу», но майор Чернятинский, имевший на меня «зуб» за то, что я не одобрял его мародерство и открыто говорил ему об этом, поспособствовал, чтобы я ее не получил. Это был не единственный случай в моей военной биографии. Но я к этому отнесся спокойно, так как уже знал, что на свете есть антисемиты и завистники. Меня в то время беспокоила судьба моей Родины и моего народа, и больше ничего.

В 1944 году, осенью, после взятия Ужгорода, корпус, в котором была наша дивизия, выделили из состава 18 Армии и перебросили на 2 Украинский Фронт к Будапешту. Бывший «ящичный» Василий Светличный словно переродился, стал храбрым, уверенным в себе. Претендовал на должность командира орудия.
«Аркашку возьму до себе наводчиком»,- сказал он. Так и случилось. Вскоре Василия ранило. В уличных боях в нашей батарее погибло за полтора месяца больше, чем за весь 1944 год. Один из эпизодов боев. Наша пушка стояла на замерзшей земле около маленького дома. Здания, что справа заняты нашими, парк тоже наш. Здания перед нами у немцев. Неожиданно в подвале появился мл. лейтенант Семенов и сообщил, что в 50 метрах от орудия, между нами и немцами, лежит раненый солдат Катуленко.

Семенов предложил начать обстрел домов, а солдат Иван Нерус (кстати, очень отважный человек) подтащит Катуленко поближе. Мы с уральцем из Кыштыма Славой Глазковым начали обстреливать здание напротив. Обычно это работу делают 4 бойца, но тут выбирать не приходилось. Немецкие снайперы попрятались, но начали рваться мины. Я лежал между станинами, и меня ударила откатом ствола в поясницу с силой удара- 1 тонна.

Когда сказали, что Катуленко вытащили, и можно прекратить огонь, я показал Славе место травмы. Крови не было, только сильное покраснение. Через три дня я об этом забыл. Но в 1947 году у меня обнаружили разложение четырех позвонков, пролежал в в гипсе на спине больше года. Так война достала меня уже после ее окончания. В это же время нас вызвали помочь поднять орудие на 3 этаж парфюмерной фабрики. Нужно было из окна подбить танк, обстреливающий пехотинцев. Трудно описать, как мы поднимали это тяжеленное орудие, как кирками и молотками расширяли дверной проем. Вскоре узнал, что установленное орудие полностью разбито. Пришлось вытаскивать разбитую пушку и втаскивать ту, на которой я был наводчиком.

Мы ее замаскировали, а на рассвете снова увидели этот коварный танк. Выстрелил в гусеницу, увидел, что снаряд разорвался. Танк выстрелил из своей пушки, но снаряд разорвался на этаж ниже. Таким образом, мы обеспечили дальнейшее продвижение наших войск. Пока мы возились, чтоб спустить пушку, корреспондент нашей дивизионной газеты «На штурм» спросил, кто секретари партийной и комсомольской организации.

Старший сержант Каневец и сержант Задорожный откликнулись сразу. О них была большая статья в газете. Меня даже не упомянули, хотя это я подбил танк. Но это вызвало у меня только ироническую улыбку».

После войны Аркадий получил высшее образование, несколько специальностей. У него крепкая семья, сын, внуки. Он пишет стихи, которые очень редко публикует. Правда, с удовольствием, выступает на своих творческих вечерах. Обожает рыбную ловлю и шахматы. Он — человек с открытой душой, добр, независтлив. Может, таким и должен быть настоящий интеллигент, мирный человек, в юность которого ворвалась жестокая война, о которой он только недавно начал рассказывать.

Автор: Зинаида Маркина.
–>

Достоевский Фёдор Михайлович
28-Apr-09 08:53
Автор: Эдуард Учаров   Раздел: Персонажи
Говорят, что каторжных звон цепей
Приведёт непременно к Ницше,
И рулеткой откликнется тебе
В Баден-Бадене или Ницце.

Совершенно мир в душе обездоль –
Красоту же с тобой подучим…
Хорошо быть падающей звездой,
Или просто болеть падучей.
–>   Отзывы (16)

Вы ничего не пропустили? 
 Поиск : Раздел : Персонажи
 Поиск : Произведения - ВСЕ
 Поиск : Отзывы - ВСЕ
 Страница: 1 из 6  |     | Стр. 2 –>